Игра бессмертного

Удивительно, но мы действительно можем привыкнуть к чему угодно. Война для меня стала проста и понятна, а совесть и сострадание умолкли навсегда. Моя жизнь – это череда потерь и борьба за выживание. По крайне мере, мне так казалось, но, как в плохом кино, на моем жизненном пути появилась "она", та, кто плевать хотела на мое мнение и твердо решила, что теперь я принадлежу ей. А это значит, что меня нужно менять в лучшую сторону. Возможно, у нее все бы и получилось, если бы в ее планы не вмешались высшие существа, армия галактических захватчиков и замыслы создателя, а самое главное – другая девушка.
Издательство:
SelfPub
Год издания:
2019
Содержание:

Игра бессмертного

   Глава 1

   – Вот такие, брат, дела, после того, как выяснилось, что от серого мне перешла способность видеть чужое прошлое, но контролировать я это не смогу, пришлось заблокировать. Правда, пришлось пожертвовать истинным образом, они там как-то связаны были, так что везде одни минусы. А так как Талис после получения статуса лидера, немного тронулся и затаил на меня обиду, я ношусь по заданиям как ужаленный в одно место орк. Ладно бы дал возможность выполнить работу, нет же, отзывает почти каждый раз в процессе, работа считается не выполненной, поэтому я в долгах сейчас, как в грязи. Я уже сто раз пожалел о том спонтанном решении, много раз предлагал переделать договор на меня, что бы я стал лидером – отказывается, представляешь? Одни духи знают, что у него на уме, но я уже даже понять не пытаюсь.

   – Седьмой, цель приближается. Ты, конечно, дурак, но был рад с тобой работать – голос из рации был неожиданностью, цель я ждал только через час. Хотя, может с моим новым другом, я забыл о времени?

   – Седьмой принял. Рано хоронишь, по возвращении, с тебя пиво, – ответив по рации я высунулся в окно и припал к прицелу снайперской винтовки.

   В этом мире шла война, хотя, мои задания в последнее вре6мя не сильно отличаются. Тут хотя бы цель благородная, выживание. На планету прибыли инопланетяне, ну как сказать прибыли, упали. Как говорят документы, они бежали от катастрофы в своем мире, сели на корабли, погрузились в стазис и разлетелись в разные стороны к предположительно пригодным для жизни планет.

   Сюда прибыло несколько крупных транспортов с мирным населением и военными. По началу все были испуганы, как люди, так и сураты, как они себя называют. А потом ничего, притерлись, договорились, а спустя двадцать лет пришельцы поймали сигнал от флагманского корабля. Там были четкие инструкции, планета должна быть полностью захвачена и подчиненна их империи, не зависимо от того, есть ли на ней жизнь или нет.

   У суратов есть одна плохая, а может быть и хорошая черта – беспрекословная преданность и подчинение императорскому роду. Так что война началась уже через два часа после получения сигнала. Для справки, на одном транспортом корабле вмещалось до трехсот миллионов особей, а кораблей было восемь. Так что с пехотой проблем не было.

   Уровень их развития почти такой же, как и у людей этого мира, так что воевали почти на равных. Но за девять лет война почти полностью откинула обе расы в прошлое, заводов нет, предприятий тоже. Городауже больше на крепости похожи, ну или на руины, смотря какие.

   Моя же задача как никогда проста, остановить войну, путем ликвидации всех членов императорской семьи, что были в этом мире. Тут только младшие представители сословия, они приняли сигнал, расшифровали его и повели народ на войну. Если убрать их, рядовые сураты сдадутся и война окончится, все будут счастливы. Ну, почти все, наверняка их потом истребят, но это уже не мои проблемы, у меня работа.

   И хоть цель простая, выполнить ее крайне непросто. Я уже два месяца здесь, а только вышел на первую цель, из полутора десятка. Эти высокородные перемещаются редко, так что выловить сложно, да и охраны уйма. Этот по каким-то причинам сегодня шел пешком, так что такой шанс упускать нельзя.

   Находясь на третьем этаже разрушенного дома, я прекрасно просматривал всю улицу. Дороги были более-менее чистыми, так что думаю маршрут они вряд ли поменяют, а люди здесь редко появляются. Сураты держат этот сектор города под контролем, так что кроме меня сюда пролезть никто не мог.

   – "Обнаружены сигнатуры технологий суратов. Цели двигаются в нашу сторону".

   – "Спасибо Ева, следи за воздухом".

   Да, прав был Мрак, компьютеры с ИИ – это нечто. Теперь мы можем общаться мысленно и она очень мне помогает. Ну правильно, технология деджей, она может взломать почти любой компьютер и базу данных любой примитивной расы. А примитивными считаются все, кроме деджей. Вот только голос она выбрала женский, на основе моих предположительных предпочтений. В общем, как обычно, одни девушки кругом, даже компьютер.

   Из-за поворота показались разведчики, которые сканировали местность. Я понизил свою температуру тела до уличной, так что в своих приборах они меня не увидели. А через три минуту вышла колонна пехоты в количестве двадцати трех особей. Маловато будет, ну да ладно, сейчас не до этого. Среди них высокородного было видно сразу, так как он на голову выше всех остальных.

   Сураты по внешнему виду чем-то напоминают энтов, только в миниатюре. Не выше двух метров, кожа серая и жесткая, как кора, у них даже фотосинтез есть, только на этой планете он работает хуже, из-за того, что здесь одно солнце, а не три, как у них. Вот только рук у них две пары и соображают они пошустрее, чем ходячие деревья, ну оно и понятно, как бы они иначе в космос вышли, если бы веками, как энты, в земле торчали.

   У них только один недостаток – малая подвижность, быстро бегать они не могут. Но, как говорится, если дойдут, то сушите весла, в рукопашной человек им просто повредить не может из-за их брони, да и нож с пулей не каждый возьмет.

