Странности магии

Представьте мир, где магия не является чьей-то выдумкой или красивой сказкой, а магическая Академия спокойно существует наряду с обычными университетами. Где всемогущие маги, задрав нос, скрывают постыдные тайны от окружающих. А за неприступными стенами учебного заведения ведется непрерывная борьба за власть. В этом мире люди тоже живут, рассчитывая только на свои силы, дружат, предают, любят и стремятся сделать следующий день лучше предыдущего. Маги, которые, казалось бы, должны получать все по щелчку пальцев, так же как и все остальные попадают в курьезные ситуации, порой делают несусветные глупости и стараются устроить свое будущее.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Странности магии

Академия

   Столица встретила меня шумом и суетой. Как не стыдно признаваться, но я был тут всего пару раз, потому я глазел по сторонам пытаясь увидеть что-нибудь интересное. По сравнению с нашим небольшим городком, это было просто чудо архитектуры. Здания сияли позолоченными крышами, а палаты совета возвышались над всем этим великолепием. Люди прогуливались по чистым, вымощенным камнем улицам. В других городах народ вечно куда-то спешил, пытаясь заработать или решить свои дела, но только не здесь. Нужно сказать, что столица выросла вокруг Академии, которую основали маги еще в незапамятные времена. Необходимо так же добавить, что на всей известной территории существует только одно государство, как и сама Академия. Честно, я не мог сказать, почему государство не поделилось на части. Правда есть еще Серые земли, но что там находится, никто не знает, да и образовались они относительно недавно. Раньше на том месте стоял разрушенный замок. Затем, в ходе каких-то магических экспериментов в том месте открылся проход в другие миры, а вся территория покрылась густым туманом. Попытки разведать ту территорию всегда заканчивались пропажей исследователей.

   Меня зовут Мартин Кастери и я приехал в столицу с единственной целью, а именно поступить в Академию магии. Такая вот странная мечта, а если сказать еще точнее, то я хотел стать магом не из-за силы или чего-то подобного. Хотелось просто посмотреть мир, побывать в каждом его уголке, понять, как он устроен, а для мага это сделать менее затруднительно. Вот только попадали в Академию далеко не все, у многих просто не обнаруживалось необходимых способностей. Многие стремились сюда, что бы изменить свою жизнь или же наоборот потешить свое самолюбие. До всего мира доходили лишь слухи, которые распускали сами маги, но все реально понимали, что они далеки от истинны. Услышав мое желание, родители сомневались не долго, только мне исполнилось двадцать, как меня снарядили и отправили в путь. Дорога, в принципе, была не очень то и дальняя. Не смотря на то, что наш городок находился всего в трех днях пути от столицы, он был небольшим и довольно небогатым. И вот я, наконец, прибыл на место, оставалось только добраться до ворот. Проблема появилась неожиданно, она просто встала предо мной, заставив задуматься. Отбор должен был начаться только следующим утром, потому следовало где-то коротать ночь. Не долго думая я пошел в первую попавшуюся гостиницу, возможно, это было не самое разумное решение, но, ввиду своей неопытности, ничего другого я придумать не смог. Дорога меня очень вымотала, так что, оплатив комнату, я тут же улегся спать. Впрочем, деньги и еще кое-какие мелочи я положил под подушку и не прогадал. Ранее утро показало, что моя дорожная сумка благополучно исчезла, даже двухчасовой спор с хозяином данной гостиницы ничего не дал. Видя, что отбор вот-вот начнется, я махнул рукой на вещи и поспешил к воротам Академии. Тут уже собралось довольно приличное количество народа, а точнее сказать неприличное. Такое скопление людей я еще ни разу не видел, даже не мог предположить, что столько человек может собраться в одном, относительно небольшом, месте. Часы над площадью мерно тикали отсчитывая минуты, а народ галдел, да так, что в ушах звенело. Обитель магов казалась всем чем-то великим, а по сути, это была небольшая территория обнесенная стеной. Единственной особенностью было то, что никто не мог сказать, как на самом деле выглядит Академия. Над стеной высились строения, но вот какие? Сколько не всматривайся, все равно невозможно понять. Так же было и с коваными воротами, сквозь которые невозможно было разглядеть территорию. Некоторые даже прижимались к ним лицами, но особого успеха не достигли. Еще одной особенностью являлось испытание, которое применялось для набора учеников. Никто не мог даже примерно сказать, как оно проходило, так же, как и не мог описать то, что он видел внутри стен. Словно память каждого не поступившего старательно стиралась, вероятно, так оно и было.

   Наконец, с тихим скрипом ворота открылись, и огромная толпа хлынула в образовавшийся проем. Было страшновато, но меня просто затолкали внутрь. Люди заполнили площадь, но стоило только моргнуть, как она стала больше. Тут же появилось много свободного места.

   – Приветствуем всех прибывших! – разнесся над площадью голос. Все тут же начали озираться, но говорившего так никто и не увидел. Казалось, что говоривший стоит за твоим плечом.

   – Сейчас начнется отбор. Вам нужно пройтись по площади и найти висящий в воздухе куб, а затем просто коснуться его рукой, – проинструктировал нас все тот же голос. Народ тут же начал бегать туда-сюда, создавая жуткую неразбериху. Меня ощутимо потрушивало от паники. Наконец, несколько человек застыло с вытянутыми руками, словно статуи. Некоторые даже подошли и потыкали воздух возле них. Метания продолжалось с полчаса, потом, раздосадованные парни и девушки, начали покидать площадь. К этому времени количество статуй стало значительно больше. Тоскливо оглядев площадь, я хотел уже покинуть двор Академии, когда увидел небольшой куб, который мерно покачивался в воздухе. От радости я споткнулся на ровном месте и буквально налетел на него. Мир качнулся, а затем пришел в норму. Я ошарашено начал оглядываться, как и все присутствующие. Наконец, мой взгляд зацепился за солнце, а точнее за его положение на небосводе. Потерев глаза, я взглянул еще раз. Оно уже благополучно оторвалось от зенита и теперь клонилось к западу. Многие тоже ничего не понимающими взглядами смотрели на это чудо. Глаза резало от яркого света, но никто даже не думал отрывать глаз от светила. Получается, мы пропустили большую часть дня. Долго думать нам никто не дал, потому что огромные двери распахнулись, приглашая войти в здание. Огромный холл мог вместить не то что пару сотен поступивших, а и несколько тысяч. Небольшие статуи на перилах повернулись к нам, расправив каменные крылья. Они смотрели вполне живыми глазами, тихо переговариваясь между собой. Отовсюду послышались удивленные вздохи.

   – Поступившие! – привлек наше внимание чародей в светло-серой одежде. Еще секунду назад лестница была пуста, а теперь на ней стоял худощавый мужчина невысокого роста. Все тут же притихли, уставившись на него.

   – Сегодня вы разойдетесь по домам, а завтра, не позже семи, вам надлежит явиться к воротам Академии. Затем произойдет распределение по факультетам и знакомство с кураторами. Они расскажут все что нужно, а так же расселят вас. Кто не явится в назначенный срок, автоматически исключается из Академии, – пояснил маг, его голос звучал очень сухо, словно он произносил заранее заготовленную речь. Только он закончил говорить, как двери, за нашими спинами, распахнулись. Нестройной толпой мы покинули территорию Академии. Местные тут же поспешили по домам, что бы обрадовать родителей, а остальные разбрелись, обсуждая планы на остаток дня.

   – Как будешь коротать ночь? – поинтересовался Зак. Нас у ворот осталось не больше десятка. Парень успел завести кучу знакомств за время поступления. Он казался очень дружелюбным, общительным, даже слишком хорошим.

   – Хочу послать весточку родителям, а потом даже не знаю, – ответил я, уже придумывая текст письма.

   – Я тоже хотела сходить на почту, – робко сказала одна из девушек. Ее волосы смешно торчали в разные стороны. Никогда бы не подумал, что мы ровесники.

   – Решено. Идите на почту, а потом приходите в Голубого Страуса, – подвел итог Зак. Прозвучало немного как приказ, но никто не обратил на это особого внимания.

