На север! Часть 4. Северная крепость. Оптимистический постапокалипсис. История вторая

Всё дальше и дальше на север движутся наши герои. Туда, где, согласно утверждениям асов, находится страна великанов-йотунов…
ISBN:
9785005013576

На север! Часть 4. Северная крепость. Оптимистический постапокалипсис. История вторая

   © Сергей Гришин, 2019


   ISBN 978-5-0050-1357-6 (т. 4)

   ISBN 978-5-4496-7315-2

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

   Дождь начался внезапно. Казалось, можно месяцами ходить под этими свинцовыми тучами и ни разу не намокнуть. А тут на тебе. Сверкнула молния, холодный ливень косыми струями принялся хлестать нас по макушкам.

   Мы поспешили скрыться на станции. Благо, здесь она не напоминала гору мусора с запрятанным посередине узким проходом, а была вполне себе нормальным полуразрушенным строением с сохранившейся местами крышей.

   Дверги, охранявшие вход за бруствером из старой мебели, смолили самокрутки. В сочетании со свежестью летнего дождя их своеобразный аромат, называемый в простонародье вонью, воспринимался неожиданно приятно.

   Я долго всматривался в пелену висящих в воздухе капель в надежде увидеть мачту драккара. А потом меня стали терзать сомнения.

   – Мужики, – обратился я к караульным двергам, – а там по каналу мостов много?

   – Да есть мальца, – коротышка в кожаной куртке с заклёпками на рукавах и в ушах бросил окурок в лужу.– А что, хотел прогуляться, красоты заценить? Так тебе тогда к сталкерам надо. Это они у нас любят по верху ходить, нечисть смущать.

   – Я вот думаю, парусный корабль каналом пройдёт?

   – Ежели мачты порубать – может, и пройдёт. Всё зависит от размеров корабля. Но мачты всё одно порубать придётся.

   – Он большой, – я поджал губы. Задумчиво покатал ногой ржавую консервную банку и спросил:– А куда сможет подойти? Так, чтобы от подземки недалеко было. И к Ладожскому озеру поближе.

   – Попробуй на Ломоносовскую махнуть, – дверг указал куда-то вдаль.– Там Нева. Там точно пройдёт, если мосты разведены.

   – Что, прости? – не понял я.– Что там с вашими мостами происходит?

   В моём представлении мост должен стоять там, где его поставили. Пока не сгниёт и не развалится. Ну, или злодеи какие не разберут.

   – Ты чо, малохольный? – коротышка поглядел на меня, как на идиота.

   – Не, у нас просто мосты другие, – пояснил я дружелюбно.– Можешь объяснить, как они тут работают? С кем разводятся?

   Дверг хмыкнул. Потом свёл выпрямленные ладони кончиками пальцев друг к другу.

   – Вот, смотри. Так по нему можно перейти на другой берег, – я кивнул. Коротышка поднял ладони вертикально:– А вот так – мост разведён. Понятно?

   – Ага, – я снова кивнул.– И как, они разведены?

   – А вот это как повезёт, – дверг осклабился, показав ряд крупных зубов.

   – В каком смысле? – не понял я.

   – Да автоматика там давно сбрендила, – карлик махнул рукой.– Сталкеры пытались составить расписание, когда они там поднимаются, когда опускаются. Да всё без толку.

   Я вздохнул. И тут сложности.

   – Слыхал, Локи? Похоже, драккару сюда не протиснуться.

   – Думаешь? – как-то уж очень легкомысленно отозвался плут.– Тогда что это ползёт вон там?

   – Где? – я попытался вглядеться в пелену дождя.

   Вдалеке, на дороге, идущей вдоль канала, появился какой-то неясный, но крупный силуэт. Двигался он довольно медленно. И никак не хотел проясняться.

   Мы все, включая двергов, подошли к краю навеса, защищавшего от дождя, и уставились вдаль. Потом я не выдержал. Активировав маску, я шагнул под струи. Не то чтобы боялся вымокнуть. Так, на всякий случай. И пошлёпал по лужам в сторону приближающейся махины.

   Сначала я услышал лай и рычание. Потом стал различать контуры приближающегося предмета. Это и вправду был корабль. Он плыл на расстоянии не более метра от земли, отбрасывая во все стороны остовы древних телег.

   А на корабль со всех сторон наскакивали, рыча, визжа и лая, сотни существ, отдалённо напоминающих собак. Грязные, злые. Одни лохматые, другие – абсолютно голые. Но все жутко недружелюбные. От гигантов размером с телёнка до мелких шавок чуть больше мыши.

   Пробормотав себе под нос проклятие, я развернулся и помчался обратно. Судя по приближающемуся лаю, меня заметили. И сочли более лёгкой добычей, чем порхающая над головами туша.

   – Ложись! – громом докатился до моих ушей голос Тора.

   Я рыбкой нырнул вперёд. Прокатился по лужам, точно драккар по морю. И тут же над моей головой что-то убедительно прожужжало. Ряды моих преследователей смялись. Под нарастающий скулёж я проскользил ещё несколько метров, прежде чем молот аса пролетел обратным курсом.

   Тем не менее, расслабляться было рано. Я перевернулся на спину и отпихнул ногами кинувшуюся на меня безволосую уродину. Потом перекатился влево, широким махом подсёк следующую тварь и, пользуясь инерцией движения, вскочил.

   Крупный кабаноподобный пёс ударил меня лапами в грудь и снова повалил на спину. Челюсти щёлкнули перед лицом, но благодаря маске слюни его не забрызгали. А когти начали с противным скрипом царапать грудь и живот.

   Мне с большим трудом удавалось сдерживать безумный напор. К счастью, через какое-то время я услышал яростный рёв. Последовал удар, и здоровенная псина улетела под лапы набегающим сородичам. Браги встал надо мной, остервенело махая перед собой ножом.

   Следом за ним появился Тор, тут же снова запустивший в полёт своё оружие. Спустя пару секунд к асам присоединились караульные дверги. Полыхнуло пламя из ранцевого огнемёта. Грохнули выстрелы.

   – Пошли прочь, шавки! – проорал Браги вслед отступающей своре.

   Коротышки прекратили стрелять, минутку понаблюдали, как махина корабля улиткой ползёт по улице, и вернулись под навес.

   – Эдак он ещё час будет подплывать, – проворчал Тор и тоже поспешил уйти из-под струй дождя.

   Браги постоял рядом со мной ещё немного, а потом последовал за ним. Я вздохнул. И, не видя смысла находиться одному посреди улицы, тоже вернулся на пост. Избавился от маски. Вытер пот со лба и приготовился к ожиданию.

2

   Подплывал драккар всё-таки меньше часа. Минут пятнадцать-двадцать. За это время к нам успел вернуться Сидри со здоровенным ящиком.

   – Что ж ты меня не предупредил, что корабль по каналу не пройдёт? – проворчал я.

   – А ты не спрашивал, – пожал плечами дверг.– Кроме того, кто знал, что он такой здоровенный?

   В конце концов Варяг добрался-таки до нашего убежища и тяжело опустился на асфальт. Мне даже показалось, что при этом он облегчённо вздохнул. Трап откинулся. Но никто не спешил спускаться к нам.

   – Эй, на судне! – прокричал Тор.– Приплыли! Швартуемся и выходим!

   – Это кто там раскомандовался? – раздался из-за борта голос Ницше.– Подойди сюда – враз копытом в челюсть получишь!

   – Кто это такой грозный? – ас хмыкнул и с иронией поглядел на меня.