   – Ну мой новый лучший друг, прощай, сейчас начнется, – рядом лежащий скелет мне не ответил. У меня видно с пустошей привычка осталась, со скелетами разговаривать, но здесь они хотя бы не встают. Да и с живыми смысл разговаривать? Только привяжешься к кому, так его убивают, война же. А за последние пять лет я только с войны на войну хожу, уже забыл, как мирная жизнь выглядит.

   Так, расстояние четыреста метров, даже для человека не так много, чего уж про меня говорить. Мне даже прицел не нужен, чтобы попасть, но, так как-то спокойней.

   Высший как будто бы почувствовал, что в него целятся и повернул голову в сторону опасности и начал вглядываться в окна, приблизительно на моем уровне.

   Добавив в кровь адреналин, время для меня замедлилось в несколько раз и выдохнув, нажал на курок. Пока пуля летела в сторону сурата, я успел просчитать, что не промахнулся и второй выстрел не требуется. Через миг для окружающих, а для меня через несколько секунд, пуля попала высшему в глаз и повалила его на землю.

   Его мозги не вылетели, слишком уж крепкая у них черепная коробка, но вот в голове у него осталась каша. Этого вполне достаточно, чтобы убить большую часть разумных форм жизни, уж я-то знаю.

   Как-то все легко и просто получилось, очень непривычно. Ладно, потом разберусь. Закинув винтовку на плечо, побежал на крышу. Адреналин выветривался из крови и время возвращалось в норму. Выскочив на крышу, нос к носу столкнулся с суратом в полном боевом облачении. То есть, к его собственной броне приплюсуем еще экзоскелет, такой танк на ножках.

   – Вот теперь понятно, чего так все легко получалось то. – На крыше стояло пятнадцать суратов в броне, а с лестницы слышался топот еще одного отряда. Значит засада и вряд ли я убил высшего. Ваших же всех духов в кору, как так-то? Как вы вообще так тих сюда залезли то? И Ева молчит, странно.

   Направив на меня винтовки, они чего-то выжидали. Я же для проформы поднял руки, подыграем немного.

   – Ну что, народ, как поступим? Я ухожу отсюда спокойно или с фейерверком? – лиц я не видел за масками, но вот эмоции чувствовал. Я их крайне позабавил своей наглостью и немного разозлил.

   – Прежде чем мы тебя расстреляем, ответь. Чем ты так насолил богу в серых одеяниях, что ради того, чтобы убить тебя, нас переместили сюда и была обещана победа в войне? Это желают знать правители. Взамен мы обещаем убить тебя быстро, человек.

   – А, так вас призраки сюда перенесли? Вот оно как. А я если честно уже испугался, подумал, что оглох или расслабился до такой степени, что вас не услышал. Теперь то понятно, – опустив руки, я скинул винтовку на землю. – Хотите знать, что я натворил? Расскажу при личной встрече.

   На последнем слове я снова перешел в боевой режим и сжал руки в кулак. В них тут же появились клинки создателя. Сураты даже не успели понять, что их убило. Отойдя с линии обстрела, я пробежал по их рядам, нанося по одному удару в голову и грудь каждому. Мои клинки рассекали плоть и броню, как если бы они были из бумаги, а не сверх прочной стали. Через три секунды реального времени на крыше остались только трупы и я.

   Пройдя по их останкам я отозвал клинки обратно и они переместились на мое тело, приняв форму двух татуировок в форме драконов от плеча до кисти рук. Поднял винтовку и закинул ее на плечо, следом наложив на себя магический щит. Так, на всякий случай.

   В этот момент в проеме показалась остальная часть отряда засады. Одеты они были в обычную рядовую форму и в руках держали винтовки меньшего калибра, нежели предыдущие. Первое, что я от них почувствовал – это ужас от увиденного и страх за себя, так как приказа никто не отменял, а умирать тут не хочется.

   – Передайте своим, что я приду за высшими. Если мне не будут оказывать сопротивления, то кроме них, никто не умрет, – мне кажется, они мне не поверили, так как сразу после этого они начали стрелять в меня. Да ребят, все-таки это ваш недостаток, я про подчинение.

   Щит они повредить не могли, так что убивать их смысла нет, пробежав в сторону соседней крыши под звуки выстрелов, я просто перепрыгнул со здание на здание, преодолев одним прыжком почти двенадцать метров. После этого выстрелы стихли.

   Дальнейший путь из зоны оккупации занял около двух часов. Погони не было, догнать они меня не могли, а авиацию они скорей всего посадили еще до нападения на меня, что бы не спугнуть. Так что если самолеты и преследовали, то я их не видел. А вот Ева пришла в себя минут через семь, когда я, скорей всего, покинул зону контроля серого.

   – "Прошу прощенье, за то, что не смогла предупредить вас о засаде. Чужеродная форма жизни блокировала меня".

   – Да все нормально, не переживай. Эти серые уже начинают надоедать. Они уже себе часть галактики отхватили, их никто не трогает. Даже каждый третий мертвый дедж им отходит, а они все за нами охотятся. Так ведь и придется искать способ их истребить, – разговоры с Евой на крыше здания, под сигарету местного производства всегда меня отвлекают. Среди всех этих войн, она единственное, что постоянно вокруг меня.

   – "У вас уже есть план или вы что от узнали"?

   – Нет и нет, как обычно, будем импровизировать, – докурив сигарету и сбросив ее с крыши четвертого этажа, я сам спрыгнул за ней, оставив небольшие трещины в бетоне на месте приземления. – Сейчас бы выжить, а не о высоком думать. Будем решать проблемы, по мере поступления. Я же не Мрак, за все сразу хвататься. Включи спокойную музыку, чего-то тошно мне немного. Только присматривать за периметром не забывай.

