Чужой Завет. Эссе. Часть первая

Алан Тьюринг сказал:– Только машина может противостоять машине, так как слишком сложно её устройство, начатое ещё до…– Сотворения мира.– И машину эту дал Человеку Бог на горе Синай, обозначив как Две Скрижали Завета.– Моисей не успел – Иисус Христос пришел специально, чтобы научить Человека…– Как ей пользоваться.– Появилась именно МАШИНА, как помощь Человеку для противостояния именно Машине. И эта новая машина обладала неимоверным качеством: ЕЁ мог увидеть только Человек Верующий. Книга содержит нецензурную брань.
ISBN:
9785005014351

Чужой Завет. Эссе. Часть первая

   © Владимир Буров, 2019


   ISBN 978-5-0050-1435-1 (т. 1)

   ISBN 978-5-0050-1436-8

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ЧУЖОЙ ЗАВЕТ

Оглавление в цитатах из Текста Эссе

   29.12.17

   – Писать буду вас с отчествами!

   – Спасибо, большое спасибо, но:

   – Не надо. – Но потом согласились, да хрен с вами – пишите.

   И вот так до сих пор и пишут:

   – Иван Петрович Белкин?

   – Ась?

   – Ты будешь.

   – Да, сэр, кем?

   – Нашим покойным богом.

   Вот наука здесь – это и есть наш:

   – Покойный бог. – А мы до сих пор думаем, что, как у Пушкина в От Издателя, ведем с ним переписку, и его письмо:


   – От 15 сего месяца, – получим когда-нибудь в день рождения.

   Несмотря на то, что у Пушкина ясно написано, да, получите, если только сможете до него добраться:

   – 23-го сего же месяца, – а мы, как говорится, опять опоздали, и знаете почему?

   – Шли в обратную сторону.


   07.01.18

   А так-то, действительно, живем, как Ад-Ри-Ян Прохоров:

   – От покойника до покойника. – Пока, однако, не приснится, что уже не только есть, но и прямо тута Они, не только просятся, но уже и:

   – Здрассте, ми тута.

   Покойники атакуют, а люди незаметно, что шевелятся. Но только не в Повестях Белкина, где работает Великая теорема Ферма, по которой прямо они и:

   – Выходят в люди, – как-то:

   – Из армейского прапорщика Владимира в гусарского полковника Бурмина.

   Из стрелка Сильвио в Графы да с приданым в виде доброй и красивой нашей:

   – Маши.

   Тут можно думать, что даже мир Язычества спешит на помощь добрым людям в Дуни, дочери Станционного Смотрителя, как бог Бэл, Белорусский – Минский. Думаю, наоборот, он приехал, чтобы, наконец, объяснить Зевсу – Самсону Вырину:

   – Пора прекратить регистрировать это песнопение в виде сплошного рабства, даже походя-попутно.

   – Что делать?

   – Пора, мой друг, пора, однако, постепенно пусть, но переходить к:

   – Счастью.


   Следовательно, ситуация, рассматриваемая Солженицыным – и другими, которых большое число – отрицает эту фундаментальную посылку:

   – Существование Пред-Истории.

   А эта Пред-история и есть, собственно говоря, Разум Человека.


   10.01.18 – Человек идентифицирует жизнь, как далекий берег своего – хотя, может быть, и не самого раннего – детства, ибо в раннем детстве страшна смерть навсегда, как:

   – Не только Земли не будет, но и вообще голоса людей умолкнут.


   12.01.18- Но вот Наталья Голицына с спокойной совестью согласилась играть в этой пиесе Троянского Коня, точнее, ту лошадь:

   – Которую хотел убить у кабака Достоевский за то, что попустительствует его систематическому пьянству.

   Из чего, собственно, происходит и пьянство всего советского народа:

   – Стена недопонимания его потворству кажется ему необозримо излишней.


   12.01.18 – Внезапный мрак – это, возможно, именно: мрак жизни, и лучше выбрать смерть, – но пока это только натяжка, что Моцарт соблазнился, как – впрочем – и Иисус Христос:

   – Смертью.

   Апостолы после Тайной Вечери пошли именно в такой смертельный бой, в котором не только не надеялись уцелеть в этой жизни, а как и ответил Апостол Павел, когда его предупредили, что в следующем городе его убьют:

   – Я хочу умереть за Господа. – В этом он увидел свет Жизни Вечной.

   Следовательно:

   – Отравиться можно, однако, Истиной.

   Какую же истину бросил в бокал Моцарта Сальери? Что мог знать Сальери, чего не знал Моцарт? Или, какая тайна была скрыта в его перстне?


   12.01. 18 – В любом случае, Апостолы делали на Тайной Вечере тоже самое, макая хлеб в вино – это был даже не обет, что, да, согласен, а вино и хлеб входили в них, как эликсир смерти, необходимый для попадания в ад, где и находится эта крепость, отделяющая человека от бога.

   12.01.18 – Потому Моцарт никак не мог надсмехаться над Сальери и покровительственно – тайно – похлопывать его по плечу, что делал сам Сальери явно просто по возрасту:

   – Моцарт не только считал Сальери гением, а это именно – в Моцарте и Сальери:

   – Данте и Вергилий, – правда, они пошли вместе туды-твою, а Моцарт, кажется, один.


   07.02.18 – Кончается кино Доктор Живаго Дэвида Лина 1965 года, на обложке книги Бориса Пастернака портрет Омара Шарифа. Когда-нибудь скажут, как про Шекспира Аникст:

   – Это его очередной ляп – он не знал, что лицо Пастернака другое.

   Кино кончается, как кончается и жизнь – вообще.

   – — – — – — – — – — – —


   07.02.18 – Да вы что?!

   – А что?

   – Мы сейчас издаем всю французскую классическую и всю остальную философию, дошли уже до Сартра, – но!

   Сартр как раз говорил, что философия – это не то, что должно интересовать хомо сапиенса, – а:

   – ЕЁ воссоздание-е!

   – — – — – — – — – — – — – —


   07.02.18 – Я им предложил литературное доказательство Великой теоремы Ферма, в Вопросы Литературы – Воображаемый Разговор с Александром 1, – а НЛО:

   – Расшифровку Пиковой Дамы.

   Получается, не то, что никому ничего не нужно, а вообще, даже не существует то, где кому-то что-то нужно.

   – — – — – — – — – — – — —


   09.02.18 – В принципе правильно, ибо играется заведомый Пересказ, каким априори является и Подлинник.

   Некоторые могут опять не понять, как, например, Маша не узнала Дубровского, когда ехала в карете с князем Верейским, что это и есть Дубровский, – по той именно причине, что она с ним уже раньше виделась, как в саду, когда это был точно он:

   – Дубровский, – в том его непреложном смысле, что, ну, мы-то сие мероприятие иво переодевания:

   – Должны были знать! – Но вот в том-то и дело, что здесь главный ключ, так сказать, его:

   – Чаша Грааля зарыта:

   – Читатель – тоже Герой Романа и, следовательно, всего знать:

   – Не может.

   Точнее, может, но:

   – Не всё сразу.

   И всё это довольно очевидно, но придумано:

   – Реальность – Реальности не соответствует.

   – — – — – — – — – — – — – —


   09.02.18 – Поэтому, когда говорят, что этого не может быть, – как-то:

   – Двигаться вперед к капитализму Без Плана, – то имеется в виду, что план-то – при переходе из одной реальности в другую – надо брать не тут же, на Сцене, ибо это заведомо будет тот же самый план, который был и до Этого, – а:

   – Надо вглядеться в Зрительный Зал:

   – Ихгде там Запад, – ну, чтобы солнце-то, наконец, взошло на Востоке?

   – — – — – — – — – — – —


   10.02.18

   Стр. 101 – Перечти Женитьбу Фигаро – это не значит, что надо просто вспомнить, что там было написано, а именно:

   – Пере-чти – что значит, повтори, да, но по-другому, – а именно в данном случае, что не Граф женился на Графине, а:

   – Фигаро.

   Вот эти Маленькие Хеппи-Энды, что Дубровский – это князь Верейский идут не в той же плоскости, хотя и в этой же самой пьесе – это, как:

   – Вывод, – уже на прогулке с собакой после пьесы, – или по Анатолию Стреляному:

   – Мысли на Лестнице, – которые только суть и цель не только пьесы, но и самой жизни.

   – — – — – — – — – — —


   10.02.18 – В Евангелии многие видят только букву – смысла нет. Не видят сам театр жизни. Видение – это и есть изменение в себе. А не просто так:

   – Каким вы был – таким мы и остался, а как же тогда мир изменится?

   Так и Иисусу Христу возражали:

   – У нас есть свой комплект заржавевших рыцарских доспехов, но, мол, так же ж намного лучче. – Непонятно только, почему и сейчас не ездят на 41-м Москвиче:

   – Сами с усами.

   Не видно ничего, кроме откровенного противостояния логике.

   Лучше делается по логике:

   – Самому Человеку добраться до Веры, Царства Небесного – невозможно!

   – — – — – — – — – — – — – —


   10.01.18 – Дюма вешал свои картины на стену истории, предполагая, что и сама история делает также.

   – — – — – — – — – — – —


   11.02.18 – Водопровод был сработан рабами Рима не затем, чтобы мы стали, наконец, свободными, а наоборот, чтобы поняли:

   – Так и остались без конца и без края рабами.

   Несмотря на то, что разрешение жить:

   – Не Хлебом Единым, – но и трубами для Этого разливаемыми:

   – Не было.

   Правильно, конечно, было, – но нэ лэзэт-т.

   Собственно, почему не могли понять:

   – Зачем нам так много труб, чтобы еще и делать для них машину? – Не знали, потому что – или хорошо прикидывались, что:

   – Жизнь-то, оказывается вечная-я.

   Не знали, что Человек, – а тоже:

   – По-ни-ма-ет-т.

   – — – — – — – — – — – — —


   10.02.18 – Яков Кротов, – говорится:

   – Без понимания Контекста вы ничего не поймете, надо быть специалистом по Священным Текстам, – тогда как суть в том, что:

   – Надо жить Сегодня, чтобы понять, что было Вчера.

   – — – — – — – — – — – — —


   10.02.18 – Яков Кротов – Шнирельман

   И, следовательно, по ГОЙ-ем можно вполне подразумевать – нет, не человека нееврейского происхождения – а человека вообще. Что и было принесено в Россию в 17-м году: власть:

   – Идола.

   Только Две Скрижали Завета разрушают этот деревенский умозрительный балаган у колодца.

   Не о турках и не поляках, конечно, речь, а именно о:


   – Человеке. – Противостояние их – евреев – Моисею – это противостояние Человеку, ибо и было тогда Богом сказано людям:

   – Вы – боги.

   И вот, если иметь какой-то отрицательный смысл в идеологии сионских мудрецов, то это и выдает сейчас Шнирельман, а до него:


   – Ле-Нин, – всё это одна и та же песня, отрицания бога, как прошлого, с которым мы имеем, однако:

   – Связь.

   Моисей, протягивая с теми, кого назвал:

   – Кто Господни – ко мне! – протягивал провода с одной скрижали на другую, то он протягивал их в наше настоящее.

   – — – — – — – — – — – — —


   14.02.18 – К эссе Стихи-Я Пушкина

   Можно спросить про пушкинского Пугачева, о котором там говорится, что это:

   – А Царь-то Настоящий! – почему люди Пугачева ведут себя так дурашливо, что похоже на комедию?

   Во-первых – это идет рассказ противников Пугачева, во-вторых – если своих – то не соответствующее царскому поведение группы Пугачева – это:

   – Дэза для лазутчиков врага, – что никто здесь не знает, что царь настоящий, а у противника есть люди, которым это – пусть будет:


   – Почти точно известно.

   Сюжет о слугах, захвативших власть фантастический, но на самом деле им пестрят всё мировые исторические произведения, не говоря уже о сказках, а уже тем более их полным-полно в реальности, как-то:

   – Убийство Петра Третьего, – мужа Катерины, убийство ее сына Павла, – наследование идет, по сути, незаконное.

   Ибо сын – это не отец, а жена вместо мужа – тем более.

   Более того, Евангелие – это и есть рассказ о законном наследовании, как на самом деле оно происходит, что только те, кто попадет на Встречу в Галилею с Иисусом Христом – и есть законные наследники:


   – Да будет воля Твою и на Земле, как на Небе. – А здесь:

   – Развлекаются только одной логикой:

   – Как они могли попасть из Москвы в Петербург – да и обязательно – через:

   – Киев!?

   Не прямо пошли в Галилею, а через Декаполис.


   Вот также и Пугачев не может зайти в голову, как припершийся почти из Небытия настоящий царь. – Но!

   Как Невинное Зачатие нельзя увидеть невооруженным глазом – так Пугачева не удастся почувствовать законным Царем в Капитанской Дочке. Что не иногда – как бывает по сюжету некоторых пьес – Фигаро Бомарше, которую советовал перечитывать Пушкин именно, как Вторую пьесу внутри первой, – а:


   Всегда! – у Пушкина, имеется в виду, а уж все Повести Белкина буквально сознательно так проиллюстрированы.

   Сложность – повторю – в том, что Читатель не заставляет героя играть эту Вторую Пьесу, а она сама играет, как Нелогичное следствие из видимого содержания, как жизнь вечная из материальной.

   Посылка здесь та, что Человек уже априори связан с другими людьми, но Посылка – это именно то, что и было запрещено в 17-м году, – ибо:


   – Да, Гегель нам нужен, но только без бога. – Бог, как Посылка самой Жизни – фундаментально отвергается. И продолжает удивлять и удивлять только, кто додумался, как выразился намедни у Якова Кротова Виктор Шнирельман, изобразить так последовательно эту:

   – Фигуру Речи, – реально же:

   – Фундамент устройства Мира.

   – — – — – — – — – — – — – —


   15.02.18 – В Подлиннике перевода не должно быть никакого американского зубовного скрежета и ни весело-грозной картавости южных национальностей, – а:

   – Только по Пушкину:

   – Молви русским языком, – несмотря на то вы даже:

   – Царевна Лебедь, Золотая Рыпка, Царь Салтан, или перешедший в ислам Мухамед Али – пусть и:


   – Кассиус Клей, – но он всё равно для нас в подлиннике:

   – Русский. – Всё остальное – ДЭЗА.

   Что и было продемонстрировано божественными переводчиками – чтецами перевода – при Гайдаре и Ельцине. И уже одно только это делает эту эпоху:

   – 1985 – 1998 – великой, как именно:

   – Правление Иисуса Христа.

   – — – — – — – — – — – —


   16.02. 18 – - Подлинник вообще не-переводится! – Но не хотят видеть, а точнее, скрывают, что и Подлинник – это Кино – что значит:

   – Тоже перевод! – Но и само Кино – здесь не подлинник, а только важнейшее средство массовой информации, – как кинуто в массы:

   – Цирк.

   – — – — – — – — – — – — —


   16.02.18 – Человек услышал отзвук первоисточника, поняв, что это еще не Подлинник, превратив совместно с вопросом бога своё Незнание во всем теперь известное животное Австралии:

   – Кенгуру.

   Так просто – повторю уже далеко не в первый раз – бел существования Перевода VHS – объяснить трудно, а скорее всего вообще невозможно, что это за Незнаю:

   – Человек повторил слова бога так, что и слова бога остались слышны, – следовательно, как радостно в 53-м году воскликнули Уотсон и Крик в отличии от знаменитого ветерана химии Полинга:

   – Спираль-то, мама-мия! ДВОЙНАЯ.

   – — – — – — – — – — – — —


   17.02.18

   – Материя находится внутри Духа, а не наоборот.

   Фантастика, неужели Пелены находились внутри Плата?! Если материя внутри духа. Ну, а как иначе может получиться Невинное Зачатие – родиться-то должен человек материальный, – окруженный, однако:

   – Духом Святым, – этой Частью, оставшейся от Отца – Рыцаря, написавшего на щите:

   – Ave, Mater Dei.

   Плат, следовательно, образует букву О снаружи, а пелены четыре пятилепестковые розы, разделенные финикийской буквой тав – Х – это Герб Розенкрейцеров. Точнее геральдическое украшение Иоанна Валентина Андреа.

   – — – — – — – — – — – — —


   17.02.

   – С той поры стальной решетки

   Он с лица не подымал. – Что это значит?


   Решетка – это лицо с глазами, ушами, ртом, носом – органами, обращенными к Этому миру, – и, скорее всего, именно их надо поднять, как:

   – Решетку, – а не наоборот, оставшуюся часть лица в виде кожи.


   Стр. 142 – 19.02.

   – — – — – — – — – — – —


   17.02

   Перевод – это не замена, а дополнение, и поэтому должен иметь интонацию комментария. Иначе человек никогда не установит связи с прошлым, что значит:

   – Ему и переводить ничего не надо, так как, увы, нечего, если нет связи с прошлым.

   Можно повторить про Отголосок Пастернака:

   – Переводчик начинает свой перевод и отголосок, прошлое, которое он переводит, оживает, откликается своим дополнением его комментария.

   Перевод – это живая вода для Адама, а уж тем более для ран Иисуса Христа. Поэтому Он, собственно, и оживает, что существовал перевод его смерти, как:

   – Жизни, – сделанный Богом.

   Здесь при переводе применяется далеко не живая вода, и более того:

   – Сознательно.

   – — – — – — – — – — – — —


   19.02. – Хитро придумано:

   – Бога нет, так как нет Посылки, – этих смешных дореволюционных Трех Китов, Трех Слонов и других Мамонтов.

   Как и у Пушкина нет Хеппи-Энда, – если Киты к нам не пришиты капитально, ибо уже отпали, как хвост атавизма слаборазвитого дореволюционного обчества.

   Как и сказано Ле:

   – Гегель хорошо, но только без этого хвоста:

   – Бога в основании Пирамиды Разума.

   Поэтому всё очень логично, если не считать вот только этого одного НО:

   – Бога. – Или – что тоже самое – утверждения Иисуса Христа:

   – Если вы видели меня, как же говорите, что не видели Отца Моего, – без знака вопроса, – ибо:

   – Бог – мой Фундамент.

   – — – — – — – — – — – — —


   19.02.18 – Идет рассказ о Разных Зонах – Довлатова и Солженицына.

   – — – — – — – — – — – — —


   20.02.18 – Роман – это и есть его создание:

   – Каждый раз заново.

   Здесь занимаются только одним: черной магией:

   – Пытаются и пытаются оживить покойника.

   Пишут такие же учебные планы, как в сельском хозяйстве и промышленности:

   – Только бы и их не выполнить.

   Троянская Комедия: одни строят коня нарочно снаружи города, чтобы другие его:

   – Нам принесли в виде романтической истории.

   – — – — – — – — – — – — —


   20.02.18

   Почему герой Достоевского в Преступлении и Наказании и гуляет зигзагами в конце:

   – То он в роли Гамлета, а то наоборот – Исполнитель его роли, то на Сцене, а то сцена оказывается кабаком на улице.

   Герой, по сути дела путает Сцену с Зрительным Залом, перемещаясь независимо от самого себя, из Героя в Актера, из Гамлета в Смоктуновского.

   То же самое происходит и с Героями апостола Павла, когда он им читает лекцию о своем международном положении в конце своего Путешествия:

   – На Пути в Дамаск, – все, вплоть до царя Агриппы, который остановился в одном шаге от Сцены – идут по этому пути в Дамаск, и ВСТРЕЧАЮТСЯ с:

   – Богом! – реально.

   – — – — – — – — – — – — – —


   Стоит только связаться с Прошлым, и мир заиграет Подлинником.

   – — – — – — – — – — – — —


   Переводчики как узнали в детстве истину, которая является только Половиной истины, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды, так и лепят ее всю оставшуюся жизнь.

   – — – — – — – — – — – — —


   – Как?! – Как это можно правильно перевести слова бога, идущие к земле, если их уже исказили.

   И, действительно, фантастика, что такая возможность существует, и еще большая невероятность, что это было сделано переводчиками VHS.

   – — – — – — – — – — – — —


   20.02.

   Фундаментально нет веры, в возможности Человека, смастерить правду. Хотя:

   – Именно это делает вся классическая литература.

   – — – — – — – — – — – — —


   20.02

   – О реальном переводе ВСХ, который использовался с начала 90-х и даже раньше, и, наверное, до 98-го – ни слова.

   Как говорится:

   – Товарищ – не понимает.

   И как просто! Стоит взять Гегеля без бога – и пажалте – получите всю структуру мироздания, как, однако:

   – Всадника без головы.

   Или, что тоже самое, как проповедуют:

   – Поставьте его, этот Гегеля, с ног на голову – и усё бует окейна.

   – Зачем, мил херц?

   И, оказывается, только по одной причине:

   – Потому что до кель же ж иму на ней стоять!

   И балаган этот трудно преодолеваем. Почему есть намерение разобраться:

   – Лев Толстой – балаган, или его забалаганили?

   – — – — – — – — – — —


   20.02.

   21.02.18

   Идет фильм Франкенштейн

   Человека боятся и ненавидят только потому, что он может выйти на связь с Богом.

   – — – — – — – — – — —


   21.02.

   Просто так, без каких-то принадлежностей, нет возможности прорвать завесу Иллюзий, нужны микроскоп и телескоп. И они, эти микроскопы и телескопы не такие простые, как это может показаться, взглянул на них сегодня в лаборатории, ибо Книга Войнича показывает Истинную Реальность, не как только большое увеличение среза стебля растения, но – главным образом – это:


   – Детский рисунок этого растения!

   Думали, наверное, это рисунок Леонардо да Винчи, ну, если он помещен в Книге с очень дорогим пергаментом – кожей.

   Но, оказывается, смысл совсем другой:

   – Самый сильный микроскоп и телескоп – это сам Человек:


   – Художник, – только он видит, как считал Платон, даже за:

   – Горизонт.

   Поэтому:

   – Суть перевода – не в буквальности, а в том, чтобы переводчик, как мечтал и Арнольд Шварценеггер:

   – Вспомнил всё от:

   – Сотворения мира, однако.

   – — – — – — – — – — – —


   08.03.18 – Фильм: Москва Слезам Не Верит – Денег на путешествия во времени после ухода на пенсию – нет абсолютно.

   – — – — – — – — – — – —


   Доказать правду про славу Шекспира и Пушкина можно только, привлекая в свидетели будущее.

   – — – — – — – — – — – —


   20.03.18

   Радио Свобода – Поверх барьеров

   А. Генис и Б. Парамонов опять запели про А. Солженицына, что, да, хреновины много, но:

   – Его величина осталась.


   Но осталась она только в Представлении – в Реальности – это даже не ноль, и даже не:

   – Минус единица, – а:

   – Целый полк, – и делящий теперь его лавры.

   Как и вся почти местная литература:

   – Это да! – но:

   – Как, оказывается, никто ничего не читал.

   И тем более, следовательно, не мог перечитывать.

   – — – — – — – — – — – —


   20.03.18

   – Я накушался серьезности – не игры, как здесь с Пиковой Дамой – по его Игорным Домом – в:

   – Театре на Таганке.


   То, что в Пиковой Даме Пушкина идет не игра в карты, – а:

   – Инициация, – пробуждение человека от сна реальности – ни гу-гу, – мол:

   – Мейерхольд, кажется, об этом сне и последующем от него пробуждении ничего не говорил – значит, мы:

   – Можем и не думать, – как привык Пушкин.

   – — – — – — – — – — – —


   06.04.18 – Идет чтение Божественной Комедии Данте Алигьери 1986 года

   Говорилось, что Апостол Павел посещал при жизни не только Ад, но и Рай.


   Чтение, конечно, неправильное, но трудно предположить, что сознательно искажается, – как это делается сейчас.

   Искажение идет уже на фундаментальном уровне, когда нарушался запрет:

   – Не создавать образа. – И можно думать, что не знали, как это сделать.

   Но это предположение сомнительно, скорее всего, специально был придуман способ, как произносить слова:


   – Примерно правильно, – чтобы Подделку выдать за:

   – Неспособность еще взять этот барьер.

   Ибо как просто смогли взять эту Крепость переводчики VHS! Что можно подумать:

   – Не хватало только желания.


   Говорится, что душа без тела менее совершенна. Не так удивительно, как восхитительно.

   – — – — – — – — – — – —


   07.04.18

   Можно подумать, что Пугачев разорвал заячий тулуп, так как для русского удальца:

   – Мала Форма! – Но:

   – Наоборот, – разорванный тулупчик, оказавшийся маловатым, означает именно обратное:

   – ОБРАЗ.

   Образ и имеет такой вид – вид разрушенной Формы.

   Форма – это Новый Завет, его и понять потому не могут, что не могут:

   – ПРЕДСТАВИТЬ, – форма-то, следовательно, и:

   – Не имеет! образа.

   – — – — – — – — – — – — —


   08.04.18

   Идет чтение Данте Московским Рабочим. Часто говорится, что то или иное не соответствует той, прошлой реальности, или сколько лет в то время было человеку, или чей, на самом деле, он был брат. Но!

   Похоже, тогда, в 1986 году, и сейчас тоже, критики и комментаторы художественных произведений считают людей романов и всех других поэм:

   – Равными! – друг другу.

   А уж у Данте, как Отце Наш:


   – Люди, жившие тогда в истории, и люди – персонажи, живущие в комедии Данте – это одинаковые личности.

   Но!

   Но дело в том, что даже люди умершие – это уже другие, а не те, что жили здесь, на Земле, люди.


   Между ними такая же связь, как и обычная художественная, как говорит Ван Гог:

   – Не зря же я рисовал у этого растения фиолетовые листья, чтобы вы думали:

   – Настоящие всё равно были зелеными.


   Как Ван Гогом, так и Данте пишется:

   – Продолжение Прошлого, – являющееся суть предмета, состоящего не только из одного настоящего.


   Но это предсказание Будущего, которое Данте делает не методом рассказа о том, что уже знает, начав с более раннего времени Ад, с времени, которое уже прожил, а:

   – Сама суть художественного произведения – это уже и есть предсказание.


   Предсказание не обязательно того, что было, а:

   – Из чего состоит одно время, – не только из себя самого, но и из будущего.


   Что и значит:

   – Идет Перевод.


   Этот нюанс пропускается мимо ушей, потому что он вообще и практически:

   – Почти не виден, – т.к. называется:

   – Вымысел. – Он и есть продукт, производимый литературой.


   Здесь же такая постановка вопроса может быть сделана, но только в курилке, чтобы посмеяться. А на самом заседании, так сказать, любого:

   – Парткома, – это одно значит:

   – Нет, не премии на этот раз не будет, а:

   – Нет предмета для книгоиздания.


   Сам продукт литературы не входит в предмет, который надо искать в литературе.


   Поэтому исторические неточности Данте упоминаются не часто, и из них не строится перспектива с сообщениями Данте. То, что Было – это только Прототип, который не истина, а только ее составная часть.

   – — – — – — – — – — —


   09.04. – Следовательно, человеку предлагают ошибиться, чтобы он понял:

   – Не было обмана, когда Иаков обманул Исава, чтобы стать царем по методу Исаака:

   – Ищу истину с закрытыми глазами, – т.к. реальная истина находится не передо мной, не одномоментна, а идет через связь времен, из которой – из этой Связи – и следует, что:

   – Царем должен стать Иаков.

   Именно по Закону.


   Поэтому Человеку свойственно ошибаться не из-за его непробудной глупости, и даже не потому, что он:

   – Чуть-чуть несовершенен, – а наоборот:

   – Ошибиться придется, если хотите найти правду.

   Фантастика! Но именно она положена в фундамент конечности человеческой жизни на Земле.

   Как и сказано:

   – Ромео должен умереть. – Как и написал Шекспир:

   – По ошибке.


   И вот так получается, что не потому, главный образом, что ошибиться придется, а потому что таким образом можно спуститься в Ад, как Данте:

   – За истиной.


   Поэтому, реальная разгадка загадок древнего Сфинкса не в быстром и ловком уме, а наоборот:

   – Надо доказать Сфинксу, – что я, мил херц, ошибся не нарочно, а только:

   – Сознательно, – чтобы ты отправил меня в тар-тара-ры, – за:

   – Царством-то Небесным.


   – — – — – — – — – — – — —


   12.04.

   Радио Свобода – С Христианской точки зрения – Яков Кротов

   Девушка, присутствующая на передаче повторяет и повторяет – как только ни включу передачу с разрывом, чтобы не слышать этих ее слов:

   – Да, То есть, Как бы, – это плохо потому, что это Ветхий Завет, ибо понимание Прошлого идет:

   – Без настоящего, – что и значит, у девушек Якова Кротова прошлое так и продолжает существовать самостоятельно, – а:


   – А чем занимается Яков Кротов на своей передаче, если не разъяснением Нового Завета, но так получается, что делает это:

   – Постоянной демонстрацией Ветхого.

   В Новом Завете нет уже никаких:


   – Как Бы, – что самое главное – по Новому Завету:

   – И не было никогда!

   При осуществлении возможности вмешательства Будущего в Прошлое стали возможны решения всех древних противоречий, предсказанных Экклезиастом, что:


   – Всё уже было, было, было, – что и значит, мы видим только Повтор событий, как в кино, а значит все события уже находятся в:

   – Одном времени.

   Зачем Как Бы, если всё видно? Потому и сказано:

   – Оставь надежду всяк сюда входящий, – оставь – имеется в виду:

   – Надежду на продолжение вот этой белиберды под названием: да, то есть, как бы.

   – — – — – — – — – —


   19.11.18 – Вот сейчас идет фильм – по телевизору – про Соломона, музыканта – 20 Лет Рабства – и тоже, что демонстрирует Яков Кротов – это то же самое:

   – Рабство.

   И:

   – Вот каким голосом идет перевод этого фильма – чтение перевода – это и есть именно голос:

   – Рабства, – и для тех, кто его читает, и для тех, кто слушает.


   Почему так получается, слишком много музыкантов и очень не хватает мотыжников, рубщиков деревьев и землекопов? – Или:

   – Просто нравицца.

   – — – — – — – — – — – —


   14.04.

   – Люди через общение только между собой ничего не достигнут.

   – — – — – — – — – — – —


   17.04.

   Ибо Новый Завет потому и Новый, что меняет на Новый и Ветхий Завет.

   – — – — – — – — – — – —


   18.04.

   Ад Данте не дотягивается до состояния местной ахиннизации.

   – — – — – — – — – — – —


   19.04.

   Переводчики, чтецы переводов, которых учили этому делу минимум пять лет, и после выпускного, после надетой на них короны высшего образования – хотя и без значка уже:

   – Ударник на иво груди, – продолжают пищать, как только вчерась – или чуть погодя – родившиеся птенцы.

   И научились только одному:

   – Не стыдиться позора.

   – — – — – — – — – — – —


   22.04.