   Компания поделилась на две практически равные половины и двинулась каждая в своем направлении. Многие хотели поделиться с родственниками радостной вестью. К сожалению, мы оказались не первыми, которых посетила идея по поводу отправки письма, поэтому пришлось отстоять приличную очередь. Самые состоятельные люди общались при помощи кристаллов. Очень полезная штука. Ложишь на него руку, представляешь получателя и говоришь то, что нужно передать. Все это записывается и передается адресату, который в прямо голове слышит твое сообщение. Только кристалл требует зарядки, которая осуществляется магом, потому минута такого общения стоит, как десяток писем. Такие кристаллы получили распространение только у очень состоятельных людей и у самих магов. За то время, которое было потеряно в очереди, мы успели познакомиться и даже немного пообщаться. Помимо меня, целенаправленно на отбор приехали Алекс, Ксана и Олег. Митя приехал в столицу на поиски работы, но узнав про отбор, решил попытать счастья. История Сары была еще интереснее. Родители собрали деньги и отправили девушку в столицу, для поступления в высшее учебное заведение, но она с детства грезила Академией, собирая по крупицам всю доступную информацию, а так же слухи. Так что она знала про обитель магов больше всех нас. Попав в столицу, девушка тут же прилетела к воротам Академии и не прогадала. Сара жутко боялась реакции родителей, которые были не в восторге, от ее увлечения, потому она не рискнула воспользоваться кристаллом. Тем более что она хотела отослать домой деньги. Поступившие получали полное содержание, а избранные еще и стипендию. Несмотря на такую заманчивую перспективу, многие старались держать своих отпрысков подальше от Академии. Мало того, что обучение длилось десять лет, так еще и выпускниками становились только пять человек из ста, остальные гибли в процессе обучения. Таким образом, производился отсев слабых, глупых, ленивых и просто невезучих. Кроме того каждый выпускник должен был отработать на Академию еще пять лет. Звучит не очень, но полноценные маги были очень востребованы и жили раза в три дольше обычных людей.

   Наконец, мы покинули душное помещение местной почты. Начало вечереть, когда наша небольшая компания добралась до Голубого Страуса. Еще на подходе мы услышали громкий шум, доносящийся из вышеупомянутого заведения. Большая часть поступивших собралась здесь и с размахом отмечала свой успех. Наше появление было встречено громкими воплями. Здесь даже оказались студенты старших курсов, которые тихонько сидели в углу. Дело в том, что покидать стены Академии разрешалось, только начиная с пятого года обучения, а использовать магию вне ее стен, с восьмого. Исключения составляли практики, на которые ученики выезжали вместе с наставниками. Обо всем этом нас просветила Сара, еще по дороге. Так же на форму каждого учащегося пришивался номер курса. Цвет одежды соответствовал стихии, к которой принадлежал ученик. Здесь присутствовало трое шестикурсников и две девушки с седьмого курса. Зак тут же втянул нас в самую гущу вечеринки, знакомя со всеми подряд. Я сразу же потерялся в калейдоскопе лиц и звуке имен. Ближе к полуночи, на ногах остались только самые стойкие. Неожиданно нас с Сарой и еще одним парнем, Ником, кажется, взяли в оборот старшекурсники. Парочка с шестого курса исчезла еще около десяти, а остальные, видя, что праздник закончился, потащили нас гулять по городу. Девушек звали Катя и Лена, а парень с шестого курса представился Филином. Удивительно, но даже после бессонной ночи студенты выглядели отлично, бодро ведя какую-то беседу. Многие маги использовали клички, которые возникали в процессе обучения, в качестве псевдонима. Мы долго бродили по спящему городу, болтая о всякой чепухе. Лена с Катей были очень красивыми, рядом с ними ни одна из моих знакомых не выдерживала даже самой поверхностной критики. Они были неуловимо разными, хотя поначалу я принял их за сестер. У Лены волосы черным каскадом ниспадали на плечи, выгодно оттеняя резкие черты лица. Каштановые волосы Кати чуть-чуть прикрывали скулы, а черты были более мягкими и плавными. Зато глаза у обеих девушек были голубыми. Только у Лены, словно безоблачное небо, а у Кати более темные. Та же Сара казалась какой-то замарашкой рядом с водницами. Встреть этих ребят без формы, я не сказал бы, что они маги. Вполне обычные люди, если судить по поведению.

   – Не опаздывайте на сбор и будьте внимательны. Большинство гибнет именно по глупости, – на прощание посоветовали девчонки, мягко улыбаясь. Решив не мудрствовать, мы уселись на лавочку прямо у ворот Академии. Сара, тут же уснула, а мы просто сидели, думая каждый о своем. Сегодня я узнал про обитель магов больше, чем за всю свою жизнь. По сути, учеба была одним огромным тестом на выживание. Как сказали старшекурсницы, даже маг средней руки мог уделать более сильных коллег, за счет мастерства и изобретательности. К тому же на территории данного учебного заведения были очень распространены дуэли. Запрещалось только вызывать на поединок более слабых противников, как и убивать кого-либо вне специальной площадки. Студент второго курса мог легко вызвать третьекурсника, но никак не наоборот. Отступление от этих двух правил каралось поединком с преподавателем, что, по сути, приравнивалось к смертной казни. В стенах Академии запрета на магию не было, так что старшекурсники зачастую телепортировались по территории, а младшие устраивали друг над другом различные розыгрыши. Все это казалось таким волнительным, чем-то новым, недосягаемым. До сих пор не верилось, что я смог поступить в Академию. Еще немного и я стану настоящим магом, при этом став частью чего-то большего.

   Наконец, часы над площадью отсчитали последние мгновения, и ворота в новую жизнь распахнулись. Вот только этот торжественный момент портили слипающиеся глаза. Все собравшиеся зевали, пытаясь хоть как-то не заснуть. Нестройной толпой мы вошли на площадь, а ворота за нами тут же захлопнулись. Нужно сказать, что пришли далеко не все.

   – Приветствую всех поступивших! Сейчас я буду называть имена и факультет, а вы будете подходить к своему куратору, – бодро заговорил маг, который вчера встречал нас в холе. Сегодня его голос звучал не так сухо, как в прошлый раз. Он быстро начал двигаться по списку, причем он ни разу не назвал имени того, кто не пришел. Опоздавшие пытались штурмовать ворота, но никто не обращал на них внимания.

   – Закери Тори, воздух.

   – Сара Бетин, вода.

   – Алекс Снап, огонь.

   – Ксана Итерн, земля.

   – Николас Ворт, вода.

   – Мартин Кастери, огонь, – наконец-то прозвучало мое имя. Отделившись от толпы, я прошествовал к самому большому скоплению народа. Нашим куратором оказался молодой парень, по крайней мере, с виду, с огненно-красными волосами, торчащими в разные стороны. Он беззаботно улыбался, глядя на распределение. Складывалось впечатление, что перед нами не преподаватель, а такой же студент, как и мы.

   – Итак, сейчас вы расселитесь, часок отдохнете, а потом я проведу вводную лекцию о правилах и устройстве Академии, – по окончанию распределения, сказал он и повел нас вглубь территории. Двигался он быстро и легко, словно в каком-то странном танце. Между тем наш куратор был просто до невозможности идеален, а судя по реакции девушек очень красив. Все поступившие девчонки при виде своего куратора тут же забыли про сон и всеми силами пытались привлечь его внимание.

   Общежитие представляло собой угловатое, двенадцатиэтажное здание, но вот внутри оно оказалось просто громадным. Фасад здания украшали всполохи пламени.

   – Номер этажа, соответствует курсу, последние два для преподавателей, – просветил нас куратор.

   – Можете обращаться ко мне господин куратор или профессор Ог, а теперь расселяйтесь. На каждой комнате есть табличка с именем. Жду всех через час у входа в дом, – выдал он и исчез в ярком всполохе огня. Смотрелось это уж очень эффектно. Домами тут, видимо, назывались жилые здания. Все комнаты оказались похожи друг на друга, как близнецы. В просторной комнате стояла кровать, письменный стол со стулом, небольшой шкаф, а над дверью висели огромные часы, так же была дверь в небольшую ванную. Короче говоря, были созданы все условия для жизни и учебы. Для меня оставалось загадкой только одно, как на первом этаже смогли уместиться больше пятидесяти далеко не маленьких комнат? После такого я готов был поверить в любые слухи о магах. Единственной проблемой наших жилищ были абсолютно белые стены и дощатый пол, но к этому, видимо, придется привыкнуть. К тому же такое маленькое количество мебели наводило на очень удручающие мысли. Видимо, студенты сами обустраивали свой уют в период обучения. В шкафу уже висело несколько комплектов одежды с соответствующими нашивками, а в столе лежали письменные принадлежности. Переодевшись и взглянув на висящие над дверями часы, я поспешил на выход. Опаздывать на первую же лекцию не хотелось. Да и вообще хотелось как можно быстрее начать обучение. Наш куратор появился точно в срок.

   – Следуйте за мной, – осмотрев нашу толпу, распорядился он. Теперь его голос звучал жестче, давая понять, что все сказанное следует выполнять быстро и точно. Прошагав по территории, мы вошли в учебный корпус, о чем свидетельствовала надпись над входом. Загнав нас в огромную аудиторию, маг запер двери, расслабленно улыбнулся и уселся прямо на преподавательский стол, болтая ногами.