   Оставшиеся пол часа до лагеря прошли под музыку эльфийского симфонического оркестра. В разрушенном до неузнаваемости городе, такая музыка приобретает особый смысл. Пустые окна, ветер, гуляющий свободно по пустым квартирам. Остатки ржавеющих машин и человеческие скелеты на дорогах. Эх, жаль кроме меня ее никто не слышал. Было бы конечно забавно, если бы я шел, а у меня из руки музыка играла. Но это вызвало бы дополнительные вопросы, которые мне сейчас не очень нужны.

   Наш лагерь располагался за периметром города. Небольшой палаточный городок, партизанского типа в глухом лесу. На палатках маскирующая сетка и материал, отражающий тепло. Народу человек сто, иногда меньше, иногда больше. Люди здесь часто меняются – кто умер, кто устал от всего и подался глубже в леса или более укрепленные города. В общем причины разные. А вот приходят чаще всего с одной и той же – месть за дорого человека.

   Подойдя к границе лагеря, я снял фуражку с головы и слегка потер роговые наросты. Да, люди здесь немного рогаты, так что шутки про рост рогов у женатых людей здесь не в ходу. В остальном же, отличий от обычных людей нет. Поправив винтовку, я поднял руку вверх и остановился за десять метров от линии начала стрельбы.

   – Когда всходит солнце! – Голос раздался с одного из деревьев.

   – Птицы улетают на юг. Духи вас подери, придумывайте нормальные пароли. Я их без смеха выговорить не могу, – говорил я уже по ходу, обращаясь в сторону дерева.

   – Вот сам к командиру подойди и скажи ему это, а мне статус не позволяет, – парнишка лет восемнадцати высунулся из укрытия и закурил сигарету, больше не обращая на меня внимание.

   – Сигарету убери, у них тепловизоры на порядок выше наших. Они твой уголек за несколько километров разглядят. Или прикрывай хотя бы, раз без них не можешь.

   Парень что-то пробурчал, но я уже не слушал. Хотя прикрывать начал. Смотри, прислушивается, что старшие говорят, может и проживет немного.

   Лагерь встретил меня тихим гомоном. Люди уже привыкли вести себя тихо, зря не шуметь, соблюдать правила и режим. Даже костры разводили в под специальным тэном, которые блокировал сверху тепловые сигналы. Может поэтому этот лагерь так долго и прожил? А может командир путевый, но пароли все равно отвратные.

   – Тема! – ко мне бросилась девушка двадцати четырех лет и заключила меня в объятиях, повиснув у меня шее. – Я боялась, что ты погиб! Ты проклятый самоубийца! Не делай так больше, пожалуйста.

   Последние слова она уже говорила тихо и слегка отстранившись от меня. Светлана с первого дня нашего знакомства пыталась очаровать меня. Какие только попытки не предпринимала: и в палатку ночью пробиралась, и в одном белье меня встречала, когда знала, что я должен зайти, но как бы случайно не успевала одеться. В общем, покою мне от нее не было. Все обеды в ее компании, купания на речке тоже. Наверное, она одна из причин, почему я так часто в городе на заданиях пропадаю, потому что ее даже слишком много в моей жизни.

   Нет, девушка она что надо – фигуристая, высокая, стройная, почти модельная внешность, рыжий отлив волос и зеленые глаза, в моем вкусе. Приятное овальное лицо и немного курносый носик, в купе с веснушками, не девушка, а картинка. Шрам на любу не портил впечатление, а придавал особый шарм ее внешности. Но сколько их за последние годы было возле меня, скольких харизма деджа очаровала, не счесть. Они почти все погибли, всегда так получается, что люди, рядом с которыми я живу умирают. В редких случаях меня отзывают до их смерти, но наверняка они не долго проживают, после моего ухода. Но пока я точно не знаю, я верю, что, хотя бы единицы выжили и может вспоминают меня добрым словом по вечерам.

   После Миры, Ведьмы и Элины, я твердо решил не сходится с девушками. Мне кажется, три попытки должно быть достаточно, чтобы даже полный идиот понял – счастливая семейная жизнь не для него.

   – Светик, привет. Рад тебя видеть. Ты же сейчас спать должна, ты же с ночной смены, разве нет? "Ева, отключи долбаную музыку, я уже себя не слышу", – мило улыбаясь я попытался обойти Свету со стороны, не тут-то было. Ее сейчас даже сурат в экзоскелете с маршрута не убрал бы.

   – То есть, ты уверен, что я бы уснула, зная, что ты ночью ушел в засаду на вражеский отряд. Один, с одной винтовкой? Ты серьезно? Или ты просто меня обидеть хочешь? – в ее глазах начались зарождаться искорки, которые я очень не люблю. В прошлый раз, когда она на меня так смотрела, я от нее пол часа по кустам прятался, так как она взяла полено и решил сломать его об меня. Может, у нее так чувства проявляются, и она меня бы не ударила, но заживлять проломленную голову, чтобы проверить, мне не хочется.

   Хотя не спорю, приставив руки к бокам и выразительно смотря на меня под музыку фанфар и арфы она была особенно привлекательна. Ева специально что ли подобрала сейчас такую композицию? Но ладно хоть сейчас музыку выключила, а то дальнейший диалог был бы затруднителен.

   – Что ты? Ты же знаешь, я сама милота. А тебя обидеть, да я сам кого хочешь расстреляю за это. Но давай потом поговорим? Мне доложится надо, отчет командиру рассказать, дел просто невпроворот. Я как освобожусь, к тебе обязательно загляну, – с каждым моим словом, огонь в глазах притухал и концу моего монолога они вновь стали нормального синего отлива.

