Истинные аристократы

Действие рассказа разворачивается в параллельной реальности. Землю все также населяют люди и история, вплоть до ХI века, идентична нашей с вами. Но, когда на нашей Земле бушевали Крестовые походы, в иной реальности произошло действительное столкновение сил Добра и Зла. С этого момента история в параллельной реальности потекла по другому руслу (автор иллюстрации к рассказу Васильев О.Д.).
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019

Истинные аристократы


   Вагенкнехт?! – седой профессор, высокий, широкоплечий, без грамма лишнего жира, вслух произнес фамилию студента, сверяясь с журналом. Из-за парты поднялся невысокий юноша с вьющимися светлыми локонами – Озвучьте-ка аудитории, кратенько, основные этапы развития общества нашей с вами замечательной родины.

   Юноша закатил глаза, вспоминая основные исторические события государства Примума:

   – В современных границах Примум укрепился более тысячи лет назад. После глобальной войны Света и Тьмы. Всего в мире, после войны, образовалось двадцать шесть государств, из которых Примум является самым крупным, как по количеству населения, так и по размерам занимаемой территории. Воины, оставшиеся в живых после финальной битвы на мысе Манумортис…

   – Славной битве, в которой объединенные войска Света повергли превосходящие силы противников, тем самым поставив точку в войне! – уточнил профессор.

   – Да, профессор, виноват, – юноша склонил голову, признавая свою ошибку – На воинов Света, оставшихся в живых после славной битвы на мысе Манумортис, снизошла Божья Благодать. Каждый из них приобрел ряд уникальных навыков. Данные люди стали основателями новой аристократии. Вплоть до сегодняшнего дня все ключевые посты в государствах нашего мира могут занимать лишь чистокровные аристократы…

   – Мне послышались нотки неудовольствия в вашем голосе, Вагенкнехт, или я не прав?

   – Вам послышалось, господин профессор! – юноша вновь униженно склонил голову – Я никоим образом не посягаю на право потомков Светлых Воинов, одержавших победу над силами Зла, занимать более привилегированное положение по отношению к обычным людям. Даже в современном обществе.

   – Вагенкнехт, я все-таки не ошибся, не смотря на ваши слова, думаете вы иначе. Не перебивайте меня, – профессор вытянул руку в сторону студента – Вы забыли, что имеете дело с одним из представителей аристократии. Мой предок был оруженосцем рыцаря из Валенсии. И в тот момент, когда рыцаря пронзило копье противника, он покарал убийцу и зарубил еще немало врагов, сам получив ранение и окропив землю мыса Манумортис своей кровью. В награду Всевышний даровал ему две сверхспособности: огромную физическую силу и возможность в любой ситуации, даже с закрытыми глазами, отличать ложь от правды.

   – Но профессор, я не лгал, – юноша испуганно взглянул на высокого старика, стоящего с идеально прямой спиной, и презрительно глядящего на студента – Просто принятое тридцать лет назад послабление…

   – Перестаньте, Вагенкнехт, – профессор махнул рукой, как будто отмахиваясь от назойливой мухи – Закон «О послаблении», дающий право смердам занимать руководящие должности и обучаться в высших учебных заведениях не отменяет того факта, что смерд никогда не станет аристократом.

   – А как же Вильгельм Дебри?! – не унимался студент.

   – А что Дебри? – профессор пожал плечами – Да, интеллектуал, защитил докторскую диссертацию по философии. На прошлых олимпийских играх занял второе место по фехтованию на рапирах. И что?

   – Как что, профессор, но ведь он из смердов!

   Профессор искренне улыбнулся, вытащил из кармана серебряную монету и, на глазах у изумленной аудитории, согнул ее пополам, бросив со звоном на стол.

   – Дебри уникальный человек для смерда. Аристократ с даром «Способность к познанию» защищает докторскую диссертацию к двенадцати годам. Аристократ, не владеющий таким даром, как например я, к двадцати пяти. А ваш Дебри во сколько лет защитил докторскую?

   – В двадцать девять!

   – А кому он проиграл в финале олимпийских игр?

   – Графу Эзуваре.

   – Правильно, Вагенкнехт. У вас хорошая память, но я напомню вам одну вещь. Граф, также как и ваш любимец, Дебри, имеет докторскую степень, является двукратным олимпийским чемпионом по фехтованию на рапирах, хотя его предку были дарованы три совершенно иных таланта. О чем это говорит?

   – Не знаю, профессор.

   – А говорит это о том, что даже самый уникальный и талантливый смерд не дотягивает до уровня среднестатистического аристократа. К тому же в определенных кругах ходят слухи, что Дебри незарегистрированный полукровка. Что вы хотели спросить? – профессор отвлекся от стоящего студента и взглянул на тянущую руку симпатичную девушку.