   – Значит так. Перво-наперво, хочу поздравить всех присутствующих с поступлением. Это огромная честь, но еще большая головная боль. Я должен рассказать вам об истории, устоях и прочей лабуде, но вам и так предстоит это выучить. Процент выживаемости в этих стенах очень небольшой, так что усердно занимайтесь, это даст не плохие шансы пережить экзамены. К тому же всякого рода шутки друг над другом порой тоже заходят крайне далеко. Преподаватели следят только за чистотой проведения экзамена, зачета или практики. Если вы не справляетесь с заклинанием, то это только ваши проблемы, – наставительно заговорил профессор. Все присутствующие внимательно слушали, шепотом поражаясь жестокости системы.

   – Значит так, вернемся к насущным проблемам. Расписание можно посмотреть в холе учебного корпуса. На территории Академии запрета на магию не существует, но до пятого курса покидать территорию учебного заведения запрещено. Кстати, мебель в комнатах хорошо горит, имейте это ввиду. Возле ворот имеется ящик для писем. Со всеми жалобами обращаться ко мне. Меня можно найти в преподавательской. Питаться будете в столовой, завтрак в семь, обед в час, ужин в восемь. Вроде бы все. Сегодня у вас свободный день, а завтра начнутся занятия, – закончил инструктаж Ог. Было видно, что куратор хочет поскорее закончить общение с нами. Видимо, у него были куда более важные дела.

   Первым делом мы рванули к расписанию. У нашего курса стояло всего два предмета, а именно медитация и введение в магию. До обеда оставалось еще много времени, потому мы принялись тщательно исследовать территорию, которая оказалась совсем небольшой. Три учебных корпуса, главный корпус, библиотека, четыре жилых дома, по количеству факультетов, площадка для проведения поединков, парк и главная площадь у ворот. Дома колоритно выделялись на фоне остальных зданий. Если на стенах нашего горел огонь, то на здании водного факультета был изображен водопад, дом земли украшали картины леса, у воздушников бушевало торнадо. Все здания были размещены очень компактно. Кстати, мы попытались войти в общежитие другого факультета, но наткнулись на непреодолимую преграду еще на ступенях. Как объяснил нам третьекурсник, наблюдавший за нашими потугами, попасть в дом другой стихии можно только по приглашению живущего там человека. Такая система давала меньше возможностей для всяких пакостей. Хотя, старшие курсы вполне успешно умудрялись обходить такую защиту. Как-то незаметно нас осталось только шесть человек. Уже знакомый мне Алекс, две девчонки и парни из соседних комнат. Именно такой компанией мы завалились в столовую, а там уже было очень людно. Не успели мы занять свободный стол, как на нем тут же появилась посуда с едой. Мы просто пришли в восторг. Кормили очень не плохо. Овощной суп, правда не соленый, тыквенная каша с маслом и компот, правда из чего он так никто и не понял, но от этого он не стал менее вкусным.

   – Обживаешься? – поинтересовался над ухом женский голос, а до носа донесся приятный сладковатый запах. Прозвучало это настолько неожиданно, что я чуть не облился компотом. Резко обернувшись, я увидел довольное лицо Кати, той семикурсницы, которая вместе с нами отмечала поступление. За ближайшими столами повисло гробовое молчание. Нужно сказать, что столовая тоже была поделена на четыре части, только уже самими студентами.

   – Привет. Непривычно немного, а ты как? – улыбнулся я, двигаясь и освобождая место на лавке. Девушка тут же уселась рядом. На ее лице промелькнула тень интереса, а может мне просто так показалось.

   – Так себе. Разгрохала флакон с любимыми духами, которые я делала почти месяц. Ладно, мне пора бежать. Как насчет, встретиться после ужина и нормально пообщаться? Мы с Ленкой в парк собираемся, присоединяйся, – улыбнулась водница, вскакивая с лавки, а затем растворилась во вспышке. Это произошло настолько быстро, что я, и понять ничего не успел. В воздухе все еще витал запах духов исчезнувшей девушки.

   – Ты пойдешь? Откуда ты ее вообще знаешь? – поинтересовался второкурсник из-за соседнего стола.

   – Старая знакомая, – рассеяно ляпнул я, поднимаясь с места. Грязная посуда тут же исчезла. В гордом одиночестве я побрел в библиотеку, но для первокурсника там литературы не нашлось. Женщина за стойкой, посоветовала сначала пройти вводный курс, а только потом брать книги. Так что остаток дня я провел, составляя еще одно письмо родителям и изучая карту Академии, которая обнаружилась в столе. Данная карта была настолько подробна, что можно было посчитать шаги до того или иного здания. Наступило время ужина, удивительно, но никто не стал меня ждать, да и вообще никто не захотел даже разговаривать. Я не обратил на это ровным счетом никакого внимания. Чудеса начались, когда я подошел к столу своих однокурсников. Они тут же, молча, сдвинулись, так, что бы на лавке не оставалось свободного места. На секунду я растерялся, но потом, философски пожав плечами, пошел к столу водниц. Это решение родилось спонтанно, вот просто, раз и оно есть. В столовой повисла гробовая тишина. Этот стол стоял в самом центре и за ним неспешно ужинали Катя с Леной, уже знакомый мне Филин, который являлся воздушником и парень с девушкой, которые раньше всех покинули Голубого Страуса. Примечательно, что эта парочка была с факультета земли. Компания вела оживленную беседу, словно так и должно было быть.

   – Можно? – поинтересовался я. Больше всего в этот момент я боялся отказа, понимая, что больше идти мне некуда.

   – Конечно, – ответил Филин, освобождая место. Девчонки ободряюще мне улыбнулись, лениво ковыряя десерт. Такой десерт стоял только на этом столе. Предо мной тут же появились тарелки.

   – Мила, а моего парня зовут Гор, но на самом деле он Арчи, – дружелюбно улыбнулась девушка, с аппетитом уплетая черешню. Парень поморщился при звуке своего настоящего имени, но протянул руку, которую я тут же пожал. Парень был далеко не красив. Крючковатый нос и черные глаза предавали ему свирепый вид.

   – Мартин, можно просто Марти, – вернул улыбку я.

   – Смотрю, ты уже с первого курса решил отличиться, – заметил Филин. Его мягкие черты на миг исказились, словно он съел что-то противное.

   – Фил, будь лапочкой, не бухти, – сверкнула голубыми глазами Лена, делая вид, что ее больше интересует мармелад в десерте, чем окружение. Девушка между тем очень внимательно осматривала столовую, будто чего-то ожидая.

   – И вообще у нас намечается прогулка. Кто с нами? – бодро заявила Катя. В итоге пошли мы втроем. Воздушник ушел в алхимическую лабораторию, а Гор потащил свою девушку любоваться звездами на какую-то крышу. Судя по всему, эта пара начала встречаться уже довольно давно.

   – Слушайте, честно, я не понимаю, чего все так взъелись? – наконец, поинтересовался я. Разговор происходил в парке Академии. Здесь росли самые разные растения, даже те, которые просто не могли расти в таком климате. Видимо маги, которые их тут посадили, об этом не знали или даже знать не хотели.

   – Ты только поступил и не совсем понимаешь. Мало того, что маги враждуют друг с другом, хотя и не открыто. Вражда между факультетами уходит корнями еще к тем временам когда была основана Академия. А выскочек не любит никто. Ты же мало того, что общаешься с представителями другой стихии, так еще и ужинал за столом, тех, кто поставил дружбу превыше устаревших обычаев, – пояснила Лена, как-то нехорошо глядя на покрасневшую Катю. Видимо, она была не в восторге, что ее подруга подошла ко мне утром.

   – Чем это грозит? – поинтересовался я, понимая, что вляпался в крупные неприятности. Это же надо попасть в такой переплет да еще и в первый же день.

   – В ближайшее время подколками и издевательствами, а позже дуэлями с одногруппниками. Тебе повезло, что нельзя бросать вызов заведомо слабому противнику. У тебя есть два варианта, либо перестать с нами общаться и публично признать свою ошибку, либо удвоить усилия и выживать, – просветила водница. Выбор, конечно, так себе или унижение, или война.

   – Значит, буду учиться, – тяжело вздохнул я, заставив девушек захихикать. Им смешно, а я был просто в шоке. Не так я представлял себе обитель магов, совсем не так.

   – Я принесу тебе какие-нибудь конспекты. Полноценную магию изучают со второго курса, так что у тебя есть немного времени, – все еще улыбаясь, пообещала Катя. Я просто любовался девушками, которые казались идеальными. Из-за этого я частенько терял нить разговора. Дальнейшее общение пошло на более приятные темы.

   – Дзынь! – прозвучало в голове, заставляя подпрыгнуть на кровати. Казалось, что звук эхом разносился по всему черепу. Жестко, зато точно не проспишь. Настенные часы показывали ровно шесть. Видимо, такой ранний подъем станет первой проблемой в моем списке. Быстро приведя себя в порядок и подхватив чистую тетрадь, я поспешил на завтрак. Кроме меня в столовую явилось еще три первокурсника. Зато все остальные курсы были уже тут. Меня одарили улыбками и рукопожатиями все представители нашего «неправильного» стола. Мы довольно ни плохо пообщались за завтраком. Складывалось впечатление, что мы дружим уже несколько лет, а не один день. К тому же все это было настолько искренне, что мне хотелось вечно сидеть в столовой.