   Че выскочил из рук Локи и молнией взметнулся на борт. Я тоже вступил на трап и на всякий случай предупредил, прокричав:

   – Я иду!

   – Ваня! – увидев меня, Ницше чуть не прыгнул ко мне на руки.

   Я отшатнулся и попал прямо в объятия Аркадия Петровича, притаившегося с другой стороны от трапа.

   – Ты справился! – обрадовано провозгласил поэт.– А где же Липа?

   Я вздохнул:

   – А вот с Липунюшкой всё вышло не так, как хотелось бы. С острова мне её вытащить удалось. Но вот здесь её снова похитили.

   – А зачем ты вообще сюда попёрся? – проворчал ослик.

   – Откровенно говоря, на острове мне помогли, – пояснил я.– Не поверите, кто. Асы!

   – Те самые? – недоверчиво переспросил Аркадий Петрович.

   Я кивнул.

   – Кстати, двое из них стоят внизу и ожидают, когда им можно будет подняться на борт. И ещё Локи. И ещё дверги. Один из них обещал починить драккар.

   – И сделаю это, йотун вас задери! – мимо нас с огромной кувалдой на плече прошествовал Сидри. Следом другой коротышка проволок его огромный ящик.

   – Кстати, а где Антуан? – спросил я, поискав взглядом руководителя нашей экспедиции.– Неужто нашёл замену своей пипке?

   – Хуже, – поэт хохотнул и пояснил:– Ему старую вернули.

   – Как это? – я выпучил глаза на собеседника.– Мы же видели, как она разбилась!

   – Современные функционалы не так просто разбить.

   – Тогда что за обломки мы видели?

   – Это, видимо, что-то от корабля отвалилось, – Аркадий Петрович изобразил рукой неопределённый жест.– А пипка его улетела в воду. Ты же помнишь, у нас защитное поле отключилось, – я кивнул.– А потом водянчики на неё наткнулись и вернули.

   – Она что, и под водой работать может? – удивился я.

   – Я же говорил, функционал – слишком важный для современных людей прибор. Поэтому его делают максимально надёжным.

   – Представляю его счастье, – хмыкнул я.– Только мне вот что не понятно. Он, вроде, должен вести свой блог. А главное событие на сегодняшний день – наше воссоединение. Или я ошибаюсь?

   Словно в ответ на мой вопрос из трюма вылетел сам Антуан Пустопорожний.

   – Уберите отсюда этого коротышку с молотком! – провизжал протодиакон, прячась за осликом.

   – Это Сидри, – объяснил я.– Он пришёл, чтобы починить наш корабль.

   – А, Иван, привет, – кажется, Антуан только что заметил меня. Потом до него, похоже, дошёл смысл моих слов.– Он что, собирается кувалдой починить высокотехнологичное устройство?

   – А почему нет? Как сказал мне Локи, дверги как раз и славятся тем, что из обычных вещей могут состряпать такое, что никаким учёным и не снилось.

   – Локи? – проворчал протодиакон.– Какой ещё Локи?

   С трапа деликатно кашлянули.

   – Это я, – представился плут, заходя на палубу.– Говорят, что я бог обмана. Но поверьте, вру я далеко не всегда, и я вовсе не бог.

   – Здрасте, – Антуан ошарашено кивнул.

   – Кстати, за мной идут Тор и Браги, герои-асы. Они ребята нетерпеливые. Так что можно им уже подняться на борт?

   Аркадий Петрович выпорхнул из своего укрытия и радушно распахнул объятия:

   – Добро пожаловать, гости дорогие! Рады приветствовать на борту столь легендарных… хм… людей! Проходите, располагайтесь.

   Асы, сияя нагрудниками, точно начищенные самовары, вошли на корабль и осмотрелись.

   – Ничего так корыто, – пробасил Тор.– Просторное.

   – Ты что ли поэт? – Браги оценивающе поглядел на Аркадия Петровича.

   Тот немного смутился, но всё же ответил:

   – Так, пишу понемногу. Я – в стихах. Антоха вон – в прозе строчит регулярно.

   Ас похлопал Ароза Азорина по плечу:

   – Уважаю. Я и сам люблю магию слов.

   – В самом деле? – заинтересовался Аркадий Петрович и потёр руки в предвкушении.– Надо нам это дело обсудить за рюмкой чая.

   Антуан уже фиксировал происходящее для своего блога. Как я заметил, Локи сразу же поспешил выйти из кадра. А вот Тор, напротив, выдал широкую лучезарную улыбку и встал так, чтобы лучше были видны его внушительные бицепсы.

   – Позёр! – фыркнул Ницше, глядя на красующегося аса.

   Локи с интересом поглядел на ослика.

   – Умеешь разговаривать? – спросил он.

   – Как минимум, на трёх языках, – гордо поведал Ницше.– И это только человечьих!

   – Ох, дер руссерне! – пробормотал Локи.– Дэ хар эслер снаккер!

   – Йа, ви ер! – гордо ответил ослик и тут же уставился на плута.– Я что, по-асьи тоже умею? А как правильно: по-асьи, или на асьем? Или на асовском?

   Локи, похоже, тоже пребывал в изумлении. Он таращился на Ницше, теребя мочку уха с глупым выражением на лице.

   Внезапно вокруг всё заскрипело и заскрежетало. Мы все с беспокойством заозирались. Но ничего ужасного, на первый взгляд, не происходило.

   – Мы рады приветствовать пассажиров нашей авиакомпании на борту судна, – раздался радостный голос Хеймдаля.– В ближайшее время будут завершены все технические процедуры, и мы сможем продолжить наш полёт.

   – Хо-хо! – воскликнул Аркадий Петрович.– Как я рад снова тебя слышать!

   – Испытываю аналогичные аналоговые колебания нейролингвистических модулей операционной системы, – ответил страж корабля.

   – Говорил я, нельзя было к нему этого коротышку с молотком подпускать! – Антуан оторвался от экрана пипки и покачал головой.– Хеймдаль, ты в целом как?

   – Окончательная целостность ожидается через девять минут. Приступаю к тестированию основных систем и контуров.

   – О чём это он? – Аркадий Петрович поскрёб щетину.

   Корабль подскочил резко и без предупреждения. Или же всё-таки предыдущее заявление Хо-хо стоило воспринимать именно как предупреждение? Мы дружно повалились на палубу, включая наших героических гостей.

   – Какого Хрюма тут происходит? – Локи конкретно приложился плечом о борт и теперь пытался подняться на ноги.

   Варяг рванул вперёд. Под шум ветра в ушах мы покатились на корму.

   – Нормальные тестовые работы, – объяснил Аркадий Петрович, улучив момент между кувырками, столкновениями и прочими кульбитами.

   А вот следующего фокуса точно никто не ожидал. Драккар на одном мощном движении задрал нос, а потом и вовсе перевернулся палубой к земле. Дружно заорав, все пассажиры рухнули под действием силы тяжести. К нашему невыразимому облегчению полёт продлился не долго. Мы упёрлись во что-то прозрачное и невидимое, а потом скатились к центру этого чего-то.

   – Работает поле, – простонал стиснутый между Тором и Браги Антуан.

   Плавно, я бы даже сказал, деликатно наш корабль стал переворачиваться в нормальное положение. Мы дружно поползли по прозрачному пузырю и вскоре оказались на палубе в районе носа. Драконья голова повернулась к нам и игриво подмигнула.