   – Профессор, а почему у графа три способности, а у вас только две? – спросила, поднявшись из-за парты, длинноногая брюнетка, с почтением глядя на профессора ярко-синими глазами.

   – О, милая девушка, здесь все просто. Количество талантов или способностей, которыми Всевышний одарил участников битвы, зависело от степени вклада в общую победу. Этот факт, в свою очередь, повлиял и на статус героев. Так, получивший одну сверхспособность стал обычным дворянином, две – бароном, три сверхспособности это уже титул графа, четыре – герцог, пять – король, глава одного из государств, – профессор сделал глоток воды из хрустального бокала и кивнул стоящим студентам, чтобы они сели – Кстати, вопрос аудитории, кто ответит, получит за семинар оценку отлично: сколько сражающихся на мысе Манумортис получили пять сверхспособностей?

   – Двадцать шесть! – тут же среагировал сидевший в первом ряду рослый широкоплечий студент со значком дворянина на лацкане пиджака.

   – У вас хорошая реакция, Фольдштадт, – похвалил профессор студента – И с логикой все в порядке, двадцать шесть стран, двадцать шесть правителей, но нет, вы не правы. Еще варианты есть?

   В аудитории наступила гробовая тишина. Спавший до этого на задней парте Виктор Дюбуа, скрытый за спинами впереди сидящих одногруппников, мгновенно проснулся, подумав, что взгляд профессора и внимание всей аудитории приковано к его спящей тушке. Виктор быстро сориентировался и прислушался к вновь заговорившему профессору.

   – Что ж, давайте поднимем ставки, – профессор азартно улыбнулся – Тот, кто сейчас ответит правильно на вопрос, автоматом получает пятерку в семестре, но если он ответит неверно, при сдаче экзамена автоматически получает на два балла ниже. Повторяю вопрос: сколько сражающихся на мысе Манумортис получило пять сверхспособностей?

   Студенты переглядывались между собой, но никто не решался рискнуть и озвучить свою версию. Виктор не любил предмет «История общественного строя государств мира», потому что не любил аристократов. Если бы была его воля, он бы лучше поспал лишние пару часов, чем идти на первую пару и слушать аристократа-профессора о том, что если бы не аристократы, то мир бы давно погиб. Победу над силами Зла одержали не аристократы, а обычные люди. Виктора очень сильно раздражала несправедливость. На мысе Манумортис сложило головы более двадцати тысяч воинов Света, но награду получили лишь оставшиеся в живых триста двенадцать человек. Его предок, виконт Дюбуа владел замком совсем недалеко от мыса Манумортис, там же и погиб. Геройски. Рыцари под его командованием, хитрым маневром прорвали левый фланг неприятеля, тем самым смешав ряды врага и перевесив чашу весов победы в сторону сил Света. В неравной кровавой сече предок погиб, оставив молодую жену, на которой женился всего лишь несколько дней назад. Его замок отошел под протекторат нового аристократа-сюзерена. Молодая вдова была выгнана из замка взашей, став обычной смердкой. Где справедливость? Виктор от злости сжал кулаки и крикнул, с неприятием глядя на профессора:

   – Двадцать восемь!

   – Кто это сказал? Встаньте!

   Много лет отличительной чертой аристократов от смердов являлся их внешний вид. Не столько лощеность и ухоженность, хотя и ни без этого тоже, а сколько гармонично развитые тела. Дети аристократов начинали постигать азы атлетизма с малых лет: гимнастика, фехтование, классическая борьба, бег, плавание, стрельба из лука, конкур и метание копья. Вот основополагающие спортивные дисциплины, которые с малых лет разносторонне развивали ребенка. Так называемая «золотая семерка» гармоничной личности. За тысячу лет, ни один смерд так и не смог завоевать высшую награду на Олимпийских играх в перечисленных спортивных дисциплинах. Бокс, тяжелая атлетика, вольная борьба и другие виды спорта были отданы на откуп черни, а вот вершину пьедестала «золотой семерки» уже тысячелетие занимали только аристократы. Принятый тридцать лет назад закон «О послаблении» во многих аспектах жизни уровнял смердов с аристократами. Они могли носить туже одежду, заниматься спортом в общественных секциях и бассейнах, посещать те же рестораны и библиотеки, и даже заходить в общественный транспорт через переднюю дверь, а не как раньше, только через заднюю. Вот и теперь, профессор, посмотрев на вставшего молодого человека, еще тридцать лет назад принял бы его за аристократа: высокий, стройный, широкоплечий, с развитой мускулатурой и гордой осанкой. Но отсутствие характерного значка на одежде явно указывало, что студент выходец из сословия смердов. Данный факт очень серьезно расстроил профессора.

   – Представьтесь, студент.

   – Виктор Дюбуа.

   – Наугад назвали цифру?

