•  
    2020

    Гардероб в стиле Zero Waste. Практическое руководство по осознанному потреблению

    Красота и имидж , Хобби. Ремесла.
    Стильное руководство по экологичным способам составления гардероба, ухода за ним и утилизации вещей, проиллюстрированное примерами из практики и советами представителей экопотребления по всему миру. В рамках глобального осознания важности экологической жизни как для планеты, так и для расставления личных приоритетов все больше людей стремятся к экологически дружелюбному потреблению. Инициативы по продвижению осознанного подхода к моде выросли как никогда. Книга состоит из четырех глав: «Покупка», «Ношение», «Уход» и «Утилизация». Каждая из них содержит всю необходимую информацию с советами и иллюстрированными примерами из практики, которые помогут сделать первый шаг к осознанному гардеробу. В справочном разделе вы найдете подробную информацию об этичных модных коллекциях, экологически чистых тканях, стандартах и сертификатах; методах очистки одежды; возможностях по прокату, обмену и утилизации; и многое другое. От авторов Сегодня мода во многом подчиняется простоте потребления: мы можем покупать всё больше одежды и платить за нее всё меньше. Между тем индустрия моды — одна из самых экологически вредных отраслей промышленности, в этом она уступает только нефтепереработке. При изготовлении одежды и текстиля используются природные ресурсы, а токсичные отходы попадают в водоемы. Как потребители моды, мы в силах изменить существующее положение дел. Сегодня осознанность — это часть образа жизни, начиная с еды и заканчивая одеждой. И это не только дань моде, но и правильный выбор. Это не означает, что мы должны спешно накупить новых вещей, чтобы составить этичный и экологичный гардероб. Нет, речь о том, чтобы несколько изменить привычки в том, как мы покупаем одежду, ухаживаем за ней, распоряжаемся ненужной. Поначалу кажется, что это потребует много времени и сил, но некоторые знания и базовые принципы позволят без особого труда преобразить гардероб, сделать его стильным и рациональным. Составить осознанный гардероб под силу каждому из нас — не только стилистам и супермоделям. Вы сможете и дальше следовать моде и обновлять одежду так, чтобы она отражала изменение вашего вкуса. Но делать это вы будете более продуманно. Зная, что ваша любовь к моде не наносит ущерба земле и живущим на ней людям, вы будете чувствовать себя так же хорошо, как и выглядеть. Для кого эта книга Для тех, кто хочет составить экологичный гардероб. Для всех, кто хочет жить более осознанно. Цитаты из книги Наше «я» Говорят, мода — отражение времени. Если так, то в этом отражении пора кое-что подправить. Всякии? раз, делая покупки, мы совершаем выбор, которыи? значительно влияет на общество и окружающую среду. В том, как мы покупаем и носим одежду, ухаживаем за неи?, распоряжаемся ненужнои?, проявляется наше осознанное «я». Путь футболки Ваша хлопчатобумажная футболка, возможно, родилась в Мали, была обработана в Малаи?зии, сшита в Мумбае и отделана в Милане, прежде чем отправиться на прилавки магазинов от Лимы до Лондона. Чрезвычаи?но длинные и запутанные цепочки поставок мешают нам понять, как на самом деле покупка одежды влияет на экологию и общество. Лучший выбор «Работая моделью, я уяснила, что между стилем и размером нет ничего общего. Главное — знать свое тело. Это позволит сделать лучшии? выбор и опираться на правильную посадку вместо размера, на качество вместо количества». Кеи?т Диллон, модель Отказ от шопинг-терапии Точно так же, как не следует ходить по продуктовым магазинам на пустои? желудок, стоит отказаться от шопинг-терапии, которая попросту приводит к чрезмерному потреблению. Плохое настроение вредно для планеты! Лучше обои?ти магазины сторонои? и взбодриться чем-то другим — общением с друзьями или семьеи? и любимыми занятиями. Грязная кожа Кожа, один из самых «грязных» материалов в индустрии моды, сегодня общедоступна. Ее производство неуклонно растет, а животноводство перемещается в развивающиеся страны, где законы о защите животных бывают весьма условны. И надпись на этикетке Made in Italy вовсе не означает, что корова, которая отдала кожу вашему клатчу, на самом деле выращена в Италии — в этои? стране лишь скроили и сшили изделие. Влюбитесь или откажитесь Стремясь создать осознанныи? гардероб, не поддаваи?тесь искушению купить вещь, которая вам на самом деле не по душе, лишь потому, что она изготовлена из органических или переработанных материалов либо соответствует стандартам справедливои? торговли. Полезность вещи — всегда на первом месте.

  •  
    , 2019

    Операция «Шедевр». Спецагент под прикрытием в мире искусства

    Публицистика , Биографии и мемуары
    В каждой главе – накал и интриги для голливудского сценария. Арт-детектив Роберт Уиттман, живая легенда ФБР, рассказывает реальные истории о своих операциях в мире искусства. Он спас картины Рембрандта, Писсарро, Моне, Пикассо и других.

  •  
    2019

    Скандинавские мифы: от Тора и Локи до Толкина и "Игры престолов"

    Мифы, легенды, эпос , Приключения , Прошлое , Языкознание. Филологические науки , Культурология
    Захватывающее знакомство с ярким, жестоким и шумным миром скандинавских мифов и их наследием — от Толкина до «Игры престолов». В скандинавских мифах представлены печально известные боги викингов — от могущественного Асира во главе с Эинном и таинственного Ванира до Тора и мифологического космоса, в котором они обитают. Отрывки из легенд оживляют этот мир мифов — от сотворения мира до Рагнарока, предсказанного конца света от армии монстров и Локи, и всего, что находится между ними: полные проблем отношения между богами и великанами, неудачные приключения человеческих героев и героинь, их семейные распри, месть, браки и убийства, взаимодействие между богами и смертными. Фотографии и рисунки показывают ряд норвежских мест, объектов и персонажей — от захоронений кораблей викингов до драконов на камнях с руками. Профессор Кэролин Ларрингтон рассказывает о происхождении скандинавских мифов в дохристианской Скандинавии и Исландии и их выживании в археологических артефактах и письменных источниках — от древнескандинавских саг и стихов до менее одобряющих описаний средневековых христианских писателей. Она прослеживает их влияние в творчестве Вагнера, Уильяма Морриса и Дж. Р. Р. Толкина, и даже в «Игре престолов» в воскресении «Фимбулветра», или «Могучей зиме». От автора Кто такие норвежские или скандинавские боги? Мигранты с Ближнего Востока, совершившие путешествие через Германию и нашедшие новую родину в Скандинавии: люди, как вы и я, только умнее, красивее, цивилизованнее всех нас. Средневековые христианские ученые хотели объяснить, почему их предки поклонялись ложным богам, и одна из теорий гласила, что дохристианские боги были демонами, злыми духами, посланными сатаной для искушения людей, вовлечения их в грехи и заблуждения. Другая, весьма убедительная теория легла в основу процитированного выше текста Снорри Стурлусона: так называемые боги были, на самом деле, исключительными людьми, переселенцами из Трои, эту идею стали позднее называть термином эвгемеризм. Для Снорри Стурлусона, исландского ученого, политика, поэта и военачальника XIII в., оставившего нам наиболее полный и систематический свод сказаний о норвежском пантеоне, идея, что скандинавские боги — их называли асами — должны быть выдающимися людьми, представлялась весьма привлекательной. Потомки проигравших войну троянцев решили мигрировать на север и принесли с собой превосходные технологии и знания народам Германии и Скандинавии. Культура пришельцев превосходила ту, которой обладали более ранние поселенцы, так что те приняли язык явившихся, а после смерти первого поколения переселенцев стали поклоняться им, как богам. Для кого эта книга Для любителей истории, фанатов современных супергероев, ценителей скандинавских богов, а также тех, кто хочет больше узнать об Одине и Локи.