   – Да, ты прав, я, наверное, просто спать хочу, поэтому так реагирую. Только давай потом встретимся, я теперь у Лесного в палатке жить буду, будет странно, если ты к нему в палатку полезешь, когда его нет, так что я потом сама подойду.

   Пройдя мимо меня и моей упавшей челюсти, она направилась в палатку повара, по прозвищу Лесной. Нет, парень он нормальный, даже видный я сказал бы, но как так-то? Мда, а чего я ожидал? Она полгода за мной хвостом бегает, а я от нее марафон устраиваю. Проклятое чувство собственности, единственный недостаток, который я в себе изжить не могу. Ну еще титаническую скромность, но она мне не мешает.

   Ладно, поправив куртку и переложив винтовку в руку отправился к командиру. На входе два парня играли в карты, но при моем приближении они встали. Конечно, не регулярная армия, но подобие порядка командир здесь все равно навел. Меня пропустили только после того, как я отдал им оружие, пистолет и кинжал Миры, который я до сих пор ношу на груди.

   Кинжал Мрака сейчас выглядел как татуировка черепа на ноге, а мои клинки как две татуировки драконов на руках, от плеча до кисти. По началу было сложно с ними освоится, но теперь я уже не представляю своей жизни без них. Бонусом идет то, что если я ранен и смог кого ни будь ими порезать, то они могут создать постоянный энерго – канал между нами и передать чужую жизненную силу мне, исцелив тем самым меня.

   Досмотр был больше для видимости и порядка. Ко мне уже привыкли и в лагере даже слухи ходили, что я его внебрачный сын. Или любовник, но эти слухи я быстро прервал, сломав пару ребер одному ретивому сплетнику. И челюсть. Ну немного еще руку и ногу, в общем, парень два месяца пластом лежал, а его потом утопленником прозвали, потому что весь синий был.

   Откинув край тэна и зайдя внутрь, я увидел старшего на своем привычном месте, он как обычно чистил пистолет. Как он сам говорил, его это успокаивает и дает возможность подумать.

   Сам он достаточно видный человек, под метр девяносто росту, в плечах как два меня, лицо суровое и вечно хмурое, а с тех пор как бороду отрастил еще и кустистое. Если бы он не был прикован к коляске, цены бы ему не было. Я сам себе пообещал, что, когда буду уходить, вылечу его, а пока ему безопасней будет в лагере сидеть. Его характер я уже выучил, он сразу во все вылазки полезет, как только на ноги встанет.

   – Здорова Семеныч! – подойдя к нему, я сел напротив в привычное углубление в мешках с одеялами, которые здесь уже месяц лежат.

   – Маму свою так звать будешь, а я для тебя товарищ командир? В крайнем случае, Антон Семеныч, ясно? – он поднял на меня свой тяжелый взгляд и даже оторвался от своего занятия.

   – Жену я твою командиром называть буду, ночами тебя замещая, – достав сигареты, я взял одну и, прикурив, от души затянулся. Да, еще одна вредная привычка.

   Семеныч еще секунд пять пробуравил меня взглядом, после чего расплылся в улыбке, а с учетом его густой и неухоженной бороды, он стал похож на лешего больше, чем наш повар. Я ухмыльнулся и наложил на шатер купол тишины. Теперь что бы услышать нас, надо проникнуть в шатер, зато мы прекрасно слышали то, что снаружи происходило.

   Ему я почти сразу после знакомства показал, что я такое. Он мне, конечно, сразу не поверил, подумал я что я с ума сошел, такое тут часто бывает. Но брошенный мной ящик с помощью руки боли его убедил. Хотя, может его убедило то, что он после этого всадил в меня обойму из своего пистолета, а я выжил и обматерил его, восстановившись секунд за тридцать. Не знаю, я не спрашивал, что точно его убедило.

   – Ну рассказывай, как прошло?

   – Я промолчу, у меня мата не хватит. Все это пустышкой было, меня там почти два десятка суратов ждали в броне.

   – Да быть не может, мышь завелась? – Антон попытался вскочить от переполнявшего его возмущения, но вовремя опомнился и перестал дергаться.

   – Успокойся, это за мной пришли. Там наши разборки, можно списать на дезинформацию.

   – Хм, ну тогда ладно. Про Светку уже в курсе? – он снова взял свой пистолет и начал смазывать его маслом, посматривая на меня с ожиданием. Ну откуда ему знать, что я эмпат и чувствую его любопытство за версту. Да они издеваются что ли тут все?

   – Да в курсе, в курсе. Ну что, молодец девчонка, наконец то нормального парня нашла. Сейчас время такое, тянуть с этим нельзя, так что если она какое то время сможет пожить с человеком, который ей нравится, я только за, – потушив первую сигарету об ботинок, я закурил вторую и откинулся на мешках.

   – Да ты не пробиваемый! Какой, к богам, нравится? Она его из палатки выкинула, а тому, кто проболтается про это, обещала голову отстрелить. Ты что не видишь, что влюбилась девчонка, по-настоящему и всерьез, а ты ее за нос водишь? – у Петровича от возмещения борода торчком встала, что смотрелось, как минимум, очень забавно. – Вот только не говори, что она тебе не нравится, вижу ведь, как ты на нее смотришь. Так чего теряешься то? Сам говоришь, время такое.

   – Да просто девушки уже давно не было, пять лет уже один ночую. Может в этом дело? Да ладно, шучу, не смотри на меня так. Я уже проходил через это, сейчас закрутится, а ее потом или убьют у меня на глазах, как пару лет назад, или меня отправят куда ни будь далеко и надежно. А по возвращению, я выясню, что она уже замужем и беременна, как три года назад.