   Вполне возможно, что Шекспир именно это и хотел доказать:

   – Ромео никак не мог понять необходимость этого, что надо умереть, что пришлось использовать против него последнее средство:

   – Любовь, – и тут уж он попался – умер, так сказать:

   – Не мытьем – так катаньем.

   Вот в чем она, реальная печаль, что любовь была использована для непослушного человека именно и только для того, чтобы:

   – Иво грохнуть!

   Как и напутствовала его Джульетта:

   – Да чтобы ты захлебнулся моей кровью, милый.

   – — – — – — – — – — – —


   23.04.

   Нельзя – повторю – говорить, что хочется больше верить в Ветхий Завет, как более понятный, ибо после Нового Завета – Ветхий уже стал:

   – Его – Нового Завета – Частью!

   Ибо весь смысл проповедей Бога – Иисуса Христа – в том, что:

   – Дорогие мои жители Земли, Прошлое можно изменить, зачем послан сюда, на Землю, Иисус Христос:

   – Времена Связавший.

   – — – — – — – — – — – — —


   23.04.

   Яков Кротов, следовательно, непонятно почему думает, что его поймут:

   – Правильно, – а:

   – Как сказал Борис Покровский в передаче Радио Свобода:

   – Главное поставить спектакль – пра-вил-ь-но-о!

   Что здесь, в России, это может значить, правильно? А значить может только одно:

   – По пьянке.

   Других вариантов правильности просто не предусмотрено по прейскуранту.

   Яков Кротов, видимо, так и думает:

   – Пусть считают, что они – его гости – говорят свои слова правильно, – что и разумеется:

   – По пьянке.

   – — – — – — – — – — – —


   23.04.18

   И мне надо было не воспроизводить со всей старательностью все триптихи Розетского Камня, – а:

   – Только скопировать ее!

   И потом вставить в нужную мне строку. Как Апостол скопировал, выданную ему для лечения больного рецептуру и вставил ее в больного, а не переписал рецепт Иисуса Христа и сам применил его.


   – Абоненту посылается не Пароль, а запароленное Письмо, которое Абонент запирает еще раз, но уже своим замком, не вскрывая присланного ему письма, а потом получает назад с шифром, которым:

   – Он сам это письмо и запечатал.


   Точно также же написано Пушкиным Предисловие к Повестям Белкина:

   – Письмо Ваше от 15-го сего месяца получить я изволил 23-го сего же месяца. – И видно, что это одно и тоже письмо:

   – И человека к богу, и бога человеку.

   И точно так же Пушкин написал Воображаемый Разговор с Александром 1 – и вот он смысл:


   – Зачем повторять одни и те же слова друг другу:

   – Вы очернили меня в глазах народа распространением нелепой клеветы, – и т.д.:

   – Делается Копия Ссылки, – т.к. только ее может открыть – излечиться больной Апостола – реципиент, ибо он ее и запечатал.

   Больше никто не знает Кода замка.


   Человек получает от Бога ссылку, но не открывает письмо – как я пытался несколько раз точно воспроизвести присланные мне иероглифы, а посылая назад со своим ключом – что значит копирую и применяю, – если надо, как Апостол для лечения.


   Точно также написан Текст произведения Пушкина:

   – Когда Макферсон издал Стихотворения Оссина, – а думают:

   – На хрена? – Или:

   – Зачем? – и до такой степени, что даже сомневаются, что эту переписку сообразил сам Александр Сергеевич Пушкин.

   А вот он, оказывается, каков:

   – Механизм Веры в Бога, – никаких личных заверений не принимающий, – а:

   – Веришь? – пришли тогда, мил херц, Мне Моё же письмо.


   Сильно.

   Сможешь ли сказать, как Апостол?:

   – Это не я. – Не просто, ибо, это сделать, целая технология.


   Макферсон и Воображаемый Разговор – это способы. отказаться от самого себя, но, так то, в принципе, любое художественное произведение это и есть то лечение больного Апостолом, о котором говорится в Библии.

   И, что замечательно, больной и лечился от этого:

   – От желания разобраться во всем самому, – а это – как показали мои бесплодные попытки отправить Ссылку – невозможно, ибо отправлено должно быть, не такое же, а:

   – Буквально это же самое письмо.


   Невероятно! Прекрасно. Так сказать:

   – Стопроцентный плагиат и оказывается подлинником.

   И всего и надо-то – только додуматься, как его сделать.

   Но Вера – это не только догадка, но уже и встроенный механизм именно так – на вид заимствовано – поступать. Не допускается похожести даже в замене на такое же, но только своё, ибо, как оказывается:

   – Человек от Бога и получает Своё же письмо назад, но уже с тем шифром, который человек поставил первый раз получив это письмом от Бога.

23.04.18
Плагиат, оказывается, и был написан самим плагиатором.
И точно также делаются магические заклинания, человеку посылается его же Ссылка.
– — – — – — – — – — – — —

25.04.18
Ученым – как открывателям позитива – противостоит идеология:
– Катастрофы.

   И:

   – На этом фоне они еще просят прибавки к их жизнерадостным выдумкам.


   27.04.18

   Гора, которая упоминается в Библии, что на нее надо взойти – это:

   – СЦЕНА.


   05.05.18

   Люди не поняли, что запутали Раскольникова – как и Иисуса Христа – так, что не поняли, что и Раскольников, и Иисус Христос понял:

   – Удалось, – формальные основания, чтобы проиграть – появились.


   09.05.18

   Вот этот парадокс, что Человек должен изменить Бога, – запрещен. Так сказать:

   – Враз и навсегда.


   Человеку страшно быть на связи с Богом, – ибо, очевидно, что от Человека потребуется увеличить свой мир до:

   – Посылки Бога.


   Что и значит:

   – Признать открытия Пушкина реальными – это поверить в жизнь вечную.

   Поэтому герои Пушкина не просто заглядывают за край, но и живут даже с Гадесом, как жених и невеста, и даже, как сообщено в конце Повести Станционный Смотритель:

   – Имеют уже шесть барчат, охраняемым Моською с тремя головами и именем в подземном царстве:

   – Цербер.


   13.05.18

   Логика Библии обратная:

   – Как только мы до чего-то нового додумаемся – так оно начнет существовать в прошлом, – именно в этом смысл Евангелия:

   – Настоящим изменить Прошлое.

   Спасти Адама.

   Спасая Прошлое – мы спасаем Будущее.


   14.05.18

   В фундаменте всех запретов стоит одно и то же:

   – Запрет Евангелия, – запрет слов Иисуса Христа, подарившего людям фразу:

   – Вы боги.

   – — – — – — – — – — —


   15.05.18

   Уходили, следовательно, все жлобы на гробы-ы.


   А вы говорите, Давлатов не любил жлобов – любить уже давно некого – все умерли.


   Как Солженицын про интеллигенцию:

   – Ее уже два месяца, как насиловали дне котлована Беломорско-Балтийского канала в виде заезжей практикантки от санэпидемстанции, – а он только вспомнил, что:

   – А ему намедни отказала.


   Теперь говорят, что не только жлобствует, но сумасшедшая, – и как говорится:

   – Дак достукалась, доскакалась.


   Драматургия – это уже давно именно Образ, что сомнительно, был ли он – или она – таким раньше.

   Драматургия – это приводная педаль искусства социалистического реализма.

   – — – — – — – — – — – —


   21.05.18

   Переводы 90-х Володарского, Гаврилова, Михалева, Дохалова, Карцева, Горчакова и других – это, практически:

   – Превращение обезьяны в человека.

   Уничтожить их – и никто не поверит, что такие переводы были. Их даже нельзя назвать гениальными, – это как:

   – Творение Богом Человека.


   Думаю, и Иващенко и другие замечали, что переводят, имея Посылку:

   – Читают текст заместо Буратино, – вообще полено.

   Именно это и происходит:

   – Изображение полена. – Во всех случаях одного и того же


   Вообще, вот Сейчас Алексей Иващенко не дублирует, а просто рассказывает про себя, – и:

   – Тоже самое, – перед нами Чужой.

   Можно думать, что истина за семью печатями, а как легко раскололась в 90-е.


   – Ты напомнила вчера мне о далеком, – Петр Лещенко.

   Но Куба поет его совсем по-другому. Нашел свой интересный подход к песне, заключающейся в том, в том невидимом значении, что:

   – Поет, как все! – как пели не певцы, а как пели именно – про себя:

   – Слушатели.

   Зрительское исполнение. Актер в роли Зрителя, – что может быть точнее.


   А дубляжисты – это учебный, дезинформационный балаган.


   Леонид Велехов применил к Иващенко термин:

   – Король дубляжа 90-х, – но!

   Но даже деревья в фильме по книге Джона Толкина про полугномов – живее всех живых дубляжистов.

   – — – — – — – — —


   25.05.18

   Если брать обычную научную точку зрения, рассматривающую науку, как Учебник, то надо иметь в виду, что:

   – Времена и расположены не в хронологической последовательности, – что значит – если рассматривать науку уже не как учебник – то окажется:

   – Что одно время является Наблюдателем за другим, что значит не хронологически за ним следует, а:

   – Стоит, как заметка на Полях Текста предыдущего времени.

   Поэтому для реального восприятия того времени, о котором рассказывается в книге Андрея Фролова – его книга:

   – Точнее, чем то, что требует историк, бывший биолог, Вадим Бирштейн.

   – — – — – — – — – — —


   26.05.18

   в Деяниях Апостолов почти ничего не рассказывается по существу Веры в Бога, – додумался до фантастики:

   – Зачем Апостол Павел пошел опять в город после того, как его избили – думали, что насмерть, и бросили за городом?

   Автоматически все думают, чтобы успеть прочесть в тех местных домах культуры еще хоть пару-тройку лекций про Новый Завет.

   Но вот именно потому почти ничего нигде не говорится, этих пламенных речей о вере в бога, ибо – как и сказано – народ там уж очень:

   – Жестоковыйный!

   Как здесь, примерно:

   – Что ни говори – что в лоб, что по лбу.


   Интересно здесь также то, что церковь напоминает о вере в бога, и даже показывает места, которые человек должен расшифровать сам, чтобы поверить, – но:

   – И, – противостоит этой расшифровке, – кажется, по крайней мере.


   Следовательно, зачем апостол Павел опять вернулся в город, и даже после того, как провидец? его предупредил – через других людей:

   – Убьют его в этом городе.

   Только один вариант ответа на этот вопрос и одновременно на вопрос:

   – Почему ничего не говорится о советах апостолов по отношению к слушающему их народу, – а именно:

   – Картиной тигра в разрезе, как в фильме Полосатый Рейс, был не народ, которого надо было обучать Аз-Буки-Веди, – а:


   – Тиграми этими в разрезе были сами апостолы!

   Били их не за Теорию Относительности и не за Великую теорему Ферма, не за Пятый Постулат и три закона Ньютона, не за Периодическую Систему Элементов Менделеева, – а за именно:

   – Не соответствие их самих этим великим открытиям!


   Попросту говоря:

   – Проповедуя подставлять Вторую Щеку атакующему их, – именно:

   – НЕ-подставляли ее!

   Что значит, с первого взгляда со стороны можно подумать, что били именно:

   – Дуракофф, – делающих:

   – Всё наоборот.


   Апостолы, выступая вот именно этим:

   – Пособием по безработице, учебными экспонатами для изучения истины, и не говоря никому ничего хорошего полезного для жизни, – заставляли людей сказать правду о мире:

   – Самим!


   Сложность здесь в том, что:

   – Нельзя сказать, Как Надо Делать! – Ибо:

   – Известно, ЧТО надо делать, – например, подставить Вторую Щеку, – но!

   – Не получаецца! – следовательно, надо еще знать:

   – КАК это сделать!

   И думают:

   – Надо работать над собой и над учебниками и другими первоисточниками, чтобы узнать это КАК.


   Но об этом – повторю – нет даже конкретного намека кроме одного, как сказал апостол Павел:

   – Почитайте себя мертвыми.

   Следовательно, отчего люди приходили в ужас, увидев опять припершегося из-за города полумертвого апостола Павла:

   – Чтобы подставить вторую щеку – он не подставлял ее!

   Ибо здесь важно деление задачи на две задачи – как и изобразил в своё время Галуа, разделив решение уравнений 5-й степени на две части:

   – На решаемые и не имеющие решений.


   В качестве КАК у апостола Павла выступает то, что у Шекспира:

   – Шервудский лес на сцене вместо Итальянского в пьесе Два Веронца, – это не Вместо, – а:

   – В Роли Итальянского, – так в Новом Завете уже никто не может сам подняться на Сцену Жизни, – а только в роли:

   – Гамлета, – если иметь в виду Смоктуновского и Высоцкого.


   Самым абстрактным, объединяющем все случаи КАК:

   – Подставить Вторую Щеку, – является именно:

   – Прямая Противоположность! – тому, что надо сделать.

   И Апостол Павел шел и шел в народ, чтобы показать ему на самом себе эту:

   – Новую Правду, – деление мира на Две Части.

   Две Скрижали Завета.

   Если люди были добры к нему, он говорил им, что они злые, и наоборот:

   – Злым на него отвечал, – что они – как и заметил этот вариант Михаил Булгаков в Мастере и Маргарите:

   – Люди добрые.


   Реальная, так сказать, фантастика, в том смысле, что Правду буквальным школьным образом, просто вслушиваясь в нее:

   – Понять никогда не удастся.

   Можно только уловить Душой, – что:

   – Слова Автора – это тоже:

   – Слова Героя.

   Что и показал А. С. Пушкин буквально и специально для этого написанных произведениях:


   – Воображаемый Разговор с Александром 1, – и:

   – Когда Макферсон издал Стихотворения Оссиана.

   Как только Читатель фиксирует, что Герой – это Я, а Автор – это Царь, – так:

   – Они меняются местами.

   Сложного ничего, если прислушиваться к самому себе, – ничего, кроме одного ужасного, так сказать, видения:


   – Надо признать главным Героем любого художественного произведения Читателя, которого еще можно – по обычной логике – превратить – идентифицировать – в Автора, – но в:

   – Главного Героя – ни за что.


   Однако художественным произведением заправляет именно Читатель. Только он может обеспечить Хэппи-Энд Дубровскому и Марье Кириловне. Именно потому Читатель, а не Автор, – что Хэппи-Энд – это не Правило, – а:

   – Исключение из правил.

   Что значит, Хэппи-Энд – это ЛИЧНОЕ решение Читателя.

   Так сказать, Подлинник в его подлинном виде.


   Реальным в системе, называемой:

   – Без Гегеля, – точнее, без его Посылки, что в фундаменте всех утверждений стоит Бог – эти самые древние Три Кита, Три Слона:

   – Читатель никогда не будет управлять миром, – как и:

   – Человек, – следовательно.


   Объективным назвали:

   – Общее, – частность:

   – Без, – как сказано было Ле в 17-м году – полный запрет на любую – для тавтологии – частную собственность:

   – Что и значит, запрет абсолютный, как не ересь, на:

   – Личное мнение, – что и значат повешенные носы Пушкина в Селе Горюхине:


   – Всё ваше, но без Личного Мнения, – еще раз – это мир без:

   – Хэппи-Энда, – сделанный таким СПЕЦИАЛЬНО.

   Вот что значит, претворенное в жизнь утверждение Ле, что Гегеля надо поставить с ног на голову, – хотя он имел в виду наоборот:

   – Наоборот.


   Следовательно, Апостол Павел читает свои лекции не своими словами, а:

   – Мыслями, возникающими у реципиента в процессе его избиения-я.

   Вывод, однако, ужасный.


   А то говорят иногда:

   – Они были дремучими рыбаками, что они могли привести в пример, например, из Гомера и других множественных философов древнего мира, – прямо так, без знака вопроса, ибо ответ для некоторых и так очевиден, что:

   – Ничего, – поэтому сделано, как просили:

   – Зато у вас, дорогие мои, – ума палата.


   Искры мысли летели, следовательно, не из головы Апостола Павла, а из голов тех, кто его видел.

   И он ради ЭТОГО почти уже убитый опять переполз черту города, чтобы последний раз, как сказал Пушкин:

   – И может быть на мой закат печальный

   Блеснет любовь улыбкою прощальной.

   – — – — – — – — – — – — —


   27.05.18

   Второй в зеркале нужен для того, чтобы увидеть, кто находится за встретившимся вам на лестнице человеком. Следовательно, и обращаться надо потом к:

   – Нему, – невидимому.

   – — – — – — – — – — – —


   27.05.18

   Вяземский все последние передачи УУ про Тургенева повторяет:

   – Это не он сказал, – а:

   – Его Герой такой-то или сякой-то.

   Но! Увы и Ах – никакого Тургенева не бывает, кроме Тургенева с:

   – Набитым ртом, когда он говорить не может! – Всегда или в роли Героя, или в роли Автора, что, собственно говоря одно и то же, только, выглядывая из-за разных углов.

   Художественное произведение с Автором и Героем придумано не для уменьшения точности высказывания, а для увеличения, – как:

   – Телескоп и микроскоп.

   – — – — – — – — – — – — —


   04.06.18

   Сама попытка приписать Истории то, чего в ней не было, увы:

   – Логична! – логично именно, повторю:

   – По Евангелию.

   Ибо Настоящее – это и не тоже самое, что Прошлое не только количественно, но и качественно, что значит:

   – Не идет за прошлым, – а:

   – Наблюдает за ним.

   Поэтому пусть в прошлом и было пять, но настоящее логично объясняет:

   – Это тоже самое сегодня, что 28-мь.


   И более того, не только в художественных произведениях Троя будет другой по сравнению с некоторыми известными фактами той войны, не только в пропаганде, являющейся таким же художественным произведением, но и – о, ужас:

   – В самой ИСТОРИИ.

   – — – — – — – — – — —


   05.06.18

   Написано, что евреи не могли смотреть, как рогатится лицо в Моисея – так оно сияло. – Но!

   Сияло не нестерпимым светом, а светом разума, что:

   – Текст освещался невидимыми Полями.

   – — – — – — – — – — – —


   06.06.18

   Но Апостолы – уверен – были как громом пораженные, двинувшись в поход по городам и весям без Иисуса Христа, и вообще безо всего, отдавшись на милость божью.

   Конечно, не все были против, но и не обязательно, чтобы противниками были все – достаточно, чтобы процент их был настолько высок, чтобы изобразить:

   – Массу.

   Все-то, как раз:

   – За!

   За равноправие не только людей между собой, но и за любовь к животным, имеющем на Земле тоже:

   – Права.

   – — – — – — – — – —


   07.06.18

   Повести Белкина – к счастью, в моем исполнении – заиграли реальной магией, или – точнее:

   – Магией реальности, – как:

   – Камни у Брюса Виллиса и Милы Йовович в фильме Пятый Элемент.

   – — – — – — – — – — – — —


   08.06.18

   Человеку нет места нигде на Земле. У него здесь нет дома. Есть ли он вообще где-нибудь, кроме Царства Небесного, пока оно не наступит.

   – — – — – — – — – — – —


   14.06.18

   Радость добычи Запаса – превышает радость открытия, что это:

   – Ошибка. – Что значит, грех.

   Грех отличается от ошибки именно тем, что взять его нет никакой возможности.

   – — – — – — – — – — —


   15.06.18

   Вывод:

   – Радость, да, должна быть, но только искусственная.

   Поэтому, когда говорят:

   – Врут, но это значит здесь:

   – Мы питаемся – прошу прощенья – наслаждаемся.

   Само враньё – это уже, как допинг – и есть сам:

   – Смысл существования.


   Только при посылке, что сначала было слово, человек свободен. По той простой причине, что только в этом случае можно изменить прошлое, которое закодировано, так, что:

   – Рожденный рабом – рабом навсегда и останется. – И Иисус Христос для того и пришел, чтобы рассказать и сделать:

   – При посылке: сначала было СЛОВО – возможно перемещение во времени, значит, можно спасти первого раба Адама, а мы уж тоже тогда будем:

   – Тут, как тута!

   – — – — – — – — – — —


   19.06.18

   У Сорокина тоже, можно сказать, достижение:

   – Соцреализм в форме авангарда. – Ибо:

   – Авось вы заинтересуетесь тем, чего уже понять не можете, – как рекомендовал Лев Ландау.


   И заинтересовались, но не мы. Но не мы, ибо это, если и жизнь, то:

   – Поверженная буквально.

   Что значит, в принципе, тоже самое, что продекларировал Кончаловский:

   – Никто еще не доказал, что ЭТО плохо.

   – — – — – — – — – — —


   20.06.18

   Выходит, определение Человека меняется. Это уже не обезьяна, которая перестала лезть по стволу банана, а:

   – Сие животное, способное говорить от души только правду.

   И, если идеология – это вранье, то его нужно заставить сказать эту правду.

   – Зачем? – спрашивается.

   Если так получается, что это именно априори известно?

   И выходит только по одной причине:

   – Чтобы этой самой Правде стало страшно перед лицом лжи.


   21.06.18

   Бродский плел свои предложения, так сказать, по-своему, – но!

   Не за тем словом ставится запятая, которое дальше расшифровывается, а то, которое подпадает под это пояснение по логике. На эту ошибку часто указывают ученикам в школе, что у них Не То получается, что должно быть, – но:

   – Там и идет обучение элементарному, тому именно, что в реальности может быть нарушено Другой логикой, – а именно:

   – Не слова соединяются между собой, а мысли.


   24.06.18

   Из передачи Леонида Велехова с Юрием Пивоваровым слова Пастернака:

   – История не в том, что мы носили, а в том, как нас пускали нагишом.

   – — – — – — – — – — – — —


   Радио Свобода – это, как Жизнь всё-таки, свет для людей, но – как и жизнь:

   – Переменного тока.

   – — – — – — – — – — – —


   Говорят, что связь между древней и современной наукой была потеряна. Это неправильно, ибо она просто:

   – Запрещается. – Как запрещается любое открытие.

   Кто-то очень не хочет, чтобы было видно участие Иисуса Христа в мировой истории.

   – — – — – — – — – — —


   25.06.18

   Никакая техника не заменит свободы футболиста.

   – — – — – — – — – — – —


   01.07.18

   Сверхзадача Станиславского – человек и здесь, в России – это тоже Хомо Сапиенс.

   – — – — – — – — – — —


   02.07.18

   И иногда из той же оперы выдают:

   – Это не он сказал, а только его герой. – Что значит, буквально тоже самое, что сказал Король Лир своей любимой дочери:

   – Ты подслушала. – Что значит, Бог провоцирует людей на любовь к Нему, и сморит, чего у них больше:

   – Вранья или Правды?

   Ибо вранье – это ответ:


   – Я не выйду замуж за любимого, так как нельзя любить двух сразу, – ибо не имеется в виду Посылка:

   – Бог выходит на Сцену Жизни именно, как Герой, – а не как:

   – Оставшийся на первый взгляд не у дел Автор.

   Весь вопрос остался, как буква И в присказке:


   – А и Б сидели на трубе, – что значит, надо увидеть Не-видимое, а именно, что:

   – Герой может выйти на Сцену только на Фоне Автора, по сути и являющего этой Сценой.

   Поэтому:

   – Сказал герой, но жало мудрыя змеи ему вложил в уста автор.

   – — – — – — – — – —


   15.07.18

   Радио Свобода – Яков Кротов – С Христианской точки зрения

   Утверждается, что христианская вера – жертвенная. С католической точки зрения.

   Не совсем понятно, что это значит. Ибо:

   – Повести Белкина утверждают обратное: человек – Читатель – наоборот:

   – Возникает-т!

   Как главный герой романа жизни.

   – — – — – — – — – — – — —


   19.07.18

   Как обычно здесь и упрекают человека:

   – Больно много у тя ума-то. – Упрекают, следовательно, именно в христианстве.

   Можно предположить, что именно за эти умствования и был распят Иисус Христос, – ибо, да, правда, но:

   – Не по твоему уму она, человек.

   А еще точнее, вообще ум применять запрещено, как было запрещено когда-то учиться.

   Подчиняться надо.

   – — – — – — – — – — – —


   25.07.18

   Борис Парамонов рассказывает об истории, не как о науке, а как об учебнике:

   – То Есть, – коронка его логики.

   Евангелие для того и написано, что Эта То Есть и есть главная ошибка истории человечества. Ибо часть Прошлого находится в Будущем.

   Здесь логика: учебник – это наш царь.


   Борис Парамонов, возможно, упирает на то, что Здравый Смысл всегда остается, а Финти-Флюшки в виде Теорий Относительности всё равно же ж никому непонятны. Или – что тоже самое – нет того Невидимого, что предполагали априори существующим Ван Гог и Сезанн напополам с Тулуз Лотреком и Моне, Мане и Полем Гогеном, – при условии, что в эту Посылку записать еще и:

   – Зрителя.


   10.08.18

   В фильме Робин Гуд с Кевином Костнером и Морганом Фримэном и с мечами бегают километровыми почти, и гадают безрассудно, но совершенно естественно!

   Нет деревянности. Причина только одна:

   – Не всё Прошлое находится в прошлом, – как принято здесь априори.

   По Евангелию путь, по которому идет Иисус Христос вперед – это движение в:

   – Прошлое, к Адаму, чтобы его спасти от грехопадения, которое:

   – Было, было, было, – но для того, чтобы появилась возможность его сыграть, как:

   – Геройство.

   – — – — – — – — – — – — —


   11.08.18

   – Мистер Икс как раз вернулся сюды-твою с инспекцией. – А:

   – Что может сделать извозчик в оборванном треухе против своего барина.

   Без знака вопроса.

   – — – — – — – — – — —


   23.08.18

   Борис Парамонов пытается из раз в раз показать своё изумление, но и, увы, только для вида, как только дело касается какой-либо конкретности – привет семье советских писателей:

   – Аполлон содрал шкуру с Марсия, так как боги не признают права людей и всего остального скотообразия на культ своей личности.

   И заявляет ничтоже сумняшеся, что боги:


   – Они же ж злые.

   Тогда как Аполлон показал Марсию, что он закостенел в Форме, которая является явлением Временным. О чем и рассказывает Евангелие:

   – Не прямой эфир подлинник, не Земля без Бога, а наоборот:

   – Подлинник – это РАССКАЗ.

   Пересказ. Ибо Видимый мир – это еще не все, что значит:

   – ТЕКСТ – не всё, ибо есть у текста еще и ПОЛЯ.

   Поля, названные Гегелем:

   – Посылкой, – условием существования Текста, жизни на земле.


   24.08.18

   Умирает ссылка на прошлое, ибо прошлое не сзади, а впереди: Иисус Христос идет вперед, в будущее, но затем, чтобы там, в будущем, спасти Адама, следовательно, Прошлое.


   – Личное мнение Хомо Сапиенса!

   И именно в этом и было противостояние Моисея старообрядческим евреям с их золотым литым тельцом:

   – Личное, Своё мнение человека в противовес учености талмуда.

   Личное мнение – это знание, идущее от Бога, от сердца, и пусть оно одно, три варианта из учебника – ничто перед ним.

   – — – — – — – — – — —


   28.08.18

   Но то, что Пелевин тогда получил первую премию, позволило многим надеяться, что и у И. Прохоровой была искра жизни. Думали, потому что хотелось думать, что и хорошее, – а:

   – Тоже бывает, – тогда как она обиделась:

   – Я была проти-фь.

   Или пусть За, но по причинам ей недоступным.

   – — – — – — – — – — – —


   29.08.18

   Виктор Пелевин EMPIRE

   Жаль, делает фундаментальную ошибку, не соответствующую высоколобости текста его рассуждений.

   ИЕГОВА – говорится:

   – Когда отдаляЕШЬСЯ от рассматриваемого объекта.

   Еще:

   – Когда с близкого расстояния рассматриваЕШЬ девушку.


   Фундаментальность этой ошибки, ошибки обращения к себе На ТЫ, – в том, что проходит мимо ушей главное:

   – Суть объекта не в нем самом, а именно в его:

   – Расшифровке.

   Здесь же Пелевин пытает дать определение объекту, как уже:

   – Враз и завсегда существующему! – Тогда как сказано, что сначала было Слово, – что и значит:


   – Произнесенная человеком расшифровка предмета – Впереди, и даже планеты всей.

   Недаром написано, что Бог поставил перед человеком корову и попросил назвать:

   – Ху а ю?

   – Я, мил херц?!

   – Дак, естественно, ибо даже без человеческого слова, а:


   – Ни хрена здесь больше никто не бывает!

   Здесь же Пелевин остается загипнотизированным – как и многие другие – предметом, и:

   – Значения своему причесыванию его – не придает, как ляпнется, так и хрен с ним, ибо друзья мои, вы видите всё равно в ней, в этой корове только кусок мяса.

   В результате мир мёртв. И всё только из-за того, что слова человека, находящиеся рядом с предметом смяканы в уже заранее приготовленную туалетную бумагу.

   Стандарт поиска истины – Не ТАМ. Местная скороговорка, что человек ничто, а мир вокруг него, как у Ле:


   – Существует, – существует, однако, не просто так, – а:

   – Без Посылки бога, именно, что сначала было СЛОВО, – а не:

   – Иво пусть и очень хорошая корова.


   – Значения своему причесыванию его – не придает, как ляпнется, так и хрен с ним, ибо друзья мои, вы видите всё равно в ней, в этой корове только кусок мяса.

   В результате мир мёртв. И всё только из-за того, что слова человека, находящиеся рядом с предметом смяканы в уже заранее приготовленную туалетную бумагу.

   Стандарт поиска истины – Не ТАМ. Местная скороговорка, что человек ничто, а мир вокруг него, как у Ле:


   – Существует, – существует, однако, не просто так, – а:

   – Без Посылки бога, именно, что сначала было СЛОВО, – а не:

   – Иво пусть и очень хорошая корова.


   К счастью в Библии Человек додумался, что он не один, и не обратился с раздумьем к самому себе, а обратился – как Гегель – именно к:

   – Богу, – где на полях его Текста и прочитал, как Иван Петрович Белкин – через девять дней, правда, как это и написано у Пушкина в разделе Повестей Белкина:

   – От Издателя:

   – Почтеннейшее письмо Ваше от 15-го сего месяца получить имел я честь 23 сего же месяца.


   Человек заговорил не просто так, а именно для:

   – Связи с Богом.


   02.09.18

   Таким образом можно расшифровать МУМУ, как:

   – Не могу поступить иначе, Герасима, – имеется в виду, что не только, как человек творческий, но и более того, вообще:

   – Как Человек, – не могу не исправить ложь жизни ее же правдой:

   – Не одним временем жив человек – в том числе и собака – но и, как бог велел:


   – Даже будущим, вставшим на место прошлого, выполнив пожелание барыни утопить МУМУ – на словах! – Что для барыни было важнее, чем на самом деле.

   Ибо Герасима надо считать человеком честным до того, что:

   – Чтобы не врать – даже онемел, – но вот она – барышня-крестьянка – решила его изнасиловать, так сказать, по самые уши:


   – Возьми собаку себе, а скажешь, что утопил.