  •  
    2019

    Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений

    Учащийся , Культурология , Публицистика , Литературоведение. Фольклор , Языкознание. Филологические науки , Книжное дело , Психология
    Вы никогда не задумывались, много ли на самом деле понимаете в тексте? Не доводилось ли вам, открыв прочитанную когда-то книгу, с удивлением отмечать, что вы забыли, о чем в ней шла речь, либо в прошлый раз упустили важные нюансы, а то и вовсе иначе понимали написанное? А для чего вы вообще читаете? С целью добыть информацию? Убить время? Получить удовольствие от словесного мастерства писателя? Задуматься о жизни? Отточить свою читательскую проницательность? С момента появления литературы автор и читатель ведут увлекательную игру. Автор посредством текста делится с вами своими мыслями и чувствами. А вы трансформируете вязь букв и знаков препинания в собственные мысли и эмоции. Но совершенно не факт, что они совпадут с авторскими! Изо всей полноты смыслов, заложенных автором в книге, читатель выхватит ровно столько, сколько способен понять. Оттого и разница в восприятии: одни находят какую-либо книгу весьма глубокой, другие — пустой, третьи — заумной. Чтобы действительно понимать все оттенки смысла, заложенные в словах и фразах, и полностью настроиться на авторскую волну, нужен изрядный читательский багаж, а кроме того, умение читать активно. И именно этого умения многим не хватает. Увы, на гуманитарные науки времени в учебных заведениях отводится все меньше, люди читают все реже, и проблема встает во весь рост: накопленное культурное наследие скоро некому будет оценить. А кроме того, появляются серьезные преграды для самообразования. Вывод: нужно заново учиться читать. И именно для этого написал эту книгу Мортимер Адлер, американский философ, редактор и преподаватель, всю свою жизнь посвятивший тому, чтобы научить людей любить и понимать книги. Вся она посвящена науке активного, вдумчивого, многоэтапного чтения. Освоив его, вы сможете видеть в художественных книгах сокрытое между строк, слышать музыку слов, ощущать вкус, цвет и запах звуков. А литература нон-фикшн будет приносить вам больше пользы. Фишки книги Книга впервые была издана в 1940 году; повторно в прежнем виде, но с новым предисловием, вышла в 1966-м, после чего последовало переработанное издание 1972 года. До сих пор она остается классическим трудом по психологии чтения. Мортимер Адлер впоследствии стал председателем редакционного совета энциклопедии «Британника». Почему мы решили издать эту книгу Потому что проблема неумения правильно читать актуальна в последнее время и для нашей страны. Для кого эта книга Для всех людей, которые чувствуют, что от них ускользают нюансы прочитанного, и хотели бы развить свои способности к правильному и многогранному восприятию текста. Для тех, кто хотел бы сам писать книги так, чтобы быть правильно понятым. Для тех, кому приходится хотя бы время от времени заниматься редакторской работой. От автора Первым подарком судьбы был мой коллега по курсу, поэт Марк Ван Дорен. Он вел дискуссии о поэзии, а я — об истории, науке и философии. Ван Дорен был на несколько лет старше меня, вероятно, честнее, и лучше умел читать. Мне пришлось сравнивать его манеру преподавания со своей, и врать себе я просто не мог. Чтобы понять книгу, я читал не ее, а о ней. Я задавал вопросы, которые мог сформулировать кто угодно, не читая книгу — любой, кто перелопатил тонны дополнительных материалов, созданных специально для тех, кто не смог или не захотел читать. И наоборот, его вопросы рождались из содержания книги. Казалось, между ним и автором уже завязались доверительные отношения. Каждая книга представляла для него целый мир, бесконечный простор для исследования, и горе тому студенту, что отвечал на вопросы так, словно вместо путешествия туда лишь прочел путеводитель. Различие было слишком очевидным и невыносимым для меня. Оно ни на миг не давало забыть, что я не умею читать. Вторым подарком судьбы оказалась моя первая группа студентов. Они тут же бросились вдогонку и научились читать энциклопедии, статьи и предисловия к классике не хуже меня. Один из них, ставший впоследствии критиком, проявлял наибольшее рвение. С неиссякаемым восторгом он пускался в обсуждение всевозможных дополнительных материалов, тем самым указывая мне и другим студентам на необходимость говорить о самой книге. Не хочу сказать, что он или кто-то другой умели читать лучше меня. Безусловно, никто из нас, за исключением Ван Дорена, не читал по-настоящему. Спустя год в роли преподавателя я избавился от иллюзии о своей начитанности. С тех пор я учил студентов читать, шесть лет в Колумбийском университете с Марком Ван Дореном и еще десять лет в Чикагском университете вместе с президентом Робертом М. Хатчинсом. Полагаю, что за эти годы я постепенно научился читать лучше. Я перестал заниматься самообманом или считать себя специалистом. Почему? Из года в год читая одни и те же книги, я каждый раз обнаруживал то же, что и в первый раз: книга казалась мне абсолютно новой. Перечитывая очередную книгу, я говорил себе, что наконец отлично все усвоил, но с каждым последующим прочтением находил неверно понятые места. После нескольких повторений даже самый отсталый человек поймет, что не умеет как следует читать. Конечно, дело мастера боится, но в искусстве чтения, как и в любом другом, для реализации этой пословицы нужно больше практики, чем кажется изначально. Цитаты из книги Давайте сыграем в игру С момента появления литературы автор и читатель ведут увлекательную игру. Автор посредством текста делится с вами своими мыслями и чувствами. А вы трансформируете вязь букв и знаков препинания в собственные мысли и эмоции. Но совершенно не факт, что они совпадут с авторскими! Границы «собственного понимания» Большинству из нас не известны границы собственного понимания. Мы никогда не испытывали свои способности в полной мере. Я искренне убежден, что почти все великие книги из любой области человеческой мысли доступны для понимания каждому, кто наделен обычными умственными способностями. Строгий преподаватель Я спросил одного из студентов, что говорил Фома Аквинский о страстях. Тот совершенно верно ответил, что святой Фома считал любовь первичной страстью. Я спросил, что это значит. Вскоре стало очевидно, что он не понимает, о чем говорит, хотя его ответ заслужил бы хорошую оценку на любом экзамене, не предполагающем каверзных вопросов о смысле. Что хотел сказать автор? Труднее всего интерпретировать сложноподчиненные предложения. Они могут содержать несколько фактов или аргументов, которые трудно интерпретировать однозначно. Адвокаты прекрасно это знают. Им приходится тщательно изучать все предложения, чтобы точно понимать, что именно утверждает истец и отрицает ответчик. Слушать ли критиков? Не пытайтесь найти «основную мысль» в романе, пьесе или стихотворении. Художественные тексты не являются в первую очередь дидактическими. Ни одно великое произведение нельзя свести к подслащенной морали, как пытаются нас убедить некоторые современные критики. Ориентируйтесь по названию Однажды я спросил студента, может ли он по заголовкам двух книг Джона Локка определить, какая из них практическая, а какая — теоретическая. Заголовки были такие: «Опыт о человеческом разумении» и «Опыт об истинном происхождении, области действия и цели гражданского правления».