   – Йормунгандова печёнка! – проворчал Тор, принимая вертикальное положение.– А ваш Хеймдаль, пожалуй, будет посуровее нашего!

   – Спасибо за терпение, – послышался голос стража.– Функциональность систем корабля полностью восстановлена.

   Пока мы приходили в себя, драккар опустился рядом со станцией метрополитена. Потом мимо нас с невозмутимым и гордым видом протопали дверги.

   – Можете пользоваться! – резюмировал Сидри, сходя по трапу.

   – Спасибо, – счёл нужным поблагодарить я, едва обрёл дар речи.

3

   Мы с асами вкратце описали положение вещей и направление дальнейшего движения. Антуан откровенно порадовался участию в нашей экспедиции легендарных героев. И, в не меньшей степени, сохранению изначального направления на север.

   Тор снова уточнил местонахождение похищенных катеров. Как оказалось, их транспортировали уже за пределами Петербургского ареала, по краю зоны перемещения города Архангела.

   – А быстро они двигаются, – констатировал громовержец.– Так мы будем их долго догонять.

   – Да всё равно смысла нет, – пожал плечами Антуан.– На абордаж мы их так и так не возьмём. У нас оружия подходящего нет.

   Тор поглядел на протодиакона свысока. Похоже, его перспектива штурма вражеского летательного средства прямо в воздухе совершенно не смущала.

   – Меня терзают смутные сомнения, – проговорил Локи, потягивая через трубочку зелёный напиток, приготовленный на корабельной кухне.– А уж не к йотунам ли мы летим?

   – Тебе лучше знать, – усмехнулся Тор.

   Я вспомнил, что согласно скандинавской мифологии плут как раз и должен быть родственником этим великанам. Несмотря на то, что сам вовсе не отличается большим ростом. Вообще, насколько я понял, в этой мифологии с размерами вечная путаница. Асы, казалось бы, тоже должны быть не обычными людьми, пусть и весьма крепкого телосложения. Хотя бы дверги в этом плане не подвели. Вот только непонятно, почему среди них живут обычные люди?

   Корабль неотвратимо нёс нас в неизвестность уже несколько часов. Настало время перекусить. Асы настояли на том, чтобы трапеза состоялась на палубе. Дескать, это романтичнее. А ещё наверху воздух чище. Хеймдаль на это обиженно заметил, что у него везде чистота и порядок, нигде не пахнет, а если и есть где аромат, то исключительно приятный.

   Мы расположились на носу судна. Аркадий Петрович с Антуаном принесли доверху заполненные небьющиеся тарелки. А Тор непонятно откуда выудил объёмный бочонок.

   – Это что? – поинтересовался протодиакон.

   – Мёд, – ас одним движением выбил пробку и наполнил кубки.

   – Альтернативной поэзии? – я с подозрением поглядел на громовержца.

   – Не, – Тор отрицательно помотал головой.– Это варево оставлю специально для Вальгаллы. Порадую родственничков. А этот мёд попроще. Но тоже на песни пробивает. По крайней мере, Браги точно удержаться не сможет. Так, скальд?

   Бородач усмехнулся и поднял свою ёмкость:

   – За ветер странствий! Кстати, что-то его нет.

   – Защитное поле поглощает, – объяснил Аркадий Петрович.

   Я тоже приложился к кубку. Признаться, не видел подобных штук на кухне раньше. На вид, да и на ощупь, похоже на золото. Но что-то мне подсказывало, что это очередная подделка Верхнего мира.

   А напиток оказался приятным. Что называется, бархатным. В мозгу сразу запорхали бабочки, а по пищеводу разлилось приятное тепло.

   Браги удавалось сдерживаться лишь до третьего кубка. А потом он прикрыл глаза и затянул своим приятным голосом уже знакомую мне мелодию:

Сяду я верхом на драккар
С мухоморов мощный угар
И в знакомый фьорд
Через левый борт
Пусть твердят мне что уже я не торт

Вроде бы я весел и пьян
Но скажи мне, Локи-шайтан
Что за злобный гад
Пустил стрелу мне в зад
И верчусь теперь я как Йормунганд

   К моему несказанному удивлению, плут решил ответить на выпад в свой адрес. Его голос был выше, чем у скальда. Но, похоже, он тоже тренировался:

Из Асгарда выглянул Тор
Я зову его за забор
Выходи ко мне
Спляшем при луне
Рататоск грызёт орехи на стене

Тор орёт: «Пошли вы все в даль!»
Вторит Тору хмурый Хеймдаль
Не хами мне, ас
Не то получишь в глаз
И Фенриру я скомандую «фас»

   При упоминании своего имени не смог сдержаться и громовержец. Его бас разнёсся по округе, пугая пролетающих мимо ворон:


   В пасть Фенриру вставили копьё,

   Да еще связали, ё-моё!

   Он из-под горы встать уже не смог,

   Пусть теперь ждет Рагнарёка как лох.


   Не ударил лицом в грязь перед гостями и Аркадий Петрович:

Все зовут меня дурачком
Я ловлю Валькирий сачком
Поднялась метель
То богиня Хель
Из снежинок белых стелет мне постель

   Вставил своё слово и Антуан Пустопорожний:


   В небесах летит Нагльфар

   Слепит меня светом наглых фар

   Налетит на ель

   Взвоет баба Хель

   Я спрошу её: «эй, Хель, ты откель?»


   Когда же взгляды присутствующих устремились на меня, я собрал в кулак волю и выдавил из себя:

Надо бы сгонять в Йотунхейм
Мидгард надоел мне совсем
Соберу хабар
Выведу драккар
На драккаре закипает самовар

4

   Мы сидели в каюте Аркадия Петровича и приходили в себя после пира. Наших скандинавских гостей поселили в моей светлице и свободной комнате, используемой ранее Ницше в качестве батутного зала. Причём Локи занял отдельную каюту. Бывшую мою.

   – А как получилось, что драккар пробирался к точке встречи по суше? – задал я мучивший меня вопрос.– Помнится, когда я покидал судно, ни о каких полётах, пусть даже и на сверхнизкой высоте, и речи не могло идти. Не потонуть бы.

   Аркадий Петрович глуповато улыбнулся, почесал Че за ушком и произнёс:

   – Знаешь, как Ахти ржал, когда узнал, что ты хочешь провести корабль Обводным каналом? Он сразу сказал, что мы не пройдём. К счастью, Хо-хо уже успел немного восстановиться. Этого хватило для того, чтобы кое-как доползти до вас.

   – Вообще-то, – подал голос Хеймдаль, – Вяйнемёйнен дал мне источник энергии. По какой-то причине он очень заинтересован в продолжении твоего пути, Иван.

   – Какой источник энергии? – нахмурился я.

   – Да, какой источник? – похоже, Аркадий Петрович тоже был не в курсе.

   – Кастор принёс икринку, – ответил страж корабля.– Она-то и помогла.

   – Такая высококалорийная? – задумчиво промурлыкал Антуан, не отвлекаясь от экрана.

   – Даже не представляешь, насколько. Чуть не дотягивает до термоядерной батареи.

   Мы с Аркадием Петровичем переглянулись. Опять подводный царь нас удивил. Протодиакон же не обратил на фразу Хеймдаля никакого внимания. Лишь пробормотал под нос:

   – Прекрасно, прекрасно…

   Интересно, чего же такого ожидает от меня Ахти, если для продолжения моего пути он готов пожертвовать подобной вещью? Особенно если учитывать то, что я сам не имею ни малейшего представления, куда меня занесёт нелёгкая.