   Но такой престиж производной берется у Тургенева только Достоевским, что и Раскольников никого не убивал, а только с ужасом должен был соглашаться на предлагаемые ему подставы, чтобы:


   – Он сам взял на себя вину по убийству старухи.

   Следовательно, Раскольникова не заставляются взять вину на себя. – а:

   – Все помогают ему это сделать! – именно при условии, что он обязательно ничего Такого не делал.

   Ситуация с первого взгляда такая же нереальная, как предложение Барыни:

   – Не топить МУМУ, – а, наоборот:

   – Сказать, что утопил, не сделав этого.

   – — – — – — – — – — —


   20.08.18

   Вранье это имеет такую силу, что и взять его просто так, элементарной логикой не получится, и, как понял Шекспир:

   – Взять её – ложь – фундаментальную ложь мира – может только Сиэтэ!

   Театр.


   Еще раньше Бог предложил – заставил сделать это – сыграть роль победителя в этом мире – Своего Сына Иисуса Христа, Который и роздал роли этой игры жизни и смерти Своим ученикам на Тайной Вечере.

   Все апостолы играют свои роли после Тайной Вечери, и Иуда:

   – В первую очередь!

   Но роли эти не просто игра, а в самой жизни, как в игре по отношению ко всему миру Бога – реальные.

   – — – — – — – — – — —


   10.09.18

   Иван Толстой вспоминает гибель Помпеи, которой – увы – не было. Ибо разврат заключался в полном умопомрачении именно местных литературных работников. Умопомрачении удивительно верном, если иметь в виду, что они не просто завоеватели, а завоевали инопланетные, завоевали Разума.

   – — – — – — – — – —


   11.09.18

   И сам же себе А. Генис удивляется:

   – Так бывает, что в школьном эксперименте сегодня не нашли того, что открыл Ферма или Галуа, или Диофант, – да, почти намедни?

   Приводить в пример Фрейда не годится, так как Борис Парамонов – здесь не присутствовавший, – иво:


   – Периодически ругает, – примерно, как Ленин Канта, бросанием через бедро с захватом в пустоту логики, ибо она и не приводится вовсе.

   Просто через день – не как здесь, каждый день – фиксируется знание:

   – Ми против. – Ибо:

   – Должен же ж кто-то быть! – Как грится:

   – Не я ли, господи.

   – — – — – — – — – — – —


   16.09.18

   То, что нашел А. Пушкин в Воображаемом Разговоре с Александром 1 и в Когда Макферсон издал Стихотворения Оссианаа – можно назвать:

   – Частицей Бога. – В Науке, как минимум:

   – Именно так, если предположить, что неверие – тоже вброс на Землю Чужеродной Частицы. – А не просто так:

   – Нет ничего, – есть!

   Неверие – следовательно – имеет гораздо большие основания, чем просто:

   – Нет ничего!

   Фантастика! Ибо это объясняет, почему так сильно противостояние Вере в Бога.


   16.09.18

   Получается, Частица бога в Воображаемом Разговоре – это Посылка:

   – Я не царь.

   И получается удивительное, Итальянский лес в Италии, согласен считать не себя Подлинником, а английский, Шервудский лес Вильяма Шекспира – в Двух Веронцах.


   21.09.18

   – Вот она, вот она, в виде формы художественного произведения намотана. – Но!

   Говорить о форме бессмысленно там, где, и слово художественность переводится только, как постановления партии и правительства в ее резинку от трусов перемотанные.


   – Я всё знаю, но по доброте души и вам расскажу – категорически не получится, ибо:

   – Пока человек не начал говорить или писать – он еще ничего не знает.


   24.09.18

   Почему Петр против, что Симон летает? Потому, что Человек и так летает, вместе с пространством.

   Волшебник Симон хотел взять себе Псевдоним, но:

   – Человек – это уже псевдоним.

   – — – — – — – — – — – —


   Последовательность событий после Воскресения – это спектакль, разыгрывающий Воскресение Иисуса Христа, им же, реальным Воскресением, и являющийся.

   – — – — – — – — – — – — —


   Говорится о воровстве Шекспира, как великого писателя – остальные:

   – Заимствуют, – что значит, сообщают об этом интеллектуальном Акте.


   Дело в том:

   – Что значит воровство Шекспира? – А:

   – Это тоже самое, что воровство Евангелием Ветхого Завета, – ибо взяли просто-напросто Ветхий Завет и:

   – Разделили его пополам-м! – Всё, получился Новый.

   Разделили, разумеется, не буквально от А до П – одна часть, а после Пушкина – следующая, – а:


   – По передаваемой мысли, половина ее осталась у Макферсона, а другая у его оппонента, Джонсона, половина у Пушкина – вторая у его Се Ля Ви, Царя.

   Вот, что значит, заимствование Шекспира и Пушкина:

   – Жизнь – из того же самого ветхого металлолома – создается Вечная-я.

   Или, что тоже самое:

   – Оживает покойник, до которого, наконец, добрались, Адам.


   Поэтому Шекспир и Пушкин берут, да Прошлое, но в его мертвом уже виде, и оживляют на веки живой водой своего нерукотворного труда.


   Бог тоже ничего не делал, а только дал Моисею Две Скрижали Завета вместо ранее бытовавшей одной. Сначала всё сделал, а вот теперь только:

   – Разделил пополам, Римейк-нув.

   И до такой степени римейк-нул, что и сейчас продолжают повторять, что понимают теорию Относительности только пять человек в мире, – а:

   – С другой стороны, ну я, ну Пушкин, ну Шекспир, – а еще-то кто?

   Только что двенадцать Апостолов во главе с Леонардо да Винчи.


   В чем, собственно, проблема запрета понимать Пушкина и Шекспира? Почему нельзя верить в Бога?

   Две разные посылки, здесь считается, что человек дурак, и всё равно ничего не поймет правильно.

   Другая, хомо очень умный и поэтому поймет, что дурак и выйдет, наконец, на связь с Богом, чтобы принять его помощь.

   – — – — – — – — – — – — —


   Вот эти, ДА, ТО ЕСТЬ, КАК БЫ – заведомая тавтология, что ничего реального, кроме костяшковых счет у классной доски и не бывает.

   Фундаментальная Школа коммунизма, давно написавшего на этой доске:

   – Мы не Шекспиры и не Пушкины, чтобы предполагать существующим Расстояние между Текстом и Полями, что бессмысленно обращаться к себе на Ты, ибо – как и написал Пушкин в предисловии к Повестям Белкина:

   – Ваше письмо от 15-го имел я честь получить – только:

   – 23! – следовательно, такие письма – даже самому себе – идут обязательно через:

   – Бога.


   30.09.18

   Следовательно, в общении Человека с окружающим миров вставлен посредник, которого не должно быть, или посредник, который должен быть заменен на Чужого.

   Следовательно, утверждение, что Перевод и не должен быть Подлинником – уже стартовая позиция для уничтожения жизни на земле.

   Перевод – это перемещение через демаркационную стену, отделяющую Человека от Бога, и он не может, следовательно, быть деревянным по определению, и, значит:


   – Происходит вмешательство в конструкцию самой стены.

   В ней заменены детали каких-то машин. – Как?!

   Как это удалось сделать, а скорее всего, Нечто легло на ее место. Тогда возникает вопрос:

   – Где старая стена, которую можно назвать заводом по:

   – Производству Человека Разумного.


   И:

   – Как легко увидеть, точнее, услышать Чужого – стоит только включить телевизор с показом иностранного фильма.

   Свои – точно такие же, но это менее очевидно. Коверканье фильмов Голливуда поистине изумительное. Как переплавка человека на мыло.


   Как в Воображаемом Разговоре с Александром 1, так и в Когда Макферсон издал Стихотворения Оссиана – два участника, и говорят они всегда:

   – Один в роли другого. – Это и есть искомая конструкция мира, созданная Богом.


   03.10.18

   Правду, естественно, не так просто сказать, но главное, что ее и еще:

   – Создать надо!

   – — – — – — – — – — – — —


   08.10.18

   Удивительно, какое фундаментальное противостояние идет истине Христианства, которое только тем и отличается от любой теории, что обращено не к каким-то концепциям, формальным переименованиям и их инструкциям, а именно к:

   – Человеку Лично!

   Нет, люди отказываются сами разгадывать парадоксы природы и художественной литературы, а обращаются за – даже не советом – а готовым ответом к людям, читающим лекции по популяризации литературы, у которых может быть только один ответ на вопрос:


   – Как звенят на балу кавалергарда шпоры, – если их там нет, так как иначе порвут дорогое платье, авось дожившее и до Наташи Ростовой, но многим – уверен – хватит и Анны Керн:

   – Не в одном времени происходит действие Сцены, но Зритель является тоже:

   – Действующим лицом пьесы Жизни.

   И не важно, что Человек слышал звон, да не знает, где он – главное:

   – Слышал.

   – — – — – — – — – — —


   10.10.18

   На лицо натуральное пришествие инопланетян, а никто не может в это поверить до такой степени, чтобы и самим повторить вслед за Иисусом Христом и Апостолом Павлом:

   – Мы здесь только пришельцы.

   Евангелие и Роман для этого и были придуманы, или подарены Человеку, чтобы он не:

   – Копировал, – а:

   – Верил. – Именно всем сердцем и всем разумением своим, что значит, никому не подражал, даже самому себе.

   – — – — – — – — – — —


   10.10.18

   – Представление Риму и Миру, – в Шервудском лесу, а:

   – Намного лучше, чем в Итальянском.


   Фантастика, действительно, Подлинник оказался не в видимом мире, – а в:

   – Книге.

   У Тьюринга в самой машине:

   – Она может – человек – нет. Ибо его машина – это Книга, книга жизни вечной, как пропедалировал Данте Алигьери.

   Подарки о тех, кто За, были в обоих случаях сделаны теми, кто Против.

   Видимо, это всё-таки определяющий вывод об устройстве мира.


   А как всё просто, достаточно было только ужаснуться при виде текста С. М. Бонди, что Я – Человек определяю:

   – Кто говорит текст, – а не кто написано, если начать вычислять очередность предложений Диалога!

   Достаточно было забыть неправду.

   И элементарное противоречие: в логике рассуждений не учитывается сам человек, – ибо:

   – Зачем тогда он создан Богом.

   И происходит усиление акцента – здесь человек:

   – Не имеет права.

   Не имеет права Быть в ненаписанном им тексте.


   Именно Человек может прочитать надгробную надпись на могиле бога Осириса, и:

   – Оживить его! – Именно это следует из текстов Пушкина и Шекспира.

   Из Евангелия:

   – Само собой, – самой жизнью и являющегося.

   – — – — – — – — – — – — —


   11.10.18

   Повторю, чем плохо обращение к самому себе га Ты:

   – Это постоянное утверждение, что между двумя скрижалями Завета нет связи.

   Что делает их существование бессмысленным: что одна, что две, что двадцать две – толку нового:

   – Не будет.

   Нельзя обращаться к себе на Ты потому уже, что заметил Это своеобразие еще Эхнатон:

   – Обратиться даже к самому себе вы можете только через Атона.


   Слуги захватили власть, данную Человеку от Бога, а он – Царь, имеется в виду:

   – И сам точно не знает, что царь-то он – Настоящий-й!

   Каким и был Емельян Пугачев в Капитанской Дочке Пушкина.

   И тут уже народ не безмолвствует, а только:

   – Мычит в ужасе.

   – — – — – — – — – — – — —


   – Что надо уметь читать Календарь покойного Дедушки, как это смог сделать автор Села Горюхина, – что значит:

   – Не по Тексту только оценивать Пугачева, но и:

   – Заглядывать на Поля, так сказать, – душой, что не в том же времени Пугачев – это царь настоящий, – в том смысле, что, да, но и сам того:

   – Не знает-т! – и только для смеху или для порядку соглашается принять этот титул.

   Ибо и награждение ПРАВОМ от Бога – не от мира сего.


   Тоже самое происходит и в Гамлете Шекспира:

   – Настоящий король ЗАБЫЛ, что он настоящий, и ведет себя, как узурпатор.

   Отсюда и получается:

   – Не вижу Центра, теряются нити Смысла, уходит Перспектива.

   Как очень уж сожалел художник Сезанн, которого – тоже очень – любит Эрнест Хемингуэй.

   – — – — – — – — – — —


   14.10.18

   VHS перевод поняли ВСЕ. Поняли, как радость и подарок бога русским за их большие страдания в поисках правды.

   – — – — – — – — – — —


   15.10.18

   Похоже, существует такая связь между жизнью и счастливой жизнью, как между формой и содержанием:

   – Нельзя начать писать только после того, как станет ясно, что надо написать.

   Как долго я не мог начать объяснять ошибку Бонди в Воображаемом Разговоре с Александром 1, не мог, пока не понял, что объяснение связано с самим письмом: Содержание без Рассказа о нем – не бывает!

   – — – — – — – — – — —


   20.10.18

   И машину эту дал Человеку Бог на Горе Синай, обозначив, как Две Скрижали Завета.

   Моисей не успел – Иисус Христос пришел специально, чтобы научить Человека более подробно:

   – Как ей пользоваться.


   Сложность появилась в том, что перед человеком оказалась не степь донецкая, в которую он вошел со всей широтой своей души – хотя и знал, что на ней есть шахты, – а ЕЩЕ ЧТО-ТО, – на чем эти шахты с прекрасными девушками, вас только дожидающимися:

   – Держатся.

   Появилась именно МАШИНА, как помощь Человеку для противостояния именно:


   – Машине.

   И эта новая машина обладала одним неимоверным качеством:

   – ЕЕ мог увидеть только Человек Верующий.

   Мог увидеть вещь очень простую, почти очевидную, но:


   – Всеми почти популярно отрицаемую: слова на ней появляющиеся не висят в безвоздушном пространстве, как вполне могли появиться в путешествии Синдбада Морехода, – но никогда уже у Гомера.

   Ибо эта машина – СЦЕНА – или, что тоже самое Посылка, или САМ БОГ Гегеля:


   – Находится в противоречиях текста, которые по содержанию может заметить только тот, кто принимает эту шифрограмму:

   – Я уже называл их здесь от Гомера до Шекспира и Пушкина, от Архимеда до Ландау и Алана Тьюринга и Пьера Ферма.

   – — – — – — – — – — – — – —

ЭССЕ 2018

декабрь

   26.12.17

   Борис Парамонов говорит сегодня во вчерашнем Эссе, что:

   – Литературный прием можно заимствовать, – это как?

   И, видимо, имеется в виду одно из двух, или:

   – Вы-учить Долбицу, и потом рассказать ее:

   – Па-а-пе-е! – как рявкнула одна маленькая девочка из рекламы, – или:

   – Занять денег на торт, авось и на бутылку, а этому олуху царя небесного, который их-таки дал, – сразу пообещать, нечаянно оговорившись:

   – Я отдам-ся. – Вот и весь, так скать:

   – При нём, при-нём, – и так-то бы да, но, как и было по этому поводу пропедалировано:

   – Уши всё равно мыть надо, – в том смысле, что: даже если они забиты громкоговорителем, прикрытым на экзамене специально для этого:

   – Я бин большой, – а потому слышу не то, что хочет знать экзаменатор, а только то, что мне подсказывает Васька по микрофону из подсобки соседней с этой аудитории, – и значит-ся, как чуть не заплакал от смеха профессорэ, принимавший этот экзамен:


   – А прием всегда, так сказать:

   – При нём, при нём! – и держит эту вытащенную из уха студента розетку, как доказательство перевода При-нёмов в русско-советскую литературу.

   Сам Б. П. пользуется потому устаревшими приемами литературы, что говорит:

   – Ня буду я читать тебе морали, юнец, – в том смысле, что утруждать слушателей Радио Свобода литературоведческими приемами не хочу беспокоить, – а, в Посылке-то, что, заметьте, как априори известное:

   – Сусе-ствование этих При-Нёмов, – не только, как лапшеушевешанья, издевательской Дэзы, но это, правда, пусть и только здесь, в отдельно взятой советской стране.

   Несмотря на то, что есть утверждения Ле, что законы не только физики и химии, но и мироздания вообще – разные для Наз и для живущих за чертой нашей оседлости капиталистов – не бывает никаких достоверных приемов, как это и доказал Федор Достоевский в спектакле:

   – Игроки, – хоть потусторонние силы привлекай по знакомству с тетей Клавой, а:


   – Обыграют всё равно и даже обязательно.

   До этого Борис Парамонов мимоходом обмолвился – как это часто бывает, что не надо долго раскошеливаться, т.к. априори известно – что и Солженицын, значит достоверно:

   – Занимался чистой нет, не наукой, а этой, как её, нет, не Дэзой, как думаю я, а, этеньшен:

   – Бойбой за пъявду, – твердый знак здесь для того, что делал всурьёз, хотя и не думаю, что сам надеялся надолго, ибо знал:

   – Многие против, – кто?

   Да, эта, как её, вся мировая литература. Вся мировая литература доказывает только одно:


   – Художественность имеет смысл.

   Солженицын же решил спеть строчку Высоцкого:

   – Да мало ли, что ты – весь мир – хгениальный!

   – Мы не глупее иво.

   Но нового-то ничего не придумал, как именно то, против чего Весь Мир – в том числе и Код Войнича – и создал, однако:

– ИСКУССТВО

   Но Соли решил, что и так как Ле отрицал науку, то почему бы мне не отрицать искусство, ась. – Без знака вопроса. И, так сказать, дали. Да, но нам это по барабану, ибо:

   – Ну а кто взял-то? – А-а-у-у!

   И тишина, как рассказал Савелий Крамаров. Только всё покойники с косами стоят. Или еще чище Вл. Высоцкий:


   – Плахи с топорами.

   Солженицын в том смысле борец за правду, что пытался уверить не только тётенек у колодца, что Бага Яга:

   – Не существует, – но и Грибоедова заодно с Чацким и его Софьей, ибо и всё, что она может, если даже вам привидится случайно после 16-ти часов на ферме или 14-ти в поле, – то это:

   – Не только попросит оставить, а может и вообще отнять тот окурок, который вы загодя спрятали под матрас.

   – — – — – — – — – — —


   В принципе хорошо, что перед Новым Городом хоть кто-то, хоть где-то вспоминает литературу, как Марина Ефимова Диккенса, Борис Парамонов продолжает сеять по ветру свои заморочки.

   Здесь?

   – Никто не бывает.

   И останется ли мир объединен его волнами?

   – — – — – — – — – —


   27.12.17

   Борис Парамонов сообщил намедни, что недалечко – но в какую сторону, я еще не совсем понимаю – Борхес – и вот что:

   – Имеет, имел или будет иметь в виду, что вся художественная литература – это ПЕРЕВОД.

   И вот, чтобы разобраться с ним, с Борхесом, где искать его слова об этом экстра-ординаре:


   – В прошлом, настоящем или в будущем даже? – Ибо сомневаюсь, что он написал об этом больше меня, ибо откуда-нибудь дошло обязательно.

   Ибо, как сообщил один писатель – к сожалению, не могу найти его точное имя, несмотря на то, что говорил он по Радио Свобода, ибо повторы есть, но не всех передач могу найти тексты:

   – Пишет на самом деле Медиум – просто так всё равно ничего не получится. – Почему так, почему именно, Медиум пишет?

   Именно потому, что сами люди непосредственно не могут понять слова Бога, им нужна ретрансляция, в том смысле, что не я пишу в компьютере, а я и есть:

   – Компьютер.

   Из этого и следует, что рассчитаться самостоятельно на первый-второй – не получится. Поэтому вот просто так, прочитав специально некоторые места у Борхеса, не смогу сделать точного заключения, что это он:

   – У меня заимствовал идею о переводе, так как – этеньшен:

   – Сам перевод – это и есть заимствование. – Потому и идут на Пути в Эммаус двое, но:


   – На первый-второй, – они, увы, забыли рассчитаться, так только:

   – Гамлет – Высоцкий, Гамлет – Смоктуновский, или:

   – Тройка, Семерка, Туз – Тройка, Семерка, Дама! – И:

   – До счетов ли тут между людьми, если решается, но пока так и не удается ответить на вопрос:

   – Быть или не быть? – И, вообще:

   – В любой момент счет времени может пойти в обратном направлении, как для Данте и Вергилия, когда они бежали в Америку, а в какую, скорее всего, и сами еще до сих пор не поняли, ибо повернулись на Листе Мёбиуса и, вошедши в эту траекторию ногами – вышли на обратной стороне:

   – Вперед головой, как будто – а скорее всего, и без как будто, но на самом деле:


   – Заново родившись.

   И получается, что народу тут, поблизости – где-то рядом – очень, очень много, и мы почти чувствуем их сердцебиение.

   А они наше.

   И не говоря уже о Пушкине и Шекспире, но я еще не слышал, кто понял всем сердцем и всем разумением своим утверждение Бенедикта Спинозы:

   – Человек придумал бога, – Вяземский, например, даже и только:

   – Чертыхнулся, – процитировав сие знание Спинозы. – И не думаю, что с провокационной целью:

   – Авось кто-нить задумается, и Переведет Спинозу правильно в обе стороны.

   В том смысле, что будет понятно не только ему, но и еще хоть кому-нибудь.

   Меня заставил, но я знал этот ответ раньше, ибо такие противоречивые фразы – как сказал кто-то по поводу противоречий в Библии:

   – Сразу настолько мутят разум, что ясно и ясно однозначно:


   – Это всегда правда.

   А вот двинуться в Эммаус, дальше конкретизировать эту истину труднее, ибо хочется заранее знать, что это будет, а потом написать, что значит:

   – Пойти в это путешествие На Пути в Эммаус. – Но в том-то и дело, что Такой Перевод нельзя сделать, ибо:

   – Перевод и образуется только на Пути в Эммаус, – почему Бог и не сделал сразу, так сказать:

   – Всё по-честному, – а пошел в этот Путь:

   – Сам.

   Поэтому, когда говорят, что литература – это перевод, то имеется в виду, перевод именно Алана Тьюринга:

   – Не я его делаю, а я и машина, – а на вид вообще:

   – Только машина его и может сделать, и машина эта в литературе называется:

   – ТЕКСТ, – а точнее:

   – КНИГА, – где, кроме Текста есть еще и Поля, – как процитировал Пушкин:

   – С душой.

   Которой мы преданы, а не наоборот:

   – Она при нас.

   И значит:


   – Всегда я рад заметить разность между Онегиным и мной, – это речь не о том, что:

   – Я – не такой – имеется в виду, себялюб, как Онегин, а человек более простой и честный, и кого хоть раз трахнул, уже никогда больше не брошу в пропасть одиночества, как, например, Татьяну, – а, имеется в виду:

   – Тело при Душе, – не наоборот.

   Тем не менее, можно думать, что:

   – Но я другому отдана и буду век ему верна, – что отдана именно тебе, дубина ты стоеросовая, Онегин, ибо и написано:

   – Задумавшись, Душа Моя, прелестным пальчиком писала на отуманенном стекле:


   – Заветный Вензель О да Е.

   Е – это Евангелие, точнее, Плат с головы Его, а О – это Пелены, в которые было завернуто Тело Иисуса Христа, и как заметил с изумлением Петр, прибежав сразу – в отличие от другого ученика – к боковому входу:

   – Плат и пелены лежали отдельно.

   Лежащие отдельно Плат и Пелены, Душа и Тело – означают, что есть Посредник, образующий связь между душой и телом – Шекспир – и есть в переводе:

   – Лист, свивающийся трубу, – в этот переход между полями и текстом, или – что тоже самое:

   – Между двумя Скрижалями Завета.

   Почему и сказал Иисус Христос:

   – Где вас двое – Я – третий. – Следовательно Тело Пушкина связано через Бога с:


   – Душой Татьяны. – И вот они, так сказать:

   – Двое на Пути в Еммаус, – Евгений Онегин, – или:

   – Онегин плюс Татьяна – равно:

   – Пушкин.

   Но, повторю, Онегин здесь Пелены – Тело, а Татьяна Плат – Душа. – Но, как написал Пушкин:

   – Душа моя.

   Поэтому Татьяна и говорит:

   – Но я другому отдана.

   А также потому и говорит, что прошлой Тани здесь уже нет, она – душа:

   – Другого человека.

   Поэтому, я думаю, теперь ясно, почему Литература – это Перевод, ибо без отчужденной от себя Души – как Энигмы Тьюринга – не может – нет, не понять реальность, а не может ее вообще и:


   – Создать даже.

   Вот именно поэтому можно оказать сопротивление идущему на Землю потоку лжи, что на самом-то деле идет правда, но зашифрована она ложью, как в этом кино про Алана Тьюринга, про расшифровку Энигмы:

   – Всё, что нам надо знать, – сказал он, Тьюринг – это чертов хайль гитлер, ибо душа моя – Энигма – сразу делает, как Борис Корнилов, правильный перевод:

   – Утро красит нежным светом

   Стены древнего Кремля.

   – — – — – — – — – — —


   Идет фильм с известным актером, который когда-то сыграл в фильме Человек без лица – или, как он назывался? Говорит его дочь, и такое впечатление, что это Гомункулус в колбе на лабораторном столе изобретателя, ибо он не имеет за собой истории человечества, не был создан богом, один, так сказать, и:


   – Далеко в поле не воин.

   Как Булгаковский собаченок. Правда, там, в Человеке и Собаке, он начал довольно быстро песни петь про контрреволюцию, и, значит, превращаться в Хомо Сапиенса, но профессора быстро укоротили:

   – Ни имени, ни жилплощади, тем более:

   – Не положено.

   Следовательно, и про нас думают, что:

   – Гомункулусы только, – и удивительно, получается очень похоже.

   – — – — – — – — – — – — – —


   28.12.17

   В конце передачи, которую вел Сергей Юрьенен, А. Генис опять начинает свою проповедь, что, мол, да, не только начинал ее, но и сейчас веду с:

   – Друзьями, – и более того:

   – Тогда это было даже очень прокуренное произведение – прошу прощенья – помещение.

   Но дело в том, что комсомольцы, если и сидели в прокуренном помещении, но друзей – среди остальной публики, кроме его бюро – у них не было.

   Никаких друзей у идеологии стенгазеты быть не может по определению:

   – Ми вас учили, – ибо:

   – Вот, что хочешь, но только не это! – Хотя и пытаются затянуть перспективой:

   – Или Это, или работа у станка. – А, как сказала мама, одному, так сказать, нерусскому:

   – Выбирай, пока не поздно, если не хочешь вставать слишком рано.

   Да, мэй би, но душа не пускает в это полымя. И, как это ни удивительно:

   – Почти никого.

   Зря или не зря, всё-таки, мы не обращаем внимания на приметы, как та мама, что:


   – Встать рано очень не могу – вплоть до обливания этой мамой холодной водой из ведра почти, – а:

   – Всё равно думаю, это я такой дурак, а не примета дурацкая:

   – Если уж вообще надо обязательно работать, то не раньше, чем с десяти утра.

   Но зато, к счастию, не могу понять тот изо-лобзиковый кружок, где пишут, что:

   – Мы не курим и не пьем, – однако, только в стенгазете, а радуются обратному:

   – Если будем курить, то остальное приложится. – Но!

   – А что еще-то?


   Дальше должно было:

   Идет фильм Чужой Завет – перевод: Живов VHS

   Сравнение с фильмом Москва – Кассиопея:

   – Она сделана, действительно, от души. – Но вот пока что, другое сравнение, а именно, с предыдущим желанием работников РС:

   – Жить, хотя и в прокуренной комнате, но хорошо.


   И вот мы видим фильм Москва – Кассиопея:

   – Реальность нашествия злых инопланетян – стопроцентная.

   В том смысле, что мы ими и являемся на самом-то деле, а летим Туды-Твою, в небо, чтобы найти, увы:

   – Нас некурящих. – Следовательно:

   – И те, и те – мы, – но разница, очевидно, есть, в том смысле, что уже:

   – С времени вставания на работу: кто к семи, раньше – кто к десяти, чтобы маму не расстраивать. – Хотя тут удивляет, что мама сама и попросила об этом. Но только не наша.

   И удивляет вот в этом фильме про полет к Кассиопее, что позднее вставание привело к такой ужасной деградации людей – априори предполагается – такими, как все Пушкины и Шекспиры заодно с Лобачевским и Менделеевым родившиеся.

   Ладно бы просто Буратино и его Мальвина, а тут рвутся в бой, как именно с желанием, как представляется:


   – Наверстать то упущенное время – нет, не то, что переспали с 6 до 9, а наоборот:

   – Все рвались в этот полет только с одной целью:

   – Заснуть, и уж больше никогда не просыпаться.

   Ибо веры в будущее, что на другой планете всё уж будет наоборот-наоборот, в том смысле, что:

   – А вот теперь, вы будете вставать в шесть и даже раньше, чтобы успеть проскакать под отмеченной заранее аркой ко времени, когда:

   – Прохрипел пронзительно гудок заводской к утренней смене уже полседьмого утра, – тоже, кому охота?

   И вот вопрос, на который нет простого ответа:


   – Почему нельзя ложиться раньше, чтобы и встать чинно и благородно – как дедушка:

   – С петухами? – Авось и Кассиопея не приснилась бы, как страшный сон.

   Не бывает. И знаете почему? Ибо сон здесь – это не тот сон, который увидели в кино Тупой еще Тупее Джим Керри и Джефф Дэниэлс, когда рядом остановился автобус, набитый полуголыми девушками любого поведения, и которым не хватает только хорошего массажа ног, как жене Марселласа Воллеса, друга Брюса Виллиса по попытке совместного изнасилования в фильме Квентина Тарантино:

   – Криминальное Чтиво, – а:

   – Как и было недавно пропедалировано по Культуре, у нас всё здесь и так есть, но, скажите спасибо, большое спасибо, что именно для вас, для:

   – Очень уж простых людей. – И, следовательно:


   – Не спать, не спать-ь.

   – Почему, мил херц, Кассиопея опять сюда намылилась?

   – Дак, нет, а только, как послушная собака -?, никогда и не убегала далеко.

   Так и кружит, так и вьется почему-то вокруг нас, как листья в ноябре, эта, однако:

   – Комета Галлея, – а:

   – Разве мы не сюда и прилетели уже?

   – — – — – — – — – — – —


   Мир уже имел пространственно-временную конструкции до 17-го года, и если ее и разрушили, то никак не может быть, что до конца, ибо делали наугад, только по видимым предметам, – а:

   – Делать начали с нуля, имея в виду, что здесь уже больше ничего не осталось, нет, не от людей, а от того, что было сделано:

   – Богами.

   Почему сейчас и стараются добить – не обращая внимания на Красную Книгу – животных, которые редки, ибо:

   – Мы их, скорее всего, просто не добили раньше.

   – — – — – — – — – —


   Собственно, можно предположить, что сейчас – через полтора часа будет сказано про Титаник:

   – Древняя идеология, точнее, даже будет провозглашена до-временная идея человека именно:

   – Не-разумного, – та же самая идея Солженицына, начинающаяся от:

   – Печки, – всегда.