  •  

    Биография искусства. Свет и тень Рембрандта

    Изобразительное искусство
    Успешный в начале своей жизни, и одинокий, обанкротившийся и забытый всеми в конце своего пути, Рембрандт создал одни из самых сильных и психологически проницательных произведений в мире искусства. Выпавшие на его долю богатство и разорение, любовь и скорбь, слава и непонимание, болезнь и смерть жены и детей — ничто не отвлекало живописца от внутреннего видения и уникального обращения со светом, где фон и фигуры сливаются в единое целое, что, по мнению Делакруа, служит признаком совершенства. Картины, созданные гениальным мастером светотени, открыли новые пути для художников его эпохи и стали образцами нового искусства. Паскаль Бонафу проведет нас по миру творений Рембрандта. Картины, рисунки, гравюры: ранние работы на темы Священной Истории, заказные портреты и другие произведения, портреты близких, пейзажи, автопортреты. Путь художника человеческой души к бескомпромиссному искусству в 180 документах. Для кого эта книга Для всех, кто интересуется искусством и хочет знать основных великих мастеров. Для любителей голландской живописи и творчества Рембрандта.

  •  

    Неизвестный Ван Гог. Последний год жизни художника

    Изобразительное искусство
    Эта книга — иллюстрированный рассказ о пребывании Ван Гога в убежище (лечебнице для душевнобольных) Сен-Поль-де-Мозоль недалеко от города Сен-Реми-де-Прованс на юго-востоке Франции. Художник приехал сюда, после того как отрезал себе ухо — таким жутким эпизодом завершилось его совместное творчество с Полем Гогеном. Ван Гог прожил в лечебнице 374 дня — с 8 мая 1889 года по 16 мая 1890 года. Здесь мастер создал серию шедевров — кипарисы, пшеничные поля, оливковые рощи и закаты. Художник мало писал об этом уединенном месте в письмах к брату, поэтому книга ценна описанием неизвестных ранее подробностей жизни и творчества. Мартин Бейли — один из немногих современных специалистов по Ван Гогу, сумевших побывать внутри клиники и увидеть своими глазами, где жил художник. А фотографии, сделанные автором, — первые цветные снимки клиники в литературе о Ван Гоге. Автор рассказывает об особенностях картин, написанных Ван Гогом в этом месте, связывает их с биографическими фактами и особенностями творчества художника. Также недавно стало известно, что первый рисунок «Звездной ночи» (созданный Ван Гогом для родных, чтобы скорее поделиться любимой работой) долгое время хранился в России. Мартин Бейли видел рисунок и посвятил его истории одну из глав книги. От автора В день прибытия Ван Гога в лечебнице было всего 18 пациентов-мужчин. Художник находился в этой маленькой компании целый год, вместе с ними переживая их страдания. Постепенно он хорошо узнал этих людей и называл «моими собратьями по несчастью». Журнал регистрации не содержит медицинских данных, но, выяснив имена больных, я смог обратиться к другим источникам в попытке узнать что-нибудь об их происхождении и диагнозах. Меня потрясло, когда я обнаружил, насколько серьезными были недуги большинства — и как это омрачало атмосферу, в которой находился живописец. Теперь я понял: Ван Гог не преувеличивал, когда писал, что «постоянно слышит крики и ужасные вопли, будто воют животные в бродячем зверинце». Мне хотелось больше узнать о том, как жилось там художнику. Излишне говорить, что он находился далеко от семьи, друзей и других художников, но у него была возможность продолжать писать картины. Страсть Ван Гога к живописи помогала переносить жизнь в лечебнице. Здесь он много трудился, до нас дошло более 150 произведений и, вероятно, пара десятков утеряна. Получается невероятная продуктивность: одна картина каждые два дня. «Звездная ночь» — это символ того периода, что Ван Гог провел в лечебнице. Три четверти всего времени он сохранял ясность ума и потрясающую работоспособность. Однако была и череда кризисов, когда мастер словно погружался во тьму и совершенно не мог писать. Но всякий раз он возвращался из глубин отчаяния. Он приходил к свету, снова беря в руки кисть. «Звездная ночь» — яркое свидетельство упорной борьбы художника с трудностями жизни. Для кого эта книга Для всех поклонников творчества Винсента Ван Гога. Цитаты из книги Источник вдохновения Ван Гог прибыл в Сен-Поль к началу самого восхитительного времени года. В мае распускаются цветы и воздух становится теплым, но еще не удушающе горячим. Винсент с детства любил природу, служившую неисчерпаемым источником вдохновения, и с огромным удовольствием гулял по местному большому саду. Именно там он провел множество самых счастливых часов за год жизни в лечебнице. Собратья по несчастью В день прибытия Ван Гога в больнице было всего 18 пациентов-мужчин. Художник жил в этой маленькой компании целый год, вместе с ними переживая их страдания. Постепенно он хорошо узнал этих людей и называл их «моими собратьями по несчастью». Недуги большинства были очень серьезны — и это омрачало атмосферу, в которой так долго находился живописец. Минор За год пребывания в Сен-Поле наблюдается значительная перемена в искусстве Ван Гога: буйные цвета периода жизни в Арле уступают место более приглушенным тонам, которые, возможно, отражают его настроение. Позже жена его брата Йоханна Бонгер сказала: «Его палитра стала более умеренной, настроение картин перешло в минорную тональность». Ночное небо Ван Гог любил смотреть в ночное небо. Перед переездом сюда он писал: «Глядя на звезды, мне всегда хочется мечтать, так же, как пробуждают во мне мечты черные точки на карте, обозначающие города и деревни». Сен-Поль слабо был освещен фонарями, поэтому ночное небо сияло ярко. Глядя сквозь железную решетку своего окна перед сном, художник, должно быть, предавался мечтам о побеге. Кризис «Звездная ночь» — это символ того периода, что Ван Гог провел в лечебнице. Три четверти всего времени он сохранял ясность ума и потрясающую работоспособность. Однако была и череда кризисов, когда мастер словно погружался во тьму и совершенно не мог писать. Самый известный эпизод Катастрофа случилась вечером в воскресенье 23 декабря 1888 года, когда после бурной ссоры Гоген выбежал из дома. Ван Гог схватил бритву и в приступе отчаяния отрезал часть левого уха. Завернув кусок плоти в бумагу, он отнес этот жуткий пакет женщине в местном борделе. Этот вызывающий поступок станет самым известным из печальных эпизодов в истории искусства.