   – Да, профессор, решил рискнуть, – Виктор очень любил читать, как и его покойный отец. После принятия закона «О послаблении» отец стал приносить из библиотеки книги и читать их ночи напролет. Когда Виктор подрос, он перенял увлечение отца, так, в одной из книг, он и прочитал о том, что пять сверхспособностей получили двадцать восемь рыцарей. Вот только двое из них через несколько дней что-то не поделили. В результате дуэли от полученных ран погибли оба. Виктор специально обманул профессора, решив проверить его лояльность, раз тот владеет такой способностью, как распознавать ложь, он должен будет озвучить всей аудитории, что смерд не угадал, а знал ответ, в отличие от сидевших на первом ряду аристократов.

   – Я так и думал, – профессор задумчиво потер переносицу – Давайте вашу зачетную книжку, так уж и быть, поставлю вам за семестр четверку.

   – Вы обещали поставить пятерку, профессор! – вмешался Вагенкнехт.

   – Если бы он знал ответ, я бы поставил ему пятерку, Вагенкнехт.

   – Но профессор, по условию, вы обещали поставить пятерку не за знание, а за правильность ответа. – Ганс Вагенкнехт не унимался, осознавая, что профессор намеренно ущемляет право обычного человека на законную оценку.

   – Вагенкнехт, уймитесь, вы в силу вашего социального статуса не можете отличить справедливость от равенства, – и вновь уничижительно посмотрев на Виктора, произнес – Давайте зачетку, пока не передумал.

   Виктор быстро спустился с верхнего яруса, поравнявшись с Вагенкнехтом, похлопал его успокаивающе по плечу, а затем протянул зачетку профессору. Четверка, это тоже хорошо. Из смердов, диплом получают не более десяти процентов из тех, кто поступил в Университет. Для того, чтобы не вылететь с курса, надо за сессию сдать минимум половину экзаменов, то есть два. Виктор чувствовал себя отлично, зная предвзятое отношение преподавателей к смердам на первых курсах обучения, получить автоматом экзамен очень серьезное подспорье в том, чтобы вытащить сессию. Он благодарно кивнул профессору и, забирая с преподавательского стола зачетную книжку, украдкой забрал погнутую монету.

   ***

   – Эй, Дюбуа! – вышедшие Виктор и Ганс Вагенкнехт услышали выкрик, раздавшийся от группы четырех аристократов, стоящих в двадцати метрах от выхода из Университета – Оглох что ли, к тебе аристократы обращаются, ты должен остановиться, снять головной убор, опустить глаза и спросить, чего господа желают!

   – Данное требование отменено законом «О послаблении», вступившем в силу первого августа девятьсот шестого года от Великой Битвы…

   – Не умничай, Вагенкнехт! Тебе слова не давали, полумерок.

   – Не обращай на них внимания, Ганс, – вполголоса сказал Виктор – Мне еще на работу надо, не до них сейчас.

   Стоявшие аристократы проводили взглядом уходящего Дюбуа и один из них, со значком барона на рубашке, быстро заговорил:

   – Надо его догнать, и начисть морду, он совсем зазнался.

   – И Вагенкнехту, он тоже никакого уважения к аристократам не испытывает. – поддержал товарища кареглазый шатен с породистым лицом.

   – Может не надо, парни?! – запротестовал самый рослый из них, Валентайн Оверим, единственный из четверки имеющий значок обычного дворянина – Он мне в прошлый раз нос сломал и челюсть…

   – Надо, Валентайн. И мы тогда его все равно избили, хоть ты ничего и не помнишь! – встал на сторону друзей атлетически развитый красавец со значком графа, Карл Розенфель – Пёс не должен кусать руку своего хозяина. К тому же, сейчас из универа повалит толпа студентов, самое время преподать наглядный урок.

   – Эй, Дюбуа, трусливый смерд, куда побежал? Или ты только на словах смелый?! Смерды ничем не отличаются от аристократов, да? Так иди и докажи это.

   Выходящие из дверей Университета студенты сбавляли темп, кто-то даже останавливался, чтобы посмотреть, чем закончится перепалка между аристократами и смердом.

   – Карл, ты очень смелый, когда вас четверо, – Виктор передал рюкзак с учебниками Гансу и подошел к стоящим аристократам – Я готов драться с каждым из вас один на один, по-мужски, на кулаках. Так что, кто первый?

   – Самый умный, да?! – намеренно громко ответил Карл – В отличие от тебя мы не опускаемся до занятий боксом. Мордобой – это для черни.

   – И кто из нас трус?! Аристократы, по вашим заверениям, во всем лучше даже подготовленного смерда. Пожалуйста, я подготовленный спортсмен, чемпион Университета по боксу, кто из вас готов доказать свое превосходство надо мной?

   Конец ознакомительного фрагмента.