   – Ну кто же виноват, что ты себе таких находишь? Вот тебе подарок судьбы, девушка красавица, умница. Э, пять лет вообще никого? Ты как тогда продержался, против всех ее нападок, ну, в этом самом плане, – Судя по всему не привык Семеныч на эти тему разговаривать, потому что после этой фразы он глаза вниз опустил и стал полировать какую-то несуществующую пылинку на пистолете.

   – Ладно, не кипятись, я подумаю над твоими словами. А на счет того, как я сопротивлялся, кровоток себе там перекрыл и импотентом стал, если по-простому. Если бы не это, уже давно бы у нее в палатке жил, вот честное слово.

   Хоть купол тишины и не пропускал звуки, но стены палатки затряслись от нашего смеха. Смеялись мы долго и от души, снимая нервное напряжение прошедшего дня. Что бы он не говорил, но за те несколько месяцев, что мы знакомы, он очень прикипел ко мне. Да и я к нему, чего уж душой кривить. Жаль, что это все закончится, как обычно.

   Отсмеявшись, мы стали обсуждать, как прошла операция, как вернулись наблюдатели, которые предупредили меня по рации о прибытии ложного каравана. Да много, о чем еще. О девушках, новобранцах, развитии лагеря и снова о девушках. О войне, потерях и товарищах, а потом снова о девушках. После того, как командиру сурат сломал спину, он не чувствовал ничего ниже пояса, а судя по его рассказам, до противоположного пола он был очень охотлив до этого. Да и мне эта тема не безынтересна, что бы я не говорил.

   Ужин на принесли через час, а вот спиртное у него было свое, так что вечер, я считаю, прошел удачно. К себе я ушел уже далеко за полночь.

   Моя палатка стояла на немного в отдалении от остальных, я всем своим видом всегда стараюсь показывать, что не люблю людей. У меня была небольшая палатка, три на три метра. Все по-спартански, переносная кровать с матрасом, ящик с боеприпасами и гранатами и два запасных пистолета. Три комплекта одежды на смену и небольшой альбом с карандашом. Не сказать, что я художник высшего класса, но у меня уже неплохо получается рисовать. Иногда бывает полезно, своих внутренних демонов выпустить на бумагу, даже спать стал спокойней, после того как стал свои кошмары зарисовывать.

   Еще в углу стоял мой походный рюкзак. Там хранились разные вещи на обмен, такие как сигареты, зажигалки, банки со сгущенкой и другие приятные мелочи, за которые можно было получить в этом мире что-то нужное мне.

   Эх, в торговой гильдии можно ведь купить палатку со всеми удобствами, защищенную, внутри, по размерам как приличная квартира, даже с душем и туалетом. А вместо одежды изменяющийся амулет, который может подстроится под любую ткань и фасон одежды. Только вот денег на это надо прилично, а пока что у меня только долги. Ладно хоть кредит, который я взял вначале на дом записали, а не лично на меня.

   Вырубился я быстро, только успел до подушки долететь. Перед этим только винтовку к ящикам прислонил и пистолет рядом с подушкой бросил. Завтра будет очередной паршивый день, так что надо быть в форме. Может быть повезет и я хоть на шаг приближусь к выполнению работы.

   – Если ты сейчас скажешь, что у тебя дела, я тебя пристрелю, – пробуждение было неожиданном. Толи я расслабился и ко мне смогли так близко подойти, либо у нее талант.

   Света лежала рядом со мной и тыкала мне под ребра пистолетом. Через свою одежду, которую я даже не снял, я чувствовал, что она обнажена. А еще я чувствовал, что она боится и нервничает, как школьница перед экзаменом. Я считаю, что в людях не плохо разбираюсь, но сейчас, читая ее эмоции, я вот ни разу не уверен, что она не выстрелит. Ну такого ультиматума, у меня точно еще ни разу не было.

   – Эм, фразы типа я устал, слегка пьян, немного грязный и нам надо немного подождать и не торопить события, не прокатят, – она помотала головой. Свет, в палатке темно как у демона в одном месте, ты вот серьезно думаешь, что любой другой человек увидел бы что ты мотаешь головой?

   – Или ты сегодня мой, или завтра я твой скальп на дереве повешу, выбирай, – в глазах у нее сейчас больше страха от собственной наглости, нежели решимости. Хорошо, что я вижу в полной темноте как днем, но не будем искушать судьбу, ибо это может быть опасно.

   Обняв ее и забрав из руки пистолет, я прижал ее к себе в поцелуе. В нежном, страстном и очень долгом поцелуе. После чего, наложить заклинание сна на нее заняло полторы секунды. А пистолет не заряженный даже, чертовка блин. Духи, надеюсь я переживу завтрашнее утро.

   Глава 2

   Утро начинается не с кофе, по крайне мере не у меня. У меня оно начинается с пощёчины. Хорошей такой, судя по всему, с оттяжкой, с такой, которую может зарядить только обиженная, расстроенная и очень злая девушка. Да что же такое, как она проснулась раньше меня?

   – Ты! Ты, знаешь кто ты?! – она стояла разъярённой фурией надо мной, закутанная в простынь, пока я, лежа на полу, пытался понять, что вообще происходит.

   – Сейчас голова перестанет кружиться и я попытаюсь ответить на твой вопрос. Ты себе руку не сломала?

   – Не уходи от темы! Я даже спрашивать не буду, что ты сделал ночью, но тебе крышка!

   Она развернулась и взяла мой запасной пистолет с ящика. Пока она совершала эти махинации, я рванул к выходу. Мое то оружие все заряжено и даже не на предохранителе.

   Как только я выскочил из палатки, я увидел рядом человек тридцать, которые с интересом смотрели в сторону палатки. Кто-то шептался в полголоса, кто-то передавал другому какие вещи, по типу бутылки коньяка и сладости. Они что, тотализатор тут устроили?