  •  

    Что скрывают шедевры. Искусство в деталях

    Культурология
    Эта захватывающая, познавательная и необыкновенно поэтичная книга посвящена анализу мировых художественных шедевров и предлагает новый ответ на вопрос о том, что делает великое искусство великим. Собранные в ней примечательные художественные образы — от фигурки из резного бивня мамонта (ок. 40 000 г. до н. э.) и «Сада земных наслаждений» Босха (1505–1510) до «Фонтана» Дюшана (1917) и «Герники» Пикассо (1937) — за прошедшие тысячелетия оставили отпечаток в культурном сознании человечества. Келли Гровьер рассказывает об этих и еще более чем полусотне других эпохальных произведений, создавая радикально новую историю искусства. Он отходит от традиционного описания биографий, стиля и хронологии различных «измов» и предлагает взаимодействовать с искусством иначе: не просто узнавать о произведениях, а учиться у них. Гровьер показывает в них элементы, которые возводят мост между искусством и реальностью, наделяют художественный предмет жизненной, а не только визуальной ценностью. Книга богато иллюстрирована потрясающими произведениями искусства. Келли Гровьер проливает на них новый свет, осмеливаясь выделить одну, часто незаметную деталь — «зацепку для глаза». В ней кристаллизуется эстетическая сущность произведения, благодаря чему оно обретает величие. Для кого эта книга Для всех, кто интересуется историей искусства и готов к восприятию новых интерпретаций великих произведений искусства.

  •  

    Как построен небоскреб

    Архитектура
    Увлекательный путеводитель по 46 самым значительным небоскребам мира. Самая полная коллекция современных небоскребов, опубликованная за последние 20 лет. Небоскребы пронизывают облака с конца девятнадцатого века, но именно сейчас цена на землю заставляет застройщиков строить больше, лучше и выше, стремясь к как можно меньшему размеру. Фотографии и чертежи дополнены важными фактами о местоположении, габаритах, основных функциях и конструктивных решениях, историями создания и ходе строительстве, а также информацией об архитекторе, строительных фирмах, владельцах, разработчиках и инженерах. Каждый небоскреб уникален: фундамент, фасад, форма... например, Мэри-Экс, лондонский «Огурец», несмотря на округлую форму, имеет в своем составе только один кусок изогнутого стекла. 46 небоскребов появились благодаря новаторским технологиям, обладают разной степенью устойчивости и другим характеристикам, которые выделяют их. Они разбросаны по самым развитым регионам мира в Северной Америке, Европе, Азии и Австралии. От автора Почему не все небоскребы выглядят одинаково? Этот вопрос может выглядеть нелепым и даже попросту глупым, но некоторая логика в нем есть. Высокие здания строятся, чтобы извлечь максимальную выгоду из земли, на которой стоят — обычно это дорогая земля в центре города. Чем выше здание, тем больше денег для клиента. Чтобы строить здания более высокими, инженеры-проектировщики стремятся охватить как можно больше пространства наименьшим количеством материала, при этом сохраняя достаточную для безопасности силу тяжести и обеспечивая достаточную ветровую устойчивость для комфорта находящихся в здании. Архитекторы создают фасады, по которым и судят о небоскребах, но работают они в русле стилистических течений определенного периода. Архитекторы, клиенты и инженеры — все они стремятся к тому, чтобы небоскреб стал самым высоким, самым конструктивно эффективным и самым красивым — эдаким совершенством, подпирающим небеса. Однако подборка небоскребов из этой книги свидетельствует о большом разнообразии форм. Стандартные многоэтажные коробкообразные американские офисные здания середины прошлого века или современные безликие небоскребы эпохи китайского урбанистического бума только подтверждают необходимость разнообразия. Для кого эта книга Для любителей архитектуры любого уровня. Для тех, кого завораживают небоскребы. Для гиков-архитекторов.

  •  
    ,

    Биография искусства. Человек, который стал Пикассо

    Изобразительное искусство
    Художник, человек, гений. Тот, для кого писать значило видеть, который лучше, чем кто-либо, «проживал» свое столетие. Визионер? Да. Принадлежавший душой и телом творчеству. Публичный человек, чья сумбурная жизнь завораживала толпу, был также неистовым, таинственным, непредсказуемым. От первых голубей, нарисованных карандашом в Малаге, до голубого и розового периодов, от безумных лет на Монмартре до «Авиньонских девиц», от сюрреалистического взрыва до «Герники», от плачущих женщин до женщины-цветка он неустанно повторял: «Я не ищу, я нахожу». Мари-Лор Бернадак и Поль дю Буше проследили судьбу человека, оставившего огненный отпечаток на своем столетии и навсегда изменившего современное искусство. Картины голубого и розового, кубистского и классического периодов, плакат, женские портреты, скульптура, коллаж, керамика, литография... 200 произведений демонстрируют яркость, смелость и разнообразие творчества Пабло Пикассо. Для кого эта книга Для всех, кто интересуется искусством и хочет знать великих мастеров. Для любителей творчества Пикассо.

  •  

    Главное в истории кино. Фильмы, жанры, приемы, направления

    Кино
    Каждая из разновидностей кино — экспериментальное, документальное, короткометражное и анимационное — заслуживает отдельной истории, и поверхностный обзор приуменьшил бы их достижения. Данная книга исследует то, каким образом коммерческий, независимый и артхаусный кинематографы возникли, расцвели и продолжали адаптироваться к изменениям на протяжении неспокойного века. В книге описаны основные направления и жанры кино, а также формообразующие приемы. Попутно упомянуты фильмы — от новаторских ранних лент Дэвида Уорка Гриффита до искрометных фильмов Альфонсо Куарона об уличной жизни Мехико, — каждый из которых приносил удовольствие, шокировал, задавал неудобные вопросы и увлекал за собой. В книге четыре раздела: жанры, ключевые фильмы, направления и приемы. Каждый раздел можно читать в любом порядке, а в нижней части каждой страницы можно найти ссылки на другие разделы. Под чертой изложены ключевые достижения и биографии режиссеров. От автора В 1895 году Огюст и Луи Люмьер привели парижскую публику в восторг своими десятью короткометражными фильмами. В это время изобретатели со всего мира разрабатывали технологию для фиксации и демонстрации движущихся изображений. То, что Луи Люмьер счел модной пустышкой, на протяжении следующих двадцати лет разрослось до огромной индустрии, а впоследствии превратилось в главное развлечение и, по мнению критиков, определяющее художественное средство двадцатого века. Кино развивалось семимильными шагами как с художественной, так и с технологической точек зрения. С того момента, когда впервые были склеены вместе два кадра, кинематограф начал стремительно вырабатывать конкретный и в то же время универсальный язык. Движение внутри кадра сопровождалось движениями камеры (панорамами, трэвеллингами, движениями крана, съемкой сверху), фиксировавшими действия и эмоции на любых расстояниях — издалека, свысока или с помощью сверхкрупных планов. В это же время возникли различные кинематографические жанры — одни из них легко поддавались категоризации, другие же отвергали всякую классификацию или интерпретацию. Снимались не только развлекательные фильмы, но и те, которые расширяли представления о том, на что способен кинематограф. Модернизм восторжествовал над остальными направлениями, а кино стало седьмым искусством, трансформирующим и трансцендентальным. Для кого эта книга Для поклонников серии «Главное в истории...». Для всех, кто интересуется кино и хочет разбираться в его жанрах, направлениях и приемах.