   Аркадий Петрович словно прочитал мои мысли:

   – Что-то этот подводный старикан не договаривает. Он точно у тебя ничего не просил?

   Я отрицательно помотал головой.

   – Он намекал, что возможно когда-нибудь может быть о чём-нибудь и попросит. Но так ничего конкретного и не сказал.

   – Вот это – самое паршивое! – поэт назидательно поднял палец.– Все эти «отдай то, чего дома не знаешь», «принеси то, не знаю что», «купи такую зелёную, но чтобы была красная, а главное солёная и обязательно сладкая» – всё это сплошная подстава! Надо в договоре чётко прописывать. Обязуюсь выполнить то-то и то-то взамен того и этого самого.

   – С этим самым всегда проблемы, – снова подал реплику протодиакон.

   – В каком ещё договоре? – удивился я.– У нас никаких договоров не было. Ахти нам помог от чистого сердца. Наверно.

   – Ещё скажи, безвозмездно, – Аркадий Петрович хмыкнул.

   Я только вздохнул в ответ. А что тут скажешь? Ясно, что ладожский водяной во мне заинтересован. Только вот почему?

   Вдруг Антуан подскочил на кровати, отбросив от себя пипку. Та ударила пожилого поэта прямо по ноге, и громыхнула об пол. Аркадий Петрович, громко ругаясь, принялся скакать по комнате, потирая ушибленную конечность. Впрочем, он вскоре счёл подобное положение неудобным и присел рядом с покалечившим его супостатом.

   Дверь распахнулась, и в комнату ворвались асы.

   – Что за шум? – Тор оглядел комнату и увидел валяющийся на полу прибор.– А, послание от папаши Одина получили?

   Мы с поэтом недоуменно поглядели сначала на аса, потом на Антуана.

   – А что он выскакивает из экрана, как чёртик из табакерки? – жалобным голосом проговорил тот.– Что это, вообще, за манера такая, врываться в чужое личное пространство?!

   – Он Один, ему можно, – пожал плечами Тор.– Откровенно говоря, я даже польщён тем фактом, что он проявил интерес к нашему путешествию.

   – Он что, хакер? – задал резонный вопрос я.

   – Он ас, – Браги привёл железный аргумент.

   – Кроме того, у нас в грядущем штурме будет подкрепление, – добавил Тор.– Батяня решил, что нам не помешает поддержка.

   – Этого вашего железнорукого пришлют? – предположил я.– Как его? Тюр, кажется?

   – Не, – громовержец помотал головой.

   – Летучий отряд валькирий, – пояснил Браги.

   – М-м-м, – Антуан поиграл бровями.– Дамы?

   – Не дамы, а спецназ, – Тор весомо потряс в воздухе кулаком.

   – Боюсь даже представить их методы, – со смешком пробормотал Аркадий Петрович.

   – Это правильно, – согласно кивнул Браги.– Лучше у них на пути не становиться.

   Почему-то мне при упоминании о женском спецназе вспомнилась наша могучая кухарка Жанна, поигрывающая тяжёлой сковородкой. Если эти северные дамы хотя бы немного её напоминают, то я не завидую их противникам. Поэтому я тоже покивал на это заявление аса.

5

   Бесконечная гладь Ладожского озера осталась позади. И теперь под нами расстилалась нескончаемая зелень. Леса и болота. Болота и леса. А среди этой зелени – голубые пятнышки скрытых среди зарослей озёр. Тысячи озёр.

   – Так вот ты какая, Карелия! – восхищённо произнёс стоявший рядом со мной Аркадий Петрович.– Одно дело смотреть на картинки в Сети, и совершенно другое – лицезреть всё это великолепие вживую. Пусть даже и с такой высоты.

   Я пожал плечами. Признаться, мне и наших лесов вполне хватало. Один Тараканий чего стоит. Надеюсь, здешние места не так сильно пострадали во времена Последней войны.

   Какое-то движение внизу привлекло моё внимание. Только вот что это было? Отчего-то показавшийся знакомым силуэт несколько секунд маячил среди буйных зарослей трав, а потом скрылся под деревьями. Что-то квадратное. И под этим квадратом двигались… ноги?

   – Что-то интересное увидел? – спросил меня Аркадий Петрович, обратив внимание на мой озадаченный вид.

   – Мне только что показалось, что я увидел внизу избушку Яги, – неуверенно проговорил я.

   – Шагающий танк, что ли? – не поверил поэт.– Что, думаешь, старушке больше нечем заняться, кроме как за тобой бегать?

   Я пожал плечами.

   – Откровенно говоря, мне не удалось эту штуку достаточно хорошо рассмотреть. Она слишком быстро скрылась в лесу.– Я почесал макушку.– Но Яга обладает одним очень интересным и радующим лично меня качеством – всегда оказывается в нужном месте в нужное время.

   – Не стоит её переоценивать, – отмахнулся Аркадий Петрович.– Мы уже слишком далеко забрались на север. Ей здесь нет никакого смысла находиться.

   Я развёл руками.

   – Кто знает, что ей в голову взбредёт? К тому же, она постоянно на какие-то неведомые мне дела ссылается. Может, эти дела её сюда привели.

   – Даже если ты и не ошибся, – предположил поэт, – это может оказаться какой-нибудь другой боевой машиной. Кто знает, сколько их ещё осталось, и кто ими пользуется?

   Что ж, это было резонное замечание. Поэтому я больше не стал забивать себе голову этим вопросом. Тем более, что снижаться и выяснять, кто там внизу бегает, мы не собирались.

   – К нам приближаются летательные средства, – раздался над палубой голос Хеймдаля.– Они догонят нас через семь минут.

   – Погоня? – вздёрнул брови Аркадий Петрович.

   – Погоня?! – радостно воскликнул Тор, появляясь из трюма. За ним на палубу ступил и Браги.

   – Погоня, – констатировал Локи, выходящий вслед за асами со своей обычной улыбочкой.– Хозяин Арены, определённо, имеет к нам претензии.

   – Думаешь, это люди Алиевича? – усомнился я.– А откуда они знают, что именно мы виноваты в переполохе со зверушками?

   – Не надо считать его идиотом, – усмехнулся плут.– Твой давешний наряд сам за себя говорил, каким путём ты попал на Арену. И недавно сбитый, а потом чудесным образом снова взлетевший корабль – словно аварийная лампочка, указывающая на тебя.

   Аркадий Петрович и Тор поглядели на меня с таким видом, точно у меня на носу и вправду засверкала лампочка.

   – За нами погоня! – из трюма, широко улыбаясь, вышел жутко довольный Антуан.– Я в очередной раз прихожу в экстаз от нашего путешествия!

   – А где погоня? – на палубу за протодиаконом выскочил Ницше и завертелся, отыскивая взглядом преследователей. Че, с гордым видом сидящий у него на голове, каким-то образом умудрялся не поворачиваться вместе с осликом. Он щурил на меня свои зелёные глазища и лениво шевелил ушами.– Ой, а вот и они!

   Ницше уставился за корму, где появились несколько быстро приближающихся точек.

   – А что, уже семь минут прошли? – озадаченно проговорил я, вглядываясь в преследователей.

   – Прошу прощения, – отозвался Хо-хо, – но они ускорились.

   Точки, тем временем, превратились в четыре чёрных флаера, наподобие тех, что были у СГБ Москвы.

   – Что-то я не уверен, что это люди Алиевича, – пробормотал я.– У московских безопасников были точно такие же штуки.