   Всегда без фундамента в голове человека, по коей своей Пустоте, он и начал строить Вавилонскую Башню. Ибо:

   – Софья – наглая дура только при условии:


   – Мы еще только прилетели на Землю, а она уже успела с кем-то связаться, а так как не может быть не только этого, но уж тем более того, что:

   – До Того, – прошла, так сказать идентификацию на пришествие в нее Нечто – не может быть, так как не может быть никогда.

   Тем не менее, не всё так просто, ибо то, что не заметил Солженицын, и что не заметят сейчас в этой передаче о Титанике, увы, но:

   – Само не хочет ничего рассказывать людям! – Как будто тайна сия – слишком великая есть для:


   – Просто-напросто простого хомо сапиенса. – И:

   – Что может скрывать Софья от Чацкого, кроме Нечто?

   Кажется, больше нечего. Но почему тогда Чацкий не попал под это влияние? Получается, вообще все попали под Это Влияние Посторонней Сигнализации, пока Чацкий отсутствовал. – Тогда:

   – Где он был на самом деле? – Ибо:


   – На границе с Турцией, а может с Пакистаном, вряд ли можно было спастись.

   А Некоторые ставят в абсолютную позицию, что такой хрени, как Чужого Завета, здесь никогда не было. Но потому и ставят, что:

   – Сами и есть этот завет. – Печально, но получается, что:

   – Почти факт. – Поэтому и можно предположить, не зная конкретного содержания:

   – Каким оно будет-т.

   С позиции этого Мифа – люди, такие, как Чацкий, Холин Колфилд, Дартаньян – это:

   – Вымирающая раса, – и:

   – Сють-сють злятся, что мы еще здесь.

   Они думают, что мы, как Бред Питт в роли Тристана в фильме Легенды Осени, слишком долго – как Чацкий:

   – Не были дома, – и, следовательно, совершенно не знаем той Разливной по своим бутылкам кампании, которая здесь, на Земле, уже настолько долго ведется, что о нас не только все забыли, но даже жена и то:


   – Вышла замуж за Другого, – и более того, старшего брата.

   Как Исиду хотел забрать себе Тифон, заколотив непотопляемого Осириса в специальный ящик, как мумию в Музее Пушкина.

   И осталось только узнать, что же это был за музей, где Чацкий отсутствовал настолько долго, что, приехав на побывку с мыслью:

   – Я еще совсем молодой моряк, – был принят за человека, который абсолютно:

   – Не знает Жизни. – И повторю:

   – Жизни именно с Тем-Кем, чего-кого, Чацкий абсолютно не замечает, хотя и понимает:


   – Спастись можно только одним способом:

   – Карету мне, карету.

   Как вот сейчас будет в этом фильме: Чухой Завет, или нет, все погибнут?

   Сигурни Вивер спаслась – кажется ей – в фильме Чужой.

   Мы? – как и спросил Гамлет:

   – Быть, или уже и не стоит?


   П.С. – Возможно на Землю была не одна высадка людей. Почему в 17-м году они и оказались:

   – Через чур разными.

   И Чацкий прибыл не с корабля на бал, а наоборот, как в этом фильме Чужой Завет:

   – На корабль уже зараженный альтернативной формой, – хотя и тоже:

   – Жизни, – но скорее всего, нет. – Ибо больше похоже на форму аннигиляции. – Ибо:

   – Что нам делать, возможно даже в безвоздушном пространстве, без Роберта Джордана:

   – Ни выпить, ни закусить, ни потрахаться, а война-то тогда уже предполагается:

   – Беспрерывная. – Хотя и почти, как на Земле, но без вариантов, в том смысле, что, да, сражаться будем, но чтобы как в кино:

   – Жажда – 1959 года – все обязательно погибли.

   – — – — – — – — – — – —


   29.12.17 – РС – Грани Времени – Бунт академиков – Кара-Мурза

   Говорится о тайне крушения науки. И, действительно, это большая тайна, так как наука здесь – если и начиналась когда-нибудь со времени Лысенко – то ясно и не было никогда, так как плакаты, вывески и другие транспаранты времени Н. С. Хрущева – так и продолжали висеть там, где, нет, не говорили, а:

   – Поговаривали:

   – Пора начинать делать открытия по-честному, – но и только в том смысле, что не надо пять лет обучать студентов лирике цветочков и их жуков заодно с мореными цианистым калием Бражниками, а:


   – Они должны проводить эксперименты, очень близкие к реальным научным происшествиям, – хорошо?

   Но в том-то и дело, что и в этом нет ничего хорошего, кроме финта обмана, так как оборудование для этого очень близкого приближения к науке – нэма. По причине очень большой его цены, во-вторых, а, во-первых, как всегда:

   – Кант? – нет, спасибо, большое спасибо – нам не нужен.

   А если уж Кант не нужен, то о генетике и кибернетике и речи быть не может по причине запрета их прямых текстом постановления ВАСХНИЛ 1948 года. А точнее, весь сыр-бор из-за того и разгорелся, что говорить о науке, что имеет место быть в мире, а значит и здесь тоже должна существовать:

   – Разрешили. – И:

   – И ничем не прошибаемые люди, как продолжающие и продолжающие в нее верить, согласились:


   – Да, – говорить будем.

   Но некоторые, особенно студенты, решили:

   – Правда!

   И вот до сих пор это разрешение говорить о науке педалируется, как правда возможности существование здесь науки.

   Науку здесь нельзя разрешить по фундаменту самой идеологии:

   – Нам не нужно познание мира, а наоборот:

   – Нужно только изменение его, что значит:

   – Всегда начинать с нуля.

   И проблема в том, что люди, реально склонные к науке, вот этого пролетарского термина, понять не в состоянии. Ибо:

   – Начало с нуля – это и есть не что иное, как взрыв сверхновой, к которой нас и хотят приблизить, как однофамильцев. – Примерно, как Петр Первый сказал:


   – Писать буду вас с отчествами!

   – Спасибо, большое спасибо, но:

   – Не надо. – Но потом согласились, да хрен с вами – пишите.

   И вот так до сих пор и пишут:

   – Иван Петрович Белкин?

   – Ась?

   – Ты будешь.

   – Да, сэр, кем?

   – Нашим покойным богом.

   Вот наука здесь – это и есть наш:

   – Покойный бог. – А мы до сих пор думаем, что, как у Пушкина в От Издателя, ведем с ним переписку, и его письмо:


   – От 15 сего месяца, – получим когда-нибудь в день рождения.

   Несмотря на то, что у Пушкина ясно написано, да, получите, если только сможете до него добраться:

   – 23-го сего же месяца, – а мы, как говорится, опять опоздали, и знаете почему?

   – Шли в обратную сторону.

   Как Данте с Вергилием. Но они хотя нашлы выход на другую сторону Земли по прямой, мы:

   – Вот как раз очень сомнительно, что всё еще ищем, так только, имитация, как способ, однако:


   – Полного и окончательно запрета здесь науки.

   Точнее, подтверждение этого давно уже откровенного запрета:

   – Мы наш, мы новый мир построим, – что и значит, по Ле прямым текстом, что наука не есть реальный инструмент жизни:

   – Без мифологии естествознания, а уже кантовских заморочек, напрямую топающих к солипсизму, и даже начинающихся прямо из него:

   – Однозначно.


   П.С. – Но люди с 14—15 лет уже склонные искать в науке радость жизни, и даже надеясь на попытку:

   – Вообще победить смерть, выслушав подобную, как сейчас, пропедевтику:

   – Вынуждены надеяться:

   – Буду-у.

   И для власти, значит, есть работа, придумывать им – этим надеждам молодых и юных – шарлатанство в виде обещаний черным по белому, или белым по красному:

   – Нынешнее поколение, э-э, царских детей и их помещиков и капиталистов, будут этими заморочками в виде составлений планов открытий:


   – До сир пор преклоняться.

   А, действительно, есть ли смысл клеить глаза дрозофилам на жопе? Тем более, красные? Ибо, да, видно хорошо, но мы-то это и так, с позапрошлого века уже знали, т.к. у Канта они именно там и были, а толку? Революцию 17-го года всё равно же ж не удалось предотвратить, тогда зачем?

   И только один смысл можно определить:

   – Всё идет к концу, и дрозофилы могут помочь нам в:

   – Как можно более мягком приводнении в Черной Дыре.

   Опять начнем кусаться. Ибо ума лишат точно, решив, как генетику поняли здесь мы:

   – Может заменить нам кур на картофельных полях, – как на этом настоял академик, однако, Лысенко, в том смысле, что наоборот:

   – Куры лучше, – а менетика и мангейзер им нужны только, чтобы посмеяться.

   И вывод, как уже проблеск будущего знания:

   – Кусаться надо затем, чтобы смеяться, что мы Иво:

   – Съели перьвими.


   Вот сейчас идет передача Культурный Дневник Дмитрия Волчека, и приводится великолепная идея:

   – Писать предложение не до конца! – ибо робот, тот, кто будет читать ваше предложение, пусть сам и найдет на него спрос, и тогда акад. Лысенко будущего точно не поймет, о чем была речь, увидит написано:

   – Генетика, – и:

   – Задумается прежде, чем ее запрещать, ибо просто-напросто не поймет, что, собственно, надо запрещать, и ненароком, или, по крайней мере:

   – Наугад сам перейдет во второе полушарие своего мозга, чтобы хотя бы кур не отдавать на съедение жукам, ибо, если даже красное пятно у дрозофилы на жопе, то это еще не значит, что и мы должны ей думать.

   Хотя не будет удивительным, что согласятся после какого-нибудь банкета на обратное, в том смысле, на тоже самое:

   – Чем думается – тем и мечтай.


   Вот А. Генис по своей обычной привычке закончил, да, эту картину мира, но именно:

   – Ошибкой, – что эту истину, или мечту, спасибо Леонардо да Винчи, что можно увидеть хотя бы в:

   – Музее! – Нет, в том-то и дело, что нет, ибо Леонардо да Винчи писал Тайную Вечерю – или, что у них есть еще там – как мечтал Иисус Христос:

   – Не в музее ищите истину, а в себе, – в том непреложном смысле, что картина Леонардо да Винчи находится в:

   – Вашей реальности.

   Не на нее, следовательно, надо смотреть, а:

   – Через нее, – как через микроскоп и телескоп Прошлого в Настоящее.


   Как и предлагал Апостол Павел:

   – Ну, чё вы на себя-то уставились в зеркало, как будто только что виделись и опять? – Ибо:

   – И даль свободного романа я СКВОЗЬ Магический Кристалл – уже могу различить, и более того, даже глядя на:

   – Своё собственно лицо, – как будущее.

   А также и Прошлое.

   – — – — – — – — – — —


   Радио Свобода – Лицом к событию – Михаил Соколов

   Леонид Гозман говорит:

   – Даже бог не может изменить того, что было. – Но! Можно сказать, что бог, именно потому и бог, что Он:

   – Может-т.

   И даже:

   – Должен.

   Если не передумает. Ибо может принять решение:

   – Это были всё-таки не те обезьяны, которые нам нужны, как представители будущего в прошлом.

   – — – — – — – — – — – —


   30.12.17

   РС – Правосудие, за вчера. Кино не для всех. – Марьяна Торочешникова

   Задается вопросом, почему охранники магазинов не выполняют законы, имеющие при своем создании в виду, что:

   – Будем защищать права граждан.

   Ответ:

   – Они создаются именно по этой посылке, как любят говорить часто Некоторые бывшие идеологи:

   – Законы уже давно есть, их главное выполнять надо.

   Из чего и следует:

   – Можешь – не выполняй. – И получается: власть может, она и не выполняет, народ может? Нет, поэтому его выполняют.

   Власть не может понять себя иначе, как право на невыполнение закона.

   И дело в не в природной глупости, что выполнять закон сложно, а это принцип противостояния, что мы не одно и тоже с властью, а только:

   – Едины, – как в кино Берегись Автомобиля:

   – Я догоняю, даже если вы, мил херц, не убегаете.

   – — – — – — – — – — —


   Перед Новым Годом показывается фильм Девчата. И Пуговкин кричит Рыбникову и Румянцевой:

   – Зря сидите, жилплощади в этом году не предвидится!

   И вот чего боятся люди при коммунизме:

   – То ли того, что он раньше кончится, чем дадут жилплощадь, то ли наоборот, чтоб уж скорее кончился, и можно уже не торопясь не ни на что не надеяться?

   Но если реально, то люди надеются дожить до того именно времени – как это и написано в Библии, – что:

   – Сели на лавочку, как Румянцева и Рыбников, поцеловались раз-другой, а тут и объявили по радио со столба-то:

   – Радуйтесь, оказывается, даже не начинался!

   – Так, когда теперь ждать?

   – Не будет, и знаете почему?

   – Почему? Потому, что никогда не было?

   – Нет, мил херц и благородная леди, а потому что никогда и не:

   – Предполагалось-ь.

   Всё с чистого листа, как, нет, не Адам и Ева, а прямо в Раю уже было принято решение:

   – Время можно повернуть вспять, чтобы если уж:

   – Будет людям счастье, так, дорогие мои хорошие:

   – Завсегда.

   – — – — – — – — – — —

Январь

   01.01.18

   Радио Свобода – Троицкий – Музыка на Свободе

   Поет:

   – Всё буде-ет-т хорошо-о. – Но!

   – Что, собственно, имеется в виду? – Имеется в виду:

   – До конца света, или после? – Хоть когда-нибудь.

   – Или, всё-таки:

   – Уже и так неплохо, а значит, собственно:

   – И это уже хорошо, – значит, еще лучше:

   – Обязательно буду!

   – — – — – — – — – — —


   Странно записано было вчера название этого Эссе для сохранения:

   – Эссе 2011, – ибо равно 4-м.

   В Японии число, может быть, даже:

   – Последнее. – Исправил, хотя всё равно не поверил своим глазам, зачем это было вчера сделано по умолчанию.

   – — – — – — – — – — —


   С легким паром, – получается, большая редкость это прошлогоднее мыло, – а Барбара Брыльска:

   – Королева красоты, – хотя казалось тоже:

   – Как все: износ 99 и девять десятых процента, и пригодна если только для похода летним днем в лес вместе со всем своим классом учеников, – хотя и не без сексодрома с шофером автобуса, который их прикатил на эту ярмарку, однако:

   – Подглядывания.

   И:

   – Нравится ли богу подглядывать за этой повседневностью нашей, – и, да, думает ли Он, что:

   – Жизни?

   И получается:

   – По уму ли, вообще, человеку сложность этой жизни?

   Вот удивляет немножко в идущем – тоже – одновременно фильме Служебный Роман, где сейчас тот же актер – Мягков – танцует перед русско-немецкой артисткой Фрейндлих:


   – Почему не додумались и членов официальных организаций, правительства там и т.д., и т. п. посылать участвовать на пирушках в иностранных посольствах в рабочих черных робах со штангенциркулями в нагрудных карманах и химическими карандашами за, так сказать:

   – Ушами? – как сейчас было это делал товарищ Новосельцев перед своим директором Алисой в стране местных чудес. – Ибо:

   – Тоже все поверят, что это, правда, а не сказка для после-новогоднего настроения, что Новый Год, – а:

   – Смотрите:

   – Опять наступил.

   – — – — – — – — – — – — —


   Теперь начался фильм Джентльмены Удачи, и вот, что, собственно, можно сказать про Савелия Крамарова, развалившегося в кресте с пиджаком на одном плече:

   – Пошью себе костюм с отливом, – и в:

   – Ялту? – Вот именно то, что евреи думают, что только они и есть:

   – Заблудившиеся в пространстве и времени:

   – Настаящие луды! – Нет, мы тоже, да, приезжие, но потеряли свой автобус намного раньше.

   Хороший пример с янычаром и его турком:


   – Нюхают говно оба, но ныряет только один. – Вопрос:

   – Кто янычар, а кто простой еврей?

   Они думают, что мы, а мы:

   – Тоже соглазны. – Но не полностью, т.к. щас будем смотреть Список Шиндлера, что там евреев больше, чем нас, а это значит, всё-таки:

   – Они ныряют, а мы, нет, не машем с колокольни, а только, по крайней мере:

   – Ишшо ждем своей задней очереди.

   – — – — – — – — – — – — —


   02.01.18

   Радио Свобода – Иван Толстой – Алфавит инакомыслия – Ё – Андрей Гаврилов

   Дм. Бык. говорит, что не согласен с академиком Лихачевым, конечно:

   – Мат – это язык начальства. – Но:

   – Это верно, – ибо, даже зеки, отсидевшие, как сказал один, с которым на соседней койке я лежал в больнице, повторяют матерные слова – в данном случае было:

   – Бля, – буквально через слово, не только рассказывая историю своей стрессовой ситуации, когда он убил своего друга, который пришедши с работы сварщиком, молвил, пока что чистым русским языком:

   – Мне надоели все те лошади, которых подтаскиваешь мне ты, а хочу:

   – Твою, – примерно, как старуха захотела сначала свежей рыбки, а уж только потом додумалась:

   – Это не то – мне на самом-то деле требуется золотая.

   И значит, как он рассказывает, дали пятнадцать или десять – точно не помню, как он выразился – только за то, что после того, он отоварил меня тазиком в рыло, я воткнул ему косарь в грудь не один раз, а несколько, пока не успокоился. Если бы один, как посоветовал ему судья:

   – От трех, но не больше семи.

   И, следовательно, мат, это самое Бля применяется не как раскаяние, что слишком долго умею считать, вплоть до того, что пока не успокоюсь, – а:

   – Именно, чтобы разобраться:


   – Кто главный, – ась? – Ибо этот друг приехал к нему сразу после освобождения, т.к. было больше некуда, и он, как хозяин своего дома:

   – Принял его, как постояльца.

   Поэтому все привычки рабов, конечно, являются подражанием начальству. Акад. Лихачев не зря, след-но, занимался тем, что:

   – Думал, – без мата.

   А то, что, как сказал Владимир Высоцкий:

   – Не от осознанья – от отупенья – это уже вторичное явление, ибо не первые ли рабы начальники, – без знака вопроса, ибо лучше других знают, что над ними рукой водят – властвуют:

   – Господа – товарищи. Товар ищи, следовательно, лицом, а не крути мордой, пока тя не:

   – Бля-кнут.

   – — – — – — – — – — —


   Радио Свобода – Новости

   В конце говорят, что Георгий Шалвович Чхартишвили закончил новый роман, – но, сообщает:

   – Осталось еще много технической работы, – как-то:

   – Редактура и корректура! – Удивление откуда?

   Непонятно, зачем делает эта ред-ра и кор-ра, ибо ничего хорошего всё равно не видно.


   Вот сейчас, уже дальше говорят про Трумэна Капоте, что он мог не только разглядывать фотографии светских красавиц, но и потом – вместо редактуры и корректуры:

   – С поразительной точностью угадывать, сколько раз они выходили замуж.

   Романы и другие повествования этого Бориса Акунина хороши только тем, что по нескольким абзацам из них можно судить, как Они переводили Иностранную Литературу, когда были ее редакторами, а возможно, и:

   – Главными, – а именно:

   – Бэз лит-ры. – Чисто по букварю племени Ням-Ням.

   Как Леонида Ильича лепили – по тому же образу и подобию племени, но, пусть будет другого:

   – Мумба-Юмба. – И тогда уж, действительно, что ордена, что ракушки – разницы немного:

   – И те, и другие, однако, пишут книхги.

   Удивляет, что объясняют, да не литература, но как-то читать можно. Но в том-то и дело, что нельзя! А из-за рекламы дело доходит до того, что люди пытаются, потому что им сказали:


   – Это возможно, – однако, в отличие от:

   – Михаила Булгакова, как одна продавщица книжного магазина заподозрила:

   – Пробовали – не получается.

   И получается:

   – Правда не получается, а враньё, однако, тоже не получается, но идут смотреть кино, идут, несмотря на то, что уже знают:

   – И там ничего не будет. – Почему?

   Всё-таки надо выдать резюме:

   – Никто и не ходит, и не смотрит.

   – — – — – — – — – — —


   По каналу Россия идет фильм Последний богатырь, – и:

   – Где только не снимаются герои-актеры сериала Кухня! – Кроме Вики и ее любовника повара Максима Лаврова.

   Видимо, эти главные герои сериала Кухня что-то сделали не так, может быть, прибавки жалованья у господ попросили, – но:

   – Их нет. – А:

   – А больше-то никого в том знаменитом, очень хорошем сериале Кухня и:

   – Не было.

   И получается, вот до какой степени производителям насрать на зрителей, что:


   – Не хочу даже богатым быть за счет них, ибо люблю своё любимое самолюбие еще намного сильней. Т.к. оно:

   – Очень уж большое.

   Пусть этот Макс работает школьным учителем у себя в Воронеже, а мы потому что:

   – Всё равно будем счастливы.

   Не думаю, что так будет, ибо хоть какой-то смысл в этих кино-домино должен быть, или:

   – Таки и нет вообще никакой конкуренции даже между собой?!

   Всё поделено на заведомые СВОИ участки творчества, как именно и буквально:

   – Собственные. – Скорее всего, именно так, ибо тратили, тратили по всей Москве деньги на рекламу сериала Не родись красивой, – а, совершенно точно это был, как минимум эксперимент:

   – Вот будем делать нарочитое говно, а всё равно будете и ему тоже радоваться. – Точнее, наоборот:

   – Будете проклинать, а смотреть! – Но даже и это не предполагалось, а:

   – Никто не будет даже интересоваться, а деньги мы всё равно – нет, не получим – а именно:


   – Уже и так давно получили, – а вам будем подавать картофельные очистки.

   Спрашивается:

   – Зачем?

   – Так лучше, и знаете почему:

   – Нам же ж между собой веселей.

   Ничего не делаем, а, смотрите:

   – Нет, не платят, а, дорохгие дамы и их господа: сами хгребем-м.

   – Откуда дровишки?

   – Дак, свой Само-Сад имеется в наличие, как у:

   – Порядошных.

   – — – — – — – — – — – —


   Петербург Свободы

   Режиссер Сокуров говорит, что немцы поверили фашистской идее потому, что она давала немцам рабочие места, и самое главное, что она – этеньшен:

   – Как социалистическая идея очень советовала:

   – Всё для народа! – И, след-но:

   – Во балаган разводят, никого не стесняясь, даже режиссеры.

   До этого ляпнул про Горбачева:

   – Мало хотеть быть – надо еще быть даровитым, – и получается, что сила у советской власти действительно велика, что режиссер может пороть такую чушь, несмотря на то, что – нет, не тоже вышел из народа, а народа никогда не видел, являясь, как все они, кого туда-муда принимаются:


   – Всем социализмом ему противостоящим.

   Все эти культурологи, как будто, действительно, настолько обнаглели, что не стесняются всерьез преподносить себя:

   – Я тока-тока зовчем очень недавно з этой, как иё, Луны звалився.

   Вот кого туда принимают, на режиссерские курсы? Кто вот, совершенно не стесняясь не только людей, но и самого себя, способен не видеть ничего вокруг.

   И вот таким же они хотят представить Пьера Безухова:

   – Их бин люблю не только мой народ, но и иво Татьяну, или, что у них есть еще там:

   – Наташу Ростову, – которая, хотя и нагулялась, но, будем надеяться, не до самого конца последнего человека из её народа.

   Говорит:

   – Я несчастен, так как вынужден снимать За Рубежом. – И, как грится:

   – Выдайте всем по этой путевке, как:

   – Сокурову, Солженицыну, – чтобы делать дело, то, конечно, лучше за валюту, да жить заодно они у Них, и как от:


   – Здесь.

   – Надо, грит, думать, как нам дальше жить. – А зачем – так и не задумался ответить.

   Говорит о возрождении деревни! – Как будто живет буквально в последний раз 30 лет назад при недаровитом Горбачеве.

   – Четко сказал Явлинский, – говорит:

   – Нужно уважение к человеку! – Но, что же, этот мужик увидел четкого в таком высказывании, если люди вагоны, эшелоны книг уже увезли в эту топку бесполезного балаганного вранья, и даже правды, а тут несколько слов выдаются за хоть какую-то истину.

   Этот режиссер похож на бабушку, не очень давно вышедшую из леса, и так-то видевшую больше правды все сорок лет в лесу, где людей нет, и ей это очень нравится.

   Не знаю, о чем думала Татьяна Вольтская, если точно думала:


   – То ли хотела лишний раз поиздеваться над слушателями, то ли, уже воспринимает слова, как кирпичи для коровника:

   – Думает о молоке и мясе уже, но ясно, что речь эта была предназначена для студентов, отправляющихся всем университетским стройотрядом в поход на строительство этих коровников, – ибо:

   – Больше некому-му-му! – Как и было пропедалировано одной преподавательницей по моллюскообразным во время приема зачета по их рисованию:


   – Вы вспомните это время, как самое лучшее в вашей жизни, – ибо дальше уже, как при социализме:

   – Всё только для народа.

   Но, что так далеко зайдет – вплоть до сегодня – никто даже не догадывался. А может, наоборот, она говорила с такой уверенность, что так не только будет всегда, но и более, чем часто:

   – Всегда было-о-о-о.

   Сакуров режиссер, следовательно, имеет высшее образование, а преподает нам сейчас истории, как профилирующий предмет:

   – Только для моллюскообразных:

   – Немцы, фашисты, конечно, были, но рабочие места людям выдали-и. – А:

   – Как, грится, при чём здесь это?

   Если не иметь, конечно, чего-то большего, кроме этой пропедевтики, которую крестьяне и сами могли бы преподать режиссеру, если такие режиссеры на самом деле бывают.

   Похоже, балаган не разводит только китайский утюг, который десять лет – может не так уж много по сравнению с чугунным на угле – но действительно:

   – Работает, – а чем здесь занимаются ведущие и их – скажем так, чтобы не ошибиться:

   – Похожие на режиссеров ребята – не совсем ясно. – Ибо если просто и нарочно говорят неправду, то зачем, если и так уже никто ничего не смотрит, кроме вчерашнего по 1-й! программе ТВ Аватара, какой смысл посылать и посылать 25-ти тысячников в пустоту? Причина, конечно, может быть, но она только одна:


   – Чтобы кроме них, этих двадцатипятитысячников, и не осталось:

   – На деревне у нас.

   Никого.

   Но, думаю, это не только делается, и будет сделано, а уже всё и так вывернуто наизнанку.

   Было сказано:

   – Всё для человека! – но это очень легко, ибо, как и рассказывал не один раз Анатолий Стреляный:

   – Не только адвокаты все пьяные, но и зерна ни который год не бывает на трудодни-то!

   Один только смысл всех этих Разводок:


   – Всё так же, как было в Евангелии при Иисусе Христе, как и продолжил и спел Владимир Высоцкий:

   – Всё не так, всё не так, ребята.

   И удивляет – нет, на этой раз не звездное небо Канта и его моральный закон во мне, а:

   – А Америке живут по другой Библии, что ли? – Ибо здесь всё, как по Евангелию, а там почему-то тоже неправда, но только:

   – Наполовину? – Зло есть, но оно в:

   – Заключении.

   Могут сказать:

   – Нет, тоже самое.

   Но имеется в виду, что зло в заключении:


   – Хотя бы на словах-х, уже в Кино! – Здесь и в кино, и на Радио Свобода иногда – как было сейчас – свобода! – Ибо:

   – Вам, твари, работу же ж дали!

   Так-то вспоминаю уже, что Сокуров давно этот балаган разводит, но всё равно удивляет:

   – Так ничему и не научился, потому что почему-то совсем не изменился. – Так бывает? Да, всегда бывает, когда жить и так неплохо, потому что:

   – Очень хорошо.

   Но всё равно, режиссер, а значит, снимает кино, а кино – даже если это только цирк – но важнейший, след-но, ума должен требовать, а балаган идет ниже всякого ширпотреба. Балаган, как издевательская насмешка над потребителем. И вот это умение даже не улыбаться, даже не усмехаться вслед ушедшим по назначению хрен знает куда г-калошам – и остается единственной их заслугой. Но только:


   – Перед кем?! – Или всё-таки они так и поклоняются до сих пор дереву?

   Идет повальное поклонение:

   – Образу! – И, с первого взгляда, все так-к! Ибо иначе очень трудно. Кто может дотянуться до Библейского уровня, это так только доброе пожелание, а жить надо по:

   – Образу.

   Но! Вся Классическая литература, весь Голливуд – сделаны именно по:

   – Требованию, так сказать, бога:

   – Не создавайте образа!

   А здесь все самые лучшие пожелания строятся именно на посылке Кончаловского:


   – Никто еще не доказал, что это плохо, – имеется в виду Образ Социализма.

   Получается, да, Библия есть, Евангелие тоже, как будто, – но:

   – Выполнить из того, что там написано – мы пока что еще не до конца может быть можем. – Или, что тоже самое:

   – Совсем не можем!

   А на самом деле, всё это давно-давно делается уже. – Но!

   – А знаете ли, что Пикассо нам пока что не нузен? – Вот он последний оплот возражений:

   – Да хрен с вами, летайте, хоть, как во вчерашнем Аватаре – мы не будем.

   И вот почему-то бог не сказал:

   – Будэшь-ь, – как сказал дедушка одному маленькому пианисту, – дед сказал.

   Почему-то наоборот, отходят к стене с опаской:

   – Нет, и всё. – И как продолжил В. Высоцкий:


   – Ох, я встречу того духа! – А Моисей подал верующим сигнал к круговой обороне:

   – Ко Господни? ко мне! – Точнее, это было именно наступление, а не оборона, наступление на крепость чистописания. Что в этой прописи есть клякса, и по ней можно пройти на Поля, туда, где живет:

   – Душа не только Пушкина, – но душа человека.

   Человека, однако, двойного, только Двое вместе могут преодолеть этот Путь в Эммаус.

   Здесь этого Второго не пускают в двери. И знаете почему, как сегодня везде и педалируется:

   – Он артист.

   Или, как посоветовал своей дочери Бальзаковский торговец:

   – Не ходи, дитя моё, за него замуж, ибо он только художник.

   Но художник начал выдавать такие подлинники тестю, что и он даже не усомнился:


   – Старинные картины, мой батюшка, дорохго стоят-т. – И, как у Пушкина:

   – Молодые сыграли свадьбу.

   Следовательно, нет входа для нас в Царство Небесное, так войдем, как, прости господи:

   – Подделка-а.

   Под образцы-то старинных мастеров, однако, не только Библии, где вместо волос сын подставляет умирающему отцу шкуру барана, но и Евангелия, где выполняется большое желание и большая просьба даже, если ее выполнить можно только:


   – Будучи распятыми рядом с Иисусом Христом, – но только в роли:

   – Разбойников. – Как и очень хотели:

   – Сыновья Заведеевы. – Как сказал Иисус Христос:

   – Мою чашу пить.