  •  

    Импрессионизм: энциклопедия эпохи

    Изобразительное искусство
    Оригинальное исследование наиболее популярного художественного движения в мире, которое навсегда изменило искусство и открыло имена таких художников, как Моне, Ренуар, Дега, Сёра, Кэссэт и другие. Избегая традиционного хронологического повествования или фокуса на конкретных художниках, Джеймс Рубин исследует общие темы: городские пейзажи и городская жизнь, интерьеры и натюрморт, семья и друзья. Автор предоставляет читателям инструменты для критического осмысления импрессионизма и предлагает новое понимание коллективного импульса, который побудил импрессионистов работать с такой оригинальностью и приверженностью своим темам. Благодаря пристальному изучению и сравнению конкретных картин Рубин устанавливает связи в широкой визуальной культуре разных периодов и между художниками в пределах одной школы. Вся история импрессионизма освещается совершенно по-новому. От автора Цель книги — наглядно показать, как «читать» полотна импрессионистов: через изображаемые сюжеты, исторические отсылки и неосознанные, зачастую вложенные в них авторами взгляды и убеждения, лежащие в основе любого метода — или угла — видения, то есть то, как понимали эти работы творцы, их современники и понимаем мы сами. Авторы большинства книг, предпринимающие попытку отобразить историю движения в целом, либо организуют материал хронологически, либо рассматривают наследие каждого художника по отдельности. У этой книги иная структура. В ней анализируется одно произведение за другим, причем группировка их не совсем традиционна и хронологический порядок соблюдается далеко не всегда. Благодаря этому читатель получает возможность не только критически и аналитически подойти к изучению выбранных полотен, но и сформировать представление об импрессионизме как о плоде коллективных усилий. На страницах книги мы будем внимательно исследовать картины, искать в них отсылки к другим произведениям и сравнивать полотна между собой. Цель такого подхода — поиск взаимосвязей в широком культурном поле и определение места того или иного произведения в творчестве автора. На страницах книги прослеживается вся история импрессионизма. Благодаря своему нешаблонному подходу она предстанет как нечто большее, чем просто набор изображений, сколь бы прекрасны они не были. По сути, перед вами масштабная энциклопедия эпохи — а ведь именно к созданию такой энциклопедии и стремились сами импрессионисты. Такая подача материала поможет вам понять, что тесная взаимосвязь между художниками позволяет объединить их в сообщество несмотря на индивидуальные различия. Для кого эта книга Для всех, кто интересуется импрессионизмом и историей искусства.

  •  

    Женщины Девятой улицы. Ли Краснер, Элен де Кунинг, Грейс Хартиган, Джоан Митчелл и Хелен Франкенталер: пять художниц и движение, которое изменило современное искусство. Том 3

    Культурология
    Захватывающая история пяти женщин, чьи жизни и живопись произвели революцию в современном искусстве. Все художники поддаются сомнениям, однако что касается женщин-творцов — на протяжении веков это сомнение было результатом как творческих, так и социальных сил. Мэри Габриэль написала биографию пяти звезд искусства: Ли Краснер, Элен де Кунинг, Грейс Хартиган, Джоан Митчелл и Хелен Франкенталер. Это хроника пяти женщин, осмелившихся войти в мир мужской абстрактной живописи двадцатого века не как музы, а как художники. Из студий с холодной водой, где они работали, пили, сражались и любили, они распахнули дверь в мир искусства для себя и бесчисленного множества других женщин-творцов. Габриэль освещает эволюцию движения абстракционизма с конца 1920-х до начала 1960-х годов. Запреты, кризисы 1930-х, появление джаза, Вторая мировая война, когда европейская интеллигенция покидала свои страны, чтобы найти дом в Нью-Йорке, — все это влияло на работу художников. С учетом стольких потрясений стоит ли удивляться, что искусство нашло новые способы отображения жизни? Третий том охватывает 1956–1959 годы и рассказывает про движение абстракционизма в целом, а также про то, как судьбы пяти героинь, про которых в подробностях повествуют предыдущие книги, переплетались между собой. От автора Через биографии пяти замечательных женщин я написала историю культурной революции, произошедшей между 1929 и 1959 годами прошлого века; революции, которая зародилась в недрах Великой депрессии и Второй мировой войны, развивалась на фоне холодной войны и маккартизма и пошла на спад в первые годы бума американской потребительской культуры, когда «самым лучшим» начали считать исключительно «новейшее». Я также описывала, как менялась роль женщины в американском обществе, и рассказывала о часто упускаемой нами из виду духовной важности искусства для человечества в целом. Я выбрала основную пятерку: Ли Краснер, Элен де Кунинг, Джоан Митчелл, Элен Франкенталер и Грейс Хартиган. На мой выбор повлияло также и их различие в возрасте — разброс в целых двадцать лет, — благодаря чему каждая из моих героинь представляет важную веху в развитии этого художественного направления. Для кого эта книга Для ценителей современного искусства. Для всех, кто хочет узнать о роли женщин-художниц в мире американской живописи XX века. Цитаты из книги О Джексоне Поллоке «Я встретил человека, которыи? отдал искусству всю свою жизнь. Я чувствовал, что в этом парне живет концепция человеческого существа, чье служение я мог бы уважать. Джексон был чем-то вроде человеческого катализатора. Он постоянно выходил за рамки дозволенного и бил грязные окна, чтобы мир был лучше виден». Художник Пол Дженкинс Ретроспективная выставка Ли Краснер стала первои? женщинои?, удостоеннои? ретроспективы в Музее современного искусства. Осенью 1984 года у его стен выстроилась длиннющая очередь желающих увидеть эту выставку, но самои? Ли среди посетителеи? не было. Она скончалась в июне и упокоилась рядом с Джексоном Поллоком на кладбище Грин-Ривер в Спрингсе. Портрет президента Элен расширила свои? творческии? спектр цилиндрическими работами, которые выставила в галерее Роберта Грэма. Рецензия в New York Times была убии?ственнои?, но статью проиллюстрировали большои? репродукциеи?. Однажды на пороге ее мастерскои? появился представитель Белого дома с копиеи? журнала с тои? статьеи? и вопросом, не хочет ли она написать президента США (Джона Ф. Кеннеди). Переезд из Нью-Йорка Грейс стала самои? известнои? современнои? американскои? художницеи?, но ведь после замужества она планировала переехать к Уинстону в Балтимор. А по стандартам художественного мира Нью-И?орка этого города просто не существовало на карте Америки — так же как и людеи?, его населявших. Отказ от моды Джоан отдалилась от Нью-И?орка, а во многом и от Парижа, она по-прежнему отказывалась следить за модои? в мире искусства, но ее произведения привлекали все большее внимание. Спрятавшись за стенами своеи? мастерскои? в пасторальнои? деревенскои? местности Франции, Джоан осталась верна себе в творчестве, и художественныи? мир не смог не оценить необычаи?нои? красоты ее творении?. Самая популярная В отличие от работ других героинь, картины Хелен в начале и середине 1960-х вошли в моду. Она стала излюбленнои? темои? массовых журналов, апеллировавших к продвинутым читателям. Во времена, когда ее старые друзья-художники активно вовлекались в политическую борьбу на стороне левых сил, Хелен всё более ассоциировали с теми, кто стоял на противоположнои? стороне баррикад.