   Не успел я додумать эту мысль, как мне в голову пролетел пистолет. Не сказать, что больно, но немного неприятно. Следом выскочила Света в простыне. В руках она держала мою винтовку, но правда за ствол. Значит, стрелять не будет, решила прикладом бить.

   Увернуть от первого удара в печень было не сложно, но вот потом пришлось побегать, постоянно приговаривая, что бы она успокоилась. После каждой моей просьбы быть разумней, на нас же смотрят, я ловил очередной гневный взгляд и уворачивался от очередного удара.

   Как же хорошо, что она человек, ее хватило всего на пятнадцать минут такого забега. После чего она очередной раз назвала меня козлом, поправила простынь, лишив всех остальных возможности лицезреть ее прекрасные ножки и пошла в сторону своей палатки.

   – Смотри, мне кажется, она как раз твой вариант, девчонка то не промах, – Семеныч подъехал ко мне сбоку и посмотрел вслед уходящей Свете.

   За время нашей перепалки мы собрали много зрителей, почти весь лагерь наблюдал за этой попыткой покалечить лучшего снайпера. Спасибо хоть никто не подсказывал ей, где угол срезать или чем в меня еще кинуть можно. Но зато настроение лагерю мы точно подняли.

   – Думаешь? Мне кажется она немного агрессивна и импульсивна, – я стоял согнувшись и оперившись руками на колени. Я не запыхался, но надо было показать другим, что я тоже человек и так же устаю. – Э, Семеныч, что она делает?

   Света, уже надев штаны и майку, прошла мимо нас и зашла в мою палатку.

   –Не знаю, но мне кажется, у нее лопнуло терпение, – он улыбался в бороду, что редко себе позволял на людях, вредило имиджу сурового начальника.

   Через минуты она вышла, неся мой матрас и подушку. Молча пройдя мимо нас, она забросила все в палатку Лешего. Точнее теперь в свою, сомневаюсь, что она ее вернет ему. Дальше, в полной тишине и под мой обалдевший взгляд она перенесла туда все остальные мои пожитки. Ящик с патронами она тащила волоком в последнюю очередь, бросив его возле меня.

   – Так, ты серьезно проштрафился. Так что теперь берешь свой проклятый ящик и тащишь его туда, – она махнула рукой на свою палатку. – После этого я все там раскладываю как надо и вечером ты идешь спать туда, благодаря всех богов, что ты еще жив после той ночи. Иначе, я возьму твою винтовку и засуну ее тебе так глубоко в одно место, что ты языком на курок нажимать сможешь.

   Не дав мне даже слово сказать, она направилась в сторону кухни. Командир внимательно посмотрел на меня с хитрым прищуром. Мне даже мысли его читать не надо, чтобы понять о чем он думает.

   – Ничего не говори, – взяв ящик, понес его в сторону палатки Светы.

   – Тема, ты не переживай, если что, я тебе таблетки дам, по твоей проблеме, – спасибо хоть он это не громко сказал, а то я бы не отбрехался.

   Ничего не ответив, я отнес ящик и пошел умываться на речку. Нет, в лагере были еще девушки, которые попадали под очарование деджа, но получив твердый отказ они переключали внимание на более доступные цели. Тут же она просто не пробиваемая.

   С другой стороны, пять лет действительно не маленький срок. Элину я так и не нашел, да и возможности нет. В перерывах между работой я выходил в наш интернет и наводил справки. Иногда даже полезные знакомства на работе заводил, когда пересекался с другими деджами, но любая информация об Элине была крайне обрывочна. Вроде видели, вроде она, а точно или нет, не разберешь. Но она точно жива, это стопроцентно. А еще, на сколько я понял, ее видели в компании маленького золотого дракона, значит Мира тоже с ней и жива.

   Но как бы я не старался выйти на нее, меня всегда ждал тупик, я или опаздывал, чтобы пересечься с ней, либо это была не она. Но ничего, когда ни будь я ее найду.

   Ведьма тоже пропала, про нее даже информация никакая не всплывала, последнее упоминание о ней трехлетней давности. Насколько я понял, послана куда-то по особому распоряжению Мрака. А куда, никто не знает.

   Так что, может действительно попробовать? Я же хотел хоть разок влюбиться в простую девушку, ни в дракона или эльфа, а в обычную, среднестатистическую девушку. Хотя, Свету обычной назвать сложно, а среднестатистической уж точно язык не повернется.

   Переделать организм заняло пару минут, чтобы быть в форме, сомневаюсь, что этой ночью получится, без вреда для моего здоровья, отправить ее в сон.

   Сделав все свои естественные нужды, умывшись и приведя себя в порядок, отправился обратно в лагерь. У меня здесь тоже есть работа, которую надо выполнять. Мне поручили обучать молодое пополнение стрельбе и основам рукопашного боя. Мне это не очень по душе, но с ними я хотя бы форму не теряю.

   – Ну что, как день прошел? – задал первый вопрос Семеныч, когда я вечером зашел к нему в палатку.

   – Да жопа полная, Семеныч, это беспредел! Серьезно, весь лагерь сегодня мне кости перемывает. Я мимо людей пройти не могу, половина в открытую ржет, вторая ждет, когда отойду. Наблюдатель вместо пива, мне одеяло двуспальное принес. Да меня сегодня молодые чуть не обсмеяли, единственное, что их сдержало, так это пистолет в моей руке. Я в шоке, надо с этим что-то делать, – закончив исповедь, я без сил повалился на мешки с одеялами, привычным движение доставая сигарету и прикуривая.

   – А ты чего ждал? Мы уже несколько месяцев развязку ожидаем. Я, между прочим, бутылку отличного коньяка выиграл на том, что вы сойдетесь.