   – Уверяю тебя, они в этом плане не монополисты, – Аркадий Петрович хмыкнул и спросил стража:– Хо-хо, они вооружены?

   – А как же, – ответил Хеймдаль.

   – Защита выдержит? – проявил беспокойство Антуан.

   – Какое-то время. Такого мощного оружия, как зенитный комплекс на острове, у них, конечно, нет. Но и своими лучемётами они нам вполне смогут навредить.

   Первое из приблизившихся судов выпустило по нам заряд, от которого драккар лишь чуть вздрогнул. Но Хеймдаль при этом ойкнул.

   – Сейчас я с ними разберусь, – Тор снял с пояса молот.– Антуан, снимай!

   – Стой! – заорал я и кинулся ему наперерез.

   Ас удивлённо уставился на меня.

   – В чём дело? – спросил он.– Сейчас я их быстренько приземлю, и мы полетим дальше…

   – Вниз мы полетим! – рявкнул я.– Про защитное поле забыл?

   Лицо Тора озарила глупая улыбка. Он почесал своим молотом спину и промолвил:

   – Беклагер, мужики. Ступил.

   – Это он так извинился, – пояснил Ницше.

   – Хеймдаль, отключи поле на минуточку, – громким голосом попросил Тор.

   – Во-первых, нечего орать, – отозвался страж.– Я и так прекрасно слышу. А во-вторых, чего этот викинг тут раскомандовался?

   Тор нахмурился и заскрипел зубами. Мне даже показалось, что в его глазах пробежала электрическая искра. Надеюсь, всего лишь показалось.

   – Хо-хо, отключай! – Антуан поспешил спасти Хеймдаля от гнева аса.

   Порыв ветра тут же растрепал мои волосы и перехватил дыхание. Аркадий Петрович закашлял и, втянув голову в плечи, поторопил Тора:

   – Давай уже, лезь на мачту. Оттуда покидаешь свой бумеранг. А мы тут, в тепле, будем за тебя болеть. Иначе мы заболеем по-настоящему.

   Громовержец скептически посмотрел на него:

   – Как ты себе это представляешь? Чтобы я, ас, карабкался по мачте, как какая-то мартышка?

   – Вот ведь, цаца! – буркнула голова дракона.

   Зубы схватили Тора за шиворот, и ас тут же был вынесен за пределы корабля. А над нами вновь надулся пузырь защитного поля.

   Громовержец какое-то время громко ругался на своём непонятном языке и болтал ногами в воздухе. В конце концов, он был водружён на шею дракона, там, где она плавно переходила в борт корабля. Здесь Тор успокоился, вскарабкался на макушку головы монстра и, придерживаясь одной рукой за драконий рог, другой запустил молот в ближайший флаер.

   Судя по всему, пилоты враждебных посудин засмотрелись на его акробатические этюды, поскольку всё это время ни один не соизволил по нам выстрелить.

   Только вот после броска Мьёллнира они об этом наверняка пожалели. Особенно водитель переднего транспорта.

   От удара о борт флаер закрутило и отбросило в сторону. Он задымился и пошёл на снижение под торжествующие вопли Антуана и Ницше. Тор поймал свой молот и радостно помахал им в нашу сторону.

   Вырвавшееся вперёд судно выпустило сразу несколько зарядов. Все пришлись в защитное поле, заставив Хеймдаля снова заохать.

   Следующий бросок Мьёллнира был ещё более результативен. Вражеский транспорт отбросило прямо на летевшее в десятке метров справа судно. Борта смялись и сцепились. Получившийся таким образом двойной флаер повисел какое-то время, а потом рухнул в болото.

   – Комбо! – заорал Браги, радуясь за своего приятеля.

   Оставшись в одиночестве, пилот последнего транспорта предпочёл держаться со стороны кормы драккара и палить оттуда, справедливо рассудив, что метателю молотков с носа будет сложно в него попасть. И действительно, следующие несколько бросков не достигли цели.

   – Этот дятел так нам всю защиту продолбит! – после очередного ойканья Хеймдаля воскликнул Антуан.– Надо нашего снайпера на другую точку перенести!

   – Держись, ас! – прогудела голова дракона Тору в ухо.

   Длинная шея отклонилась вниз, а потом резко выпрямилась и отправила громовержца в полёт прямо на мачту. Он чуть было не пролетел мимо. Но вовремя зацепился и кое-как угнездился на вершине.

   – Это просто цирк какой-то! – восхищённо проговорил Аркадий Петрович.– Браги, твой братан точно на воздушного гимнаста не учился?

   Браги хохотнул. А Тор в это время запустил-таки свой снаряд.

   Удар получился не столь сильный, как предыдущие. Потому как флаер лишь на какое-то время потерял управление. Но вскоре выровнялся и исчез под днищем.

   Тор и дракон беспомощно переглянулись. Цель ушла из-под удара. Мы, стоящие на корме, попытались разглядеть судно преследователей, перегнувшись через борт, но вполне ожидаемо упёрлись лбами в защитное поле.

   – Хо-хо, попытайся достать его из огнемёта! – посоветовал Аркадий Петрович.

   Дракон кивнул, изогнул шею, и голова его скрылась внизу.

   – Не могу достать! – оповестил Хеймдаль через пару десятков секунд.– Этот хитрый йотун держится ближе к корме. Слишком далеко для меня.

   – Ну, тогда хватай нашего охотника-акробата за шкирку и тащи вниз! – посоветовал Локи.– Оттуда он, поди, дострельнёт.

   Глаза дракона почему-то моргнули зелёными искорками. Чрезвычайно ловко сцапав Тора за шкирку (уж не знаю, за что там можно было ухватиться), этот своеобразный подъёмный кран уволок его прочь из поля нашего зрения.

   Внизу что-то зашумело. Корабль тряхнуло. А потом за кормой показалось вражеское судно, дымящееся и резко снижающееся.

   – Ура! – закричали мы.

   – Ура! – закричал Хеймдаль.

   – А-а-а-а-а! – донёсся до нас стремительно удаляющийся голос Тора.

6

   Мы недоуменно уставились за борт.

   – Хо-хо, что случилось? – спросил за всех Антуан.

   Над левым бортом появилась голова дракона. Мне показалось, что выражение его морды было несколько сконфуженным.

   – Упс, – произнёс Хеймдаль его пастью.– Я, кажется, выронил Тора.

   – Как? – выпучил глаза Браги.

   – Ну, когда все заорали от радости, что подбили вражеский флаер, я тоже заорал. Вот и выронил.

   – Сыр выпал. С ним была плутовка такова, – пробормотал Аркадий Петрович.

   – Немедленно идём на посадку! – закричал оставшийся на палубе ас.

   – Да куда мы тут сядем? – развёл руками Антуан.– Глянь, какие заросли!

   Действительно, болота закончились, и теперь под нами простирался на первый взгляд бескрайний лес.

   – Не паникуй, – Локи похлопал Браги по плечу.– Ты же знаешь по себе, что вас, асов, подобными полётами не пронять.

   Скальд с некоторым сомнением кивнул.

   – Ладно, попробую с ним связаться, – сказал он и отошёл в сторону.

   Мы с Антуаном приникли к невидимому кокону защитного поля в тщетной попытке разглядеть сквозь листву свалившегося громовержца.

   – Йотуны! – закричал вдруг Браги.– Тор, беги!