  •  

    Биография искусства. Эдвард Хоппер: мечтатель без иллюзий

    Изобразительное искусство
    Книга серии «Биография искусства» о творческом пути Эдварда Хоппера: от первых опытов художника до его самых знаменитых работ. Около 100 иллюстраций, включая фотографии, архивные документы и вдохновлявшие его картины. «Поэт пустых пространств», «архитектор одиночества», «мечтатель без иллюзий», урбанист, предшественник поп-арта — как только не называли Эдварда Хоппера на протяжении всего XX века. Оригинальность работ Хоппера во многом связана с его личностью. «Полуночники», «Нью-йоркский кинотеатр», «Заправочная станция», «Дом у железной дороги» — картины Эдварда Хоппера воплощают сказку об американской жизни. Вслед за героями голливудских фильмов мы в конце концов поверили в правдивость этой сказки, не забывая все же, что в основе ее лежит мечта. Искусство Хоппера коренится в школе натурализма и формируется в 1920–1930-е годы, когда остро стоял вопрос о сохранении американской идентичности: обстоятельства, ставшие для Хоппера своего рода ловушкой реализма. Исследуя творчество Хоппера, Дидье Оттанже обнаруживает его удивительное родство с основными принципами сюрреализма и близость к предвестникам концептуального искусства. Картины художника внешне обыденны и реалистичны, но в них есть сокровенная глубина Вермеера, духовность Рембрандта, театральность Ватто и Дега. Около 100 различных свидетельств — от первых опытов художника до его самых знаменитых работ, от рекламы до иллюстраций и гравюр, а также фотографии, архивные документы и вдохновлявшие его картины — говорят о требовательности Хоппера к своему искусству, его внутренней потребности придать новую, яркую форму своей мечте о гармонии. От автора Реалисты, обманутые внешним сходством художественных образов, считали его своим, некоторые относили Хоппера к формализму благодаря безупречной геометрии композиций, приписывали также к сюрреализму из-за явно «метафизического» начала творчества, но художнику тесно в рамках любой из этих школ. Его глубокие и сложные картины нельзя причислить ни к одному из течений, спорами о которых ознаменован XX век. В его картинах провозглашаются ценности и идеалы, противоположные тем, что он восхвалял в коммерческих рисунках. Его живопись посвящена одиноким персонажам, погруженным в размышления или павшим духом — они «сопротивляются» стремительным скоростям и навязанному «маркетингом» счастью. Но кисть унаследует навыки, приобретенные в годы работы иллюстратором. Искусство Хоппера гораздо больше обязано уму, чем глазам. Мысли, воспоминания, прочитанные книги сильнее всего возбуждали его воображение. Стремление придать каждой работе эмоциональную насыщенность и максимальную духовность привело его к особому лаконизму в творчестве. Для кого эта книга Для всех, кто интересуется искусством и хочет знать великих мастеров современности. Для поклонников американского искусства. Для любителей творчества Хоппера. Цитаты из книги Вне рамок Реалисты, обманутые внешним сходством художественных образов, считали его своим; некоторые относили Хоппера к формализму благодаря безупречнои? геометрии композиции?, приписывали также к сюрреализму из-за явно «метафизического» начала творчества, но художнику тесно в рамках любои? из этих школ. Его глубокие и сложные картины нельзя причислить ни к одному из течении?. Пробуждение чувств Первые картины, написанные им в Париже, носят отпечаток реализма и строгои? манеры испанских мастеров, следовать которым предписывал своим ученикам Роберт Генри. Однако очень быстро Хоппер начинает выражать радость жизни и ощущение счастья. Мечта о гармонии После окончания Второи? мировои? вои?ны и до 1966 года Хоппер пишет не более двух картин в год. Это результат необыкновеннои? требовательности к себе, внутреннеи? необходимости придать новую, яркую форму мечте о гармонии. Он пересматривает любимые сюжеты, развивая тему мифологии, связаннои? с культом солнца. Последняя глава его творчества посвящена свету. Вдохновение — в кино В поисках вдохновения Хоппер предается тому, что сам называл «кинематографическими оргиями». Любимые фильмы художника, от кинолент 1930-х годов в жанре нуар до «Вечерних посетителеи?» Марселя Карне, которыми навеяна его последняя работа «Два комедианта», — своими сюжетами и атмосферои? воодушевляли его на создание новых картин. Хоппер об искусстве «Великое искусство — это видимое отражение внутренней жизни художника, которая формирует его видение мира. Сколько бы ни изобреталось техник, даже самых изощренных, они не могут подменить собой главного качества — воображения». «Антракт» Последняя хопперовская картина большого формата. Сюжетом здесь выступает явная погруженность персонажа в себя, воображение, поглощающее его в отсутствие спектакля. Название картины не случайно: «антракт», intermission — это последнее слово в творчестве Хоппера. Этим он подводит итог своему замыслу — призыву отказаться от бесполезной машинальной деятельности в пользу размышлений и воображения.

