Звездопад

Далекое будущее. Большинство обитаемых планет захвачено землянами и входит в так называемую Межгалактическую Лигу. На очереди вторжение на планету в созвездии Волопаса. Правительство Межгалактической Лиги объясняет экспансию гуманными целями, якобы освобождением народов захватываемых планет от гнета тоталитарных режимов и приобщением к плодам цивилизации. Курсант Гвожек, впервые участвующий в подобной миссии, понимает, что на самом деле происходит уничтожение населения и разграбление природных ресурсов. Он вступает в борьбу с несправедливостью.Дизайн обложки: Жариков В.А. Для оформления использована векторная графика из архива автора.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Звездопад

   А вы могли бы подарить своей любимой

   не одну звезду, а целый звездопад?


   1

   – Новенький?

   Капрал, мужик лет сорока, большой и грузный, оценивающе оглядел меня с головы до ног и, по-видимому, остался доволен моей внешностью. Мне и самому нравится моя атлетическая фигура. Все знакомые говорят, что я похож на Гирокла, древнесалийского божества, совершившего тринадцать всем известных подвигов. В реале этого Гирокла, никто никогда не видел, но его статуи на самом деле словно ваяли с меня.

   – Курсант Гвожек! – я приложил к козырьку кепи два пальца, вытянулся в струнку и щелкнул каблуками.

   – Капрал Гутрис, – нехотя ответил капрал и коротко козырнул.

   Знойный воздух поднимался от раскаленного бетона. Уверен, что капралу Гутрису больше всего хотелось бы послать все к чертовой матери и сидеть где-нибудь в прохладном подвальчике за кружкой пива. Однако он продолжал смотреть на меня, будто бился с кем-то об заклад, сколько я смогу простоять на этой жаре по стойке «смирно».

   – Ладно, вольно. Ксиву давай.

   Я протянул карточку, выданную мне в училище при направлении на практику. Я уже отметил ее у коменданта и у командира части, и тот отправил меня в распоряжение капрала. Гутрис достал планшет, вставил в порт карточку, пыхтя и отдуваясь, тыкал пальцем в иконки, после чего вернул документ мне.

   – Дуй в хозчасть, получишь оружие и экипировку. И бегом вон к той кабоньерке, – он указал пальцем на десантный катер, возле которого суетилось около дюжины бойцов: они грузили ящики и еще какой-то хлам. – Вылетаешь на задание с нами, старт через два часа.

   – Есть! – я снова взял под козырек. – Разрешите идти?

   – Валяй! – сняв кепи, капрал вытер платком пот с лысеющей головы, надел головной убор и пафосно добавил: – И помни, проходить практику в ОВОДе – высокая честь!

   – Я ее не уроню, – заверил я.

   На складе работал кондиционер. Было прохладно, даже более, чем. Астеничного вида простуженный младший интендант в форме сержанта, сгибаясь под тяжестью полагающегося мне снаряжения, доплелся до стойки и свалил все на нее. Два ножа – боевой и складной универсальный, короткий инфракрасный меч (ким) для ближнего боя и, конечно же, бойлетер – оружие, сменившее огнестрельное много веков назад. Когда-то давно – да и сейчас на некоторых отсталых планетах – люди убивали друг друга, метая свинцовые пули при помощи пороховых зарядов. Чтобы убить насмерть, надо было поразить жизненно важный орган – мозг или сердце. Бойлетер же выстреливает маленькие иголочки, точнее капсулы, их называют тиглы, пробивающие даже миллиметровую сталь. Но фишка не в этом. Тигла содержит особое вещество. Оно мгновенно парализует – противник еще не убит, но не может пошевелиться. А тем временем в кровь попадает реагент, от которого она закипает и разрывает кровеносные сосуды. То есть, через пару секунд человек будет мертв, даже если его ранили в палец. Стреляет бойлетер тихо и без отдачи.

   Больше мне никакого оружия не полагалось. Остальное снаряжение – это предметы личной гигиены, походная посуда, аптечка, продуктовый эн зэ, теплый бушлат, гермошлем и скафандр для работы в открытом космосе или во вредоносной атмосфере.

   – Скафаддр поберяйте, – глядя на мою фигуру, насморочным голосом прогундосил интендант. – Вдруг де подойдет? А большего разбера сейчас в даличии дет.