   – Что случилось? – мы обступили аса, на лице которого выражалось отчаянье, а голова поворачивалась из стороны в сторону, словно оценивая невидимых противников.

   Ничего не ответив, он вдруг выхватил свой странный нож и с разбегу воткнул его в защитное поле по правому борту.

   – Ой! – сказал Хеймдаль.

   Пузырь с громким хлопком лопнул. Ветер на короткие три секунды по-хозяйски прошёлся по палубе. А потом снова воцарились тишина и спокойствие.

   Именно спокойствие. Потому как за время отсутствия поля Браги, обеспокоенный падением приятеля, перевалился через борт.

   – Вот, псих! – восхищённо проговорил Аркадий Петрович, провожая этого странного десантника взглядом.

   – А это, несмотря на успехи современной медицины, не лечится, – со смешком сказал Локи.– Да и учиться на собственных ошибках не в правилах асов.

   – А о каких йотунах он твердил? – я повернулся к плуту и пристально поглядел ему в глаза.– Неужели там, внизу, бродят великаны?

   – Ну, если Браги так сказал, значит, так оно и есть, – Локи пожал плечами.– Ты же видишь, какие там заросли. В таких дебрях может обитать всё, что угодно.

   – Может, это та штука, которую ты принял за избушку Яги? – предположил Аркадий Петрович.– Может, снизу она похожа на великана?

   Мне нечего было ответить на подобное предположение.

   Внизу что-то громыхнуло.

   – Похоже, приземлился, – Локи криво ухмыльнулся.

   В зарослях загрохотало, затрещало, забухало. Мы, находящиеся на палубе, забегали от одного борта к другому. Но вполне ожидаемо ничего не увидели. Лишь плут стоял в сторонке, чуть ближе к носу, и задумчиво улыбался краешком губ.

   Суматоха внизу продолжалась не слишком долго. Всё это время наш корабль висел над местом невидимой баталии. Видимо, Хеймдаль ожидал, что кто-нибудь из нас тоже решит спрыгнуть чтобы присоединиться к веселью. Но героев не нашлось. Все герои были уже там.

   – Всё. Поймали, – констатировал Локи, когда внизу стихло.

   – Кого? – на всякий случай уточнил я.

   – Асов. Долетались.

   – Надо их спасать!

   Плут с иронией поглядел на меня:

   – Хочешь – прыгай. Может, ещё догонишь.

   Я чуть замялся. Но тут же продолжил:

   – Я же не говорю, что надо прямо вот так на них падать с неба и спасать. Надо найти место для посадки, высадиться, обследовать поле боя и, пройдя по следам, освободить асов.

   – Звучит как песня, – Антуан одарил меня восхищённым взглядом.

   – Только на это уйдёт не меньше суток, – пробурчал Аркадий Петрович.– Скоро стемнеет. Пока мы высадимся, вообще ночь настанет. А как ты собираешься в темноте искать следы?

   Поэт был прав. Я, пожалуй, не смог бы найти даже место сражения, не то что следы похитителей. Впрочем, похитители бывают разные. Если это и в самом деле были великаны, то и следы они должны оставлять великанские.

   И ещё меня уже стал напрягать тот факт, что моих спутников в этом путешествии постоянно кто-то похищает. Сначала Липу и Че. Потом снова Липу. А теперь ещё и асов.

   Кстати, а где Че? Почему я его не вижу?

   – И как мы теперь узнаем, куда лететь? – Антуан растерянно поглядел сначала на Локи, потом на меня.– Нам же Тор направление указывал.

   – Я с этим тоже справлюсь, – весьма самоуверенно заявил плут.– И ещё. Я почему-то уверен, что мы найдём асов там же, где и катера. Ну, и вашу девчонку, соответственно.

   – С чего ты решил? – я с подозрением посмотрел на Локи.

   – В глубине души я тоже немного ас, – улыбнулся он.– Так что предлагаю просто довериться мне.

   Ну, и что нам оставалось делать? На самом деле, выбора-то и не было.

   – Если мы продолжим двигаться на север, я не против, – пожал плечами Антуан.

   – Грандиозная идея – довериться богу обмана, – буркнул Аркадий Петрович и усмехнулся.– И дался тебе этот север, Антоха. Ладно, – он махнул рукой, – летим дальше.

   – Конечно, летим! – воскликнул Ницше.– Чего тут гадать?

   – Подтверждаете передачу допуска на изменение курса этому проходимцу? – нейтральным голосом поинтересовался Хеймдаль.

   – Подтверждаю, – кивнул Антуан.

   А я промолчал. Локи, конечно, помог мне на острове, когда я вытаскивал Липу и Че с Арены. Но сделал он это уж слишком оригинально. И, кстати…

   – А где Че? – озвучил я возникшие подозрения.

   Котёнка на палубе не было.

7

   Не оказалось его и внизу. На мои вопросительные взгляды Ницше лишь попытался пожать плечами. При его строении тела это выглядело забавно.

   – Не мог же он десантироваться вместе с Браги? – Аркадий Петрович почесал небритую щёку.

   – А кто бы ему помешал? – хмыкнул Ницше.– Эти чебурики такие неусидчивые. А Че среди них самый прыткий. Это я ещё по Москве заметил.

   Я согласно кивнул. Антуан же тяжко вздохнул. Опять его желанный питомец сделал ему ушками прощальный взмах. Которого, впрочем, никто даже не заметил.

   – Надеюсь, он не разбился, – только и смог выговорить протодиакон.– Асы-то пусть падают, сколько им вздумается. Их много. А Че – один.

   – Кошки, насколько я знаю, не разбиваются и всегда приземляются на лапы, – поспешил успокоить его я.

   – Да и вряд ли он сам решил полететь, – высказал своё мнение Ницше.– Он, скорее всего, к Браги в одежду забрался. Там комфортнее.

   – А куда там забираться? – усомнился я.– Там, под нагрудником, тесновато из-за мышц.

   – Насколько я знаю нашего ушастого приятеля, – с умным видом проговорил ослик, – он ради приключений готов принять любую форму. Даже самую бесформенную.

   Я завистливо вздохнул. Мне бы такое умение. Я, конечно, пытался в своё время принять форму багажного отделения катера Шляпника. Но после этого чувствовал себя не самым лучшим образом.

   – Пойду, запись в блоге сделаю, – с тяжёлым вздохом произнёс Антуан.– Как бы то ни было, путешествие продолжается.

   С этими словами он взмахнул пипкой и исчез в трюме. Но тут же с воплем выскочил оттуда. Мы встревожено поглядели на него.

   – Что ещё случилось? – спросил Аркадий Петрович.

   Вместо ответа протодиакон выставил вперёд руку с зажатым в ней прибором.

   – В-вот, – проблеял он.

   Мы с недоумением уставились на его пипку. Буквально через пару секунд из неё вырвался рой серебристых пылинок и сформировался в полупрозрачную фигуру в махровом халате. На глазах пришельца были тёмные очки, как и тогда, на Арене. Призрак Одина потеребил седую бороду и, откашлявшись, тихо поприветствовал нас:

   – Дзень добры, дарагие грамадзяне.

   Мы очумело уставились на него. Он сообразил, что происходит что-то не то и поискал взглядом Локи. Тот ехидно усмехнулся и внёс свои коррективы:

   – Во-первых, сейчас вечер, а не день. А во-вторых – они говорят по-русски.

   – А я на каком сказал? – удивился Один.

   – Это белорусский.

   – А что, есть разница?

   – Вообще-то, да.