  •  

    Роман с Грецией. Путешествие в страну солнца и оливок

    Путешествия и туризм , Биографии и мемуары , Публицистика , Путешествия
    Перед вами признание в любви к греческому языку, а также полная обаяния история о приключениях на земле оливковых деревьев и узо. Новая книга автора бестселлера «Между нами» Мэри Норрис пронизана самой большой ее страстью ? страстью ко всему греческому. По ходу рассказа Норрис объясняет, как в Греции появилась азбука, представляет Афину как феминистскую икону, отправляется на поиски легендарных купален Афродиты, а также показывает, как греческий язык удивительным образом помог формированию других языков. Книга «Роман с Грецией» ? полная незабываемых встреч автора с греческими словами, греческими богами, греческим вином и греческими мужчинами. Это свежий взгляд на Грецию и пропитанное солнцем и радостью чтение. От автора Я люблю греческие ландшафты с их вершинами и ущельями, оливковыми рощами и апельсиновыми деревьями. Мне нравится тот факт, что эту землю возделывают с самой Античности. Меня приводят в восторг животные ? козы, овцы, ослики, а еще кошки-пройдохи, которые попрошайничают в тавернах, и бездомные собаки, спящие на улицах Афин. Собаки знают об этом городе, наверное, больше чем кто бы то ни было, они хранят эти знания в своих генах и передают их потомкам со времен Перикла. Меня восхищает, сколько греки выжали из того, что у них есть: масло из оливок, вино из лозы, узо из того, из чего там эта водка делается (не знаю и знать не хочу, просто продолжу ее пить); сыр фета из овечьего молока и соли, мозаику из гальки, храмы из камня. Это совсем не богатый край, но ценность, которую ему придали греки, важнее ВВП. Я обожаю греческую мифологию, это богатство историй, подпитывающее всю культуру Старого Света. Но больше всего я люблю язык, древний хитроумный язык, весь — от заметок до эпоса. Я хочу поделиться тем, что греческий язык и сама Греция теперь значат для меня, ненасытного путешественника и человека, долгие годы посвятившего их изучению. Словно по волшебству, мне порой кажется, что весь остальной мир говорит со мной на греческом. Я надеюсь, что благодаря моей книге вы тоже сможете ощутить это волшебство. Для кого эта книга Для всех, кто хочет вдохновиться на новые путешествия. Для тех, кто интересуется историей, языком и культурой разных стран. Для всех, кто влюблен в Грецию. Цитаты из книги Возрождение Всякий раз, возвращаясь в Грецию, я чувствую, что эта страна что-то во мне возрождает, она дарит мне чувственное возбуждение, словно каждый глагол или существительное на каком-то глубинном уровне связаны с тем, что обозначают. Мне нравится думать, что первые буквы были высечены на глиняных дощечках и поэтому письменность как бы пришла к нам из земли. А поскольку самые ранние записи, сохранившиеся до наших дней, представляют собой эпос, обращенный к богам, письменность связывает нас, простых смертных, с вечностью. Алфавит — это химия Его можно сравнить с периодической системой элементов, где маленькие буковки обозначают большие, важные вещи, отображают все известные мирозданию материалы и могут синтезировать новые. Нам известно, откуда взялась периодическая система: Дмитрий Менделеев, русский химик, опубликовал ее в 1869 году. Но откуда взялся алфавит? Горе Деметры Потеря дочери обернулась для Деметры настоящеи? трагедиеи?: у нее больше не было сил заниматься вопросами плодородия. Никому не удавалось ее утешить, из-за чего страдали и простые смертные. Если матушка-природа не родит зерна, если ничто не растет и ничто не цветет, никто ничего не ест. Горе Деметры привело к голоду. Неловкая ситуация Меня застали обнаженной на пляже — это одна из самых неловких ситуаций, которые только могут приключиться, если, конечно, не считать случая, когда одежду украли и вы вынуждены возвращаться домой обнаженными, перебегая от одного оливкового дерева к другому, как в дурном сне, надеясь, что проходящий мимо пастух одолжит вам свое руно. Я думала о мифах, в которых простые смертные натыкались на Артемиду или Афродиту, купающихся в лесном озере. Любовь к Греции Разве можно что-то не любить в этой стране? Там есть море, острова, старинные руины бок о бок с вышками сотовой связи, смотрители храмов, измеряющие свое благосостояние оливковыми деревьями, Старый город Родоса с улицами, названными в честь богов и философов, сориентироваться на которых можно, используя «Гугл Карты». Бабочка в шляпе ...По пути в отель я постоянно чувствовала вибрацию, исходящую от моей шляпы, которую держала в руке, а не на голове. Я решила, что это мой мобильный телефон. Но тот лежал в сумке вместе с ноутбуком, кошельком и очками. Не заходя в свой номер, я положила шляпу на невысокую каменную стену, и, когда стала доставать белье, оттуда выпорхнула желтая бабочка и полетела в сторону сада.

  •  

    Главное в истории искусств. Ключевые работы, темы, направления, техники

    Культурология
    Автор исследует 50 работ — от наскальной живописи до современных инсталляций — и связывает их с персонами, направлениями, жанрами, техникам и ключевыми темами. Книга доступно и лаконично поясняя наиболее важные концепции в искусстве и их взаимосвязь.

  •  

    Главное в истории фотографии. Жанры, произведения, темы, техники

    Фотография
    Почему фотография изменила мир? В этой книге четыре части: "Жанры и направления", "Произведения", "Темы" и "Приемы работы". Перекрестные ссылки на каждой странице отсылают к другим частям, а информационные блоки рассказывают о главном в фотографии.

  •  

    Биография искусства. Viva la Фрида

    Изобразительное искусство
    Фрида Кало – символ творческого успеха, сопряженного со страданием. Она рисовала свою реальность, бросая вызов бытию и вселяя надежду в других. Эта книга — откровение, комбинация опьяняющей любви к искусству и агонизирующей боли.