   – Подойдет, – успокоил я его, но, тем не менее, последовал совету.

   Сидел скафандр туго, но терпимо. На голое тело будет совсем хорошо.

   У кабоньерки все еще продолжалась суета. Группа из шести бойцов сортировала сваленные грудой ящики – их, похоже, просто вывалили из контейнера. Группой командовал незнакомый мне капрал. Четверо подтаскивали отобранный груз поближе, трое поднимали и загружали в люк.

   – Здравья желаю! – козырнув, поприветствовал я всех.

   – Но-о-овенький! – оторвался от погрузки крепкий здоровяк и бросил на меня критический взгляд. – Вот кто теперь поработает! А ну-ка, живо хватай ящик, закидывай в люк! А мы передохнем.

   Хоть мне всего-то двадцать два года, жизненный опыт кое-какой имелся. Бойцы недолюбливают курсантов, но первогодки стараются отношений не портить. Потому что через год я, быть может, попаду именно в это подразделение, и стану их командиром. А этот здоровяк наверняка служит последний год и среди бойцов является авторитетом. Через год его тут не будет, поэтому он без опаски может устанавливать свой табель о рангах: он – «дед», а я – салага. Таким сразу нельзя уступать, иначе сядут на шею и сделают козлом отпущения. Я подбоченился и медленно прогнусавил.

   – А ты кто? Командир Легиона? Или Большой Белый Вождь?

   – Что ты сказал?! – здоровяк выпятил грудь и пошел на меня.

   Я сжал кулаки и приготовился к обороне. Сейчас будет драка. Погрузка приостановилась, все с интересом наблюдали за развитием событий.

   – Отставить! – раздался голос сверху. Из люка кабоньерки показалась голова капрала Гутриса, – Курсант Гвожек, ко мне, быстро!

   Я поднялся в катер.

   – Будешь принимать из люка ящики и относить вон туда, – он указал на отсек, где другая группа бойцов складывала груз в штабеля.

   Я приступил к работе. Здоровяк, с которым я чуть не подрался, и еще два бойца подавали мне ящики снизу, а я принимал и относил в трюм. На гражданских судах вся эта процедура автоматизирована и происходит без участия людей, а вот в армии, чтобы бойцам жизнь медом не казалась, подобная механизация считается лишней.

   Здоровяк, решив показать свою удаль, схватил в одиночку тяжелый ящик и хотел швырнуть его в меня, но в последний момент не удержал. Упав на бетонное покрытие, ящик рассыпался, консервные банки покатились в разные стороны. Откуда ни возьмись, тут же появился капрал Гутрис.

   – Я сейчас все соберу! – испугался амбал. Похоже, капрала тут побаиваются.

   – Боец Крауф! Четыре наряда! – вынес приговор Гутрис.

   – Господин капрал, разрешите обратиться!

   – Что тебе, Гвожек?

   – Это не он, это я уронил, – не знаю зачем, соврал я.

   – Курсант Гвожек! На первый раз – два наряда.

   Капрал ушел. Где-то через час погрузка закончилась. Мне показали свободный шкаф для моей амуниции. Во время старта при себе не разрешалось иметь ничего, даже оружия. Закрыв шкаф, я занял место в отсеке для личного состава, где уже сидели двадцать семь бойцов. Мое место оказалось рядом со здоровяком Крауфом.

   – Спасибо, курсант, – он протянул мне руку.

   – Да ладно.

   – Четыре наряда – это занесение в личную карточку. А у меня два уже есть. Третье занесение – списание в хозчасть. Сапоги салагам выдавать, сам понимаешь.

   – Понимаю.

   В отсек вошел командир взвода, поручик Рубан. Оглядел нас.

   – Взвод! Приготовиться к старту!

   Взревели моторы. Звукоизоляция на военных судах тоже, прямо скажем, не очень. Не то, что на лайнерах или спейсобусах. Да и перегрузочка на старте будет – впечатает не по-детски. Но ничего, выход на орбиту занимает всего несколько минут. А на орбите мы состыкуемся с корветом батальона и уже вместе с ним телепортируемся в систему Неккара (Созвездие Волопаса), где готовится операция по освобождению народов планеты Риксида. Там на дальнем дрейфе нас уже поджидает флот Легиона.