   Ас нахмурился, сделал несколько шагов по палубе. Потом чуть нагнулся, и через несколько мгновений в его руке появилась объёмная, литра на три, деревянная кружка.

   – Добрый вечер, – он решил заново начать разговор, хлебнув неведомого напитка.

   В ответ мы неуверенно, но дружно покивали.

   Один сделал ещё несколько шагов, а потом сел прямо в воздухе, чуть покачиваясь вперёд-назад. А мы стояли, уронив челюсти, и ждали, когда же он снова заговорит.

   – В общем так, мальчики, – неожиданно проговорил ас после очередного глотка, – насколько я вижу, сами вы не справитесь. Даже учитывая тот факт, что с вами Локи.

   Плут при упоминании своего имени поднял взгляд к небесам, показывая, что он тут вообще не при делах. Так, погулять вышел.

   – Ну, вообще-то, раньше мы как-то и сами справлялись, – чуть обиженно заявил Ницше.– У нас Иван знаешь, какой находчивый!

   – Говорящий осёл? – кажется, Один слегка удивился.– Как это по-русски!

   Ницше, тем временем, подошёл к асу, пытаясь увидеть, на чём это он там качается. Обошёл со всех сторон и пнул его в то место, на котором тот сидел. Копыто вполне ожидаемо прошло насквозь.

   – А ты – вообще не настоящий! – констатировал ослик и с гордым видом отошёл к борту.

   – Он что, голограмму никогда не видел? – поинтересовался у нас Один.– Впрочем, чего ожидать от четвероногого…

   – Зато асы говорящих ослов не видели, – буркнул Ницше.

   Один снова качнулся в невидимом кресле и громко отхлебнул из своей посудины. Откинулся на спинку, явно получая от напитка удовольствие. Я не смог удержаться от любопытства и тихо спросил у Локи:

   – Что там у него?

   – Он любит кофе по-скандинавски.

   – Это как?

   – С аквавитом, – успел произнести плут, прежде чем Один снова заговорил.

   Признаться, я не вполне понял, что ещё за аквавит такой. Аква – это, кажется, вода. Витаминизированная вода какая-то?

   – В общем, мы тут посовещались, – снова заговорил наш нежданный гость, – и я решил помочь вам в вашем путешествии.

   – Вообще-то, – подал голос Антуан, – мы уже в курсе про женский спецназ.

   – Про кого? – Один развернулся на месте и оказался лицом к лицу с протодиаконом. От неожиданности тот вздрогнул и вжал голову в плечи.– А, валькирии… Ну, да. Они скоро выдвигаются. Но, поскольку с вами сейчас нет ни Тора, ни Браги, я несколько пересмотрел планы.

   – А что, мы уже знаем, куда именно летим? – счёл нужным уточнить я.

   Может, мой вопрос и прозвучал глупо. Но я же действительно не знал, куда же всё-таки мы движемся. Да и мои спутники тоже. Разве что Локи что-то от нас скрывал.

   Перед Одином развернулась такая же просвечивающая карта, как и он сам.

   – Перед тем, как разразилась неприятность, которую вы называете Последней войной, – начал он свой рассказ, – здесь шло непрекращающееся противостояние за контроль над северным морским путём и арктическим шельфом.

   – Между кем и кем, простите? – поинтересовался Аркадий Петрович.

   – Между Россией и НАТО, конечно же, – пояснил Один, словно учитель нерадивому ученику.

   – А кто такая эта Ната? – спросил Антуан.– Видимо, эта Наташка – суровая баба, если с самой Россией удумала спорить.

   – North Atlantic Treaty Organization, – поморщившись, ответил ас и тут же перевёл:– Организация Североатлантического Договора.

   – Прошу прощения, – снова подал голос Аркадий Петрович, – но, судя по карте, здесь далековато до Атлантического океана.

   – Да брось, – отмахнулся ас.– Дело не в названии. В этот альянс готовы были взять даже страны, у которых и выхода к морю-то нет. Лишь бы была возможность свои базы располагать как можно восточнее. Поближе к границам потенциального противника.– Он снова громко отхлебнул своего витаминизированного кофе и добавил:– Кроме того, граница между океанами весьма условна, и где конкретно сливаются Атлантика и Северный Ледовитый – вопрос спорный.

   – Можно ещё один вопрос? – это снова был поэт.– А на кой ляд им всем сдался арктический шельф? Там раньше, конечно, добывали нефть. Но мы же давно перешли на иные источники энергии. Или тогда ещё использовали нефть?

   Локи хмыкнул. Один повернул к нему голову:

   – Они и не должны об этом знать. Это была секретная информация.

   – Чего мы не должны знать? – Ницше от любопытства даже подскочил на месте.

   – Уверен, что им стоит говорить? – плут с сомнением поглядел на правителя асов.

   – Да все, кому надо, уже знают, – взмахнул рукой Один.– Так что я не вижу никакой беды в том, если кто-то ещё окажется в курсе.

   – В курсе чего? – теперь уже Антуан чуть ли не подпрыгивал от желания узнать тайну.

   Ас усмехнулся в бороду.

   – У побережья был найден новый, чрезвычайно мощный источник энергии.

   – Икра, что ли? – вспомнил я упоминание вещицы, с помощью которой Ахти поднял из воды наш многострадальный драккар.

   Один поглядел на меня с интересом. По крайней мере, мне так показалось. За тёмными очками, конечно, я не видел его глаз. Но явственно почувствовал, как его взгляд прожигает в моём лбу дырку.

   – Какой осведомлённый мальчик, – хмыкнул он после недолгой паузы.– Но это была не икра. Хотя тоже живой организм.

   Я кивнул. В конце концов, мне-то какая разница? Лично мне и своей энергии вполне хватает. Ас же продолжил рассказ:

   – Непосредственно перед началом Последней войны произошло открытое столкновение между гарнизоном Мурманска и войсками НАТО. Все правительства тщательно скрывали любую информацию об этом конфликте. Но шила в мешке не утаишь. Поэтому русские со своей стороны объявили строгий карантин, ссылаясь на болезнь, которую принесли беженцы с одного из кораблей. На Западе же привычно состряпали фейковые ролики, из которых следовало, что войска альянса оказывают помощь карелам, угнетаемым российской кликой.

   Признаться, я не всё понял из его рассказа. Одно было ясно – мы, судя по всему, направляемся в этот самый Мурманск.

   – Соотношение сил было далеко не в пользу гарнизона, – возобновил повествование Один после долгого глотка.– Русские по некоторым причинам не могли перебросить на помощь какое-либо весомое подкрепление. Но защитники города продержались до начала Последней войны. А потом про гарнизон попросту забыли. Было просто не до него.

   – И какое отношение всё это имеет к нашему путешествию? – поинтересовался Аркадий Петрович.

   – Последний пеленг похищенных катеров был над Мурманском, – подал голос Локи.

   Я чуть улыбнулся. Мои выводы оказались верными.

   – Так вот, спасатели недобитые, – как-то странно обратился к нам повелитель асов.– Вы встретитесь с валькириями в районе Верхнетуломского. Оттуда по Туломе спуститесь к Мурманску. Потом проведёте разведку и спасёте моих непутёвых сынков.

   – Можно ещё вопросик? – поднял руку Аркадий Петрович. Один кивнул.– А о каких великанах шла речь? Что ещё за великаны?

   Ас пожал плечами:

   – Обычные великаны. Йотуны.