   И значится:

   – Значит, знали они, о чем просят. – Или всё-таки знак вопроса?

   – — – — – — – — – — – —


   Какие права народа нарушены в посылке:

   – Всё для народа? – как примерно спросил сейчас Грязный Гарри, Клинт Иствуд, у претендентки в его напарницы. – Ибо:

   – А вы-то кто будете, добрый мил херц, ась?

   – — – — – — – — – — – —


   05.01.18

   Вчера уже ночью, в полудреме, но довольно долго представлялось, как Иисус Христос и Апостолы запланировали на Тайной Вечере, а потом выполняли свой смертельный концерт, пьесу против премудрости первосвященников, буквально, выходит, что на Тайной Вечере обсуждалось, кто и как именно будет спускаться вниз, а ад для штурма демаркационной стены, отделяющей человека от бога, именно там:

   – Там-там-там, – в аду.

   А говорят иногда, что апостолы разбежались, кто куда, как только был поражен пастырь. Вот они и разбежались, но не кто куда, а я:

   – В сберкассу, – а:

   – Вышли на свою смертельную пьесу.

   Первый Иуда, повесился, чтобы не повесили Иисуса Христа, как могли угрожать ему первосвященники, что могут это сделать, потом пошли на добровольную смерть сыновья Заведеевы, решив пойти на смерть:

   – Как Ты, – как Иисус Христос, быть распятыми рядом с ним, но сознательно, как Подставное Тело Альфреда Хичкока и Брайана де Пальма, как и Сам Иисус Христос.

   Петр, можно думать, что был убит даже раньше Иуды, а именно, во дворе первосвященника, когда трижды отрекся от Иисуса Христа, на самом деле, трижды приняв на себя три смертельные стрелы, направленные с неба – а может и не с неба – как три отречения Иисуса Христа от старой веры, ибо Его:


   – Новое – это не Другая Вера, а Старая Вера с поставленной рядом Поправкой, Второй Скрижалью Завета, и, значит, теперь уже будет не Литой Телец, а Две Скрижали.

   Тут неправильно даже будет думать, что сам Петр думал, да, испугался и отрекся от Учителя, но с позиции Бога, его три отречения от Иисуса Христа – это для бога три отречения от бога, как старой веры в золотого литого тельца:

   – Самого Иисуса Христа, – которые и взял на себя Апостол Петр. – Имеется в виду, нельзя думать так буквально, что сам Петр ошибся, а вообще-то, наоборот, защитил Иисуса Христа во дворе первосвященника. Ибо нет такой очевидности ошибки Петра, несмотря на то, что он после этого:

   – Заплакал. – Ибо:


   – Заплакать он мог и от того, что только теперь уразумел всю полноту сделанного Иисусом Христом против первоначального устройства мира богом, что нарушил это устройство ради людей, пошел на самом деле против бога, – хотя и ради:

   – Него, – и значит, казнь Иисуса Христа будет неизбежной – неизбежна!

   Потому что, как живой Иисус Христос не умещается в имеющуюся конструкцию мира, а бывшую, старую систему мироздания.

   Процент личного страха, страха за себя при аресте Иисуса Христа, у Петра мог быть, но это гораздо менее существенно, чем ужас, что Иисус Христос – их единственная надежда на жизнь на Земле, как на:

   – Правду, – теперь уже ясно: обязательно умрет.

   Как в кино:


   – Ромео Должен Умереть, – ибо в этом мире неправды Он не умещается, и, следовательно, не может продержаться долго.

   Как, собственно, и сам Человек – только смертен.

   Поэтому, когда точно умер Апостол Петр, сказать затрудняюсь.

   Далее, провозглашает свой девиз Апостол Павел:

   – Я не просто звал Тебя и рад, что вижу, – а:

   – Рад умереть за Господа.

   Таким образом, их было пять по моим подсчетам, кто лег сразу на амбразуру по плану Тайной Вечери. И первым, проклинаемый здесь Иуда. Первый, кто протянул руку к блюду с хлебом к вину Жизни Иисуса Христа, и выбравший самый главный и тяжелый грех Иисуса Христа:

   – Предательство старой веры.

   Петр сделал тоже самое, взял на себя тот же смертельный грех Иисуса Христа, но уже вторым. – И, как говорится:


   – Вот они Апостолы и рубили этого Золотого Литого Тельца – Один Ноев Ковчег, связывающий Двух людей вместе, на Две Части, – но:

   – Вся сложность в том, что между этим разделенными частями осталась Связь!

   Как и между мужчиной и женщиной – двумя, но связанными воедино.

   Или по А. С. Пушкину:

   – Поля, я предан вам душой. – Что значит:

   – Человек пишет Текст, – предполагая существующими Заметки на Полях.

   Что пытался втемяшить Пьер Ферма французской Академии Наук, – но:

   – Пока что и до сир пор – бесполезно.


   p.s. – Вчера поздно вечером, уже ночью этот смертельный концерт долго продолжался, что я думал:

   – Вчера и была пятница, – но почему-то она, на удивление, оказалась только сегодня. – Как будто я проснулся опять:

   – Вчера.

   Чудеса. – Хотя они и начались именно не в Пятницу, а еще в Четверг, – как и сама:

   – Тайная Вечеря. – Тайна ее не в том, что план, разработанный на ней, был скрыт от людей и тем более, от первосвященников, а:

   – Вообще от всех!

   Ибо это тот же самый мир, Невидимый мир художественного произведения, на который нельзя указать:


   – Вот Он там, или Он здесь, – как и Сам Иисус Христос, а виден только вооруженным глазом:

   – Чацкого.

   Повторить, или одного раза хватит?

   Ибо и ученый, и художник – это люди с Магическим Кристаллом – даже не в голове, а возможно, и прямо перед собой. Поэтому и сказано:

   – Не говорите:

   – А где это написано? – а в себе ищете ответ. – Хотя и как проповедовал Ван Гог:

   – Каждое утро впуская в себя природу натюрих, – с хлопающим по заднице мольбертом.


   p.s. – Потом свою смертельную роль сыграли все Апостолы, кроме одного летописца Иоанна.

   – — – — – — – — – — – — —


   РС

   Повтор передачи Леонида Велехова о драматурге Леониде Зорине

   Опять повторяется нелогичная привязка Александра Гельмана к лучшему в квадрате, по сравнению с:

   – Борьбой лучшего с худшим, – ибо что есть его Премия, или Заседание Парткома, как не:

   – А вот я еще лучше-чище мохгу:

   – Вообще работ-тать-ть-ь ня буду! – Ибо, пока, что? – Как спросила Ксения Стриж Валентина Кубу:


   – На кого, же ж ты, мил херц, наконец похож? – Как не на того, кто не только поперед всех своих собратьев лезет в это пекло с деньхгами, но и впереди, хотя и не планеты всей планеты, а местных изображателей:

   – Однозначно.

   Предлагается не хоть какое-то количественное улучшение жизни рабочих, а просто-напросто издевательство. Точнее, предлагается именно сама советская власть – не кто лучше правду скажет, а кто лучше и больше:

   – Соврет, – и весь секрет успеха:

   – Без улыбки предлагается откровенное вранье, а:


   – Думайте, постарайтесь думать, что это и есть доступная вам правда.

   Как и обычно, подходит, щупает цемент-то и тут же вытирает о ваш рабочий костюм свои, однако, грязные пальцы.

   Худшее сознательно выдается за что-то лучшее, ибо:

   – Хотите изменений? – Пожалуйста! Только:

   – Никаких не будет, – а повторять это, как Гельман, надо только потому, что еще есть у Некоторых надежда:

   – Не будет не только щас, но нет и в природе, поэтому не будет:


   – Никогда.

   Хороших, имеется в виду, изменений.

   Поэтому вот тошно слушать, что не надо, уже хватит нам лучшего по сравнению с хорошим, а дайте сразу самое:

   – Лучшее. – И, что самое неудивительное:

   – Показывают одно и то же, а именно:

   – Жопу, – более того:

   – Не всегда даже голую, – а как будто на ней что-то надето, а что, спрашивается, на ей мохгет быть?

   Если недавно – тоже на Радио Свобода – было совершенно ясно и отчетливо пропедалировано:

   – Штанишек же ж хороших ни у кого не было, – поэтому:

   – Купались, да, всегда, когда хочется получше отмыться от грязи, но только, как в аду:

   – Голыми, – ибо и печаль Данте была в том, что невозможно понять, почему тут всегда голые, а там, в Раю, чай дадут что-нить хорошее, хорошее, но вот додуматься, что, увы:

   – Уже не в состоянии.

   – Почему, мил херц?

   – Не видел давно ничего такого, с чем сравнить можно, да и уверен:

   – Бывает ли?

   – Там есть Адидас.


   – Не верю! – Да и хоть опять всегда в праздничном, как-то не по-людски.

   – Да?

   – Да, ибо наша праздничная одежда – всегда спортивная, адидас русско-турецкого производства – была в начале Эл-Цина, а потом хорошо, и даже очень:

   – Опять всё только своё, – к сожалению, оказавшееся только:

   – Ё-моё-ё-ё! – вот как этот фильм-спектакль Гельмана во множественном его числе размноженный по всем нашим деревням, хотя, как часто говорят:

   – Он нам и дома надоел хуже горькой редьки!

   – — – — – — – — – — —


   06.01.18 – Ночь перед Рождеством, 22—50 – Опять та же идея начинает представляться:

   – Апостолы готовы и идут в решающий бой против старой веры. – Следовательно, так и получается, что наоборот, никто не разбежался, а все готовы к этому бою после Тайной Вечери.

   Атака серией смертей. Реально все верят, что спускаются в ад на штурм демаркационной стены. События После Воскресения – это подъем с глубины наверх через гроб, где лежали Иуда и Иисус Христос.


   Картина в гробе и у гроба меняется от Евангелия к Евангелию, что и значит, что это не рассказ разных людей об одном событии, а это разные фазы спуска и подъема с глубины ада.

   В конце Петр и Иуда поднимают Тело Иисуса Христа, а Мария Магдалина подает руку сверху могилы.

   Тут непонятно, скорее всего, чем занимаются в это время живые, но мертвые действуют очень активно, осуществляя План Тайной Вечери, которая вовсе не прощание с жизнью, а натуральный:

   – Штурм Зимнего.

   Удивительного ничего нет, но всё-таки официальная картина совсем другая, а именно, вот то, что написал я, да, будет, но когда-нибудь потом, а сейчас пока затишье – все – или почти все – погибли, или притихли на время. Однако Гроб в Событиях После Воскресения работает, как машина то опускающая бойцов вниз, то поднимая наверх, как отработавших свою смену шахтеров.

   Официально же размышляют, как в фильме последнего времени новогоднего показа с Владимиром Этушем:

   – Иван Васильевич меняет профессию:

   – Всё же ж похгибло, – и идет перечисление портсигаров, магнитофонов импортных и отечественных, курток замшевых несколько, даже собаке и то врут.


   Но также думали и многие живые тогда, желающие поверить в Бога, но пока что находящиеся в трауре, как на поминках:

   – Всё погибло, и что теперь делать точно неизвестно.

   Однако бой в аду, оказывается победой, как и сказал Иисус Христос Марии Магдалине:

   – Обернись Я уже здесь, и пока только не приближайся, – жар подземной радиации еще настолько велик, что можно обжечься.

   Точнее, и, скорее всего:

   – Не приближайся по причине нахождения их, Иисуса Христа и Марии Магдалины по разные стороны Шекспировского Перехода имени Пьера Ферма и Диофанта вместе, и как сказал, можно думать, Пушкин слова Иисуса Христа:


   – Поля я предан вам душой, – а ты, Мария Магдалина, в Тексте. – Следовательно, да, мы уже видим друг друга, но сам ПЕРЕХОД через стену, отделявшую Человека от Бога, еще не остыл.

   И Переход этот и есть раны Иисуса Христа на руках, на ногах и в боку.

   Поэтому слова:

   – Сами не ведают, что творят, – означают, что замысел Тайной Вечери выполняется и Пилатом, и первосвященниками:


   – Против самих себя, однако.

   Вот этот бой и победа не показаны ни в одном фильме, не показано, что на самом деле уже тогда произошло, что уже одержана была победа. А не наоборот, что мы ее только еще ждем, авось и правда что-нибудь будет для нас хорошего после того, как это обещал Иисус Христос перед смертью.

   Здесь проблема в том, что людям трудно принять смерть, как на самом деле победу. Так только – для будущего, авось и сработает как-то. Но победа была уже тогда, и она описана в Евангелиях.

   Противоречие тут в том, что:

   – Почему мы до сих пор кукуем в не очень-то проглядном прошлом?

   Хотел написать автоматом:

   – Как написано в Мастере и Маргарите:

   – Время не имеет значения, – но это слова из фильма Пятый Элемент:

   – Важна только жизнь.

   Тем не менее в Евангелиях написано и буквально описано, что и как, План Тайной Вечери осуществился уже тогда.

   – — – — – — – — – — —


   Очередной раз фильм Из Парижа с Любовью с Джоном Траволтой и Джонатаном Рис- Майерсом. Оба они показывают зрителям пример, как надо делать шаг:

   – Вперед-д.

   Джонатан два раза в самом начале: жучок не приклеивается жвачкой и падает, и падает – он знает не относящуюся к делу информацию о коллекции картин, и предлагает своему начальнику – послу – тоже сделать этот шаг, хотя и с подсказки:

   – Идем их смотреть, – и незапланированный степлер делает этот очень нужный шаг: крепит подслушивающий жучок под столом.

   Второй пример: Рис-Майерс заранее взял с собой в аэропорт клейкую ленту с надписью:


   – Дипломатическая почта, – а зачем, если он никогда не берет с собой ничего лишнего, ибо было уже сказано, что даже не знает, что у него вообще в боковом кармане пиджака, как-то:

   – Тот самый жучок.

   Шаги Джона Траволты – это настолько неожиданные шаги, что удивляют даже его напарника Риса-Майерса, как-то:

   – Зачем носить с собой вазу с наркотическими веществами, – а уже тем более сразу стрелять в голову подруге его подруги только за то, что она приняла, звонок, который, к тому же, назвала:

   – Ошибочным. – Можно сказать это кино – показательный пример, каким кино всегда должно быть, и бывает, но:

   – Только не здесь, – где:


   – Всё наоборот-наоборот, – ибо не просто, не только спрашивают:

   – Правильно ли поступил милиционер в одном старом фильме, что обезвредил преступника запрещенным приемом, или, наоборот:

   – Не надо было? – Что значит:

   – Как правильно поступать:

   – Как есть или как должно быть? – Придумали, так сказать, дилемму Гамлета:

   – Быть или всё-таки лучше Казаться? – Хотя можно сразу ответить:

   – Казаться лучше, потому что уже можно, к счастию, не быть, но:

   – Быть хорошо, потому что, слава богу, можно уже не казаться.

   И вот, что удивительно в этом кино, все понимают эту логику всегда существующего Шага Вперед:

   – Сейчас они – Траволта и Рис-Майерс объясняют друг другу, чтобы слышали малолетние преступники с большими пистолетами, что:

   – Пять граммов – чуть меньше, до пяти – пить и есть его можно, а больше килограмма – 15 лет, – и, эта логика, в стрессовой ситуации понятна всем до такой степени, что никто даже не решается выстрелить в них – в Траволту и Риса – и дело бы тем и кончилось, а:


   – Убегают, – как, однако, в кино. – И это логично, ибо и смотрим мы:

   – Кино.

   Необходимость всегда отсутствующего Шага Вперед в здешнем кино нельзя объяснить даже страхом перед Лидией Петровной и жалостью к Клавдии Семеновне, которые просят повторить на каждом уроке:

   – Бэ-э, – бе-е-е, – и так это с вьющейся указкой в руке – это у Лидии Петровны, а добрую Клавдию Семеновну просто жаль, что хочется ответить:

   – Ни бе, ни ме, ни ку-ка реку, К. С., – а только интересуюсь, как Штирлиц:

   – Сегодня перемена будет, или?

   – Что, или, милый?

   – Или, я имею в виду, моя дорогуша, так и будем ждать звонка?

   А она, испугавшись, что парень слишком далеко зашел в своем личном единогласии всего класса, что:


   – Не может даже отличить звонок на перемену, от звонка на урок. – Нужно дальше больше, чем предвидение, а только умение считать до двух, – как-то:

   – Было уже два звонка, – один об окончании урока, а другой уже на следующий урок, – но!

   Не все слышали первый! – Как грится только режиссер и его любимая девушка помощник, – а вот нашелся один, кто говорит всегда правду и только правду:

   – Я не буду придуриваться, добрая Клавдия Семеновна, что не слышал первый звонок, про который не все, но многие, по крайней мере, некоторые учителя балакают, мол:


   – Он не для вас, милые, детки, а только для меня лично, – ибо:

   – Если я слышал звон, то всегда уверен – он был, даже если его слышал только один Апостол Павел на пути в Эммаус, – прошу прощенья, так-то в:

   – Дамаск.

   Вот здесь, получается, до сих пор не верят, и не верят Апостолу Павлу – как сказала одна большая не любительница гречки во временя оные – Христа – а именно Переводчица Кузнецова:


   – Я ему не верю, – один в один, как Нонна Мордюкова про Юрия Никулина, когда он хотел трахнуть не только свою жену, но и уже сделал было шаг вперед в отношении не только к вину от пива, но ближе к не только к делу – халатику, красоты почти столь же необыкновенной, как серебряный браслет из змейки с одним, авось и двумя-тремя изумрудными глазками, но и к:

   – Иё белому телу-у. – Не бывает!

   – Почему?

   – У нас почти не трахаются. А уж в Кино – однозначно.

   Апостол же Павел потому наврал, что видел свет и даже слышал голос, что навравши один раз – человек продолжает уже врать всю свою оставшуюся жизнь, а он всем раструбил, что, друзья мои хорошие:


   – Примите и мя в апостолы, т.к. мешище с очень-очень большими деньгами не только положил в придорожную канаву, но и бросил прямо тут:

   – Бери, если кому не жаль своей совести, а не боится потерять царствие небесное.

   Тогда как вовсе необязательно не верить, что человек подумал-подумал и решил добровольно начать жизнь с нового листа, с этого самого решающего:

   – Шага Вперед! – Так это выпил, закусил, как Олег Ефремов с Иннокентием Смоктуновским в кино Эльдара Рязанова Берегись Автомобиля:


   – Пивка особого – с водкой по чуть-чуть – и даже не притронувшись к вобле особого хорошего сушения, – как обычно грится Анатолием Папановым:

   – Твой дом турма, – имея в виду своего любезного дружка-товарища Андрея Александровича Миронова.

   Конкретно, это могла быть вынужденная, с виду, ситуация, как и было здесь же пропедалировано:


   – Очнулся – гипс. – Разницы-то никакой!

   Ибо и в том, и в другом случае, когда сам долго ли, коротко ли думал-гадал, что пора завязывать с этой пьянкой – или, что тоже самое, сборкой-разборкой:

   – Мне, жене и дочери, – государственных налогов, – или, пусть даже:

   – Потерял-л этот мешок-то с баблом большим! – по провидению бога, однако.

   Однако, и в том, и в другой случае.

   А тут, переводчица Библии:

   – Я иму не верю, – в том смысле, что он, Павел, такой морально очень честный. – Повторяю:

   – Этого не требуется принципиально, – ибо, как и сказано, так сказать, враз на завсегда:


   – Все люди грешные-с-с-с.

   Конечно, могут начаться сомнения в отношении Апостола Павла по причине:

   – Слишком много знает, – а как это сделать нам не рассказывает. – Но!

   Бог также делает. Ибо:

   – Объяснение между строк. – Именно то, для видения чего и нужен этот, как его?

   – Человек-к.

   Тем не менее, конкретный пример из Апостола Павла непонятен, а именно:

   – Почитайте себя мертвыми.

   И вопрос:

   – Как?! – Не в том смысле, как живой может быть мертвым, а как сделать это состояние не мимолетным, а хотя бы:

   – Сиськи-миськи повторяющимся. – А так:

   – Ну было раз, года три назад, потом еще раз, кажется, пять лет – тоже:

   – Тому назад. – Тут толк только один, что, да, такое существование человека имеет право на существование. – Но!

   Когда его нет – промахов, как и сказано:


   – Не вместит даже книга о Наполеоне, про которого, говорят, их написано целый эшелон, как почему-то не поверил Александр Мень, что:

   – И весь мир не может вместить книг об Иисусе Христе, – по словам евангелиста Иоанна. – Не поверил, несмотря на то, что довольно очевидно, что имеется в виду:

   – Не вместит Текст, – часть информации находится на Полях.

   Что и означает уведомление об этом факте, деления Мира на Две Скрижали Завета, – Евангелистом Иоанном.

   Что значит, важно не только то, что сказано, но и в каком контексте, в каком, так сказать:


   – Художестве, – достаточно ли оно было:

   – Импрессионистично.

   А то некоторые рассказывают сказки, что Некоторые Образы нельзя, и даже никак:

   – Не удается разрушить.

   Об этом, упоминая Иисуса Христа, и напомнил в конце своего Евангелия Иоанн.

   – Сходите, как сказал А. С. Пушкин, туда за инструментами для разрушения неправды, где находится ваша Душа:

   – На Поля.


   p.s. – Тот же самый смысл и Ковчеге Завета:

   – Его несут ДВОЕ.

   Как Один, – из двух состоящий. Почему и говорится:

   – Любите друг друга – ибо это ВЫ и есть.

   Вот только тогда, Царь-Батюшка и разреши называть нас на:

   – Вы.

   След-но:

   – Иду на Вы, – иду, значит, на связь с моим вторым Носильщиком этого Счастья:

   – Не быть одиноким.

   Так и Александр Македонский, наверное, подумал:

   – Только индийца мне еще не хватает для еще одного удвоения.

   И попер на слонов, однако.

   Или, наоборот, на слонах?

   В принципе, имеется в виду, Иоанном, что Книга – это Рассказ о Мире, следовательно, уже 2-е Части, Две Скрижали Завета, а мир только само событие.

   Здесь же думают и решают все вопросы о кино и романах, что они неправда, так как не соответствуют миру, что мир, априори прав, так как рассказ только его описывает, а при этом описании создается еще одна часть мира – по барабану:


   – Сие есть только артефакт нашего необузданного ишшо мышления.

   Почему и:

   – Дартаньян на пару Холином Колфилдом, Чацким и Робертом Джорданом – капитально ошибаются.

   Но вот Евангелист Иоанн сейчас не промедлил заявить:

   – Наоборот, – мир ошибается, а не:

   – Книга.

   В мире, следовательно, не всё еще сказано. Впрочем, можно только еще раз повторить:

   – Сначала было Слово.

   И тогда, об чем, собственно, речь? Если не только в нарочито разводимом балагане, основанном, не на непонимании, а главное – это противостояние Человеку, как главному достоянию:

   – Бога.

   – — – — – — – — – — – —


   07.01.18 – Так получилось в конце про Иисуса Христа, Апостолов и Тайную Вечерю, что всё-таки они сделали своё дело и ушли, оставив всё – по крайней мере – в видимой неизменности. Что значит, как был траур человеческой жизни – так и остался.

   Так получается потому, что изменения были сделаны в Поту-стороннем мире, а на Земле ничего не изменилось от этого видимым образом, ну верит кто-то, ну проповедует кто-то, как Петр и Павел Славу Божию, но это только:

   – Слова, слова, слова, – материю они не смогли пока что не только заколебать, но и даже:

   – Поколебать. – Скорее всего потому что, никто из людей так и не спускался больше в подземное царство, чтобы проверить, как там наша дыра:

   – Не заросла еще густой травой, пока мы не удосужились?

   Что-то не то.

   Но вот того действия сил людей и богов за Веру, которое было во время пред и после Распятия – не наблюдается. Хотя, возможно, нужен более вооруженный взгляд, чтобы это обнаружить. Как в Повестях – тоже – Покойного Ивана Петровича Белкина – жизнь всегда успевает сказать своё слово:


   – Есть!

   А так-то, действительно, живем, как Ад-Ри-Ян Прохоров:

   – От покойника до покойника. – Пока, однако, не приснится, что уже не только есть, но и прямо тута Они, не только просятся, но уже и:

   – Здрассте, ми тута.

   Покойники атакуют, а люди незаметно, что шевелятся. Но только не в Повестях Белкина, где работает Великая теорема Ферма, по которой прямо они и:

   – Выходят в люди, – как-то:

   – Из армейского прапорщика Владимира в гусарского полковника Бурмина.

   Из стрелка Сильвио в Графы да с приданым в виде доброй и красивой нашей:

   – Маши.

   Тут можно думать, что даже мир Язычества спешит на помощь добрым людям – Дуне, дочери Станционного Смотрителя, как бог Бэл, Белорусский – Минский. Думаю, наоборот, он приехал, чтобы, наконец, объяснить Зевсу – Самсону Вырину:


   – Пора прекратить регистрировать это песнопение в виде сплошного рабства, даже походя-попутно.

   – Что делать?

   – Пора, мой друг, пора, однако, постепенно пусть, но переходить к:

   – Счастью.

   Для этого примирения и прибыл с Того Света к своему папе масону, выстроившему дом джентльмена в сельской местности, как объяснил Пушкин:

   – По собственному плану, – что значит, в отличие от других хомо сапиенсов, лежащий не в одном, а в двух измерениях.

   Даже Гробовщик Адриян Прохоров и то:


   – Масон, – ибо только масон может жить на два дома: на Басманной и на Никитской, и бегать по ночам из одного в другой именно для того, чтобы воссоздать спектакль апостолов до, во время и после Распятия.

   Имеется в виду, что второй дом невидимый невооруженным глазом, это духовная структура.


   Посмотреть в Герметике смысл красного и розового цветов в масонстве, а также цвета, примененные Пушкиным в повести Барышня Крестьянка.


   Красный цвет розы и золотое сердце креста расписаны в этой Повести Гробовщик, как:

   – Полагаю, однако ж, не излишним заметить, что обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественных случаях.

   В Барышне-крестьянке обращено внимание на:

   – Багровый румянец досады пробивался сквозь искусственную белизну ее лица. – А:

   – Четыре красные и четыре белые розы – это геральдическое украшение Иоанна Валентина Андреа.

   – — – — – — – — – — – —


   09.01.18 – Сохраняю временно, как было задумано сначала: Чухой Завет.


   Вчера вечером я посчитал – примерно – весь противовес леших, кикимор, которых видно хорошо сегодня, благодаря им самим красующимся своими похождениями по закоулкам ума, однако, вряд ли здешнего, и почему-то в Евангелии они так не позиционируются, но:

   – Вот по Сегодня мы и должны судить, что они там, в Прошлом Библии были.

   Иисус Христос говорил, это не вы такие, а:

   – В вас засели Другие!

   Тем не менее, в Евангелии никто не задает намеренно ложно-идиотских вопросов, а сейчас их есть у меня в прямом воображении:

   – Вот по сю пору!

   Видимо, считалось, показывать это кикиморообразие нет большого смысла, так как всё уже скрыто, а точнее:


   – Открыто в логике простых вопросов, таких, как пропедалировал Солженицын:

   – Почему Чацкий – если иметь в виду априори человек умный – не послал её куда подальше, чтобы не видеть с тер пор никогда? – Этот вопрос задается, несмотря на то, что задаваться если и может, то только для того, чтобы:

   – На него ответить! – А он задается именно с противоположным смыслом, что:

   – Если хочет иметь эту дуру своей женой – сам осёл, хотя и прикидывался до этого приличным хомо сапиенсом.

   Тогда как в посылке Грибоедова и стоит:

   – Значит причина есть! – Ибо:


   – Зачем и Адаму было связывать с Евой, если было ясно уже в Раю:

   – Леди связалась не теми существами, которые очень любят жить по-честному?

   По сути дела, предлагается умно по школьно-письменному Адаму:

   – Дрочить всю оставшуюся жизнь на Земле, ибо:

   – Авось какое-нибудь дерево забеременеет, ась? – Так как:

   – Честных Давалок – не наблюдается абсолютно.

   Следовательно, ситуация, рассматриваемая Солженицыным – и другими, которых большое число – отрицает эту фундаментальную посылку:

   – Существование Пред-Истории.

   А эта Пред-история и есть, собственно говоря, Разум Человека.

   Почему и показывается сейчас для непонятливых, натуральный театр теней в виде ужастиков:


   – Дак мы здеся-я-я-я!

   А всё равно же ж не верится. Почему, спрашивается? Потому, видимо, что никому неизвестно, что с ними делать.

   Даже масоны вынуждены были – когда еще были живы – скрываться в:

   – Эфирных структурах своих деревенских домов, – хотя и были джентльменами. – Мол:

   – Извините товарищи лешие и их совсем неблагородные кикиморы, но – как было сказано в одном кино:

   – Я не трус, но я боюсь-ь.

   А если трус?

   – Тоже, понимаете ли, ибо всё равно:

   – Жуть-ь.


   Где армия Архангела Михаила? Обходит их сзади?

   – — – — – — – — – —


   – Нельзя использовать людей на земляных работах! – Карло Понти – продюсер, Дэвид Лин – режиссер, Омар Шариф в главной роли – Доктора Живаго, – 1965 год, Метро Годен Майер, Голливуд.

   – — – — – — – — – —


   Предвидение – Пророчество дает возможность узнать Событие. Точнее, не просто утверждать из логики, как у Пушкина в Метели:

   – Хеппи Энд должен быть, – и, значит, Бурмин – это Владимир, а его уже:

   – Узнаем. – Мы сами уже находимся внутри События.

   Как сейчас в Докторе Живаго 1965 года Дэвида Лина – это не революция, а:

   – Пришествие злых инопланетян, – как минимум, а так-то, в принципе – это то, о чем так много говорили, но все ли верили:

   – Начало Конца Света, – орды варваров вышли на просторы Земли:

   – Для ее, однако, уничтожения.

   – — – — – — – — – — —


   10.01.18

   Фильм Доброе Утро

   Машины то не заводятся, то глохнут, но именно их Человек называет машинами, так сказать:

   – Не умеющими еще ходить экскаваторами.

   И всерьез думают, что пользоваться импортной техникой неинтересно.

   Сейчас наоборот:

   – Все набрали столько самых импортных почти роллс-ройсов, что и фольксваген едва дотягивает до этого названия:

   – Машина!

   Про Опель забыли не только думать, но и вообще мечтать. А на них ничего и делать не надо, сама идет, как по маслу. Но вот именно это масло и понравилось, поверил Человек не только в своё личное участие в этих гонках по вертикали с богами, что и они тоже:


   – Могут.

   Доставить людям удовольствие, как самим себе:

   – Хочешь живу на одном острове тысячу лет, а хочу и летаю, как Цирцея в поисках Одиссея – создателя таких машин – коней, что можно не только Трою взять, но и:

   – Самого себя – тоже, не только научиться саночки возить, но и лично:

   – Катать-ся.