   – Встретимся перед обедом у главного корпуса, я принесу конспекты, – шепнула мне на ухо Катя, а потом, шкодливо улыбнулась и чмокнула в щеку. В углу, где сидели огневики, что-то разбилось. Улыбнувшись еще более загадочно, Лена медленно наклонилась и поцеловала меня в другую щеку. Я вообще потерял связь с реальностью. Нет, мне было, несомненно, очень приятно, но вот только все это перекрывало чувство беспокойства. Столик, за которым сидел третий курс моего факультета, вспыхнул ярким пламенем. Девчонки захохотали и растворились в воздухе. Гор хмыкнул, а Филин только покачал головой. А я так и остался сидеть с озадаченным лицом.

   На медитацию я явился в числе первых. Занятие проводилось в огромном зале, без какой-либо мебели, только мягкий пол и голые стены. Преподавателем оказалась старушка в черной мантии. Цвет мантии означал положение и силу мага. Только студенты носили цветную одежду. У уже квалифицированных магов одежда была серого цвета, только специальные нашивки означали принадлежность к стихии. Чем темнее цвет мантии, тем выше положения мага. Черный носили только полноправные магистры, их было не много, но они являлись идолами, примерами тех вершин, к которыми стремились все чародеи. Кстати, помимо мантии в комплект одежды входили штаны и рубашка со шнуровкой у горла. Такая одежда была не только красивой, но и практичной, она совершенно не сковывала движения.

   – Рассаживайтесь. Ко мне можно обращаться магистр Альна, – представилась старушка, поднимаясь с единственного стула, который тут же исчез. Вопреки морщинистому лицу, ее голос звучал очень живо, отражаясь эхом от стен.

   – Сегодня мы начнем изучать дисциплину, которая поможет вам в работе с энергией, из которой формируются заклинания. Так же медитация помогает развить концентрацию, которая необходима для создания и удерживания нескольких заклинаний, – неспешно пояснила чародейка, с интересом рассматривая нас. Дальше началась настоящая пытка. Мы уселись на пол, скрестив ноги, и начали прислушиваться к себе. Точнее мы должны были так делать, но лично я не совсем понимал, что нужно почувствовать. Ведь четких рекомендаций нам никто давать не спешил. Мне досталось место в самом дальнем углу.

   – Для начала нужно почувствовать энергию, которая разлита в окружающем пространстве и в вас самих. Пока этого не произойдет, дальше изучать магию не имеет смысла. Помимо этого вы должны не только чувствовать энергию, но и уметь накапливать ее, для дальнейшего формирования заклинаний, – наконец, пояснила магистр, прохаживаясь между нами. Объяснения последовали только спустя полчаса бестолкового сидения в неудобной позе. Первым были нетерпение и восторг, казалось, вот сейчас начнется настоящая магия, но просидев добрых полчаса с закрытыми глазами, я был вынужден констатировать, что это не так просто. Нужно отметить, что занятие по медитации длилось три часа, затем шел небольшой перерыв и полтора часа предмет под названием «введение в магию», затем обед и свободное время. У старших курсов дела обстояли хуже, потому что занятия продолжались до самого вечера. Еще минут через сорок я совсем перестал чувствовать ноги. Одногруппники нервно ерзали, стараясь усесться поудобнее. Многие уже даже не закрывали глаза. Преподаватель наколдовала себе кресло и, удобно устроившись, читала какую-то книгу, периодически обводя нас внимательным взглядом. Через час я совершенно перестал испытывать неудобство, просто потому что уже совсем не чувствовал ног. Спина тоже капитально затекла. Медленно я проваливался в полудрему, переставая слышать окружающие шорохи. Неожиданно помещение начало светиться, мягким светом. Вокруг меня находились клубки ярко светящейся энергии, некоторые светились ярче, чем остальные, а впереди полыхало яркое зарево, неожиданно оно поплыло ко мне, заслоняя собой все остальные сгустки. Честно, я испугался, просто не понимая, что происходит.

   – Впечатляюще, молодой человек, – сказал голос совсем рядом, выдергивая меня в реальность. От неожиданности я дернулся, чувствуя, как в онемевшее тело вонзаются тысячи иголок. Титаническими усилиями, я смог сдержать рвущийся наружу стон.

   – Продолжайте в том же духе. Для первого раза, результат более чем впечатляющий, – улыбнулась мне магистр, а затем вернулась в свое кресло. Поежившись от изучающих взглядов, которыми меня одаривали окружающие, я попытался вернуться в соответствующую позу и снова принялся медитировать. Увы, но до конца занятия мне так и не удалось ничего почувствовать. В большей степени из-за того, что вернувшая частичная чувствительность здорово мешала сосредоточиться. За это время прорыв случился еще у двоих. Вокруг девушки, которая сидела в первом ряду, воздух мягко засветился, разгораясь с каждым мгновением, но через секунду погас. Получив похвалу от преподавателя, она улыбалась до конца занятия, даже не пытаясь повторить свой успех. Перед самым концом занятия воздух вокруг светловолосого парня подернулся легкой дымкой, но тут же погас. В противоположность девушке он выглядел подавленным, явно считая такое слабое проявления магии, дурным знаком.

   Следующее занятие пролетело незаметно. Оказалось, что здесь нам просто рассказывали про историю Академии, и ее выдающихся выпускников. Звука колокола, который тут заменял звонок, я дождался с огромным трудом, а затем рванул к главному корпусу. К этому времени у меня совершенно кончилось терпение. Хотелось получить конспекты, которые откроют для меня первую магию. Успел я вовремя, потому что через секунду после моего прихода появилась Катя, поприветствовав меня дружелюбной улыбкой. Громким названием конспекты назывались две тоненькие тетрадки. Впрочем, я был рад и этому. Спрятав под мантию эти ценные бумаги, я хотел идти в столовую, но девушка решительно меня остановила.

   – Лучше отнеси конспекты в комнату.

   – Хорошо, тогда увидимся в столовой.

   – Я не против прогуляться, – улыбнулась водница и первой двинулась в сторону нашей общаги. Такое поведение девушки заставило просто опешить. Честно, я совсем не понимал, что происходит. Подозрительным казалось не только то, что меня приняли за свой стол старшекурсники, но то, что Катя всячески мне помогает, казалось вообще из ряда вон. Самое страшное было то, что от меня могут чего-то потребовать в замен. Я был несказанно рад, что со мной общаются, потому что отчуждение со стороны одногруппников довольно сильно давило. И все же оставался вопрос безоговорочного доверия, который здорово смущал. Особенно в свете того, что я узнал о взаимоотношениях факультетов и магов в целом. Возможно, стоило спросить прямо, но у меня не хватало духа. Оставив девушку возле входа, я быстро положил тетрадки в стол и поспешил обратно. На входе меня ждала удивительная картина. Первое, что бросилось в глаза еще на подходе, так это парень с девятого курса, который прислонился к стенке и, улыбаясь, наблюдал за чем-то на крыльце. В голове тут же появились самые мрачные мысли.

   – На твою девушку уже очередь выстроилась, – ухмыльнулся он, когда я проходил мимо, заставив ускорить шаг. На крыльце меня ждал настоящий сюрприз, а именно толпа из учеников четвертого и пятого курса, которые стояли стеной, закрывая вход в общежитие. Катя же стояла у первой ступеньки, а вокруг нее вилась спираль из воды, причем ее одежда оставалась совершенно сухой.

   – Ты вовремя, боюсь еще пару минут, и меня попытаются прикончить, – беззаботно улыбнулась девушка, подхватывая меня под руку. Вода куда-то благополучно исчезла, будто ее и не было вовсе. Нас проводили враждебными взглядами. Мы же поспешили в столовую, потому что время предательски заканчивалось.

   Прошла первая неделя, а за ней и вторая. Я потихоньку начал втягиваться в график. Медитации перестали казаться пыткой, теперь мне удавалось чувствовать магию, хотя это и требовало значительной концентрации. Как пояснили мне старшекурсники в залах медитации стояли какие-то экраны, способные накапливать энергию, потому там намного легче оперировать магией. В этот же день я попробовал медитировать у себя в комнате, тут же почувствовав разницу. Если в зале медитаций пространство прямо светилось от энергии, то здесь все было серым. Видимо концентрация магии в реальном мире была в десятки раз меньше. После такого открытия, мое свободное время значительно сократилось, потому что я принялся заниматься медитацией у себя в комнате. Кругом моего общения все так же оставались старшекурсники, потому что огневики упорно продолжали меня игнорировать. Если вначале меня это тяготило, то теперь уже не причиняло значительных неудобств. Все началось в начале четвертой недели. Большая часть первых курсов, то есть нас, перешла к практическим занятиям, заменив ими медитацию.