   – Ах ты старый, маразматичный сводник, вот чего ты ее так ко мне сватал, у тебя личная выгода на кону стояла, – я сказал это с улыбкой, не злясь на него. Почти. – Где моя доля?

   Хмыкнув, командир достал коньяк и мы тут же приговорили по стаканчику. Да, выпивка была отменная, за такую можно и простить некоторые огрехи, такие как использования друга в личных корыстных целях.

   – Ну все, побаловался и вали давай к себе. Завтра расскажешь, что она с тобой сотворила, весь лагерь ждет подробности.

   – Обойдетесь, – поставив стакан на стол, я отправился к себе, точнее, к нам в палатку. Ну, понеслась нелегкая.

   Поправив рубашку и кепку перед входом, я выдохнул. Как на плаху иду, серьезно. Внутри ждет красивая, умная девушка, а я готовлюсь так, будто бы с демонами собираюсь биться.

   Отодвинув полог палатки, я зашел внутрь. П краям палатки стояли свечи, на столе был ужин, а на стуле сидела Света. Как только я вошел, она тут же подскочила и повернулась ко мне. Из одежды на ней было только белье и чулки красного цвета. Вкупе с рыжими волосами, смотрелось очень заманчиво. Да кого я обманываю? У меня перед глазами пелена встала, я за последние годы девушек в таком виде только в журналах видел и то мимоходом. Появилось желание вернуться к Семенычу и залпом допить всю бутылку коньяка.

   – Ну, может, что ни будь скажешь? – она опустила глаза и смущалась так, что стала по цвету очень близко к цвету белья.

   –Что? – даже это слово стоило больших усилий, для моего пересохшего горла.

   – Например, что я шикарно выгляжу, – она улыбнулась, слегка поводив босой ножкой по полу.

   – Ты шикарно вы…

   – "Обнаружены сигнату…"

   Взрыв за спиной Светы был такой мощности, что ее снесло на меня и от удара мы вместе пролетели еще метров пятнадцать, после чего на всей этой скорости приложились об землю. Хруст в моей шеи я практически не услышал, потому что в этот момент передо мной была Света, чьи глаза потускнели в момент нашего приземления.

   – "Ввожу адреналиновый и регенеративный набор" – Ева включила протокол восстановления и по моей крови пошел раствор, предназначенный быстро вернуть меня в строй в случаи проблем. В голове тут же прояснилось и шея с хрустом встала на место, не самое приятное ощущение.

   Вокруг творился ад, многие палатки просто снесло, рядом лежали искореженные трупы и тело Светы прямо на мне. Народ отстреливался, кто-то занял оборонительные позиции, кто-то кидал гранаты. Были и те, кто просто ходил с потерянным видом, не понимая где находится. Скорей всего их контузило первыми взрывами.

   Над нами зависли два транспортника суратов и пехота как раз спрыгивали с них, защищенные экзоброней. Так же спрыгнуло несколько человек с мечами на перевес.

   Так, какие к духам люди? Перейдя на магическое зрение, я немного был поражен.

   – Ева! Начинай взлом транспортников! Сразу как закончишь, посади их подальше отсюда. Это серые, даже сураты уже мертвые, – говорил я это все, уже вскакивая на ноги и призывая мечи. – Ева? Твои ж запчасти, опять глушат.

   Справа на меня бросился человек с занесенным мечом. Пустив адреналин в кровь, я попытался заблокировать удар правым мечом и нанести удар левым. Скорости катастрофически не хватало и его удар распорол мне руку от плеча до локтя, но и я вскрыл ему живот ответным ударом. Как только мой клинок выпустил ему кишки его, он тут же упал замертво. Клинки создателя могут убить и более слабой раной. Была бы в нем жизненная энергия, я бы еще и излечился.

   Это был дедж, точнее, когда-то был дедж, а теперь слуга серых братьев. Бледная кожа, мертвые глаза и серые волосы сразу выдают в них тварей из зазеркального мира.

   Мало того, что они обратили местных себе в услужение, так они мне еще и способности перекрыли. Адреналин не замедлил время, вокруг начиналась бойня. Живого сурата убить сложно, а мертвого, почти невозможно. Магический щит, который я попытался накинуть, тоже не держал, значит, придется по старинке. Я все равно быстрее них.

   Повернувшись, я встретился взглядом с лежачей и уже мертвой Светой. Она лежала на спине и смотрела в небо глазами, когда полными жизни и желаниями. Она умерла еще в момент взрыва, сзади отсутствовала часть головы и теперь кровавое пятно растекалось вокруг нее, постепенно впитываясь в землю. Убью. Я их всех убью.

   Спереди на меня бежал сурат, замахиваясь закованным в броню кулаком. Хорошо, что они не пользуются клинками. Легко уйдя под его кулаком, правый клинок рассек его пополам и я прошел дальше.

   Справа Сурат вскинул на меня винтовку, но я бросил в него левый меч, пригвоздив к дереву, в четырех метрах за ним. Сурат слева попытался ударить в голову, но его кулак я встретил ладонью, схватив его за эту руку, я вывернул ее и вырвал из плеча. Это только обращенные, они еще чувствуют боль, так что это действие полностью его дезориентировало. Ударив его несколько раз его же рукой, снес голову мечом.

   Остальные сураты попятились от меня, я не чувствую их эмоции, но думаю, им страшно. Что ж, начинаем счет.

   Почувствовав дуновение воздуха сзади, я ушел вперед, делая разворот и нанося наотмашь удар мечом на уровне груди. Серый, что напал на меня, лишь царапнул мне спину, я же снес ему пол головы.

   Меня потихоньку окружали, суратов было около сорока и я был их приоритетной целью.

   – Тема! Ложись! – Семеныч высунулся из-за остатков шатра, а в руках он держал ракетомет, который направил в мою сторону.

   – Придурок! – кричал я это, уже падая на землю.