   Мои консервативные родители-пацифисты называют это колонизацией, они вообще были против, чтоб я служил в Легионе Освобождения. Однако в средствах массовой информации это называют избавлением народов от рабства и тоталитарных режимов. Хотя, по большому счету, после «зачистки» нашими войсками планеты, на ней обычно создается единое государство с марионеточным правительством, послушным воле Межгалактической Лиги. Но лично мне все это совершенно фиолетово, пусть политикой занимаются те, кому это надо, а мы просто выполняем свой долг. Мы – армия с гордым названием Легион Освобождения. Служить в Легионе ответственно и почетно, миллионы мальчишек мечтают стать легионерами, а становятся один из тысячи, потому что отбор очень строгий. Мы несем в другие миры свободу, народовластие и, в конце концов, цивилизацию и технический прогресс.

   Перегрузка сменилась невесомостью, разгонные моторы смолкли, только тихо жужжали коррекционные двигатели. Пилот распахнул дверцу кабины и крикнул:

   – Можно расслабиться, оводы!

   Наш взвод называется ОВОД – отдельный взвод особого десантного батальона. Не знаю, куда в этой аббревиатуре подевалась последняя буква «б», но без нее и на самом деле благозвучнее. Особый десантный батальон – это передовой отряд Легиона, он первый высаживается на планету и готовит плацдарм для высадки армии. А задача нашего взвода – подготовить плацдарм для высадки батальона.

   – Что, братцы, опять летим порядок наводить… – произнес один из бойцов, сидевший напротив. – Теперь на Риксиде.

   – Ты чем-то недоволен? – подался вперед здоровяк Крауф.

   – А чем тут быть довольным? Мне два месяца служить осталось. А нас, все-таки, не в Луна-парк везут.

   – Вот и сидел бы дома.

   – Дома, дома… Домой-то хочется, а кто ж отпустит? Служба…

   – Не надо унывать, дружище, – решил я подбодрить товарища. – Мы освобождаем народы планет, где процветает рабство и насилие. Да их потомки и через сотню лет тебе спасибо говорить будут. И домой вернешься героем. А если кому суждено погибнуть, так что ж? На войне как на войне.

   – Можно подумать, им нужна эта свобода, – продолжал ныть пессимист. – Это нам нужны их планеты.

   – Нужны, правильно, – отозвался еще какой-то парень, которого мне не было видно. – Потому что мы – самая сильная держава Вселенной! И все должны подчиняться нам!

   В отсек вошел, точнее, вплыл поручик Рубан, за ним подпоручик-медик.

   – Так! Прекращаем разговоры. Начинается стыковка с корветом. После стыковки – сразу же перемещение в систему Неккара. Сейчас подпоручик сделает вам уколы.


   2


   Мне снился райский земной уголок. Чудесный сад, цветы, плодовые деревья, солнечная лужайка, на которой резвятся дети. Барышни в длинных полупрозрачных белых платьях с зонтиками от солнца прогуливаются под руку с галантными кавалерами в кремовых тройках. Пожилые мужчины в белых шляпах беседуют с солидными дамами, сидя на белых скамейках с ажурными спинками. Откуда в моей памяти взялась эта картина? Я в жизни никогда такого не видел. Говорят, что есть генетическая память, мы вспоминаем то, что видели наши далекие предки. Я смотрю на эту идиллию, а в руках у меня пульт. Маленький пульт с красной кнопкой. Сейчас я нажму эту кнопку, и сначала в земле образуется ямка, как в первые мгновения на воде, когда в нее бросили мяч. Потом будет ослепительная вспышка, потом столб черной земли поднимется до небес, и раскроется гриб, огромный атомный гриб…

   – Взвод, подъем!

   Это голос поручика Рубана. То ли нам уже сделали пробуждающий укол, то ли возглас комвзвода обладает таким эффектом, но пробудились все сразу. Судя по наличию искусственной гравитации, временной тоннель пройден, и до планеты Риксида осталось каких-то полтора десятка миллионов километров. Это расстояние мы должны одолеть меньше чем за двое земных суток. Весь личный состав ОВОДа перешел в корвет, где имелась просторная кают-компания, тренажеры, душевая, бар и кинозал. Нам показывали документальные фильмы о высадках десанта на планеты, где свирепые монстры были готовы сожрать все живое, где жили жуткие племена людоедов, пожирающих своих же соплеменников или где неисчислимые войска варваров несли мирным народам огонь, смерть и разрушения.