   – Поединок, настоящий магический поединок. Представляешь? Пойдем скорее, – затараторил Алекс, догоняя меня в коридоре. Он единственный, кто перестал меня сторониться еще в конце первой недели. Не знаю, что на него повлияло, но мы начали нормально общаться, правда, ели все же за разными столами.

   – Кого это с утра приспичило? – недовольно пробормотал я. Вчера меня так затянули конспекты, что лег я далеко за двенадцать. Соответственно, выспаться мне не удалось.

   – Говорят, схлестнулись огонь и вода, – уточнил парень. В душе шевельнулось нехорошее предчувствие. Вчера на ужин не пришла Катя. Мой вопрос был благополучно проигнорирован, потому я не стал вдаваться в подробности, полагая, что причина отсутствия довольно личная.

   Вокруг площадки уже собралось довольно приличное количество народа. С обеих сторон площадки возле стационарных накопителей, которые окутывали щитом площадку и поглощали любую магию, не выпуская заклинания наружу, стояли секунданты. Насколько я понял, эта защита считалась нерушимой и выдерживала любую магию. Если предполагался бой насмерть, то требовалось наличие секундантов. Возле одного из камней, на высокой металлической подставке, стояла Лена, а на другом конце огневик с шестого курса. Мое сердце тут же ушло в пятки, значит, предчувствие меня не подвело и на площадку выйдет Катя. Так оно и случилось. Девушка была бледна, под глазами залегли тени. Зато ее противник был весел, даже слишком. Его видимо не смущало, что он был младше водницы на целый курс. Только они ступили на площадку, как секунданты сразу активировали купол.

   По бытующему мнению, магический поединок, это нечто настолько красивое, что сердце замирает от восторга. Сердце, конечно, замирало, вот только от страха. Огневик сразу же ударил плетью из огня, но девушка укуталась коконом из воды, который ударил в ответ несколькими водяными отростками. Вокруг парня вспыхнула защита, превращая воду в пар. Дальше началось что-то невообразимое, огневик создавал сразу несколько заклинаний, заставляя их кружиться вокруг водницы. Защита Кати трещала так, что было слышно за пределами площадки, но держалась. Щиты шестикурсника неожиданно вспыхнули и рассыпались, если бы не удивительно быстрая реакция, жало сотканное из воды прошило бы его насквозь. Парень побледнел, вскочил на ноги, возводя новую защиту, а затем ударил. В этот момент у меня внутри все оборвалось. Площадка заполнилась огнем, который гудя, бросился на девушку. Пару мгновений казалось, что это конец, но неожиданно вокруг Кати вспыхнул щит из огня. Парень обалдел, потеряв контроль над заклинанием, потому огонь опал и погас. Следующий удар заставил его щиты лопнуть с оглушительным треском. Огневик дико закричал, а потом вспыхнул и осыпался пеплом. Купол погас, но народ не спешил подходить ближе. Лена что-то говорила стоящей на коленях Кате, из носа которой текла кровь. Видимо, работа с другой стихией далась ей нелегко. Мое сердце все еще колотилось от страха. Протиснувшись сквозь начавшую расходиться толпу, я подскочил к девчонкам.

   – Ты вовремя, помоги дотащить ее до комнаты, – обрадовалась Лена. Подхватив под руки плохо соображающую девушку, мы поспешили в сторону общежития.

   – Приглашаю в гости, – пробормотала водница, когда мы подошли ко входу.

   – Держи ее крепче, – сказала Лена, хватая меня за руку. Яркая вспышка на мгновение ослепила, а потом мы вывалились из портала прямо посреди огромной комнаты. На первый взгляд комната оказалась огромной гостиной, в которой стоял диван. Вот на него мы и сгрузили уже начавшую приходить в чувства девушку.

   – Где это мы? – поинтересовался я, осматривая помещение. Стены были оббиты тканью с узорами, а пол устилал огромный ковер. Помимо дивана тут еще было два кресла, небольшой столик и несколько шкафов с книгами.

   – Наша комната, – улыбнулась Лена, наблюдая, как моя челюсть падает на пол. В этот момент возле двери образовался небольшой смерч и из него появился Филин. Это произошло так внезапно, что я шарахнулся, назад чувствуя, как на руках вспыхивает пламя. Виной всему были нервы, которые банально сдали.

   – Ого, а ты времени даром не теряешь, – выдал воздушник, девчонки только удивленно переглянулись. Катя уже успела прийти в себя и теперь просто валялась на диване. Она все еще была бледна, но уже мало походила на умирающую.

   Дальше мы переместились на кухню, которая здесь тоже имелась. Интересно, как они отхватили себе такие хоромы? Девчонки наделали бутербродов и принялись обсуждать произошедший бой. Я понимал очень мало, потому просто ел бутерброды, запивая их фруктовым чаем. Так прошел завтрак. Мне было только непонятно, зачем они ходят в столовую, если могут спокойно завтракать дома? Но таких бестактных вопросов задавать не хотелось. К началу занятий Катя снова начала улыбаться. Так что все мои опасения благополучно развеялись.

   – Ну что, утешил свою подружку? – гадко ухмыляясь, поинтересовался темноволосый парень с факультета воздуха, сидящий справа от меня. Среди зубоскальщиков был и Зак, что было вдвойне обидно. Это все происходило незадолго до обеда, на лекции по введению в магию. Дело в том, что на эту лекцию ходили все первокурсники, так что аудитория пестрила красными, синими, желтыми и коричневыми цветами.

   – Не твоего ума дело, – огрызнулся я, понимая, что достойный ответ придумать не смогу. Девчонки, сидящие за нами, захихикали. Многих студентов больше всего бесило то, что все были на равных условиях. Люди из состоятельных семей считали, что им должны предоставлять более комфортные условия. К счастью, в стенах Академии не признавались титулы и материальное состояние. Здесь был только один критерий, а именно твоя магическая сила. Преподаватель призвал всех к порядку, потому шепот и хихиканье утихли. Облегченно вздохнув, я порадовался, что конфликт исчерпан, но не тут-то было.

   Мы уже пообедали и просто сидели, ведя неспешную беседу, когда из-за стола воздушников послышался голос.

   – Эй, Марти, а каково это спать с водницей? – громко поинтересовался все тот же обнаглевший воздушник. Я уже хотел вскочить со скамейки, но меня удержали.

   – Не ввязывайся, он просто тебя провоцирует, – прошипела мне на ухо Катя.

   – Не стесняйся, поделись впечатлениями. Нам же интересно, – продолжил глумиться он, под хохот своих товарищей. Это стало последней каплей. Очень хотелось потребовать поединка, но я прекрасно понимал, что толком ничего не умею. Да и вообще, какой поединок на первом курсе?

   – Неужели испугался? – насмешливо поинтересовался Зак. Это был удар ниже пояса. Вскочив со своего места, я подскочил к столу бывшего товарища и со всей дури двинул воздушника в челюсть. Зак был не готов к такому повороту событий, потому опрокинулся назад, хорошенько приложившись спиной о пол. В столовой повисла гробовая тишина. Даже старшекурсники прекратили свои разговоры. Все соседи по столу поверженного воздушника тут же поднялись со своих мест. С явным намерением поквитаться со мной, но в этот момент мне было все равно. Злость и обида на однокурсников требовала выхода.

   За моей спиной послышался скрип отодвигаемых лавок. Со своих мест вставали огневики первого курса. Да они меня не любили, но отдай они меня на расправу воздушникам и огненный факультет рисковал потерять репутацию в глазах остальных факультетов. А главное, в глазах старших курсов. Парни в желтых мантиях замешкались, потому что нас было значительно больше. Вычленив из толпы говоруна, я быстро двинулся вперед. Друзья вскочили из-за стола, намереваясь меня остановить, но было уже поздно. Столовая превратилась в настоящее поле боя. С грохотом переворачивались столы и лавки, с треском рвались мантии. Сцепившись с говоруном, мы в исступлении молотили друг друга, не чувствуя боли.

   – Довольно! – прозвучал громкий голос и дерущихся разбросало в разные стороны.

   – Степ! Что ты себе позволяешь?! – вскочил из-за своего стола воздушник с десятого курса.

   – Останавливаю драку, раз не у кого на это ума не хватило, – бросил огневик, тоже, кстати, десятикурсник, усаживаясь за свой стол. После такого драться всем расхотелось.

   – Как себя чувствуешь? – поинтересовался Филин, девчонки только стояли с недовольными лицами.