   Как он не попал в меня, я не знаю, у меня волосы на голове зашевелились, когда надо мной пронеслась ракета и попала в суратов за мной. Убить меня бы это не убило, но вырубило на несколько минут точно. А вот потом бы меня уже добили.

   Вскочив с земли, я увидел людей, которые со всех сторон бежали на суратов и серых, стреляя из автоматов и пистолетов. Пока я отвлек всех на себя, командир смог перегруппировать людей и теперь уже мы напали на суратов.

   Как только люди кинулись на серых, они немного растерялись, не ожидая такой прыти от почти уничтоженного лагеря. Этих несколько минут замешательства, мне хватило, чтобы зарезать еще почти два десятка противников. Сложней всего было с бывшими деджами, которых тут было штук семь. Если бы у них сохранялись боевые навыки прошлой жизни, меня и трое деджей на лоскутки порезали, но благо дело умом они не блещут.

   – Так, способности не вернулись, значит ты где-то здесь, тварь. Покажись мне на минутку, – переместившись в сторону от боя и спрятавшись за ящиками, я начал осматривать поле боя. Люди потихоньку теснили оживших трупов, но где-то тут должен быть серый брат. Мне бы его только найти.

   Оглядываясь из –за ящиков, я повернулся спиной к лесу, в этот момент чья-то рука схватила меня за голову и швырнула спиной на деревья. Пока я летел в сторону дерева, смог разглядеть, что это большой гуманоид в белой латной броне и мечом, больше моего раза в два. Это все, что успел заметить, прежде чем снес своей спиной полувековую ель. Больно, но терпимо, благо дело дерево упало не на меня, а рядом. Так что отделался легким испугом, только вот меч из руки вылетел, в момент удара.

   – Что ж ты меня не на меч то насадил, пока была возможность? – вставая, отплюнул кровь в сторону и вытер рукой лицо, что бы пот в глаза не лез.

   – Хотел посмотреть тебе в глаза, когда буду убивать тебя, а потом поднимать в свои ряды, – хоть забрало и глушило голос, идеально поставленный тембр было прекрасно слышно. Серые братья, как первая разумная раса, всем остальным казались идеальными, фантасмагорическими и совершенными существами. Не знаю, как видели их другие, но для меня они были похожи на идеальных, во всех отношениях внешности, людей. Хотя, судя по броне, у этого действительно человеческая форма.

   – Это ты зря. Я тебе сердце вырву, – сжав кулаки, я призвал клинки и они переместились ко мне в руки.

   – Хороший фокус, я заберу мечи старшего брата и, возможно, сохраню тебе часть разума. Умные рабы бывают иногда полезными.

   Не дав ему договорить, я бросился на него, надеясь завершить бой одним ударом в район шеи. Я даже не увидел, как он своим двуручным мечом успел отразить первый удар и зарядить мне гардой в переносицу.

   От удара меня немного отбросила, но я смог удержать равновесие. Прийти в себя он мне не дал. Следом последовал удар в ноги и я чудом успел отскочить, но следующим, он распорол мне грудь, обрызгав моей кровью рядом стоящие деревья.

   – Сдайся, умрешь быстро, – он направил кончик меча мне в лицо и встал и выставил ногу вперед, готовясь к атаке.

   Сбив его меч своим левым клинком, я бросился вперед, надеясь сократить дистанцию и нанести колющий удар с права в живот. Но переступав с ноги на ногу он сам рванул мне на встречу и ударил меня плечом в лицо. Я же его только чиркнул по броне, вызвав сноп искр.

   – Ты для меня сейчас как обычный человек для деджа. Ты же понимаешь, что у тебя нет шансов? – может мне показалось, но я услышал насмешку в его голосе.

   – Ошибаешься, люди иногда убивают деджей, – говорить становится все тяжелей. Рана на груди и не думает затягиваться, а от таких ударов уже в голове туман. Его стремление поглумиться надо мной, сейчас как нельзя кстати.

   Со стороны лагеря, за спиной серого брата показался какой-то силуэт. Следом раздалась автоматная очередь и моего противника толкнула в мою сторону, заставив его сделать пару шагов. Отвернувшись от меня, он махнул рукой в сторону, откуда в него стреляли там раздался взрыв.

   Как только он отвернулся от меня, я бросился на него. Вот он мой шанс. За долю секунды он развернулся и выставил передо мной свой меч. Неужели люди тоже себя чувствуют настолько беспомощными против нас? Я сам фактически насадился на его клинок. Единственное, что я смог сделать, сместить траекторию, что бы пронзил легкое, а не сердце.

   – Что ж, это было познавательно, но скучно, – говоря это он поднял меч выше и меня оторвало от земли, постепенно нанизывая на огромный клинок серого брата.

   – Знаешь, что ты… забыл? – говорить становилось все тяжелей из – за наполняющихся кровью легких и клинки выпали из рук.

   – Просвяти, избранный, – он приблизил меня к себе, держа меч одной правой рукой, и наши лица стали на одном уровне.

   – Я все-таки не человек.

   На последней фразе я схватил правой рукой кинжал Миры и нанес колющий удар в забрало. В последний момент он перехватил мою руку и, сжав, раздробил ее. Сразу же, пока он был занят перелом моей руки, я ударил левой, призвав в нее засопожник Мрака.

   Лезвие вошло в глазницу как в масло. Не издав ни звука, серый брат разжал руку с мечом и сделал шаг назад. Едва коснувшись земли, я смог дернуться вперед и ударил сложенной ладонью в грудь.

   Когда-то я убил первого серого брата именно голой рукой, хотя пробить латный доспех ладонью, очень отчаянное решение. На удивление, рука не почувствовала сопротивления и я почти по локоть засунул ему ее в грудь.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.