  •  

    Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений

    Учащийся , Психология
    Вы никогда не задумывались, много ли на самом деле понимаете в тексте? Не доводилось ли вам, открыв прочитанную когда-то книгу, с удивлением отмечать, что вы забыли, о чем в ней шла речь, либо в прошлый раз упустили важные нюансы, а то и вовсе иначе понимали написанное? А для чего вы вообще читаете? С целью добыть информацию? Убить время? Получить удовольствие от словесного мастерства писателя? Задуматься о жизни? Отточить свою читательскую проницательность? С момента появления литературы автор и читатель ведут увлекательную игру. Автор посредством текста делится с вами своими мыслями и чувствами. А вы трансформируете вязь букв и знаков препинания в собственные мысли и эмоции. Но совершенно не факт, что они совпадут с авторскими! Изо всей полноты смыслов, заложенных автором в книге, читатель выхватит ровно столько, сколько способен понять. Оттого и разница в восприятии: одни находят какую-либо книгу весьма глубокой, другие — пустой, третьи — заумной. Чтобы действительно понимать все оттенки смысла, заложенные в словах и фразах, и полностью настроиться на авторскую волну, нужен изрядный читательский багаж, а кроме того, умение читать активно. И именно этого умения многим не хватает. Увы, на гуманитарные науки времени в учебных заведениях отводится все меньше, люди читают все реже, и проблема встает во весь рост: накопленное культурное наследие скоро некому будет оценить. А кроме того, появляются серьезные преграды для самообразования. Вывод: нужно заново учиться читать. И именно для этого написал эту книгу Мортимер Адлер, американский философ, редактор и преподаватель, всю свою жизнь посвятивший тому, чтобы научить людей любить и понимать книги. Вся она посвящена науке активного, вдумчивого, многоэтапного чтения. Освоив его, вы сможете видеть в художественных книгах сокрытое между строк, слышать музыку слов, ощущать вкус, цвет и запах звуков. А литература нон-фикшн будет приносить вам больше пользы. Фишки книги Книга впервые была издана в 1940 году; повторно в прежнем виде, но с новым предисловием, вышла в 1966-м, после чего последовало переработанное издание 1972 года. До сих пор она остается классическим трудом по психологии чтения. Мортимер Адлер впоследствии стал председателем редакционного совета энциклопедии «Британника». Почему мы решили издать эту книгу Потому что проблема неумения правильно читать актуальна в последнее время и для нашей страны. Для кого эта книга Для всех людей, которые чувствуют, что от них ускользают нюансы прочитанного, и хотели бы развить свои способности к правильному и многогранному восприятию текста. Для тех, кто хотел бы сам писать книги так, чтобы быть правильно понятым. Для тех, кому приходится хотя бы время от времени заниматься редакторской работой. От автора Первым подарком судьбы был мой коллега по курсу, поэт Марк Ван Дорен. Он вел дискуссии о поэзии, а я — об истории, науке и философии. Ван Дорен был на несколько лет старше меня, вероятно, честнее, и лучше умел читать. Мне пришлось сравнивать его манеру преподавания со своей, и врать себе я просто не мог. Чтобы понять книгу, я читал не ее, а о ней. Я задавал вопросы, которые мог сформулировать кто угодно, не читая книгу — любой, кто перелопатил тонны дополнительных материалов, созданных специально для тех, кто не смог или не захотел читать. И наоборот, его вопросы рождались из содержания книги. Казалось, между ним и автором уже завязались доверительные отношения. Каждая книга представляла для него целый мир, бесконечный простор для исследования, и горе тому студенту, что отвечал на вопросы так, словно вместо путешествия туда лишь прочел путеводитель. Различие было слишком очевидным и невыносимым для меня. Оно ни на миг не давало забыть, что я не умею читать. Вторым подарком судьбы оказалась моя первая группа студентов. Они тут же бросились вдогонку и научились читать энциклопедии, статьи и предисловия к классике не хуже меня. Один из них, ставший впоследствии критиком, проявлял наибольшее рвение. С неиссякаемым восторгом он пускался в обсуждение всевозможных дополнительных материалов, тем самым указывая мне и другим студентам на необходимость говорить о самой книге. Не хочу сказать, что он или кто-то другой умели читать лучше меня. Безусловно, никто из нас, за исключением Ван Дорена, не читал по-настоящему. Спустя год в роли преподавателя я избавился от иллюзии о своей начитанности. С тех пор я учил студентов читать, шесть лет в Колумбийском университете с Марком Ван Дореном и еще десять лет в Чикагском университете вместе с президентом Робертом М. Хатчинсом. Полагаю, что за эти годы я постепенно научился читать лучше. Я перестал заниматься самообманом или считать себя специалистом. Почему? Из года в год читая одни и те же книги, я каждый раз обнаруживал то же, что и в первый раз: книга казалась мне абсолютно новой. Перечитывая очередную книгу, я говорил себе, что наконец отлично все усвоил, но с каждым последующим прочтением находил неверно понятые места. После нескольких повторений даже самый отсталый человек поймет, что не умеет как следует читать. Конечно, дело мастера боится, но в искусстве чтения, как и в любом другом, для реализации этой пословицы нужно больше практики, чем кажется изначально. Цитаты из книги Давайте сыграем в игру С момента появления литературы автор и читатель ведут увлекательную игру. Автор посредством текста делится с вами своими мыслями и чувствами. А вы трансформируете вязь букв и знаков препинания в собственные мысли и эмоции. Но совершенно не факт, что они совпадут с авторскими! Границы «собственного понимания» Большинству из нас не известны границы собственного понимания. Мы никогда не испытывали свои способности в полной мере. Я искренне убежден, что почти все великие книги из любой области человеческой мысли доступны для понимания каждому, кто наделен обычными умственными способностями. Строгий преподаватель Я спросил одного из студентов, что говорил Фома Аквинский о страстях. Тот совершенно верно ответил, что святой Фома считал любовь первичной страстью. Я спросил, что это значит. Вскоре стало очевидно, что он не понимает, о чем говорит, хотя его ответ заслужил бы хорошую оценку на любом экзамене, не предполагающем каверзных вопросов о смысле. Что хотел сказать автор? Труднее всего интерпретировать сложноподчиненные предложения. Они могут содержать несколько фактов или аргументов, которые трудно интерпретировать однозначно. Адвокаты прекрасно это знают. Им приходится тщательно изучать все предложения, чтобы точно понимать, что именно утверждает истец и отрицает ответчик. Слушать ли критиков? Не пытайтесь найти «основную мысль» в романе, пьесе или стихотворении. Художественные тексты не являются в первую очередь дидактическими. Ни одно великое произведение нельзя свести к подслащенной морали, как пытаются нас убедить некоторые современные критики. Ориентируйтесь по названию Однажды я спросил студента, может ли он по заголовкам двух книг Джона Локка определить, какая из них практическая, а какая — теоретическая. Заголовки были такие: «Опыт о человеческом разумении» и «Опыт об истинном происхождении, области действия и цели гражданского правления».

  •  

    Выбор. О свободе и внутренней силе человека( новинка)

    Психология
    Одна из самых сильных книг о войне и внутренней силе человека. 1944 год, шестнадцатилетняя балерина Эдит Эгер отправлена в Аушвиц. Ужасы не сломили Эдит, а ее внутренний мир помог ей обрести жизнеутверждающую силу и свободу.

  •  

    Главное в истории современного искусства. Ключевые работы, темы, направления, техники

    Культурология
    Эта книга кратко, просто и интересно расскажет историю современного искусства с конца XIX века до наших дней. Вы узнаете об основных направлениях и течениях, художниках, темах и техниках, а также познакомитесь с 50 выдающимися работами — живописными полотнами, скульптурами, инсталляциями, — которые сумели преобразовать современное искусство. Сьюзи Ходж исследовала произведения разных периодов — от первых работ модернизма до образцов ультрасовременного искусства. Каждое произведение описывается в контексте особенностей художника, его окружения, исторических и социальных событий, используемых материалов и методов. И хотя некоторые временные периоды и направления пересекаются с книгой «Главное в истории искусств», здесь вы найдете дополнительную информацию, описания и иллюстрации совершенно других выдающихся произведений. Более того, в каждом направлении появились имена женщин-художниц, оказавших сильное влияние на развитие современного искусства. Как читать эту книгу Структура книги позволяет любому читателю легко перемещаться по ключевым направлениям, художникам и техникам и дает глубокое понимание современного искусства с конца XIX века до наших дней. В книге четыре раздела: «Стили и направления», «Произведения», «Темы» и «Техники». Каждый раздел можно изучать отдельно или вместе с другими. Ключевая часть книги — «Произведения» — включает 50 наиболее важных работ. Полезные ссылки внизу каждой страницы ведут читателя от одного раздела к другому, а во врезках рассказывается о ключевых достижениях того или иного направления и жизни художников. От автора Искусство с 1860-х годов до середины XX века, а иногда и до 1970-х годов в основном связывают с модернизмом. Более поздние образцы сейчас называют современным и иногда актуальным искусством. В этой книге представлены и модернизм, и новые течения вплоть до настоящего времени, а также творческие находки и техники, темы, интерпретации, способы выражения, художественные объединения, инсталляции и выставки. Сварочные конструкции и гравюры по дереву, трафаретная печать и картины-кляксы, созданные при помощи краскопульта, коллаж и компьютерная графика… Художники позволили себе освободиться от принятых канонов, установили собственные правила, и с тех пор возможности воплощения идеи — как в искусстве модернизма, так и в современном — стали бесконечно разнообразными. Для кого эта книга Для поклонников серии «Главное в истории…» Для всех, кто интересуется искусством, но пока мало знает про современных художников и направления.