   – Жить буду, – выдавил из себя я, ощупывая разбитую губу и ребра, по которым пришлось большинство ударов. Меня подташнивало, а мир слегка качался, потому что взрывной волной меня отбросило на перевернутый стол, который оказался жутко твердым и крепким. Все же я осторожно поднялся на ноги. Стало немного хуже, но я сжал зубы, стараясь побороть слабость и привести гудящую голову в порядок.

   – Пойдемте отсюда, – тихо сказала Лена, но все послушались беспрекословно. Катя, вообще не проронила ни слова, только перед входом в мое общежитие, небрежным движением залечила мои повреждения, а затем так же спокойно направилась в сторону дома водников. Я даже не успел спасибо сказать, остальные тоже быстро попрощались и разошлись.

   Утром я проснулся бодрым и совершенно здоровым. Утро оказалось вполне добрым, да и день прошел легко и быстро. А главное, что произошедшее оборвало все нападки на меня. Зак еще больше недели сверкал фонарем, а говорун, имени которого я так и не узнал, ходил с рассеченной бровью. Теперь все старались просто меня не замечать, что было очень даже хорошо. Так проходили дни, а за ними недели. Жизнь пошла на лад, я немного разобрался со всеми правилами и устоями нашей альма-матер.

Практическая магия

   Вот уже полгода я учился в магической Академии. Раньше о таком можно было только мечтать, а теперь это стало обыденностью. Единственным минусом была изоляция от внешнего мира. К примеру, старшие курсы частенько на выходные покидали стены учебного заведения. Правда, многие предпочитали выходить в город только по необходимости. За это время так ничего и не поменялось. Однокурсники продолжали меня игнорировать, старшекурсники тоже недолюбливали, а мы вшестером хорошо общались, проводя все свободное время вместе. Немного поднатаскавшись в магии, первый курс принялся усиленно пакостить друг другу. По нескольку раз в день в коридорах что-то взрывалось, горело, кого-то подвешивали за ноги, случались мелкие катаклизмы. Большая часть студентов ходила без бровей, с опаленными волосами или вовсе с ожогами. Больничного крыла в Академии не имелось, потому что каждый маг с пятого курса начинал изучать медицину. Вот только никто особо не стремился лечить других, предпочитая избавляться от конкуренции. Только на первый взгляд дом магии казался сплоченным и единым организмом. Если смотреть изнутри, то тут шла нешуточная борьба между факультетами. Нет, дуэли без причины жестоко карались, но вот всякие диверсии сходили с рук. Уже на второй месяц обучения я в этом убедился лично. На первых семи этажах дома воздушников выпал дождь, да еще и какой. Крику и ругани было много. Так что первый семестр прошел очень интересно.

   По истечении недели отдыха, которую я провел, по уши закопавшись в конспекты, снова началась учеба. Не самой лучшей стороной обучения являлось и то, что экзамены были в конце весны. Именно тогда сдавались все предметы, изученные за год, в не зависимости от продолжительности обучения. Предмет мог идти как полгода, так и пару месяцев. Данная система не давала студентам расслабляться, потому что любая, даже самая незначительная дисциплина могла стать причиной гибели. Второе полугодие порадовало куда больше. Наконец закончились нудные лекции по введению в магию, исчезла медитация, зато появились такие дисциплины, как построение заклинаний, магические азы и практическая магия. Последнее радовало больше всего. Я выучил довольно много по конспектам, но это были просто отдельные структуры, некоторые из которых не хотели взаимодействовать, но я не мог понять причину этого. Потому меня очень порадовала практика, может там я смогу понять, в чем проблема. К тому же, как я не пытался учить более сложные магические структуры самостоятельно, из этого ничего дельного не выходило. Нет, основы я усвоил быстро, выучил простейшие структуры, но дальше дела не двигались.

   – Практическая магия? Это же дисциплина третьего курса, – удивился Филин, неспешно потягивая кофе. Я так до сих пор не мог понять, как они получают ту еду, которую хотят. Из вредности я не спрашивал, но, сколько не пытался, так и не смог получить от стола что-то кроме стандартного набора. Это было настоящей пыткой видеть и чувствовать запахи самых разных блюд, но при этом давиться обычной кашей.

   – Глядишь, так они через пару лет нас догонят, – посмеялась Катя.

   – Приятного аппетита, разношерстные, – заорал кто-то за спиной. Пол под нами затрясся, трескаясь и проседая. Девчонки поспешили подтянуть ноги на лавку, а Гор что-то сосредоточенно зашептал. Скорее всего, это были ругательства, потому что для построения заклинаний слова были не нужны. Землетрясение тут же кончилось, а пол стал абсолютно ровным.

   – Компот нынче вкусный, – сказал кто-то с другой стороны. Не знаю, что больше повлияло, плохое предчувствие или какой-то внутренний голос, но над нашим столом вспыхнул огненный купол. Еще ни разу я не создавал заклинания с такой скоростью. В него с разных сторон врезался выплеснутый компот, который зашипел, превращаясь в пар, и взмыл к потолку. Все тут же повернулись в нашу сторону, а сидящие за нашим столом уставились на меня.

   – Что? – недовольно пробурчал я, развеивая заклинание и утыкаясь в свою тарелку. Такие пристальные взгляды заставляли меня теряться и краснеть.

   – Знаешь, Катя, я начинаю верить твоим словам, – тихо сказала Мила. А затем перешла на какую-то совершенно отстраненную тему, так что остаток завтрака прошел в совершенно беззаботной беседе. Засидевшись, мы чуть не опоздали на занятия. Все же в приятной компании потерять счет времени, это совершенно обыденное занятие. Если мои собеседники быстро исчезли во вспышках порталов, то мне оставалось только схватить вещи и стремглав броситься к аудитории. Я не опоздал, влетев в нужную комнату прямо перед звоном колокола.

   – Вы весьма пунктуальны, молодой человек, – сказал маг в темно-серых одеждах, закрывая за мной дверь. Комната представляла собой подобие зала для медитации, только без мягкого пола. Вдоль стен стояли лавки, а по центру был очерчен круг, от которого фонило магией. В магическом диапазоне он светился так, что резало глаза, все же в его структуре можно было разобрать уже знакомые мне линии, которые применялись для создания защит.

   – Рассаживаемся. Ко мне можно обращаться профессор Земониус. С сегодняшнего дня у вас начинается курс практической магии. Сейчас мы посмотрим, что вы умеете. Я разобью вас на пары, и мы устроим небольшие поединки, – объяснил преподаватель. После слова поединки большинство посмотрели друг на друга с нескрываемым испугом. Все прекрасно помнили, что здесь каждая ошибка может стоить жизни, а ведь с момента поступления многие нажили себе врагов даже среди одногруппников. Каждый это понимал и боялся. Мне же, по чистой случайности, досталась маленькая и худенькая девчонка. Такое меня категорически не устраивало, но деваться было некуда. Поединки шли один за другим, заканчиваясь очень быстро. Соперники выдыхались после двух атак или просто преподаватель останавливал бой, видя, что ничего толкового не будет. После каждого боя он что-то записывал в журнал, а затем вызывал следующих. Никаких замечаний или тем более пояснений не было. Наш поединок был предпоследним. Девушка, которую, кстати, звали Юля, побледнела, но все равно встала напротив меня. Такая решимость заставила уважать соперницу.

   – Начали, – скомандовал профессор, разворачивая над нами купол. Это защита, конечно, слабо походила на купол над площадкой для дуэли, но была, несомненно, прочной. Нужно отдать магу должное, он четко контролировал все происходящее, закрывая студента щитом, если тот не справлялся. Я не смог понять даже примерную структуру этой защиты, сколько не вглядывался. Жутко хотелось пропустить пару-тройку курсов, что бы уже хоть немного разбираться в происходящем.

   – Дамы вперед, – ободряюще улыбнулся я, формируя вокруг себя простенький огненный щит. Юля напряглась, сформировала защиту, а затем запустила в меня три сгустка огня, за ними полетело нечто вроде птички с основой под взрыв. Такая птичка не только тупо летела на противника, но и меняла траекторию преследуя свою жертву. Для первого курса, это было просто ужасно мощная структура. Если сказать точнее, то это был скорее колбаска с крыльями, чем птица, но все же. Быстро взорвав птичку направленным ударом небольшого шарика, я позволил сгусткам огня коснуться защиты, которая слегка затрещала, но выдержала. Сотворив огненную плеть, я разрубил защиту соперницы, а потом метнул в нее огненное копье. Было видно, как профессор на миг напрягся, возводя защиту, но я контролировал свое творение, потому заставил его рассыпаться красивыми искрами прямо перед щитом мага.

   – За явным преимуществом победил Мартин Кастери, – объявил преподаватель, провожая меня изучающим взглядом. Последний бой тоже ничем не порадовал, зато я теперь точно знал в лицо еще трех огневиков, которые на голову опережали остальных. Знать бы сколько еще таких уникумов на других факультетах, но кто же мне расскажет.