   Вот и здесь в кино:

   – Только бы уехать на другую стройку хоть на Украину, хоть в Поволжье – а чтобы иметь свой дом:

   – Зачем? – Ибо:

   – Уж очень это скучно: дом, мебеля, холодильники с телевизорами, Лексусами пусть и прямо во дворе – лишь бы сам возил, как человека, и слава богу, что не в вытрезвитель, ибо давно не пьем так много, как Борис Андреев и Петр Алейников.

   Какой всё же смысл в автоматике? Чтобы Троянский Конь не просто попал в город, а именно:


   – Автоматически: мы его не трогали, стоял, как статуя, мы ушли, а он ожил и полез сквозь стены. – Так бывает?

   Гомер написал, да:

   – Было.

   Автоматика, следовательно, говорит о присутствии бога.

   – — – — – — – — – — —


   Апостол Павел, похоже, именно:

   – Бросил деньги, – ибо всегда жаль оставлять на произвол судьбы еду, хотя есть ее нельзя – слишком сладкая для диабета, например.

   Бросить деньги на дорогу – значит навсегда отказаться от радости материальных достижений.

   Всё, о чем человек мечтал, остается навсегда на Том берегу, про который спето:

   – Товарищ, мы едем далека подальше от – однако – уже не нашей Земли.

   Очень жаль оставить на произвол судьбы сладкий пряник, а уж налоги:

   – Как смерть, – намного, намного сложней.

   Человек идентифицирует жизнь, как далекий берег своего – хотя, может быть, и не самого раннего – детства, ибо в раннем детстве страшна смерть навсегда, как:

   – Не только Земли не будет, но и вообще голоса людей умолкнут.

   – — – — – — – — – — —


   11.01.18

   Радио Свобода – Рожденные после СССР. Старые сказки для новых детей. – Тамара Ляленкова и Александр Эйлис

   Что было в этой передаче, кроме стандартума культурологических и театральных работников:

   – Да, То Есть, Как Бы и Вообще?

   Только одно: маде ин совьетунион именно. Ибо одна из девушек, то ли театральная актерша, то ее проповедница в виде отдела театра и книг для детей, то ли их общий сказко-психотерапевт, – выдала сакральное советское:

   – Я их не только учу читать и слушать сказки, но и устраиваю потом по этим сказкам контрольную работу, как-то:

   – Зачем волк хотел съесть бабушку, а ему обломилось, и вообще так ли уж необходимо было маленькому ребенку, даже не в красной шапочке, а только в шапорезке, и сидеть одной на пеньке, – представьте:


   – В лесу-у-у-у?!

   Проповедниками детского театра осталась незамеченным мечта детей СССР:

   – Сказки написаны для них, а не для взрослых, и, следовательно, если рассказывать должен их содержание кто-то кому-то, то однозначно:

   – Дети взрослым, а не наоборот.

   Ибо Серого Волка в этой Красной Шапочке для того и запугали до полусмерти, чтобы больше так – как эти культурологические психиатры:

   – Никогда не делал.

   Поэтому название передачи надо заменить для соответствия тому, что в ней блеется, на:

   – Очнувшиеся – и, знаете ли – опять в здесь, в СССР.

   Вот почему Иисус Христос не выучился на фарисея? Именно потому, что эта учеба и есть та тяжкая работа, которую он потом делал три года, прежде, чем не поняли окончательно:


   – Он не хочет слушать наших сказок, а наоборот, сам хочет их комментировать учителям.

   Раньше хоть было спасение:

   – Семь классов – и на этом можно остановиться, морально и так работать сновальщицей на фабрике или электриком на заводе.

   Сейчас стараются открыть, как можно больше университетов для новых маленьких – пока еще – Ломоносовых, а, можно без преувеличения сказать, ждут:

   – Натуральные палачи, – этих именно еще детей.

   Как, видимо, на веки и рассказал Чарльз Диккенс:

   – Дети должны придумывать свои сказки, ибо сказки взрослых не только страшные – чему можно бы, в принципе, повеселиться – но они еще и хотят сами писать их именно, как взрослые, с той единственной целью, чтобы после прочтения спросить, пусть и не навязчиво:


   – Хороший ли тот мальчик, или та девочка, которые воруют огурцы с грядки, ась?

   Поэтому и получается по Владимир Сорокину:

   – Дети только затем едут на культурный отдых в лес, чтобы подсмотреть, чем их учителя срут, не чистым ли золотом? – И один вот даже попробовал на всякий случай, решив:

   – Нет, это в принципе то же самое говно, – которое они рассказывают про русские народные сказки, и даже более того:

   – Про Красную Шапочку. – Как, грится:

   – Садитесь дяди и тети, всем по двойке, а учредителям этой передачи:

   – Кол.

   Последнее убежище детей – Сказку – и то решили себе приблудить.

   Как сказала Лия Ахеджакова:


   – Видимо, нам давали роли без слов – в СССР – чтобы одними масками на ушах мы больше походили на детей.

   Ну, чтобы все было по-честному.

   Ахеджаковой – Лису, нет, это Чуриковой дали Лису, где она умудрилась объяснить ее всеведение одной только сексуальностью, как сама потом, уже при Гайдаре, и рассказала:

   – Ругали.

   Ахеджаковой дали Петуха, и вот до сих пор что-то путное кукарекает.

   Здесь нет любви к детям, одна только:

   – Карабасия-Барабасия, – что уже с детства надо держать их в ежовых лапах волков натюрлих. – Чтобы доказать любой ценой:


   – У нас, к счастью, детей не бывает.

   Пишут перед началом фильма Ширли-Мырли – это тока фарс!

   Как можно назвать эту передачу? Тут никакие прозвища не помогут, если учесть, тем более, что она выходит на Радио Свобода, – так только:

   – Удивляться нельзя – поражайтесь!

   Ширли-Мырли, Небеса Обетованные, Эльдар Рязанов – хоть какие-то сказки написать успели за время:

   – Едва очухавшееся, – но допросить о том, что было, можно только с пристрастием.

   Пристрастием, однако, заведомого вранья, иначе не получится. Ибо, как и было сказано?:

   – Хороши.


   p.s. – В передаче про Инну Светлову – которую она же сама и вела – одна журналистка, не задумываясь тогда тоже ляпнула:

   – Я их учу – чему-то там, – имеется в виду радиослушателей. – И это так резануло слух, как будто и всегда так было, в том смысле, что резало. – Но и точно:

   – Всегда это возмущало, что ведущий или ведущая будь она хоть директором детского сада, как Евгений Леонов в Джентльменах Удачи, не придумывает, как он того космического корабля, на котором вот-вот уже надо лететь, а подзаправиться забыли, и только тогда все детки хватаются за ложки.

   Бунин предлагал преодолеть этот синдром первой очереди длиной предложения в полстраницы, ибо:

   – Начав с я:


   – Учу, – к концу этого запомнить уже невозможно, и дети, как и читатели и слушатели это понимают, что директор этого богоугодного заведения только мотор, на котором можно скакать, как Александр Домогаров на Юлии Высоцкой в фильме Глянец, и:

   – Независимо друг от друга радоваться каждый – ая своему:

   – Он тому, что едет, она тому, что его везет, – и так, совместными усилиями они дотягивают до свадьбы – женитьбы.

   – — – — – — – — – —


   12.01.18

   Радио Свобода – Иван Толстой

   Наталья Голицына и Стивен Коткин опять думают, чем обычно занимался Эстэлин Завоеватель. И приходят к неутешительному для себя выводу, что, к сожалению, только думал:

   – Гадал? – Нет!

   В результате сами же с усами объявляют:

   – Нельзя вообще! никак объяснить почему убивал не только откровенных своих врагов, но и друзей, можно сказать, исполнявших его обязанности-поручения по массовым их убийствам.

   Если бы Стивен и Наталья согласилась гадать, как г-н Шарикофф, то быстро – как он – поняли простую посылку революции:

   – Чтобы все!

   А то:

   – Были, конечно, и раньше цари-пари-мари, которые убивали своих верных слуг только для того, чтобы остальные недруги ишшо более того – боялись-ь.

   Ибо не содержанием одним жив царь-государь, но и самой формой своего сусе-ствования. Ибо, если это Сенека, то жив он мыслью, поступающей к нему от бога, а царь только тем, чтобы его всегда было видно, в виде, однако, как написал Пушкин в Селе Горю-Хине:


   – Их повешенных нософ-ф-ф, – чего не знал даже Ломонофф-фэ.

   Как говорится:

   – Да мало ли, что вы не знамши, ибо зато таперь будете ведавши.

   Или, что тоже самое:

   – Ямщик, не забывай всегда погонять лошадей-то, мил херц.

   И вообще:

   – Думает или гадает Пирамида Жертвоприношений из Апокалипсиса Мела Гибсона, или тоже, по мнению сладкой парочки Натальи Голицыной и Стивена Коткина:

   – Ни в дугу и ни в ту ю?

   Так и надо было тогда назвать эту передачу:


   – Сиэтэ теней иво через чур дымного Ландона, что стал глупее даже нашего паровоза, на котором Машков в фильме Край разгонял облака дымом своей Ушки, несмотря на то, что без тех, для кого:

   – А Зона недалеко! – и семьдесят можно.

   А в войну на Иосифе так дал, что до сих пор голова кружится, хотя и часто.

   Но у Стивена с Натальей, очевидно, всегда. Рассуждения идут на уровне:

   – Баушки-старушки у колодца шутки забивают сгоряча. – Так-то бы ничего плохого, но уж больно всегда в одну и ту же степь, про которую Владимир Высоцкий довольно резко пропедалировал Шарапову:


   – Чег-его-о тебе непонятно?! – А в фильме Ширли-Мырли, то бишь, как иво:

   – Республика ШКИД имени Бориса П. надкусано еще и со словами:

   – Дубина сие протяженная-я.

   Вздумали прямо из Ландона ковать здесь из наз дуракоф-ф, – мол:

   – Ми не знали, что вы это знали, так скать, априори, от иё природы мамы и детского сада – папы.

   Как Левша надо, – бывало говаривал Александр Панченко:

   – Уши чистить не кирпичами, не свежими русскими газетами, как назидательно советовал Евгений Евстигнеев с помощью Михаила Булгакова, – а:

– Он рыться не имел охоты
В хронологической пыли
Бытописания земли:
Но дней минувших анекдоты
От Ромула до наших дней
Хранил он в памяти своей.

   Почему так? А потому именно, что анекдоты останавливают глупость – и самое главное – нарочито направленную на человека чушь:

   – Еще на подступах к Трое.

   Но вот Наталья Голицына с спокойной совестью согласилась играть в этой пиесе Троянского Коня, точнее, ту лошадь:

   – Которую хотел убить у кабака Достоевский за то, что попустительствует его систематическому пьянству.

   Из чего, собственно, происходит и пьянство всего советского народа:

   – Стена недопонимания его потворству кажется ему необозримо излишней.

   – — – — – — – — – —


   12.01.18 – Радио Свобода – Поверх барьеров с Игорем Померанцевым – Пушкин, Моцарт, Сальери.

   Опять двадцать пять говорят, что Сальери больше любил, чем ненавидел, он не мог – в частности – слушать программу сочинения Моцарта про молодого еще себя, Моцарта, а и потом наступивший мрак:

   – Иль что-нибудь такое, – т.к. сам Моцарт не мог этого ему рассказывать по причине, что:

   – Тогда-могда, – так еще не делали.

   Вот эта хренопасия про Тогда-Могла уже давно, и даже раньше Моцарта, Пушкина и Сальери опровергнута Иисусом Христом, как промокашка, которая вздумала заретушировать правду существованием:


   – Как будто истории, – про которую достаточно уже сказали, что ее НЕ бывает.

   А если и бывает, то видна реальная история, только из будущего, что значит:

   – Из Пушкинского Настоящего.

   Иисус Христос для того и пришел, чтобы объяснить:

   – Я – это Будущее, и именно по этой причине могу изменить Прошлое, в котором Адам – Сальери – ошибся, отравив не того, кого надо было, а именно лучше всего:

   – Самого себя, – как говорят сейчас и случилось в обычной бытовой истории.

   Но благодаря этой передаче пришла и великолепная идея:

   – Сальери, да, отравил Моцарта, но не обычным ядом, а:

   – Вот чем?


   Нельзя сказать, что существованием своих произведений, ибо и при Пушкине жил Ф. Булгарин, шлепающий сочинения Выжигина, но не полностью же он отравил их – ими существование Пушкина? – пока что знак вопроса, ибо:

   – Вполне возможно, что и да. – Если это так, то яд – это тоже самое, что и источник сочинений Моцарта, как и Пушкина, который противопоставил истину Повестей Белкина, Евгения Онегина – свободного романа, написанного совсем по-другому, чем пишутся Выжигины – по школьно-письменному плану, а по плану, так сказать:

   – Ада души, – авось и Рая. – Но почему от этого могло произойти отравление, пока непонятно. – Хотя так-то, в принципе, понятно, что смерть вполне может отравить жизнь. Может быть, даже тем, что человек, встав перед их выбором, выбирает именно смерть.

   Внезапный мрак – это, возможно, именно: мрак жизни, и лучше выбрать смерть, – но пока это только натяжка, что Моцарт соблазнился, как – впрочем – и Иисус Христос:


   – Смертью.

   Апостолы после Тайной Вечери пошли именно в такой смертельный бой, в котором не только не надеялись уцелеть в этой жизни, а как и ответил Апостол Павел, когда его предупредили, что в следующем городе его убьют:

   – Я хочу умереть за Господа. – В этом он увидел свет Жизни Вечной.

   Следовательно:


   – Отравиться можно, однако, Истиной.

   Какую же истину бросил в бокал Моцарта Сальери? Что мог знать Сальери, чего не знал Моцарт? Или, какая тайна была скрыта в его перстне?

   Черный Человек – это по сути дела Сцена, авось и театра жизни. Сцена поэтом Черный Человек, чернит жизнь, актера, делая его неотличимым от персонажа, Смоктуновского от Гамлета.

   И, следовательно, для Смоктуновского Гамлет – это его черный человек.

   Но лучше считать, что ЧЧ – это Сцена, делающая актера неотличимым от персонажа. Тогда можно думать, как это, скорее всего, случилось в пьесе Шекспира Ромео и Джульетта, кто-то перепутал и убил вместо предполагаемого персонажа самого его исполнителя.

   А, возможно, и нарочно, решив, что Свет – это главное, а его носитель:


   – Лучше пусть умрет.

   Возможно, Моцарт и сам захотел умереть, понял расклад сил в этой, так сказать, природе вещей:

   – Свет пусть останется, а я умру, как уже никому не нужный его бывший носитель.

   Не по этой ли причине Человек всегда умирает, как уже просмотренное кино:

   – Тридцать семь раз смотрели – сколько можно?!

   Получается:

   – Человек потому и смертен, что он сам! выбирает свою смерть!

   Чернение применено Пушкиным в Воображаемом Разговоре с Александром 1, как обвинения – один другому: Пушкин обвиняет Царя, а Царь обвиняет в том же самом Пушкина:

   – Вы очернили меня в глазах народа распространением нелепой клеветы, – заключающей в том, по мнению каждого из них в одном и том же:


   – Вы очернили меня тем, что всем рассказали, что я вас очернил:

   – Рассказал всем, что вы меня оклеветали. – И, если считать этим черным человеком Автора, то его и боится Моцарт.

   Как Царь боится Пушкина.

   Тем не менее, на данный момент я не вижу другого смысла умирать Моцарту, кроме смысла Тайной Вечери:

   – Главное своё произведение вы, сэр, можете написать только в Аду. – И смысл этого Программного Произведения в том, что это будет Троянский Конь, который возьмет город, где бог отделился стеной от человека.

   Точнее, именно:


   – Отделен!

   Может ли бог быть заключен в крепость, как, например, Железная Маска – неизвестный Король?

   В любом случае, Апостолы делали на Тайной Вечере тоже самое, макая хлеб в вино – это был даже не обет, что, да, согласен, а вино и хлеб входили в них, как эликсир смерти, необходимый для попадания в ад, где и находится эта крепость, отделяющая человека от бога.

   Ибо, зачем туда, в ад, ходили и Данте с Вергилием, чтобы хоть посмотреть, как это бывает, что человек, отравившийся ядом истины, здесь бился, как член отряда Иисуса Христа после Его распятия.

   Для Моцарта другого варианта смысла преждевременной смерти вряд ли можно придумать. Как и для Пушкина, когда он ехал, а с воза падали пули его дуэльного пистолета, предупреждая:


   – Если хочешь остаться здесь – поверни назад. – Но поэт, как и его Моцарт, поехал на дуэль.

   Дуэль Моцарта, похоже, и состояла в этом шутейном разговоре с Сальери:

   – Ах, правда ли, Сальери,

   Что Бомарше кого-то отравил?

   Сальери:

   – Не думаю: он слишком был смешон

   Для ремесла такого.

   Моцарт:

   – Он же гений,

   Как ты, да я. А гений и злодейство —

   Две вещи несовместные. Не правда ль?


   Читателю кажется, что Моцарт по глупости, точнее, по простоте душевной сравнивает и Сальери, как самого себя с гением, и Сальери его тут же опровергает:

   – Ты думаешь?

   (Бросает яд в стакан Моцарта.)

   И мы думаем, что Сальери здесь зло опровергает Моцарта:

   – Ты гений – я:

   – Нет! – поэтому и соревноваться с тобой не буду.


   Это очень сомнительно, если распечатать, как я – может и не до конца – Повести Белкина.


   Происходит именно отравление Истиной, но не ради смерти, а именно, как в Тайной Вечери:

   – Ради Жизни вечной.

   Все Апостолы сыграли в эту рулетку перед именно смертельной битвой – спектаклем, как Карнавалом смерти.

   Не вижу смысла в противостоянии Пушкина и, например, Выжигина или его Фаддея Булгарина. Как не было для Пушкина большого смысла в противостоянии по разным бытовым фактам с царем, ибо:

   – Истина дороже, чем:

   – Как это могло бы быть, – слова Иисуса Христа, авось и не буквальные.

   Потому Моцарт никак не мог надсмехаться над Сальери и покровительственно – тайно – похлопывать его по плечу, что делал сам Сальери явно просто по возрасту:


   – Моцарт не только считал Сальери гением, а это именно – в Моцарте и Сальери:

   – Данте и Вергилий, – правда, они пошли вместе туды-твою, а Моцарт, кажется, один.

   Смущает фраза:

   – Мой черный человек. За мною всюду

   Как тень он гонится. Вот и теперь

   Мне кажется, он с нами сам-третей

   Сидит.

   В том смысле, что Апостолы добровольно идут на смерть вслед за Иисусом Христом, а здесь кажется, что человек – Моцарт – просто боится чего-то неизвестного, страшного, – но!

   Но разве это не одно и тоже, как сомнения самого Иисуса Христа, когда он говорит:

   – Что если можно, Боже, пронеси эту чашу мимо, но:

   – Как хочешь ты, а не я.

   Готовность к бою есть, но конкретика ужасна.


   П.С. – Посмотреть в УУ за сегодня 13.01.18, что точно сказал Сократ про смерть, что, умирая, выпив яд цикуты, он заново рождается.

   – — – — – — – — – — – — —


   13.01.18 – Протагор:

   – Человек – есть мера всех вещей. – Но, видимо, местным проповедникам это по барабану. Человек, как Ничто – им почему-то кажется лучше.

   Если не считать, разумеется, того, что здесь и нет стремления к лучшему, а очень хоцца плохого. – Так бывает?

   – — – — – — – — – — —


   В конце передачи Время Свободы 12 января А. Генис опять заявляет:

   – Просто-напросто жизнь намного лучше, чем законы капитализма и противостоящего ему социализма. И мы, так сказать, это открытие смогли сделать всей своей группой единомышленников.

   Но так получается, что открытие сделано, но, увы, так и осталось неосуществленным. Ибо:

   – Многие тоже лазили в ванны для мытия рук, ног и других необходимых принадлежностей человека, так скать, тоже жили-были, но люди помнят не их, а только оказавшийся значимым закон Архимеда:


   – Сколько тела – столько дела.

   Почему опять и опять происходит нападение на науку, на законы, ей открытые, на закон Бойля-Мариотта, по сути, что он придуман, к сожалению, только для:

   – Идеальных газ-офф.

   Это буквально опять та же песня, которую придумал и завершил в 1948 году академик Лысенко под покровительством Эстэлина Завоевателя, что, мол:

   – Что?

   – Что, что?

   – Что рабочим нужен только мёд, а его мухи, тем более, такие, как мы, дрозофилы пусть летают, но только не у нас, а в Силиконовой Долине.

   Заодно с кибернетикой.

   Почему? – спрашивается.


   Почему жить просто так просто-напросто по-простому ребятам с этой передачи Александра Гениса кажется намного лучше, чем мечтает Пятый Постулат пересечься когда-нибудь в своих параллельных прямых?

   Вовсе не потому, что хочется просто так прыгать и скакать на перемене, не задумываясь, что на уроке всё равно и всё-таки придется ответить:

   – Скока будет два плюс два умножить на два, ась?

   И уж тем более это не Даль Свободного Романа Александра Пушкина, в фундамент которого положена Душа Человека в превратностях ее во всемирной истории, наполнения водой Нила, несмотря на то, что и законы Исиды – масонство – здесь под еще большим запретом, чем сейчас предлагается и предлагается сделать А. Генисом даже с уже существующей наукой:


   – Пусть коз пасет, ми будем думать зами, чисто по-дружески, так скать:

   – Ма-фия и иё окрестности – это и есть наш праздник, который мы всегда носим в своем портфеле.

   Правда, один вот доносился намедни, чемоданофф, а там оказалось:

   – Золото в его валютных стерлингах. – А:

   – Здесь – тире – буквально тоже самое:

   – Стопроцентная идеология Золотого Литого Тельца древности против которой Моисей призвал людей:

   – Кто Господни? ко мне!

   Антинаучная идеология идет, следовательно, далеко не от чистоты и глубины души, а уже давным-давно законсервирована в банках кунсткамеры далекого темного Прошлого. Такого далекого, что его колдуны искали истину, разумеется не в утверждении:


   – Пифагоровы штаны во все стороны равны, – а, как в Апокалипсисе Мела Гибсона:

   – Только на время затмения солнца можно прекратить ее поиск путем жертвоприношения только что завоеванных синих хомов соседнего племени.

   Вот это и называется:

   – Или закон Бойля-Мариотта, или тащи иво на Пирамиду, чтобы понять, когда затмение-то, однако:

   – Разума будет не только у некоторых на РС, но и вообще и по большей части:

   – У всего оставшегося человечества.

   Ибо:


   – Насколько вы погрузились – настолько вас и вытолкнут, а плавать по поверхности просто жизни – бессмысленно.

   Именно по этой причине, а не просто так, для души, убил воин Ганнибала Архимеда:

   – Нам не нужны никакие законы, кроме прав победителя на:

   – Просто жизнь, – однако:

   – За хграницей.

   Но, говорят, этот воин нарушил приказ даже Ганнибала.

   Вопрос:

   – Нарушает ли Радио Свобода в лице некоторых своих передач законы Силиконовой Долины, являющейся символом духа правды, заповеданной нам А. С. Пушкиным:

   – О сколько нам открытий чудных

   Готовит просвещенья дух.


   П.С. – Презентация Гениса – один к одному презентация на Культуре кредо своего творчества депутата С. Шаргунова, а еще точнее:

   – Михаила Шолохова, – где 90 процентов текста его, записанного на ТВ выступления занимают слова:

   – Просто, простой, просто по-простому.

   Жизнь, так сказать, в своем простом изобилии.

   Шолохов, говорят, пил вино, и пил, более того, много, вопрос:

   – Что пьет А. Генис для принятия своих необузданных решений о просто-напросто простом общении с литературой?

   Своих, как он думает, предшественников.

   – — – — – — – — – — —


   14.01.18

   Группировка, к которой принадлежит А. Генис со товарищи, однако, не:

   – Ученыи, – только на первый взгляд может показаться более прогрессивной, чем та группировка, к которой принадлежал А. Солженицын. – Так сказать:

   – По-мягше к людям и их производным в виде личных программ счастья, – как советовал Шурику Федя в фильме Операция Ы и другие. Истязания человеческого интеллекта Михаилом Пуговкиным.

   Здесь его истязают основательнее, чем задницу Феди в этом почти святом кино и даже лучше, чем нарушивших своё правосознание турок в Джентльменах Удачи, во время перевозки прямо в бетономешалке, и хорошо, что не автоматической, а так только:


   – Качает, качает, – какой-то веселый парень эту планету по всем ее, хотя и бронебойным швам.

   Но, друзья мои, я иду вслед, как говорится:

   – Дранк нах Остен, – хотя все они и зивут, жили, и, наверное, так и будут куковать свою песню:

   – На Западе!

   Следовательно, социализм с человеческим лицом не бывает, а это всегда только перегруппировка сил, и кто во время оной жил, тот считает за счастье думать:

   – Лучше для нас карта никогда не ляжет. – Но.

   Но забывает постепенно об этом:


   – Спасибо, большое спасибо группе Битлз и Пинк Флойд за то счастье, что мы не успели узнать, что бывает:

   – Еще хуже.

   У обеих группировок одно и то же фундаментальное Представление, – а именно, без:

   – Воли.

   Нет Воли Человека, имеющего Клад за плечами, – клад, однако:

   – Памяти, – что:

   – Е у ия мысли на ий лестнице. – Кого его?

   – Истории, однако, именно, не представления, а воли Человека, как не только:

   – Человека Исторического, но, как Пришельца.

   Вот надо только разобраться:

   – Ты откудова такой взялся, мил херц?

   – — – — – — – — – — – —


   15.01.18 – По ACTION ТВ 1000 опять начался фильм Шакал с Брюсом Виллисом и Ричардом Гиром

   Удивительная музыка перед началом, соответствует какой-то ужасной трагедии, уже давно здесь свершившейся, а:

   – Если смотреть просто, даже как в стихах про утро, красящее Москву посмотрел Борис Корнилов – совершенно не сходится, но со словами его о том времени, что:

   – Кругом запустение, – да, но и то не так точно, как сделана эта музыка, которую не знаю, с чем и сравнить.

   Даже люди на корабле увидевшие впервые Кинг-Конга на острове диких Незнаю не видели факта такого, уже свершившегося ужаса, конец которому, если и есть, то он абсолютно неизвестен. Вот это, действительно, Россия, которую мы еще:


   – Не видали, – и даже неизвестно теперь:

   – Теряли при этом хоть чего-то от нее.

   Сколько раз смотреть этот фильм на видео, но этой музыки ни разу не слышал, – или не обратил внимания. Сильна. И вот именно Это противостояло Иисусу Христу. Даже из фильма Мэла Гибсона напрямую такого вывода сделать нельзя, если только разбираться. Имеется в виду фильм Апокалипсис, а не Страсти Христовы, но, пожалуй, оба – одновременно.


   Перебор, по-моему, такое противостояние Человеку. Что же он, человек может, если против него собраны такие силы?! И кто мог собрать против бога такие силы? В принципе, конкретика про бои богов между собой ясна, но по мифологии воспринимается она всё-таки, как игра, несмотря на то, что убили, распилили на 14 частей – Осириса Тифон – заколотили я бочку, или в ящик, но он всё равно ожил, найденный Исидой.

   Здесь – по этой музыке – кажется, что эта пилорама работает давно, и останавливаться не собирается никогда.

   Но на Северную Корею похоже, ибо нам известен факт, сообщенный К. Собчак:


   – Там нет мыла!

   Здесь мыло есть, но их знание существует. Выходит, это дэза, что американцы не только мечтают, но и вообще:

   – Думают, – здесь до сих пор в центре Москвы живут белые и всякие другие медведи.

   Наверное, со стороны всё-таки иметь в виду для сочинения такую музыку можно, но находясь, живя здесь – невооруженным глазом не видно. Только если, как уже результат сочинения.

   Вот как раз сейчас тому, кто поймал когда-то Кинг-Конга Брюс Виллис мяукнул:

   – Закрой рот. – И он заткнулся, но ненадолго. Вообще странно ведет себя этот парень, сделавший титановую – или какую там – станину для пулемета, но, в принципе:

   – Очень логично, – хотя с первого взгляда так не бывает, не может быть, ибо:

   – Он человек известный, хороший мастер, если к нему обратились по такому секретному и важному делу, а ведет себя, как недоумок.

   Но он мастер в строительстве, а не в разрушении, поэтому ничего и не понял в:


   – Их деле, – которое оказалось – как эта тревожная увертюра – ему просто:

   – Неизвестны, – как ее не видим мы.

   Хотя многие, самые обычные люди думают:

   – Куда бы свалить отсюда, хоть моряком на рыбный флот, там пятьсот рублей в месяц платят.

   И так в каждом и любом месте:

   – Куда-то надо уходить, уезжать, уплывать, как в песне:

   – Товарищ, мы едем далека, подальше от этой – нашей – земли.

   Но вот, судя по этой ужасной увертюре мы здесь, люди, не понимаем происходящего, все издержки, так сказать, этого далеко не кустарного производства сваливаются на временные трудности, и невозможно допустить, что делается всё это нарочно. Ибо:


   – А на хрена?! – Абсолютно же ж непонятно.

   В Евангелии сказано:

   – Осторожно, ребята, ходите только подпоясавшись! – Но почему уж так строго – неясно, поэтому совершенно спокойно пропускается мимо ушей.

   Кто-то всё знает, а Человек – мало.

   Человек, оказывается, важная фигура в этой организации, но он почему-то сделан так, что ничего об этом не знает, а если и ведает, то совсем немного, на уровне интуиции только. А про него песни слагают, заодно со сказками:


   – Пришел, увидел, победил.

   Потом оказывается, наоборот, один погиб в 27 лет, другой в 37, как Лермонтов и Пушкин, успев или нет, так и не победив?

   А то говорят – Яков Кротов – что происходит подмена Веры, но что толку, ибо, когда? Часто, в пятницу, здесь или везде, конкретно – ничего же ж неизвестно, так как не конкретизируется.

   И уверенность есть только в одном, что Вера была запрещена категорически, как:

   – Опиум для народа.

   И люди думают, как легко-то стало уму, а то было абсолютно ничего непонятно!

   Забыто не только про связь ума и сердца, как в Пиковой Даме Пушкина, но и про само сердце даже не упоминается, в том его смысле, что оно нужно для Веры в Бога. Да и что толку упоминать вскользь, если и само сердце напрямую, увы:

   – Совершает ошибку!

   По ошибке его, следовательно, узнаете его.

   Человек уже ничего не хочет, кроме как выпить и сыграть в домино. Нет уже потребности:

   – Иметь! – Ничего, а уж веру – тем более, разве обязательно, – и знак вопроса уже под вопросом давно.