8

   К установленной Одином точке встречи с подкреплением мы прибыли глубокой ночью. Лично я сладко спал в обнимку с Ницше. И побудка Хеймдаля оказалась для меня неприятной неожиданностью. Особенно такая… бестактная.

   Трубный глас просто подбросил меня на кровати. В полёте я получил копытом под рёбра от моего ослика, который напугался от резкого звука не меньше.

   – Что происходит? – Ницше забился в угол и, прижав уши, озирался по сторонам.

   – Да, Хо-хо, что происходит? – спросил я, потирая ушибленный бок.

   – К нам стучатся, – ответил страж.– Не заставляйте дам ждать.

   Я быстренько натянул одежду и поспешил на палубу. На выходе из трюма меня догнал Аркадий Петрович. Он был похож на взъерошенного и жутко недовольного воробья.

   – Что им неймётся? – буркнул он.– Не могли, что ли, до утра потерпеть?

   А вот Локи и Антуан неожиданно оказались на палубе. Когда мы вышли наружу, они уже встречали первых гостий. Их транспорт, отдалённо напоминающий недавно атаковавшие нас флаеры, завис в паре метров от борта драккара. С Варяга был перекинут трап, по которому уже кто-то шёл.

   – Старушка Хильд, проходи, – плут помог перебраться высокой блондинке в длинном сером плаще. На старушку она вовсе не походила.

   Антуан учтиво поклонился ей и даже прищёлкнул каблуками. Проходя мимо него, Хильд улыбнулась уголком рта.

   – Скёгуль, добро пожаловать, – следом на палубу взошла рыжеволосая дама в серебристом нагруднике женского фасона. Её я, кажется, уже видел в ложе асов на Арене.

   После неё к нам вспорхнули, иначе и не скажешь, две фигуры в куртках цвета лесной маскировки. Лица их были скрыты под капюшонами.

   – Мист, Сигрюн, – Локи поприветствовал их коротким кивком.

   За ними по трапу широким шагом прошла крепышка Труд. Лопнула пузырь жвачки и помахала нам пальчиками, затянутыми в белую перчатку.

   – Хей, онкель Локи. Хей, Иван.

   – Она тебя знает? – удивился Аркадий Петрович.

   – Это Труд, – ответил я.– Она дочка Тора.

   – Здравствуй, милая девочка, – Антуан широко улыбнулся ей и неосторожно протянул руку.

   – Привет, дядя, – Труд хлопнула по протянутой ладони и присоединилась к товаркам. А протодиакон зашипел от боли и принялся трясти ушибленной конечностью.

   Я поймал на себе подозрительный взгляд. Скёгуль заинтересованно разглядывала меня. Я глупо улыбнулся ей в ответ, но она продолжала таращиться. Что я, после сна так паршиво выгляжу? Или наоборот, слишком уж привлекателен со своей непричёсанной башкой?

   – Тётки, привет! – на палубу, изображая арабского скакуна, выскочил Ницше и тут же привлёк к себе всеобщее внимание.

   Вот за это я ему был весьма благодарен. Признаюсь, под взглядом валькирии я почему-то чувствовал себя неуютно.

   Труд первая подскочила к ослику и, присев, потёрлась щекой о его нос.

   – Кто тут у нас хороший мальчик? – проворковала она.

   – Я, конечно! – радостно поддержал её Ницше и заговорщицки спросил:– Морковка есть?

   Морковки не было. Тогда он попросил жвачку. Давно, видите ли, мечтал. Ещё с Москвы. А Семён, вредина, так и не поделился.

   Пока он пытался своими огромными челюстями приспособиться к жеванию маленькой пластинки, остальные дамы обступили его, начали сюсюкать и всячески гладить.

   Локи подошёл к Хильд, единственной не присоединившейся к ласканию непарнокопытного.

   – Вы впятером? – спросил он.

   – На борту ещё Рота и Гель, – ответила валькирия.

   Ничего себе! Там целая рота валькирий прилетела! Сколько же это будет? Человек, наверно, пятьдесят. Нет, столько бы в этот флаер не поместилось…

   Локи, судя по всему, увидел мои мыслительные потуги и правильно истолковал их:

   – Рота – имя, а не войсковое соединение, – со смешком сказал он.– Да и Гель тоже. А не то, что ты мог себе вообразить.

   Не, ну про гель я вообще не успел ничего подумать. Хотя и мог бы. И тогда бы задумался ещё больше. Потому как гели бывают разные.

   – Значит, семеро, – констатировал плут.– Плюс мы с Иваном. Да ещё осёл и два гуманитария. Но этих я бы не считал. Итого девять рыл.

   – У меня, вообще-то, лицо, – возмутился Аркадий Петрович.

   – А я тебя и не считал, – парировал Локи.

   – Действуем по плану Одина, – проговорила Хильд.– До Мурманска по реке. За три километра до контрольной зоны Мист и Сигрюн проведут разведку. По результатам свяжемся с Асгардом и решим, что делать.

   – Ага, папаша Один и решит, – хмыкнул плут.

   Валькирия не обратила внимания на его скепсис. Она перевела взгляд на меня и нахмурилась.

   – Где ты взял этого мальчика, Локи?

   – На Арене выловил. Он там кота спасал.

   – Профессиональный спасатель, значит? – своим взглядом Хильд меня ощупала, измерила, и, возможно, даже взвесила. И чего они все на меня пялятся?

   Дамы как-то совсем не по-валькирьи взвизгнули. Я повернул голову и понял, что их внимание с ослика переключилось на пожилого поэта.

   – А почитайте нам, пожалуйста, «Замотался я в шарф голубой», – попросила Скёгуль.

   Раскрасневшийся и чуть смущённый Аркадий Петрович прочистил горло и продекламировал уже известное мне стихотворение. Потом ещё одно. И ещё.

   Похоже, он нашёл благодарную аудиторию.

9

   Мне показалась несколько странной сама идея перемещения по реке. Тем более, что если наш драккар и в самом деле плыл, то флаер валькирий летел чуть впереди нас на высоте в несколько метров над поверхностью воды. Однако Локи объяснил мне, что так нас сложнее засечь.

   Над рекой висел туман. Не слишком плотный. Видимость была около сотни метров. На самом деле долгое время смотреть было не на что. Оба берега скрывали плотные зелёные заросли.

   Где-то через два часа после начала нашего плаванья пейзаж вдруг резко поменялся. Оба берега, да и выплывший из тумана остров впереди, оказались словно закованы в камень. Ну, или не в камень. Короче, берег был гол, как лысина старины Ахти. Местами сквозь камень пробивалась трава, кое-где лежали бесформенные груды, говорящие о том, что когда-то здесь стояли здания.

   А дальше, в глубине берега, мне почудились какие-то гигантские фигуры. Вроде бы они даже шевелились, но из-за тумана уверенности не было.

   Минуя остров, мы замедлились, и теперь ползли со скоростью двух огромных улиток. После него вокруг снова зазеленело. Но скорость так и не увеличилась.

   Когда мы добрались до полуразрушенного моста, туман уже почти рассеялся. Флаер приземлился наверху, драккар же остановился под оставшимся целым пролётом.

   Строго-настрого запретив остальным пассажирам покидать судно, мы с Локи выбрались на поросший высокой травой берег. У начала моста нас уже ждали валькирии. Все в защитного лесного цвета просторной одежде. Те же, что приходили на драккар. Рота и Гель снова остались во флаере. Кстати, повернув голову к месту посадки, я не обнаружил транспорта валькирий. Какая-то маскировка?

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.