Русские солдатские сказки

Книга «Русские солдатские сказки» включает в себя четыре произведения о приключениях русского солдата. В каждой сказке раскрывается новая грань характера героя: хитрость в сказке «Про солдата и Петра Первого», смелость в произведении «Пётр Первый и находчивый солдат», ловкость в сказке «Каша из топора» и покорность в сказке «Два братца из солдатского ранца». Произведения входят в программу литературного чтения в младших классах.
Издательство:
Москва, АСТ
ISBN:
978-5-17-091262-9
Год издания:
2015

Русские солдатские сказки

   © Нечаев А. Н., пересказ, насл., 2015

   © Михайлов М. М., пересказ, 2015

   © Перцов В. В., ил., 2015

   © ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *

Про Солдата и Петра Первого Пересказал А. Нечаев


   Было это или не было – поди знай, а как слышал, так и рассказываю.

   Охотился как-то раз царь Пётр Первый, погнался за красным зверем, да и заблудился.

   Вправо повернёт – лес; влево поедет – лес; куда ни повернёт – везде лес стеной стоит. Деревья вершинами в небо упираются.

   Кружил, кружил, в рожок играл – никто не отзывается. Должно стать, далеко от своих охотников отбился.

   День к вечеру, а дороги нет как нет. Конь притомился, и самому отдохнуть захотелось. Только спешился, как услыхал – неподалёку кто-то песню поёт.

   Вскочил на коня, поехал на голос и скоро выбрался на неширокую дорогу.

   У обочины на камне солдат сидит и заунывную песню поёт.

   – Здравствуй, служба!

   – Здорово, – солдат отвечает.

   – Откуда, куда, зачем? – спрашивает Пётр.

   – Из отпуска, в полк, службу править. А ты кто будешь?

   – Зовусь Петром, гнался вот за красным зверем да сбился с пути, а теперь хорошо бы в город попасть.

   – Ну, ладно, – солдат говорит, – надо нам с тобой, друг, ночлег искать. До города и в день отсюда не добраться, а через час ведь совсем стемнеет. Стой тут, а я полезу на дерево, что повыше, погляжу, нет ли где поблизости жилья.



   Влез солдат на самую вершину и крикнул:

   – Тут влево, недалеко отсюда, дым вьётся и, слышно, собака пролаяла.

   Спустился и повёл Петра в ту сторону, где дым виден.

   Пробираются напрямик, разговаривают. Пётр про службу спрашивает да про войну со шведами.

   Солдат рассказывает:

   – Солдатская доля – не своя воля. На войне-то всяко приходится: и жар донимает, и ветер обдувает, и дождём мочит, и ржа сердце точит. Офицеры да генералы, а особливо из чужеземцев, нашего брата, русского солдата, и за человека не считают, бьют батожьём без разбору: правого и виноватого. Коли бы солдатская воля да орудий и припасов поболе, давно бы шведа одолели. А так что: тянется война, конца-краю не видно. Вот солдаты скучают: иному хочется отца с матерью повидать, иной о жене молодой тужит, а иной скажет: «Хорошо бы царя повидать, все ему солдатские думы бы и рассказать».

   – А ты-то царя видал? – Пётр спрашивает.

   – Нет, не привелось, а слышал, будто он нашим братом, солдатом, не гнушается. Справедливый, говорят, ну и крутенёк: за провинность и генерала палкой отлупит, как рассказывают.

   Так они идут и идут и скоро вышли на широкую прогалину.

   Перед ними высокая, большая пятистенная изба, крепким забором обнесена. Постучали – ответу нет, только собаки лай подняли.

   Перемахнул солдат через забор, а на него два страшенных пса накинулись. Солдат саблю выхватил и зарубил собак.



   Потом ворота отпер:

   – Заезжай, Петруша; хоть и не по сердцу жильё, а всё от ночи ухоронимся, да и харчами разжиться не мешает.

   Только поднялись на крыльцо, как навстречу им старуха.

   – Здравствуй, бабушка, приюти дорожных людей на ночь да дай чего-нибудь поужинать, – солдат говорит.

   – Нет у меня ничего для вас, и ночевать негде, уходите, откуда пришли.

   – Коли так, придётся нам, Петруша, самим поглядеть, что тут творится.



   Зашли в горницу, на лавке девушка сидит.

   – Собери, красавица, поесть, не даром просим, за деньги, – говорит солдат.

   Девушка в ответ только мычит да рукой показывает и приветливо улыбается.

   – Видишь, Петруша, немая на печь да на сундук показывает.

   Открыл солдат заслонку, вытащил из печки жареного гуся; открыл сундук, а там чего-чего нет: и ветчина, и масло, и заедки разные – всяких кушаньев и напитков на двадцать человек достанет.

   Поужинали, солдат говорит:

   – Хорошо бы теперь на боковую. Куда эта дверь ведёт? Подавай, бабка, ключ!

   – Нет у меня ключа, – ворчит старуха.

   Приналёг солдат плечом, понатужился – с треском дверь распахнулась.

   А в той горнице оружие разное: пистолеты, кистени, сабли, кинжалы.

   Заглянул солдат в горницу, закрыл дверь, сам думает: «Вот оно что, не к добрым людям угодили. По всему видать, хозяева – разбойники».

   А Петру только и сказал:

   – Тут негде лечь, пойдём на чердак ночевать, там просторнее да и посветлее.

   Разыскал солдат два снопа соломы. Поднялись по приставной лесенке на чердак.

   – Ты, Петруша, видать, очень крепко умаялся, ложись первый, а я караульным останусь, потом я посплю, а ты покараулишь.

   Пётр только успел лечь – сразу уснул как убитый.

   А солдат примостился возле люка с саблей наголо.

   Немного времени прошло – шум, свист послышался. Ворота распахнулись, слышно – трое верховых приехали. Переговариваются:

   – Куда девку девать?

   – Запри в чулан покуда, сейчас некогда с ней возиться.