   – Раз еще осталось время, то я хотел бы посмотреть все, на что способен Мартин, – сказал Земониус, откладывая журнал и сам, входя в круг. Вот тут коленки затряслись у меня. Одно дело сражаться с такими же недоучками и совсем другое с полноценным магом. Мои однокурсники заулыбались, видя, как я пытаюсь справиться с дрожью.

   – Начали, – скомандовал преподаватель, активируя купол и укутываясь защитой. Плюнув на зарок использовать только магию своей стихии, я укутался в кокон из воздуха, а сверху возвел щит из огня.

   – Не дурно, – прокомментировал маг, создавай шар из какого-то желтого огня и швыряя в меня. Все это случилось так быстро, что я даже не успел ничего сделать. Удар был страшный, огненный щит разорвало на части. Поняв, что так дело не пойдет, я сформировал несколько шаров, за ними послал птицу, потом в ход пошло землетрясение и ледяной фонтан. После такого перенапряжение голова начала кружиться, но я восстановил защиту, собрал остатки сил и ударил небольшим огненным смерчем. Защита преподавателя сползла лохмотьями, а смерч окутал мага, практически на две секунды, но так и не смог пробить защитный кокон. Короче, результат был потрясающим, но мне было не до этого, из носа потекла кровь, и я плюхнулся на пол. Комната кружилась, а тело налилось свинцом, короче говоря, все симптомы магического истощения. По мере учебы резерв мага развивался, давая возможность легко прокачивать через себя больший поток энергии, но если резерва не хватало, то маг начинал черпать силу из себя. Такие эксперименты были чреваты очень серьезными последствиями. Дело в том, что любой маг мог использовать все четыре стихии. Вот только работа с родной стихией давалась легко, и требовала небольших затрат энергии. А любые применения других стихий заставляли тратить силу не только на само заклинание, но и на преобразование родной стихии в желаемую. Если сил не хватало, то маг начинал черпать свою жизненную энергию, что приводило к истощению организма и смерти.

   – Восхитительно. Впервые вижу, что бы первокурсник смог пробить защиту полноценного мага. У тебя прекрасно развита интуиция. Вряд ли ты понимал, какие заклинания можно использовать в связке. Тебя подвел резерв, – дал пояснения преподаватель, пока я приходил в себя. Удивительно, но слабость прошла довольно быстро.

   – Да, Вы правы, – коротко ответил я, решив не уточнять, что все связки я выяснил методом проб и ошибок. Благо стены, пол и потолок отлично выдерживали все мои эксперименты. Мебель же я сдвинул в один угол, не желая потерять такой ценный атрибут. Самым опасным было самому попасть под какой-нибудь случайный взрыв.

   – Пожалуй, тебе нет смысла ходить с первым курсом. Давай сделаем так. Ты будешь приходить сюда часиков в шесть вечера, и я буду с тобой заниматься. Занятия каждый день, – проинструктировал меня профессор. После этого заявления по комнате пронесся вздох облегчения. Послышался звон колокола и нас отпустили.

   – Спасибо за интересный поединок, – улыбнулся я Юле, пропуская ее в двери.

   – И тебе спасибо. Ты оказывается нормальный, – выдала она, заставив меня потерять дар речи. Я думал, меня просто избегают, а оказывается, меня считают каким-то ненормальным. Вот это новости. Следующую лекцию я провел в задумчивости, лишь машинально записывая все нужное. Самокопание ничего не дало, так что на обед я пришел подавленным.

   – Неужели я действительно настолько ненормальный, что от меня все шарахаются? – поинтересовался я, усаживаясь за стол. На меня тут же уставилось пять пар глаз. Мила вообще застыла с кисточкой винограда, которым увлеченно кормила Гора. Катя, пощупав мой лоб, недоуменно пожала плечами. Лена покачала головой.

   – Что натворил на этот раз, – с ухмылкой поинтересовался Филин, спокойно ковыряя гранат. Махнув рукой я коротко пересказал произошедшее.

   – Ты точно первокурсник? – уточнила Лена.

   – Зачем себя было гробить?! – упрекнула Катя, ткнув меня в плечо. Парни просто промолчали, изучающее глядя на меня.

   – Не говорите глупостей, – возмутился я, приступая к обеду. В этот раз беседа не клеилась, все думали о чем-то своем.

   – Кто хочет на вечернюю прогулку? – поинтересовался я. Наша влюбленная парочка не обратила на предложение никакого внимания, но на них я и не рассчитывал.

   – Я за, только после ужина, – откликнулась водница. Филин посмотрел на Лену, но та легонько встряхнула волосами, нахмурившись.

   – Я не пойду, – выдала Лена.

   – У меня вообще планы, – глядя в пространство, выдал воздушник.

   – Значит вдвоем, – пожал плечами я. Не хотят, и ладно. Время промчалось практически незаметно. Раз, и уже шесть вечера, так что я поспешил на свое дополнительное занятие.

   – Скажи, откуда ты столько знаешь? – поинтересовался маг, только я влетел в комнату.

   – Можно не отвечать на этот вопрос? – ответил вопросом на вопрос я. Очень не хотелось сдавать Катю, но и врать преподавателю тоже.

   – Полагаю, тебе дали конспекты твои друзья старшекурсники. Впрочем, можешь не отвечать. Странную ты выбрал компанию, да еще и на первом курсе, – задумчиво проговорил маг. Мне оставалось, только молча стоять. Вроде бы меня не ругали, но почему-то все равно было стыдно. Вот только за что? Дальше началось собственно само занятия. Вопреки всем ожиданиям профессор не стал показывать мне новые заклинания или что-то еще. Он сделал упор на медитации и объяснил, как можно быстро разработать способность пропускать через себя больше энергии. Это стало очень познавательным и интересным опытом. К сожалению, эти упражнения давали результат далеко не с первого раза. Так что занятия решено было проводить не каждый день, а раз в неделю. Такие перерывы между занятиями сильно подпортили мне настроение.

   – Не смотря на средний магический потенциал у тебя просто феноменальные способности к магии, – сказал на прощание Земониус. Такая похвала согревала душу.

   Примечательно, что на территории Академии всегда держалась комфортная погода. Тут не бывало холодов или жуткой жары, даже дожди не шли. Вся растительность поливалась при помощи магии, так же и удобрялась, потому росла только там, где нужно.

   – Не меня ищешь? – поинтересовалась Катя, возникая прямо из воздуха, когда я медленно прогуливался по парку. Мне понадобилось пару секунд, что бы смысл ее слов дошел до моего загруженного мыслями мозга. Дело в том, что сейчас как раз был ужин, на который идти не было никакого желания. После осознания, что полноценная магия мне будет доступна довольно не скоро, настроение окончательно упало в ноль.

   – Да, наверное, – не в тему ответил я. Отмечая, что девушка сменила извечную синюю одежду на платье, которое подчеркивало идеальную фигуру. Макияж тоже присутствовал, да и короткая стрижка пробрела какой-то иной вид. Скажем, менее взлохмаченный.

   – Я так и знала, что найду тебя здесь, – улыбнулась она, беря меня под руку. Встряхнув головой, я вернулся в реальность. Думать, конечно, хорошо, но вредно, если много.

   – Тут всегда так красиво ночью, – улыбнулась девушка, легко двигаясь на высоких каблуках. Сегодня она казалась какой-то не такой, как обычно. Дело даже не в том, что я ни разу не видел ее в чем-то кроме синей формы. Что-то в поведении девушки изменилось, что-то совершенно неуловимое. Сейчас предо мной была именно сногсшибательно красивая девушка, а не подруга с водного факультета.

   – Ты сегодня, какая-то другая, – сказал я. Разгадывание загадок никогда не доставляло мне удовольствие, потому мне хотелось понять, что происходит. Желательно с пояснениями.

   – Тебе нравится? – поинтересовалась Катя, слегка зарумянившись.

   – Необычно, – осторожно ушел от ответа я, чувствуя подвох, но, не понимая где он.

   – Всего лишь? – уже без улыбки поинтересовалась водница, отстраняясь. Я хотел сказать что-нибудь, но не знал что именно.

   – Значит вот как? Пропади ты пропадом! – зашипела девушка и, прежде чем я успел что-либо сделать, исчезла во вспышке портала. Я еще долго стоял, смотря в пустоту. Что произошло? Почему? Мне так и не удалось ничего понять. Ведь я ничего не сделал, ни сказал. Вернувшись в свою комнату, решил лечь спать, но на душе было неспокойно, так что сон не шел. Провалявшись почти два часа, я уселся на пол и занялся медитацией. Сосредоточиться удалось далеко не сразу, а когда я закончил, то небо начало светлеть. Спать не хотелось, полистав еще немного конспекты, я отправился на завтрак.