   – И что, на Риксиде тоже так? – спросил я у Крауфа.

   – А то! Они ж там не прекращая воюют. Если мы не вмешаемся, через сотню лет там останется один какой-нибудь царек бывшей сверхдержавы и его личная охрана. Понял?

   Мы с Крауфом отправились в бар выпить пива. Устроившись за стойкой на высоких стульях, мы получили по большой запотевшей кружке янтарного напитка. Пиво для бойцов подавалось бесплатно. Я хоть и курсант, но все равно на мне форма бойца. Крауф залпом выдул полкружки и удовлетворенно рыгнул.

   – Послушай, Крауф, – обратился я к нему. – Ты что-нибудь знаешь о жизни на Риксиде? Я вообще читал, но мало.

   – Знаю, – ухмыльнулся Крауф. – Тебя что интересует?

   – Ну, кто там живет, какой уровень развития, какое вооружение и все такое…

   – То есть, ты не знаешь ничего, – ехидно подвел он итог.

   Я смущенно опустил глаза. В училище перед практикой мне сказали, в какой операции я буду принимать участие, и на какой планете это будет происходить. Мне дали два дня на теоретическую подготовку, снабдили «Вестником освободителя» и другой литературой. Но я эти два дня купался в море, гулял с девчонками, гонял на скайцикле и не удосужился прочесть ни одной страницы.

   – Короче, живут там варвары. Уровень развития – как на Земле в середине двадцатого века. Технический прогресс – паровоз, ламповая электроника и орбитальный полет. Оружие огнестрельное – автоматы, пулеметы. Правда, бронебойные пушки есть, и нехилые. И ракеты, которые могут продырявить нашу кабоньерку как пневматический пистолет банку из-под пива. Ядерного оружия пока нету. Но они усиленно его стряпают, а как состряпают – планируют экспансию в космос.

   – Так я не понял, зачем туда посылают ОВОД? С нашим вооружением там одной роты инфантерии достаточно, чтобы убедить их в истинных идеалах свободы и демократии!

   – Понимаешь, вся фишка в том, что у них есть «Кобра».

   – Чего-чего?

   – Даже это не знаешь, а говоришь, читал. Космическая оборона, распознающая атаку. Лет двадцать-тридцать назад какие-то педерасты, уж не помню, с какой планеты, делали попытку вторжения на Риксиду. Их попытка тогда не удалась. Сейчас эти говнюки уже входят в ОМЕЛИ, но этой своей попыткой они здорово нам поднасрали. На Риксиде разработали систему защиты от несанкционированного вторжения на планету, которую назвали «Кобра». Это не аббревиатура, это их местное название. «Космическая оборона, распознающая атаку» – в нашем Генштабе придумали.

   – Ну, распознают вторжение, хорошо. Какой вред они могут нам причинить, если у них нет даже ядерного оружия?

   – Я же сказал, у них мощная артиллерия. И ракеты есть с тротилом. Короче, вокруг планеты они все пространство напичкали спутниками. Спутник обнаруживает цель и происходит запуск ракеты. Все управление системой, ну, то есть центральный пункт, находится в Башне. Вот эту Башню мы и должны уничтожить.

   – А откуда такие сведения подробные, про «Кобру», про Башню?

   – Ты что, «Вестник освободителя» совсем не читаешь? Наши разведчики там сидят. Их туда давно заслали, когда еще «Кобры» не было. Вот когда и надо было захват проводить. Чего наши чесались? Болваны…

   Крауф огляделся по сторонам, не слышит ли кто из начальства.

   – А там что, единое государство на всей планете?

   – Нет. Там четыре супердержавы, они постоянно грызутся между собой и воюют, территории делят и влияние на остальные, мелкие государства. А мелких стран там около сотни. Было больше, но эти, крупные, их постоянно захватывают и грабят. Геноцид, понимаешь? Еще полвека – они вообще друг друга перегрызут как пауки в банке. А вот на создание «Кобры» эти четыре сверхдержавы скинулись и вскладчину сделали. Все-таки угроза извне – это серьезно. Так что, когда надо, и подружиться могут.

   Конец ознакомительного фрагмента.