   – — – — – — – — – — —


   15.01.18 – Речи у Колодца – не путать с Мыслями на Лестнице Анатолия Стреляного

   Что означают речи У Колодца? Например, в фильме Иван Васильевич меняет профессию Антон Семенович Шпак был возмущен предельно простым к нему обращением царя Ивана Васильевича Грозного:

   – Что значит:

   – Чьих будешь? – это и есть единственный логичный вопрос у колодца:

   – Чьих будете, господа-товарищи?

   А забыли логичный ответ Вильяма Шекспира в одноименном кино:

   – Влюбленный:

   – Артисты мы:


   – Владимир Этуш и Юрий Яковлев, – никто У Колодца не считает возможным.

   И получается, что разница между Мыслями на Лестнице и Разговорами у Колодца заключается только в одном:

   – В первые не верят, а вторые, наоборот, придумывают, когда ничего не хотят говорить.

   Омерта – знак согласия, но вот с чем? – вопрос. Откуда взялась эта Круговая Порука Отсутствия Мыслей на Лестнице, и поддержание лжи о логичности Разговоров у Колодца, когда по умолчания утверждается, что:


   – Перейти эту Границу у Реки, – отделяющую Владимира Этуша от Антона Семеновича Шпака и Юрия Яковлева от царя Иоанна Грозного – невозможно.

   Как, следовательно, и невозможно Путешествие из Петербурга в Москву через Киев, а также – главное:

   – Невозможен Путь Апостолов в Галилею через Десятиградие – Декаполис, где все и должны, в конце концов встретиться, несмотря ни на какое недоумение Некоторых идеологов Соцреализма.

   Вот, следовательно, как далек Соцреализм от народа, что его не только нет в Галилейском море, где плавал и переодевался для встречи с Иисусом Христом, находящимся на берегу, Апостол Петр, но нет и на том берегу, где шел Иисус Христос с:

   – Другим Учеником.


   Где же он? Вот, почему я объяснил, что разговоры У Колодца – это не попытка какого-то нелогичного оскорбления, а именно:

   – Правда, – что такое место, которого нет ни на берегу, ни в море:

   – Тоже существует, – просто-таки Причал противостояния не только Человеку, но и прямо:

   – Богу.

   А выдается за чистосердечие:

   – Вот я тока недавно из леса, как та бабушка, которая жила-была в этом дремучем лесу сорок лет, и просто по нужде ненадолго вышла, поэтому сразу – пока еще не затемнился разум его правосознанием – скажу вам всю правду личную – как выразился Пушкин в Воображаемом Разговоре с Александром 1:


   – Я не то, что Царь, ибо он тут, а я живу только на Полях Души моей.

   И все это поняли, как:

   – Ничего непонятно, следовательно, вот, что вижу – то только и есть.

   А ты, мил херц?

   – Я? Мыслить не могу – только существую.

   И именно это и утверждается У Колодца:

   – Говорю только то, что тут же, рядом с этой Наливай-кой, и вижу, а значит, доказать, есть здесь и еще кто-то в виде Его Мыслей:

   – Искусственная кабала капиталистической робототехники.

   Думаю, что силлогизмов, чтобы запутать любого – хватит.

   – — – — – — – — – — – —


   Лицом к событию – Михаил Соколов

   Лица, приглашенные в студию на роли будущих президентов – приглашены правильно, имеется в виду, что не как будущие возможные президентши и президенты, а просто их подготовка к этому занятию:

   – Дело веселое. – Как-то, одна, Е. Гордон, выдает почти сакрально:

   – Парламент лучше, чем президент, так как, этеньшен:

   – Власть у нас всё-таки народная. – Смешно? Нет, зато весело.

   Далее, мужик, пока не понял, как его звать, говорит:

   – Не надо говорить о правде, т.к. мы христиане, а оно, христианство, повествует только о загробном мире, не говорит ни о какой правде, которой, однако, учил Иисус Христос.

   Евангелие, по его мнению, учит, как жить только еще будем на том свете.

   Вот ради этого цирка и правильно, что им дали мандаты кандидатов. Как тому дедушке, который решил прославиться, написав на своем деревенском клубе, что физкультура – это не просто так: сели-встали, а:

   – Фи-зи-чес-кая-я Культ-Ура-а!

   Печаль тем не менее всё равно есть, так как участие этих респондентов основано всё-таки на правде:

   – Они такие непростые, эти, так сказать, присяжные заседатели, что и люди у нас:


   – Все раз-зные-е! – И, значит, даже те, кто не совсем, так сказать:

   – Кого-то переставляют-т.

   Плохо это потому, что нет в этом случае ответа на простой вопрос:

   – Зачем? – Ибо, чтобы пойти в этом случае плясать от радости на танцы – если клуб на партсобрании в этот выходной не закроют на пред-выборы – не получится, т.к. могут спросить, как Миколка:

   – Плакать надо – чему вы радуетесь?

   – Почему? – вопрос.

   Потому что, друзья мои хорошие, дураков намного меньше, чем это даже думают.

   – — – — – — – — – — —


   17.01.18 – Повтор передачи Михаила Соколова – Лицом к событию

   Е. Гордон говорит нелепость, соответствующую ее трехразовому питанию, имеется в виду, образованию:

   – Многие заплатили от двух до семи миллионов долларов за право быть депутатами, – в том неочевидном смысле, что:

   – Пора этому положить предел! – Тогда, как на самом деле и предлагается:

   – Бес-предел, – ибо деньги – значит, депутат финансист, а без них уже:


   – Террорист-т.

   Также, как и преимущества парламента с президентством – это только еще большая одиозность. За что, собственно, этих претендентов хрен знает на что сделали претендентами на свою одиозность. Ну, и затем, чтобы К. Собчак не очень зазнавалась, ибо посмотри вокруг себя, и увидишь:

   – Кито тя осуждает, – прошу прощенья осю-сяет, и это не совсем так, а просто:

   – Кружат, как глупые галки. – Да и это маловероятно.

   Не все люди могут врать, не стесняясь этого, – и на этом принципе основан выбор претендентов:


   – Говорить не просто белиберду, а надо иметь не-Сократовскую способность:

   – Вообще ни о чем не думать.

   И вот сейчас этой леди Гордон был выдвинут без стеснения в пользу своего преобразования:

   – Ищу третье преобразование, названное ей образование уже, без приставки Пре, – что, собственно, и значит, как сказал кто-то, начав метать карточный бисер:


   – Дело пошло! – и радостно потер руки, но не потому, что в запасном кармане у него всегда два туза, а в самой колоде их тузов 18-ть, а знаю об этом только я и директор этого публичного дома.

   Отличие от выборов советской власти именно в этой очевидной клоунаде участия в выборах на роль президента злых троль-чикоф-ф.

   Смысл не в сравнении с реальным президентом, а в психической атаке, повод лишний раз посмеяться-поиздеваться над сусе-ствующим здесь рекомбинатом в виде, так называемых:


   – Лудэй.

   Кандидаты и кандидатки, да, прикидываются юродивыми, но чё-то уж больно не только тупыми, но и очень злыми. Похотят, по-видимому, чтобы и хотя бы:

   – Знали, – что они тут не только бывают, но уже и с:

   – Постоянной пропиской.

   Собственно, это и есть ленинизм.

   – — – — – — – — – — – —


   РС – Лицом к событию – Е. Р.

   Говорят о противостоянии пропаганд Запада и России

   И агитатор Фильштейн, думая, как все пропагандисты и агитаторы, постоянно хочет намекнуть, что он:

   – Понимает-т. – Например, сейчас говорит во многовекторности Правды, а Ложь, мол, тока:

   – Сеная, – но! Тут можно только сказать, что этот парень даже букву Пэ не выговаривает, какая, следовательно, тут может быть:


   – Пьявда, – никакой, а только черная.

   Очевидно, что Правде не имеет смысла быть многообразной, так как речь только о черноте пропаганды.

   Иисус Христос говорит всегда только одно и тоже:

   – Не слушайте вообще никого, – даже самих себя – бесполезно, сам человек, не сможет противостоять злу.

   Элементарная вещь, зачем правде иметь оттенки, если идет одна чернуха, с ней сначала разберитесь, а до тонкостей дело постепенно и само дойдет.

   Какое многообразие – букву ЭР сначала научись выговаривать.

   – — – — – — – — – — – — —


   18.01.18 – Радио Свобода

   Свободный стих – это преодоление страха, – Игорь Померанцев.

   Очень верно, но жаль, что даже: феноменально, т.к. никто не поверит, по той простой причине:

   – Некому верить, – как и сказал опять Игорь Померанцев:

   – Талант – еще большая редкость, чем его стихи.

   Проблема в том, что нельзя доказать, как предлагал Иисус Христос:

   – Вы считали ли хлеба, что их стало еще больше, чем было, после сбора объедков? – Этот счет не убеждает человека, который видит, что не видит возможности сам проконтролировать весь сбор остатков – могут специально сосчитать то, чего не было, – и:

   – И забывает, что сосчитать можно, если считать и:


   – Самого себя!

   Себя человек не видит именно:

   – Не видит участником соревнований Жизни.

   Хочет иметь доказательства перед собой, доказательства отчужденные, чтобы их и другие засчитали за объективные, а она в:

   – Душе.

   Как сказано:

   – Изменить надо сердце.

   Поэтом и сочинил Пушкин:

   – Ты сам свой высший суд.

   Ты им доволен ли, взыскательный художник

   Доволен, так пускай толпа его бранит

   И плюет на алтарь, где твой огонь горит

   И в детской резвости колеблет твой треножник.

   – — – — – — – — – — —


   19.01.18

   Нельзя писать Вводную к Ситуации, иначе всё равно придется писать потом вводные почти к каждой фразе. Поэтому и нельзя Представить – что значит:

   – Перед собой ситуацию – она должна быть Уже внутри.

   Что значит: пишется не всё, а только фрагменты.

   И остается только доказать или поверить Гермесу Трисмегисту, что:

   – Больше ничего и не бывает. – Кроме, следовательно, художественности, богу нечем было создать мир. – А теперь Это Некоторые называют:

   – Ты откудова взялось?

   Так и ответ:

   – От Сотворения Мира, однако, здеся куку-ю-ю. – Как:

   – Чацкий.

   И его обманчивая в виденьях Софья.

   Половина всегда предполагается известна Читателю.

   Следовательно, человек получает знания не сразу, а частями: половину сначала, сразу при рождении, а при жизни вторую.

   – — – — – — – — – — —


   Говорят об Александре Мене, что это была месть, так как не было смысла его убивать:

   – Реальное Христианство всё равно не было востребовано. – Но!

   Оно потому не было востребовано, что и не существовало. Здесь же, у Александра Меня, автоматом шла простая правда, как норма сознания человека, а не то, что было предложено в 17-м году:

   – Обязательно быть катехгорически против, обязательно вести антирелигиозную пропаганду, и именно это было ужасно, потому что было просто и прекрасно.


   Прекрасно именно на фоне разных выдумок про Землю без Китов, про законы без Ньютона и Менделеева, про Шекспира без своего содержания древних сказок и присказок, про Теорию Относительности, только всех запутавшую, даже сомнение Александра Меня, что Иисус Христос сказал больше, чем можно записать даже во все книги, которые не только написаны, но и когда-либо будут написаны, – и то:


   – Выявляло проблему, над которой можно подумать и решить ее.

   Даже ошибка, что Иисус Христос назвал Веру такой маленькой сначала, что даже меньше самого маленького горчичного зерна она, а потом вырастает в такой пышный куст, где могут селиться даже птицы небесные. Что, мол, Иисус Христос привел только фигуральный пример, а именно:

   – Если иметь в виду, что горчичное зерно самое маленькое, например. – Но дело в том, в Евангелии таких примерностей не бывает. И если она, действительно сделана, сказано примерно, – то сказано:

   – Нарочно, – чтобы люди самими собой уменьшили маленькое до самого маленького.

   Человек в Библии всегда задействован лично в решении любых вопросов, ибо и Истина по Евангелию:


   – Неотделима от Человека. – Как есть пример явления Иисуса Христа Пятистам, – вычислять надо, сколько это, именно Читателю, применяя счет по Модулю, где будут задействованы все роды израильтян, все люди от Сотворения Мира, – им Он явился, как пятистам, хотя можно считать и 11-ти, и так далее, ибо не дереву, не кусту засохшему рассказывается Истина, а Человеку, в котором в самом часть этой Истины и находится!

   Даже размеры Ноева Ковчега указанные в Бытии нельзя считать прямым указанием роботу, или добывшему эту информацию инопланетянину, как:

   – Бери, делай и двигайся прямо в Царство Небесное, – не поплывет этот Ветро-Лёт никуда без Человеческого Разума! – Ибо не только в Евангелии, но во всей остальной Библии приводятся не факты бывших когда-то обычаев, нравов, обрядов, а рассказывает принцип устройства Мира, уже хотя бы потому, что:

   – Ничего другого и нельзя рассказать.

   Эту информацию, в Библии, надо считать, как оставленную нам для дальнейшей жизни:


   – Зашифрованную Книгу Жизни, оставленную нам бывшими здесь инопланетянами, зашифрованную не каким-то хитрым кодом, а:

   – Кодом самого Человека, – именно его разумом.

   И вот этот Код Жизни Александр Мень понимал душой, не входя в решение конкретных загадок, таких, например:

   – Почему слов Иисуса Христа не смогут вместить все книги мира, или почему не самое маленькое горчичное зерно было Им названо именно таким:

   – Меньше всех остальных, – ибо не буквально в горчичном зерне дело, а в разных весчах, попадающихся человеку на его жизненном пути – и даже До и После – как-то:


   – Кому какой храм дадут, какая будет плата, сколько человек в каком-то институте имеют докторские степени, сколько академиков обслуживают эти университеты своим влиянием, ибо:

   – Много ли престижа видели в Вере Иисуса Христа люди Его времени? – Ибо:

   – Может их больше, чем высказывалось открыто За, но:

   – Но какой смысл верить в Истину, которую никто почти не принимает или боится решить, что это может быть правдой? – И решают:

   – У уникальных изысканий Иисуса Христа нет перспективы, не сможет эта машина выехать на большую дорогу, – как и было пропедалировано здесь в 19-м веке:


   – Слишком далеки они от народа.

   И выбрали Эту Веру Нищие Духом, по сравнению с духом докторских и кандидатских диссертаций, который сов-всем-м по другой статистике считаются, – несмотря на то, что люди, еще их не защитившие, верят:

   – Можно защититься и по существу.

   Но в том-то и дело, что, принципиально, нет. О чем, собственно, и написал, нет, на этот раз нет Сэлинджер в Над Пропастью во Ржи, а Владимир Дудинцев в:


   – Не Хлебом Единым, – но всякой Мыслью, идущей от Бога.

   Люди верят, что Бог есть, но где Его встретить в земных условиях, чтобы хоть немного почувствовать Его тепло? Вот, Александр Мень:

   – Представлял такую возможность. – А так-то всегда можно встретить в Библии, в Евангелии, хорошо, но никто же ж не видит со стороны, как в фильме Служили Два Товарища с Олегом Янковским и Роланом Быковым в главных ролях:

   – Андрюха! и ты тута?

   – И я тута.


   Ибо разница есть одному присутствовать или в собрании, почему и удивился Петр, воскликнув Иисусу Христу на берегу Тивериадского моря:

   – А он что тут? – имея в виду Иуду.

   – Дак, тебе нет до этого дела, ты иди за Мной.

   Ибо не только много званых, и мало избранных, но и среди избранных вам не все известны.

   – — – — – — – — – — – —


   22.01.18 – Радио Свобода – Иван Толстой – На этой неделе 20 лет назад – Анатолий Стреляный

   Ведется диспут, но ведется по-советски, можно сказать:

   – Самими Советами и преподносится:

   – Гражданская война началась миром, – в том смысле, что никто – и прежде всего большевики – ее не хотели. – Но!

   – Но вот то, что не хотели – согласиться можно, потому что:

   – Жаждали, – и не как здесь резюмируют девушки:

   – Это было очень, очень мило, – пришлось.

   Сама идеология 17-го года – это идеология Войны. Что и было резюмировано матросом Железняком:


   – Ми очень устаем от ваших не только компромиссов, но и даже мыслей!

   Хотя не исключено, что дама и имела в виду вот это:

   – Ми устали ждать в очереди, – компромиссом, ибо:

   – Собрание, которое разгонялось всё-таки было, как было время До Гражданской Войны! – Из чего следует:

   – Это компромисс, т.к. мы, да, воевали, но не всегда же ж! – Абсолютно разное представление о Мире у философов-шь этой передачи и музыки перед начало фильма Шакал, где воспроизводится понимание идеологии Чужих, как войны и порабощения, независимо ни от каких абсолютно компромиссов и других соглашений.

   Что, собственно, и произошло в 98-м году:


   – Не по обстоятельствам экономической необходимости, а сознательно и нарочно осуществленный Дэ-фолт. – Именно по причине, что несмотря на полное ограбление казны, экономика могла выползти из:

   – Искусственно созданных для нее обстоятельств.

   Поэтому Гражданская Война началась не вынужденно, а наоборот:

   – Из-за возможности компромисса с теми, кто хотел жить в мире и для людей, а не в войне и только для власти.

   Фактически вне-земная идеология человеконенавистничества предстала перед людьми, почитающими себя:

   – Существами Разумными, – хотя Иисус Христос предупреждал:

   – Вы как Агнцы среди Волков, однако.

   – — – — – — – — – — —


   Открытый чемпионат Австралии по теннису, и опять удивительно, зачем это делается:

   – Если один в белом, то и другой обязательно тоже, если в желтом, то оба – это хренопасия, какой имеет смысл, чтобы телезрители не различали игроков по цвету, а только по голосам, но не все же, как Шарапова – тем более, она уже вылетела – орут, как резаные.

   Та же ошибка повторяется, как в настольном теннисе, только там еще и счет не виден.

   Спрашивается, зачем тогда и игроки нужны разные в виде разных людей – поставьте две машины – пусть они кидают шарики через друг друга, а в конце покажите счет, зачем обязательно разочаровывать людей непониманием происходящего?

   Да и вместо зрителей лучше всего просто включать настольные лампы, мол, свет есть – значит:


   – Все дома! – Но только не у нас, не у людей.

   То и дело приходится вспоминать Виктора Шкловского:

   – Спорт смотреть не стоит. – Но можно и продолжить его формулировку:

   – Бессмысленно болеть за кого-то, т.к. всё уже давно подстроено, – подстрочником:

   – Не только бессмысленно, но и вообще невозможно! – И более того:

   – Если вам неинтересно, то и не смотрите, в том смысле, что не затрудняйте себя отказам – априори не сможете.

   Матч Джокович – кореец?

   – — – — – — – — – — —


   23.01.18 – Радио Свобода – Иван Толстой – Мифы и репутации – Борис Парамонов – Пушкин

   Послушать придется после обеда, ибо боюсь:

   – Хватит ли нервов, – или еще мало покажется?

   Как и сказал Иван Толстой в самом начале:

   – Мы добрались до него, – а было ли надо – неизвестно же ж!

   Ибо:

   – Загнул Борис Парамонов здесь хотя бы пароли, без Пе, или сам уже принял одиозное решение загнуться – не особо хочется знать, т.к. предполагаю:

   – Не только загнулся, и но сам – увидев Каменного Гостя – принял это, тем не менее, далеко не одиозное решение:

   – Возьми меня, ибо даже мне самому уже кажется: надоел хуже горькой редьки!

   – Кому, мил херц?

   – Дак, самому себе, сынок, самому себе.

   И оно более-менее понятно, как:

– Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чу-мы-мы-ы,

   Справиться с которой сам Человек не может.

   – — – — – — – — – — —


   23.01.18 – Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад

   Анна Качкаева берет интервью у Н. Михалкова, который заявляет:

   – Хорошо лететь 9-ть часов и слышать даже в мыслях одну только русскую речь, точнее, он сказал мысли. – И:

   – Очень уж удачно – в январе 1998 года – упомянул:

   – Бывает Дэ-Фолт! – который вскоре и был. – А:


   – Долги, чем отдавать? – Хотя незаметно положил в посылку, мы их отдавать не просто не собираемся, а не будет именно потому, что хотим быть вместе с Казахстаном, и нет, со всем остальным Западным Миром, – объявив виновным при этом именно Западный Мир, что он будет хотеть, а мы:

   – Уже завязали, – или, как здесь обычно резюмируют:

   – С Этим делом – дружбы с Западом – мы покончили давно!

   А именно в 1917 году, а вы думали, как Нострадамус:


   – Таперь дружить будем? – Нет, нет и нет, ибо:

   – Не привыкшая-я-я Я.

   Вывод:

   – Россия не то, что не хочет жить хорошо и нормально, как остальные люди, ибо она просто-напросто:

   – Всегда против.

   Уже априори.

   Вот по самому Михалкову и можно судить, почему:

   – Во всем участвует, и точно также во всем ни бельмеса ни гугу.

   Как говорится:

   – Не только ничего не знаю, но и знать не хочу! – Так сказать право Рюриков править понимается именно, как:


   – Вы здесь сами всё можете? – Дак, пожалуйста, но мы пришли не затем, чтобы научить вас чему-то новому, а наоборот, тому, той белиберде, с которой вы – можно сказать заранее – справиться никогда не сможете, – и это и есть то, что теперь должно пониматься, как:

   – Власть, – только потому, что ей на всё и на всех класть.

   Логика, разумеется, есть, но это логика, если и Разума, то однозначно противостоящего Хомо Сапиенсу, легко объясняющая, почему были в 1948 году официально запрещены генетика, кибернетика, литература и все остальные изобретения человека, включая религию.

   Вот он – черно на бело – Чужой Завет.

   И откровенно нагло нам преподносится, и не только потому, что ему уже известно, что через несколько месяцев будет объявлен Дефолт, но, кошмар в том, что по:


   – Душе. – Ибо так-то насрать и по барабану, пусть, как Форрест Гамп косит траву у дома-сада своего на электрической машинке, как это и принято Там, где живет счастливо Форрест Гамп, несмотря на то, что тоже:

   – В кино снимается, – но! Он-то в роли дурака, а Михалков норовит объявить себя во всеуслышание:

   – Умницей – Разумницей! – вот в чем цирк всего этого отличия, кто, где летает и что слышит:

   – Ибо одни один и тот же язык, а все остальные даже разговаривать не умеют, а только мычат:


   – Не согласная-я-я Я. – Но скоро их уже совсем перестанут слышать – Дэ-Фолт в план уже поставлен.

   Зло буквально и просто: сознательное.

   – Каждый человек видит то, что он хочет увидеть, – говорит сейчас Михалков.

   Но, что значит:

   – Узе?! – Ибо разве он, хомо, знает, что он хочет видеть, не расследовав сие меро-приятие предварительно? – А вот Мих-в знае-ет-т.

   Одно слово: инопланетяне поработили русскую землю, ибо разница видна:

   – Мы-то не знали, а они всё уже давно – до нашей еще веры, как будто:

   – Эры, – превратили в русский, как сейчас рассказывается, Стандарт.

   Говорит со смехом:


   – У каждого свое мнение, а у меня его нет, – имеется в виду про равноправие, а есть только Поступок:

   – Взял, так скать, в лапу и завоевал всю Русь, – а чего они хотели – теперь не будут.

   И даже все рецензенты сейчас резюмируют:

   – Токи оптимизма так и прут, так и прут и даже лезут во все врата.

   Наверное, и иностранцу Маркусу Ворону пообещали сказать, когда надо окончательно перестать менять свои тугрики на местную мама-лыгу в виде ее полного балагана, украшенного беспредельной наглостью.

   И даже, похоже, обрадовались, что эту маму-лыгу теперь можно смело обзывать:

   – Русским Стандартом.

   Правда, сюда и допускают только тех иностранных – а уж тем более своих – корреспондентов, которые:


   – Радуются, – лишь бы и им показали тот палец, который указывает:

   – Когда надо начинать менять не туда, а уже обратно? – Хотя и это второстепенно, главное, чтобы знали, там, наверху:

   – И мы, как вы, против Разума. – И, взявшись за руки, как друзья, плясать вокруг уже Новой Ёлки-Палки лес густой:

   – Да, здесь никогда разума и не было, – а, значит, после вас завоевания полного и окончательного, вы ничего и не потеряли.

   Как были этими елками-палками – так и остались. – Вот оно резюме рюрикофф-с.

   Что могло понравиться журналистам в реципиенте, который вел себя, как – мягко говоря, очень, очень неприлично, эта самая, она. Вот то, что не стеснялся ей быть? Не знаю, как тут можно радоваться, только и если:

   – И-я, и-я, и-я, – такая же. – Но мечтали ли эти ребята и девчата, что и все слушатели тоже:

   – Большие ослы? – Возможно, и нет, но:

   – Пытаемся, стараемся, пользуемся служебным положением, чтобы и эту сказку сделать былью.


   П.С. – Наглость всё же второстепенна – главное, вечная мерзлота, над которой думают, что внизу, что-то говорят, и даже более того:

   – На языке Розетского Камня.

   Люди не могут противостоять этой идеологии зла в принципе, но могут, как всегда это делает в фильмах артист Голливуда Харрисен Форд, сейчас в фильме Стивена Спилберга Индиана Джонс и Чаша Грааля, точнее:

   – И последний крестовый поход, – уже 1989 год.

   Имеется в виду, противостоять, как Человек:

   – В частности.

   Но только не такие журналисты, как были сейчас: Качкаева, Покровская и Маркус Вольф, или что у них есть еще там.

   – — – — – — – — – — —


   Опять говорят, что коммунисты не придумали ничего нового по сравнению с Евангелием, – но:

   – Зачем, – если до сир пор очевидно:

   – Под Библию храмы строились, а под этот, Чужой Завет, они – начиная с 17-го года – наоборот разрушались.

   Следовательно, и очевидно, новое было.

   Лица, представляемые сейчас на исполнение роли президента в новых выборах: Бабурин, Явлинский, Гордон и, скорее всего, все остальные, не исключая Титова – театр абсурда, но не просто так, а в фильме ужасов, – а:

   – На людей тоже по внешнему виду похожи, – если не смотреть им в глаза и почитать за немых.

   Следовательно, выполняют они совсем другой завет, не человеческий.

   Он чужой и по близкой сути: все претенденты, как проинструктированные делегаты, только для того и призваны, чтобы – нет, даже не намекнуть, а – сказать прямо:


   – Лучше нету того свету, – в том его непреложном смысле, что:

   – Зачем менять лучше на то хорошее, что мы собой представляем, – а именно:

   – Все в своих речах пропагандируют и восхваляют уже имеющегося президента.

   Так бы:

   – Если вы сами с усами и без идете дранк нах – ну, куда-то всё же намылились – зачем хвалить конкурента? – Так и ответ простой:

   – Надо-о.

   – Подписку, что ли, дали?

   – Нет, от души, ибо:

   – А себе-то какая! реклама – и не снилось.

   Всё это, конечно, дело хозяйское, прибыльное, но вот сам контингент, не взирая ни на какую логику – изумляет:


   – Неужели в России так много дураков, что:

   – Удивляешься, удивляешься, удивляешься – а всё равно продолжаешь изумляться.

   Почему в Голливудском кино всё наоборот: всех кретинов, а играют умные люди – здесь наоборот:

   – Наоборот-т: дураки играют роли дуракофф-ф. – Ибо:

   – Никто и так уже телевизоры не покупает, в их – телевизионном центре – полный штиль, не взирая на множество всех этих центров.

   – — – — – — – — – — —


   24.01.18

   Радио Свобода – Анатолий Стреляный – Ваши письма

   А. Стреляный отвечает на похвалу слушателя, что, мол, силен ты, деляга, можешь загнать противников в углы, где они будут только прятаться и никогда не больше не крякаться, что не дай боже вспомнить, – это уже я:

   – Ваши же, дорогой мой человек, Мысли на иво Лестнице.

   И Анатолий Стреляный отвечает прямым текстом:

   – Никогда не был, не занимался, не люблю, ибо придется тогда выпячивать себя намного больше, чем это делают другие. – А!

   А на виду прямое противоречие, ибо А. С. и так, и сяк – один на почти что всю Вселенную бывшей Российской Империи в качестве ее Сельской Жизни. – Но!

   Но А. С. считает это свои очевидные не только мысли, но и прямые дела именно Мыслями на Лестнице, которые – как он сам же и заповедал:

   – Не бывают, т.к. не существуют не только вообще, но и даже в частности, имеется в виду не только у него, у самого, по его же опыту, но и у всех:

   – Остальных тоже.

   А причина? Одна:


   – Уж больно оне – Лемисты с буквы По, как их Эдгар – сильно выпячивают грудь-то! – Ибо надо, как у меня было на редакционной линейке:

   – Становис-сь-ь!

   Следовательно, равнение даже не на партию, даже не на флаг, а только на меня безгрешного.

   Вот она причина, почему взяли и взад не отдают Крым:

   – Уж больно ни хрена не видят Некоторые. – Ибо ему говорят чистым русским языком:

   – Ну, хорош, и не только за то, как говорил про себя Владимир Высоцкий, что клеенку с Бангладешта приперешь, а и все противоречия между Россией и Украиной сводятся к одной только этой точке зрения:

   – Кто в этой Лемике главный?! – И Анатолий Стреляный смиренно заявляет и тут же сразу резюмирует:


   – Я вообще её против. – Здесь:

   – Сразу уши в барашек сворачиваются: собачит, собачит один не только на всех сразу, но и За Всех, и объявляет других, чтобы мне противоречили ненавижу.

   Но по сути дела А. С. не любит критику Других Выпячивания Себя именно потому, что она, эта критика, является именно его нелюбимым занятием:

   – Как Ле – когда играл Криса в Великолепной Семерке: наган? один, браунинг? тоже адын, – но заметьте, оба хороши, и более того, именно потому, что всегда находятся в разных карманах. Знаете, почему? Тяжелы проклятые, когда им скушно лежать без дела в карманах-то, ибо уж:

   – Очен-но хоцца пострелять по-Македонски, – им, не мне, который даже свою тощую грудь, но и то всегда прячет от посторонних глаз, чтобы случайно не приняли за площадку, где можно применить эти Кольты, как самое опасное в мире оружие:


   – Мысли на Лестнице.

   Но дело не в том, что журналист не может применять в своих исследованиях реальности Мысли на Лестнице, а в том, что Анатолий Стреляный отрицает их право на существование в принципе, как истины. И более того, как истины Искусства, ибо Мысли на Лестнице – это не фундамент Искусства, а само оно есть, потому что иначе:

   – Не бывает. – Несмотря на то, что, если и пишется картина истины даже с натуры, как любил Ван Гог, ибо:

   – Лестница эта, Лестница истины находится в его сознании, что:

   – Лемика без ее По, – это, по сути, речь Леонида Ильича, в том ее непреложном смысле, что, как было сказано противником Кевина Костнера в фильме Почтальон, всё дело в том, что:

   – Я могу, – а вы – сами признались, что нет, ибо ваши мысли – в отличие от моих – всегда только на:

   – Лестнице.