   Наш стол был совершенно пуст, да и большая часть столовой тоже. Многие студенты предпочитали оставаться без завтрака, но вставать чуть попозже. Не каждый день, конечно. Спустя минут десять подтянулись мои соседи по столу. Вот только Катя с Леной напрочь проигнорировали мое приветствие, а Мила лишь коротко кивнула. Зато парни вели себя как обычно, что не могло ни радовать. Сегодня за нашим столом царило угрюмое молчание, которое здорово действовало на нервы. Еще и совесть грызла, казалось, что я сделал что-то не так.

   – Всем удачного дня, – наконец, не выдержал я, поднимаясь с лавки.

   Воздух приятно обдувал кожу, но на душе все еще было не спокойно. Больше всего давило понимание, что, если от меня отвернуться эти люди, то я останусь совсем один. Тогда я просто не выдержу давления, может и есть люди, которые любят одиночество, но уж точно не я. Звук колокола заставил вернуться в реальность и поспешить на занятие.

Тест на живучесть

   Подошел к концу первый учебный год. За все прошедшее время ничего особенного со мной не случилось. Учеба забирала большую часть времени. Благодаря индивидуальным занятиям я сильно обогнал своих одногруппников в умении использовать магию. К сожалению, теория давалась мне нелегко, заставляя ночами сидеть за учебниками. Наше с Катей общение из натянутого превратилось в равнодушное. Все дружилюбие со стороны девушки исчезло, теперь ко мне она обращалась, только по необходимости. Академия гремела от поединков, которые случались, чуть ли не каждую неделю. Образно говоря, кровь лилась рекой. Численность студентов сокращалось стремительными темпами. Ко мне притерпелись, потому начали понемногу общаться, что не могло ни радовать. Наконец, наступило лето, а вместе с ним и экзамены. От одного их упоминания напрягались все, как первый, так и десятый курсы. За неделю до сессии Академия будто вымерла. Все усиленно зубрили конспекты. Первому курсу предстояло выдержать всего три экзамена, что было очень мало. Каждый предмет сдавался в два этапа. Сначала шла теория, а сразу за ней практика. Это создавало массу трудностей. Нужно было не только знать всю теорию, что бы ответить на выбранный билет, но и выдержать испытание под пристальными взглядами членов экзаменационной комиссии.

   – Как думаешь, мы сможем сдать? – нервно поинтересовалась Юля, дергая край мантии. Девушка была растрепана, а красные глаза выдавали бессонную ночь. Мы уже сдали экзамен по введению в магию, который состоял только из теории, а теперь стояли под кабинетом по практической магии. Нас поделили на три группы. Пока одна группы сдавала, остальные ждали за дверью. Неизвестность просто сводила с ума, так что через час у меня начал подергиваться глаз.

   – Следующая группа, – мрачно сказал один из выходящих. Из восемнадцати вошедших вышло только двенадцать. Такое количество погибших, убило остатки боевого настроя. Некоторые зашептали молитвы, а остальные понуро опустили голову. Не смотря на отсутствие официальной религии и веры в целом, поклонение идолам никак не запрещалось.

   – Проходите, присаживайтесь, – добродушно сказал нам профессор Земониус, который сидел за столом с двумя другими коллегами. Справа от нашего преподавателя расположилась полноватая женщина с малиновыми волосами и очень неприятным лицом, а слева – пожилой маг с водянистыми глазами, которые превращали его лицо в маску. Вдоль стен стояли лавки, на которых мы и расположились.

   – Итак, сейчас мы разобьем вас на пары по списку, а потом устроим учебные поединки, в течение которых вам следует продемонстрировать усвоенный материал, – заговорил наш преподаватель. Затем последовали поединки. Нервы у всех были на пределе, поэтому заклинания то и дело сбоили, а экзаменаторы даже не думали ставить щиты, как это было на занятиях. Это стало понятно после второго поединка, когда потерявшая контроль девчонка спалила своему оппоненту лицо. Кстати, никто из магов даже бровью не повел. Девушка получила отлично, а тело парня куда-то телепортировали. После такого сбои в заклинаниях стали порядком вещей, но именно это и было самой большой проблемой. Каждый второй поединок заканчивался смертельным исходом. Вот только экзаменаторов это совершенно не смущало. Они совещались и выдавали свой вердикт в качестве оценки, которая ставилась в зачетную книжку студента.

   – Кастери и Кирс, в круг, – прозвучал короткий приказ. Парень посерел, но встал напротив меня. Казалось, что он вот-вот грохнется в обморок. Глубоко вздохнув, я натянул защиту, швыряя в противника сгусток огня. Защита парня замерцала и пропала, видимо, нервы дали знать, а он просто шарахнулся в сторону от сгустка. Плюнув на все, я окутался коконом. Лучше перестраховаться, чем погибнуть из-за глупости. Тем временем мой противник взял себя в руки. Вокруг него засветился щит из огня, поглощая мою огненную птицу. Защита была прочная, такую я смогу проломить далеко не сразу. На мою защиту обрушилась плеть, за ней копье, а потом три огненных шара. Щит из огня тут же расползся в клочья. Решив не изобретать велосипед, я сформировал огненную сеть, которая окутала щит оппонента, а затем устроил под парнем локальное землетрясение. Пока мой противник боролся с бушующим полом, сеть благополучно растерзала его защиту. Недаром эту дрянь начинали изучать только на четвертом курсе. Простенькие щиты такой сетке были на один зуб. Выпущенный мной огненный шар завис у носа насмерть перепуганного парня. Купол свернулся, демонстрируя нам довольных преподавателей. Дело в том, что этот купол полностью отрезал сражающихся от внешнего мира, не давая видеть и слышать, что происходит за его приделами. Зато был абсолютно прозрачен с внешней стороны. Позволяя всем услышать и полюбоваться на происходящее.

   – Кастери, пять. Кирс, три, – озвучил вынесенный вердикт пожилой маг, пока наш преподаватель ставил росписи в зачетках.

   – Спасибо, что не убил, – пробормотал парень, которого звали, кажется Тимофеем, садясь рядом.

   – Не за что, – выдохнул я, понимая, что осталось пережить один предмет. Под куполом как раз сражалась Юля с какой-то темноволосой девчонкой. Обе жутко нервничали, то и дело, ошибаясь, но в конечном итоге поединок закончился ничьей. Соперницы просто измотали друг друга, заработав твердые четверки. Оставшиеся три поединка закончились выносом тел. Наша группа покинула экзамен в составе тринадцати человек, запустив оставшихся. После экзамена остатки нашей группы отправились в столовую, желая восстановить утраченные силы. На время экзаменов и каникул столовая была открыта круглосуточно, давая возможность студентам самим выбирать время ее посещения. Остаток дня пролетел так быстро, что я, и заметить не успел. Последним шел экзамен по построению заклинаний. Вроде бы не сложный предмет, но любая ошибка в создании структуры могла стоить жизни, как творцу, так и окружающим, потому мы заходили в кабинет по одному. Здесь потери превысили все мыслимые и немыслимые границы. По окончанию экзамена нас осталось двадцать три. И это притом, что при сдаче практической магии в живых осталось тридцать девять человек.

   Вызывали нас строго по списку, так что в кабинет я вошел одиннадцатым. Кабинет оказался маленькой комнатой четыре на пять. За столом сидело всего два мага. Наш преподаватель и еще один мужчина в черных одеждах. Стол экзаменаторов был окружен огромным числом щитов.

   – Тяните билет, – сказал преподаватель, накачивая в щиты энергию. Стабильностью заклинаний я не отличался, потому на занятиях частенько делал нечто взрывоопасное, но благодаря более разработанной пропускной способности, мои заклинания обладали большой мощностью. Несколько раз я устраивал взрывы такой мощности, что даже щиты нашего преподавателя трещали и прогибались.

   – Билет номер семь. Вопрос первый. Классификация заклинаний и принцип их действия, – прочитал я. О таком легком вопросе можно было только мечтать.

   – Все заклинания делятся на: боевые, защитные, бытовые, погодные и общие. Боевые и защитные используются в боях между магами или при непосредственной опасности жизни и здоровью мага. Бытовые используются для налаживания быта и поддержки комфортности жилья. Погодные заклиная, применяют для обеспечения необходимых погодных условий. Общие охватывают довольно широкий спектр, от косметических заклинаний, до некромантии, – без запинки выдал я.

   – Хорошо, теорию Вы знаете, переходите к практике, – сказал маг в черных одеждах. Практическое задание требовало создать щит-хамелеон. Такая защита, вопреки названию, не адаптировалась под атаку. Она просто все время видоизменялась, сбивая противника с толку. Бесполезная вещь, как по мне. Каркас заклинания создался легко и без малейшей осечки, но потом начались трудности. При преобразовании энергии в магию огня, каркас начинал плыть и рассыпаться. Осознав всю плачевность положения, я просто создал заклинание на основе магии воздуха, а сверху нацепил огненный каркас.

   Конец ознакомительного фрагмента.