   Но это именно не Полемика, а только Наглость, такая же, как была у Лео:

   – Я говорю спокойно, но только по пять часов – мог бы больше, поэтому хвалите меня, а не Игоря Ильинского он только срепетировал, и то всего:

   – Часика на полтора.

   Вот так и наши себялюбивые мысли на Лестнице – это только возражение минут на сорок по сравнению всегда со своим самогоном в закромах – лет на 50-т Анатолия Стреляного.


   p.s. – Гонят и гонят нам с Радио Свобода школьно-письменные принадлежности на нашу, по их мнению, Избу Читальню априори, мол, Стихия, что им ни брось – сожрут, как голодные кролики госпожи Австрало-питекии.

   Мол, мы все одинаковые, но мы за вас, а вы только за вас. – Но:

   – Как неуклончиво спросил Аркадий Райкин:

– А ВАЗ?

   Как говорится, а воз, который вёз Мальчик з Пальчик, и ныне там же:

   – Мы здесь, а умные тоже везде, но только не:

   – Здесь.

   – Почему?

   – Просто не бывают. Ибо, как и было пропедалировано:

   – Откель дрова-то бабе Нюре прешь?

   – Из общего лесу, вестимо.

   А какой, собственно, общий лес может быть для комментаторов на Западе По Лемике того, что происходит на Востоке? – Если, априори полагается, что импорт всегда лучше простого драпа-хотуна по десять рублей за километр? Если так и продолжают считать вообще, что не только:

   – Мыслей на Лестнице нет, – но и в частности:


   – Всё равно и так, и эдак – всё Наше-е.

   Вот именно по этой причине сиськи-миськи добровольного кураторства местных, но с бэкхэнда пропагандистов и агитаторов.

   Вот даже сейчас, Надаль, проигрывая еще чуть-чуть Чиличу, уже провоцирует комментаторов блеять, что может сняться, чтобы зачем? Если осталось играть меньше одного Сета? Чтобы унизить Чилича, который должен думать, что не смог выиграть у него, Надаля, по-честному, когда он был здоров. А!

   Когда Надаль – как говорит комментаторша – не здоро-фф – это не победа.

   Так вот даже Надаль и то какое-то маленькое, но право имеет прикидываться гнилой уткой – Анатолий Стреляный:


   – Вряд ли.

   Комментаторша говорит:

   – Все симпатии на стороне Рафы. – Но это у них, у комментатороф-ф обычное дело:

   – Прав кто угодно, даже они сами, но только не Зритель – Страна Зазеркалья.

   И здесь, получается, тоже самое: равенство позиций Лемика и Слушателя рассматривается равным только в дис-позиции:

   – Их бин на вершине Пирамиды жертвоприношений, а оне всё там же ж, в помойной яме.

   Скажите спасибо, что с вами вообще разговаривают, а вы возражать вздумали, себя выпячивать, а известно, что из ямы это никак не получится.

   Но вот также думали индейцы в фильме Мела Гибсона Апокалипсис:

   – Жену главного героя посадили в глубокую яму вместе с двумя детьми – одним еще не рожденным – и думали:


   – Привет, – теперь уже никуда не денется, будет до конца слушать свой смертный приговор на Пирамиде Жертвоприношений.

   Но этот Незнаю, по имени Почти, однако довел дело и именно почти до конца, но настолько много сделал, что сюда приплыли – как раз – корабли Кортеса, и – что самое замечательное:

   – Удивили всех вот такой же Лемикой А. Стреляного:

   – Ми мозем-м. – И, как грится:

   – Стало. – А точнее:

   – Было и до сих пор никуда не сплыло.

   Рабы – это только мы, а больше никто не хочет. Так-то ничего особливого, если хотят, как они собеседуют:

   – Только всего вам хорошего, – но! реально – это:

   – Рабовладельцы-ы.


   p.s.

   Вот говорили, что не очень понятно, за что убили Александра Меня, но, очевидно, что он Таким не:

   – Был. – Несмотря на то, что в Мыслях на Лестнице тоже Почти:

   – Не разбирался.

   – — – — – — – — – — – —


   Кореец Чонг выиграл у Джоковича, а Остапенко не смогла обыграть 32-то ракетку мирового рейтинга, сама, являясь сейчас 7-ой.

   Легко Чонгу – если было тяжело, как и заметил очень точно один парень – комментатор, тому, кто уже ого-го, а с ней, в данном случае, с Еленой Остапенко встала 32 в рейтинге.

   Следовательно, здесь выиграть можно только, если будет очень тяжело:

   – Обливаться слезами, но понимать себя, как тоже 32-й ракеткой, очень не хочется, до слез плачевно, но:


   – Будет Победа! – И все решат: естественно: она 7-я, а с ней играла 32-я – никто не заметит, какую дикую борьбу вела эта 7-я, так как только 7-я может реально пойти на этот конфликт с собой:

   – Быть в роли 32-й. – Тяжело, но зато теперь понятно, что такое называется эта:

   – Победа-а.

   Еще есть какой-то похожий Парадокс, названный тем же комментатором, возможно даже тем, который ведет сейчас матч с Анной Дмитриевой Федерер – Бердых – Александр Метревели.

   – — – — – — – — – — —


   Со вчерашнего дня – Лицом к событию на РС Е. Эр, гонят какую-то липу, что Российская сборная может отказаться участвовать в Олимпиаде, так как не пустили известных спортсменов, как-то:

   – Шипулина в биатлоне, – а:

   – Кого же могли тогда не пустить? Если иметь в виду, что допинг могли принимать только известные спортсмены – остальным зачем, если за него, за допинг, им платить нечем? – Откуда деньги на лекарство от смеха, так сказать, если не было медалей? – Ибо:

   – Именно это, отстранение известных личностей и предполагалось.

   Поорать еще разок решили, или, действительно:

   – Пере-думать.

   – — – — – — – — – — —


   Федерер – Бердых – фантастика, Федерер где-то добыл буквально:

   – Эликсир молодости.

   Тоже, наверное, как постоянный противник биатлониста Шипулина, только что вчера уже отстраненного от Олимпиады, Мартен Фуркад – болен-н энтим своим затрудненным дыханием астмы-мы-мы.

   36 лет Федереру, не все столько живут, и уже совсем немногие побеждают.

   Раньше думали:

   – Они хорошо живут – оказалось:

   – Бесконечно.

   И тоже:

   – Полезли в Допинги – назад, назад – за рога и в стойло-о.

   – Почему?

   – Это дорого, а у вас априори нет и нет никогда денехг ни на что хорошее.

   – Как же, тачки все японские у ворот стоят, вместо краденых быкоф-ф.

   Ответ:

   – Они незаконнорожденные, ибо ворованные.

   И вот:

   – Как будто вот так, как Федерер, в 36 лет можно выигрывать по-честному. – Ибо:

   – Почему раньше нельзя было? Сухофрукты свой вкус, что ли, улучшили.

   Ибо:

   – Значит, через них и было произведено проникновение этих лечебных микробофф, который мучают человека после 30-ти лет возможностью играть, играть и играть до бесконечности.

   – — – — – — – — – — —


   25.01.18 – РС – Грани Времени – Кара-Мурза – День рожденья Высоцкого

   Леонид Велехов говорит Не То, а именно:

   – Сейчас всё хорошо, власть Высоцкого любит, исполняет его песни в день рождения, когда дарит подарки концертами его песен, музей есть имени его сына, – но!

   Всё это липа, более того, откровенная липа, такая же, как кино про него, сделанное под приветствием его сына – просто натуральный:

   – Анти-Высоцкий.

   Это распространенный прием, говорить:

   – Да, – но, как в случае с Владимиром Высоцким 20 одними и теми же каждый год исполняемым песням из 600-т, чтобы было, как:

   – Не было.

   Делают из Высоцкого чуть ли не буквально:


   – Государственного чиновника. – Но! Как Велехов еще упомянул тут Пушкина:

   – 14-го класса из разряда Станционных Смотрителей.

   Его, мол, любил царь, – Пушкина имеется в виду, стихи его сам проверял.

   Да, и до такой степени, что даже долг 140 тысяч заплатил за Пушкина, – но!

   После смерти. Увы, только после смерти, как умер, Макси, и мы не плакси – дадим иму денехг.

   Любимым, пусть и музыкантам дарят при жизни уже то золотые виолончели, то сиэты, то именья в Италии, и даже более того, дарят не совсем поэтам, а простым болтунам с хорошей памятью всего лишь на произведения Леонида Ильича – прошу прощения – Владимира Ильича.

   Смотреть концерты с исполнением песен Высоцкого каждый год просто тошно: исполняют одно и тоже, а из этого тоже опять тоже. Только чтобы доказать:

   – Больше ничего, собственно, и не было.

   – — – — – — – — – — – —


   26.01.18

   Сразу по трем программам идут концерты Высоцкого и рассказы о нем. У некоторых было мнение, что он не поэт. Но здесь его можно сравнить только с Пушкиным.

   Его друг, художник Златковский говорит, что очень разозлился на Высоцкого за то, что он умер:

   – Сколько еще мог написать! – Но.

   Вряд ли вообще можно написать больше.

   Церетели, оказывается, дал ему в долг 5 тысяч или больше. За это Церетели можно многое простить из его художеств.

   – — – — – — – — – — —


   27.01.18

   С утра опять идет:

   – День Владимира Высоцкого. – Да, так много никогда не было, несмотря на то, что Леонид Велехов сказал:

   – Что всегда, – я:

   – Первый раз вижу и слышу. – Было намного меньше.

   Хотя и сейчас нет ничего нового. Вплоть до того, что и:

   – Не бывает вообще. – Это:

   – Ниправильна.

   Тем более, с:

   – Врожденным пороком сердца.

   – — – — – — – — – — – —


   По каналу Россия 24 Янклович и другие говорят, что Высоцкого никто не запрещал при советской власти, он летал даже в Буэнос Айрес. Перестраховывались только Внизу. – Но!

   – Это Внизу делали, а ми даже ничего ему не купили, в том непреложном смысле, что знали, но никому не мешали, – есть не что иное, как просто-напросто:

   – Стандарт пропаганды! – и больше никаких гвоздей и других еврозаплат. – В том смысле, нет ничего нового и в том под луной и даже солнцем, что и сейчас лепят ту же пирамиду откровенного пирамидона для приведения голов к еще большей их боли абсолютного невнимания к ним окружающей действительности.

   – — – — – — – — – — —


   Пушков в Постскриптуме опять повторяет, что Высоцкому ничего не запрещали, он играл главные роли в театре, снимался в кино, – но! Всё это было в очень урезанном виде. Самая главная Дэза здесь в том, что, да, запрещали, но только то, что и надо запрещать в:

   – Недоразвитом обществе, – и главный аргумент всегда:

   – Да, хорошо, но наши люди не поймут Пикассо, но имея в виду, что:


   – НИКОГДА не поймут.

   В принципе это удивительная вещь, что по-хорошему бог не предусмотрел своё познание. Зачем тогда было создавать человека, если ему устраивается такое сопротивление, что даже вот это утверждение в принципе логично:

   – Ему ничего не запрещали, – ибо то, что запрещали – это НОРМА. – О которой Владимир Сорокин и написал, как она более-менее выглядит:

   – Сделай, да, но хуёвину, а в лучшем случае штуковину, ибо никакой вашей блядской

   конкретизации в виде:

   – Никогда, капитан, ты не станешь майором, или:

   – Ну и вот срываюсь с места я будто тронутый-я, до сих пор моя невеста мной не тронутая, про погоду мы с невестой часто диспуты ведем, – но:

   – А что другое, если:


   – Мы стесняемся при ём!

   – Обидно мне, досадно мне, ну ладно. – Досадно, что способ есть, как у Ньютона, открытие его 1-го, 2-го и 3-го законов, но не только другие всё равно не поймут их, и скажут:

   – Не я их сделал, – но и хуже всего даже не то, что будущая жена не дает, а сам не могу! трахнуть – ибо наблюдение за человеком идет через чур всестороннее.

   Следовательно, не только не запрещали, а даже в туалет нельзя сходить, чтобы чисто:

   – В одиночку, – не имея при этом в виду спецслужб, а только само устройство этого мира для человека.

   Иногда можно думать:


   – Не буду на этот раз сокращать правду наполовину – пусть жрут всё! – А, выйдя на улицу погулять с собакой – не просто чувствую, а можно сказать, буквально вижу, наблюдающие за мной сзади глаза – с высоты, однако.

   И не думаю, что это бывает беспилотник, специально в этот момент посланный меня предупредить, чтобы не зарвался. Страшновато, – если не больше – приходится на следующий день делать запись:

   – Второе сокращение, – потом третье, кажется бывало и до четырех, пока там, наверху, не успокаивались.

   А тут говорят почти по всем программам, что власть ничего не запрещала, как будто она не получает такие же Взгляды Сверху, мол, мотрите там:

   – Наблюдайте.

   Говорят – не в этот раз – вообще, часто, что ей именно поэтому надо подчиняться, что она власть, – но!

   Но имеется всегда априорная Посылка:

   – Если эта власть законная. – Хотя и есть сомнения, что власть может хоть когда-нибудь быть незаконной. Хотя у Пушкина Миколка предупреждает Царя, или даже резюмирует:

   – Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода – богородица не велит.

   Во как! Более высокая власть, чем местная, оказывается, может быть против нее.

   Следовательно, не всякая власть от бога, и надо ей подчинялся. Хорошо хоть Борис Годунов в этом деле:


   – Кто здесь Главный, – что-то успел понять, поэтому в ответ на желание бояр:

   – Поди прочь. Дурак! Схватите дурака! – ответил:

   – Оставьте его. Молись за меня, бедный Николка.

   Здесь, похоже, молиться вообще никто не хочет, озлобленность против элементарной свободы фантастическая, например, нелепой отношение к фильмам то про царскую балерину, то вот сегодня опять пережевывали в Лицом к Событию Михаила Соколова по Радио Свобода английский фильм Смерть Сталина, что, мол, там плохо, как все нелепо вытягивают в струнку. Не идиоты же они были, на самом деле? – спрашивает один предводитель местного дворянства, приближенного к Министерству Культуры. – Но!

   – В том-то и дело, что приказывают буквально быть ими! – Люди сами по себе, да, как говорится:


   – Очень умные-е, – но не только в кино, но и в жизни им приходится играть, если не буквальных дураков, то цепных псов – часто.

   Я это кино не смотрел, но, думаю, именно это и показали англичане.

   Говорят, что благодаря стараниям некоторых культурологических работников фильм про царя и балерину Матильда посмотрели меньше людей, чем могли бы взглянуть на это дело.

   Но дело в том, что если это и так, то так не поэтому, а потому, что слишком уж много вырезали – как говорили – чтобы можно было показать его:


   – Что смотреть, если там уже ничего нет.

   Хорошо хоть про Высоцкого нельзя сказать того же самого, но только потому, что до Горбачева его рвались слушать, не обращая внимания на хрипы и обрывы допотопной магнитофонной ленты.

   Как вот он и поет сейчас у Максима Галкина:

   – Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, если терем с дворцом кто-то занял.


   П. С. – Перед и при Горбачеве, имеется в виду, уже можно было в Измайлово, в АБВГДейке заказать 20-ть кассет его со всеми песнями.

   – — – — – — – — – — —


   Сегодня на Australian Open Халеп – Возняцки произошел удивительный случай:

   – В последнем, решающем сете – когда счет мог стать 5—5, а не 6—4 в пользу Возняцки, за два мяча до победы – можно сказать – Халеп взяла повтор, чтобы проверить, попал ли ее мяч в корт и, когда оказалось, что попал – обрадовалась, как Подарку Судьбы! А с какой стати, на первый взгляд? Она же его била, она же приняла решение взять Челлендж, а:

   – Восприняла, как именно подарок, – и дрогнула именно потому что этой удачей оказалась обязана не себе, а кому-то другому, Случаю, что восприняла, как:


   – Нечестность, Везение, – и дальше не смогла вернуть себе право на:

   – Завоевание победы, – как будто у нее из рук этой удачей вырвали меч победы, не она теперь решает, а кто-то другой, на неё, на другого надо надеяться.

   Если она поняла это и растерялась, как это можно было видеть по ее лицу, то это большая печаль, как Подстава Сверху:

   – На-те подарок, – и человек уже не хозяин своему везению.

   Мне так представляется, что Халеп даже открыла рот от ужаса. Голоса сверху:

   – Ты должна проиграть!

   Какая удивительная подстава, сделать человека не хозяином победы. Она этим подарком судьбы отдала свою волю этому Везучему Случаю. И уже больше ничего не смогла сделать.

   – — – — – — – — – — —


   28.01.18

   Австралия – открытый чемпионат, играют Федерер – Чонг

   Что тут можно сказать? Только одно, как и было резюмировано в фильме Край:

   – Паровоза? Дорого!

   Не зря здесь взбунтовались, что кому моно, а кому-то:

   – Пусть так и ходит пешком, – а:

   – Чонг, понимая, что против этого паровоза у нет не только никакого приема, но самое главное:

   – Никаких моих бабок недостаточно будет.

   Шкловский, Шкловский, что же ты наделал. Такие завещания не пишутся.

   – — – — – — – — – — —


   Вчера говорили – многие из тех, кого показывали по телевизору – что Высоцкому ничего не запрещали. Применятся прием такого безапелляционного вранья, чтобы могли подумать:

   – А ведь, правда, был Высоцкий хгде-то записан так и так. – Но!

   Высоцкий должен был сниматься во всех фильмах, как Брюс Виллис, а его едва утвердили на роль дешевого бандита, укравшего лисью нору в фильме про лесосплав, а точнее про его напарника по сиэтэ, любителя петь песню про Мороза и его телку. И то сообщали:

   – Да гоните вы его в шею! – Есть на Руси другие артисты.

   И даже гвинейский друг Говорухин не поставил ни одной песни Высоцкого в фильме про Маньку Аблигацию и МУР, который гнал ее работать на фабрику, а не наоборот:


   – Шляться по ресторанам.

   Объяснил:

   – Не по теме! – Фантастика, как может этот фильм быть не по теме, если он и снимался про Высоцкого, – по мнению смотрящих и видящих его из года в год Зрителей:

   – Черная Кошка, или Глеб Жеглов и Володя Шарапов – далеко не близнецы-братья.

   Место Встречи, так сказать, не у того телевизора, – ибо:

   – Думали, показывают Прошлое, каким бы оно ни было, но к счастию, его уже больше нет, – а, как говорится:

   – А теперь?

   – Ах, и таперь тоже самое, тады спасибо, больше давно не надо.

   Если бы с песнями Высоцкого, то да, смотрели до скончания века.

   Получается, только потому и не запрещали, что всё запрещали. Как и сказано:


   – В заведомо последнем его фильме Место Встречи Изменить Нельзя, – с которого Высоцкий даже просил режиссера Говорухина отпустить его, за недостатком оставшейся жизни – нет ни одной его песни, как и было сказано про первый фильм Высота с Высоцким:

   – И здесь его песни никому не нужны! – Хотя и вынуждены были вставить в конце концов, – что тогда и показывать, снег, что ли, один и выход на вокзале без Места Встречи – ибо почему не было никого из многочисленных его слушателей?

   Должны были кричать в конце-то:


   – Высоцкий, Высоцкий, Высоцкий, – а так, как будто, кроме Лапиных и Папиных здесь и не живет никто. – А то спят на глазах:

   – Мы читали.

   – Да мало ли, что вы там читали инструкции ЦК – это не одно и тоже, что песни Высоцкого, хотя, конечно, сходство есть:

   – И там, и там идет охота на волков.

   – — – — – — – — – — – —


   Australian Open Финал Чилич – Федерер

   Чилич выиграл второй сет на тай-брейке и услышал:

   – Овации! – след-но, никто не верит в правду возможностей всё еще играть в 36 лет Федерера.

   – — – — – — – — – — – —


   29.01.18 – Фильм Александра Прошкина с Олегом Меньшиковым, Чулпан Хаматовой и Олегом Янковским принципиально отличается от иностранного прошлых лет с Омаром Шарифом:

   – Здесь разыгрывается драма Прошлого, как мелодрама Настоящего – там:

   – Можно сказать: что пройдет, то будет плачевно мило, – в иностранном реальность:

   – Настоящее, – точнее, лучше Прошлое состоит и из Настоящего!

   Здесь нам рассказывается Ошибка, что человек не может знать своего будущего и живут в Прошлом, как мы сейчас с Настоящем, – а то:

   – Что мы УЖЕ знаем это конкретное прошлое до и после революции 17-го года и саму революцию тоже – вводится понятие КАК БУДТО ничего даже не ведаем, так как они тоже были в нем:


   – Ни бум-бум. – Что и значит, в основу положен Стандарт соцреализма – человек кто угодно только не бог.

   Царем – могу, этим, как его, рабом? Тоже, а вот богом – извините – никогда даже не пробовал. Все советские фильмы разводят эту разлюли-малину.

   В иностранном фильме видна поступь ужасного гиганта, увы, не демократии, а поступь такого существа по сравнению с которым люди:

   – Тоже Детали Машин, – как, с каким радостно-равнодушным видом в конце иностранного кино отвечает предполагаемая еще юная дочка Доктора Живаго, поэта на вопрос своего дяди – руководителя:


   – Где вы работаете? – и она и ее парень открывают дверь, где:

   – В золотых огнях гидростанции пусть живет мечта Ильича, – нашей нет! Мы только один из ползунков его механизма перекачки воды в другие бассейны, однако:

   – Смерти.

   Люди даже не его винтик – меньше, намного меньше – никакого вообще отличия даже от самой воды, падающей из его водопада.

   Здесь, в этом многосерийном фильме, люди не видят связи ни с прошлым, ни с будущем и в помине, ибо в посылку всегда ставится:

   – Ну, мы же ж и не видим всего светопреставления никогда! – Но!

   В том-то и дело, что кино-домино и надо человеку, как инструмент, подзорная труба, чтобы:

– УВИДЕТЬ

   Для чего и искусство, если не для Этого дела, увидеть Связь Времен.

   Здесь такое искусство, можно сказать, уже ненавязчиво запрещено.

   Убрана вся путаница романа Пастернака, которая потому и была, что взгляд там идет из разных времен:

   – То из будущего в прошлом, то из настоящего в будущем, а возникает настоящее, несмотря на то, что некоторые, как, например, Марио Корти, перший его через хграницу, поняли, что это и не роман, оказался. – А:

   – Как и у Шекспира:

   – Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте:

   – Не удается им разобраться в этом хитросплетении времен, как богам, многие из которых тоже, правда пали смертью храбрых на этом поле романтического повествования.


   П.С. – В том фильме есть похожесть на сегодняшний фильм с дебатами, английский Смерть Сталина – удалось увидеть только фрагменты, но и по ним видна та же поступь, возможно, именно:

   – Каменного Гостя. – Хотя и сомнительно, что Гостя.

   Интересно, что не показывается ничего необычного – разница в:

   – Реакции Окружения, Зрительного Зала на происходящее, ибо он показывает именно:

   – Отупение, – от осознания происходящего.

   Можно даже сказать:


   – Опу-пения

   И вот эта правда принудила госпожу Депардье – нет, нет, как-то не так – попросить почти истошно:

   – Введите, пажалста, военное положение. – Зачем, спрашивается?

   А вот только затем, чтобы правда – так правда, была всем и ей даже:

   – Очевидна.

   Поэтому:

   – Пришел, увидел, победил, да, возможно, – но кто только – вот в чем этот самый вопрос.


   Уже 9-я серия, музыка в начале печальная, как похороны по Прошлому. Что, мол, успокойтесь, наконец. Возрождение невозможно. Ну, посмотрите, нет же ж! Но в том-то и дело, что для возрождения нужен:

   – Инструмент.


   10-я серия, Меньшиков колет стекло, чтобы морить крыс, не понимая, что они одни из самых умных животных, а Чулпан Хаматова – против:

   – Заканчивай, – говорит, – это дело сумасшествия.

   Музыка Артемьева очень по-старому направлена на то, чтобы доказать:

   – Это было, было и, наконец, почти сплыло.

   По фильму с Омаром Шарифом – это настоящее, но не просто настоящее, а вечное Настоящее. И доказательство – это сам фильм – как он сделан.

   А здесь – это Сделан называется Развесистой Клюквой, как и иностранный фильм Война и Мир. Что и значит, деление мира на две фантастические половины существует.

   Доказывать реальность Евангелия или Гомера, или Пушкина, или Шекспира – не надо, ибо они:

   – Существуют, – как:

   – Жизнь Вечная.

   Удивительно, что людям удается почти автоматом это делать.

   Здесь сейчас – только печаль. Но печаль не в показываемом сейчас содержании, а в том, что книгу Пастернака называют не романом, так сказать:


   – Неформатом. – А это по Пушкину роман, но вместе с его Свободной Далью.

   Этот сериал выстроен для улучшения понимания, но, увы, это не подлинник, в котором, как сейчас повторил Меньшиков:

   – Я нич-чего не понимаю-ю! – А в этом сериале – по форме – всё ясно.

   Одно дело:

   – Что пройдет – то будет мило, а другое:

   – Всё пройдет, но всегда и мило будет, – как это и вышло в фильме с Омаром Шарифом, хотя, конечно, и ужас – железный в той Развесистой Клюкве, – как в Ангаре Эдуарда Йодковского:

   – Но не замерзнем мы за рулем, если читать ее без музыки, так-то она тоже похожа на эту, мелодраматическую, хотя и печальную. – И:


   – В золотых огнях гидростанции пусть живет мечта Ильича.

   В фильме с Омаром Шарифом и люди, и вода, падающая вниз для получения свете – каменные.

   Следовательно, мир в 17-м году замерз, окаменел. Но вот здесь всё – и музыка в том числе – делается для того, чтобы этого не заметили. Попечальтесь, посикайте, покакайте и опять:

   – Только бы не знать правды. – Оно, конечно, тяжело, но как и написано:

   – Вместе с тем приятно, – как обрадовался даже Сальери, – словно чё-то такое откусил и – глядишь – не отравился, как Моцарт, который почти ничего и не ел, ибо никогда не был сыт без своей музыки в жанре:


   – Реквиема.

   – Я – один: всё тонет в фарисействе, – сказал сейчас Меньшиков.

   И, похоже:

   – Каждый – это один.

   Краско – еще жив. Почти, как вечный, а его уже давно нет. Тоже, наверно, мог сыграть Моцарта. Не дали. Надо было слушать шофера той тачки, который не разрешал курить, а с другой стороны, правильно, чем ездить с такими таксистами – лучше умереть раньше времени. Так, наверно, и Моцарт подумал:

   – С одной стороны, жить можно, а с другой:

   – Скажи толком – зачем? – Ибо кончается-то чем?

   – Чем?

   – Тем, что все оказываются против. – Те, кто За – их уже нет, или, как прописано:

   – Очень далеко.

   Хотя тех, кто За очень мало, я вообще помню только полтора-два человека.

   Много ли людей были настолько добры к Иисусу Христу, что верили Ему без лечений и других видимых чудес? Ибо ясно, и это написано:


   – Что видели много прямых логических доказательств, а толку, оказалось, немного в решающий момент.

   Почему? Не успели зацепиться за краешек стула, на котором – вот сейчас показали сидит Инга Стрелкова-Оболдина, нет, уже упала. Долго здесь люди вообще не задерживаются, если не считать сериал Горец, где противники отрубали друг другу головы, что всегда оставался только:


   – Один, – но и его потом грохали, т.к., что здесь делать одному, непонятно же ж.

   932 номер трамвая увозит Меньшикова в последний путь. Почему такой номер, сумма которого равна 14 – столько было остановок Иисуса Христа на пути к Распятию, – случайность?

   Когда от всех тех лет остались пересуды, а нас на свете нет. – Это правда?

   Несмотря На, так сказать, такие фильмы здесь разрешены, а такие, как Смерть Сталина – английский – нет. Говорят, это потому, что пугать можно, а смеяться нельзя. – Но:

   – Не в смехе дело, а в вечности.

   – — – — – — – — – — – —


   30.01.18

   Доктор Живаго 2002 года – производство Италия

   Халаты застегают – точнее, их даже не застегают, а ходят так, нараспашку – спереди. – И это правильней, чем в русской версии, где применяют тесемочки сзади, ибо:

   – Посылка другая, чем историческая правда, а, наоборот и точнее: в каждом времени свои халаты – сейчас – спереди, ибо кино-то еще не кончилось, а снимается в настоящем.

   Если Настоящее не принимать во внимание, то уже тем более тогда, не надо думать, как их застегали в Настоящем недалеко от 17-го года. Логика простая, но здесь – как говорится – для того и был этот 17-й, чтобы запретить ее применять.

   И это и есть настоящая история:


   – Здесь повторяют, как было там, соответственно тому времени.

   И оказывается, что это:

   – По-разному!

   Почему находят ошибки у Гомера, что у него есть боевые колесницы там, где их еще не было. Почему, собственно, эти ошибки постоянно происходят и по ходу самой пьесы:

   – Одиссей объяснил своим спутникам на пути в Итаку – когда они уже возвращались домой:

   – Не надо убивать и есть быков на острове, на самом корабле еще есть еда – нет, они захотели есть быков именно в другом пространстве, на острове.

   Так происходит потому именно, что не различаются противоположности, и наоборот:


   – Одно и тоже, – различается, как разное. – Человек просто не всегда думает, как это происходит и у Пушкина, и идет на дело на автомате:

   – Чувствует, что это Диалог, – но, так как прямым, видимым образом его не наблюдается, не выделен графически, а:

   – Есть так хочется, ребята, что сил вернуться назад на корабль за почти уже протухшей, но своей долей Диалога:

   – Нет, – то и сожрем Чужую Речь, – как Свою!

   Скорее всего, именно поэтому:

   – Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте, – ибо Ромео повторил то, что сделала Джульетта, но она-то, как:

   – Свою часть Диалога, понарошку, – а он, как:


   – Её! – И не заметил, что ей потому можно было умереть, что это были Быки на Своем Острове Сокровищ, а он – повторив ее поступок – съел, как пришелец с корабля Одиссея, вторгшись на территорию Черного Человека.

   И таким образом, богам легко запутать людей, не всегда успевающих различить в одном предложении два, и тем более, что его, а что, наоборот, хотя и близко, но есть не надо.

   И значит, теперь можно ответить на вопрос:


   – Почему в этом кино застегают халаты спереди, а в кино с Меньшиковым, Янковским и Чулпан Хаматовой – сзади: от страха, ибо, как в лесу бывает много грибов, то можно сказать:

   – Они еще не пуганые, – а:

   – Здесь человек – это именно: Человек Напуганный, – и до такой степени, что начинает даже застегиваться:

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?