Страницы истории Земли Олонхо

Основываясь на архивных документах и новейших открытиях ученых-исследователей, книга раскрывает страницы истории Якутии, начиная с доисторического периода и заканчивая днями сегодняшними.
Издательство:
Якутск, Бичик
ISBN:
978-5-7696-3767-4
Год издания:
2013

Страницы истории Земли Олонхо

   Посвящаю светлой памяти

   отца Ильи Николаевича Пестерева

От автора

   Уважаемый читатель, Вы держите книгу, которая поможет отправиться в увлекательное путешествие в историю нашей малой родины – Республики Саха, известной как Земля Олонхо.

   Опираясь на труды ученых Якутии, России и зарубежных стран, установленные ими факты или выдвинутые версии, мы рассмотрим дискуссионные страницы истории нашего народа, о делах минувших столетий. Наша жизнь полна тайн. История, наука, религия, открывая эти тайны, рассказывают зачастую разную правду.

   Многое в истории родного края и пережитые нашим народом страницы прошлого раскроют перед вами те или иные качества наших предков и будут ориентиром в вашей жизни, так как от прадедов остаются не только имена, но и история их славных дел и свершений, и время возносит их на вершину славы или низвергает в тьму забвения.

   Каждый герой прошлого – представитель своего времени и эпохи, как писал великий русский писатель Л.Н. Толстой в своем бессмертном романе «Война и мир»: «Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для постижения исторических, общечеловеческих целей. Совершенный поступок невозвратим и действия его, совпадая во времени с (действиями миллионов) людей, получают историческое значение…»

   Имена и образы замечательных представителей предыдущих поколений благодарное потомство запечатлело в скульптурных памятниках, названиях морей, проливов, городов, поселков, улиц и площадей. Из судьбы каждого человека складывается судьба страны – Российской Федерации. Пройдите свой жизненный путь честно и мужественно, и пусть образы героев прошлого помогут вам в жизненных перипетиях.

   Несмотря на обилие трудов и книг исследователей, неизведанного и тайного в прошлой истории нашего края еще много, что требует уточнения.

   Если материал из данной книги вызовет ваш интерес, и вы решите посвятить жизнь разгадке тайн прошлого, то я посчитаю свою миссию выполненной.

   Выражаю глубочайшую благодарность ученым, специалистам различных областей человеческой деятельности за оказанное содействие и помощь в подготовке книги. Особая благодарность работникам архивов, музеев, библиотек за неоценимую бескорыстную помощь в поиске и подборе материалов.

Якутия доисторическая

Геологическая шкала времени

   Комплекс наук о Земле называют геологией, по-гречески «гео» – Земля. Планета Земля – пока единственное место с необходимыми условиями существования человечества в нашей Галактике.

   Согласно последним данным науки, полученным методом радиоактивного распада некоторых веществ, возраст Земли составляет примерно 5–4,6 млрд лет. Возраст Солнца и Вселенной, на основании закона, открытого американским астрономом Э. Хабблом, составляет 15–20 млрд лет.

   Одна из современных космологических моделей образования Вселенной – теория Большого Взрыва (Bio Band). Эта модель была предложена в 1948 г. ученым Г.А. Гамовым. По его версии, в космосе некая материя сжалась до критически минимальных размеров, затем взорвалась, что привело к образованию облачности, туманности, из которых впоследствии сложились Солнце, Земля, планеты и многие звезды.

   Согласно космогонии, эволюция Земли до сегодняшнего ее состояния прошла несколько фаз.

   Фаза 1 (4,7–4 млрд лет назад). Происходит образование Земли из газа, пыли и планетезималей. В результате столкновения планетезималей и энергии, выделяющейся в процессе распада радиоактивных элементов, Земля постепенно разогревается. Падение на Землю гигантского метеорита приводит к выбросу материала, из которого образуется Луна.

   Согласно другой концепции, Протолуна, находящаяся на одной из гелиоцентрических орбит, была захвачена Протоземлей, в результате чего образовалась двойная система Земля-Луна.

   Дегазация Земли приводит к началу образования атмосферы, состоящей в основном из углекислоты, метана и аммиака. В конце рассматриваемой фазы за счет конденсации водяного пара начинается образование гидросферы.

   Фаза 2 (4–3,5 млрд лет назад). Возникают первые острова, протоконтиненты, сложенные из горных пород, содержащих преимущественно кремний и алюминий. Протоконтиненты незначительно возвышаются над еще очень мелководными океанами.

   Фаза 3 (3,5–2,7 млрд лет назад). Железо собирается в центре Земли и образует ее жидкое ядро, которое обуславливает возникновение магнитосферы. Образование магнитных ловушек высокоэнергетического космического излучения создает предпосылки для появления первых организмов, бактерий. Продолжается формирование континентальной коры.

   Фаза 4 (2,8–2,3 млрд лет назад). Образуется единый суперконтинент Пангея, которому противостоит суперокеан Панталасса.

   Фаза 5 (2,2–1 млрд лет назад). Охлаждение коры и литосферы приводит к распаду суперконтинента на блоки-микроплиты, пространство между которыми заполняют осадки и вулканы. В результате возникают складчато-надводные системы, образуется новый суперконтинент – Пангея I. Органический мир представлен сине-зелеными водорослями, фотосинтезирующая деятельность которых способствует обогащению атмосферы кислородом, что способствовало дальнейшему развитию органического мира.

   Фаза 6 (1700–650 млн лет назад). Происходит деструкция Пангеи I, образование бассейнов с корой океанского типа. Формируются два суперконтинента: Гондвана, куда вошли Южная Америка, Африка, Мадагаскар, Индия, Австралия и Антарктида и Лавразия, включающая Северную Америку, Гренландию, Европу и Азию (кроме Индии). Гондвану и Лавразию разделяет море Тетис. Наступают первые ледниковые эпохи. Органический мир стремительно насыщается многоклеточными бесскелетными организмами. Появляются первые скелетные организмы (трилобиты, моллюски и др.). Происходит нефтеобразование.

   Фаза 7 (650–280 млн лет назад). Горный пояс Аппалачей в Америке соединяет Гондвану с Лавразией – образуется Пангея II. Обозначаются контуры палеозойских океанов – Палеоатлантического, Палеотетиса, Палеоазиатского. Гондвана дважды охватывается покровным оледенением. Появляются рыбы, позднее амфибии. Растения и животные выходят на сушу. Начинается широкое углеобразование.

   Фаза 8 (208–130 млн лет назад). Пангея II пронизывается все более густой сетью континентальных рифов, щелевидных ровообразных растяжений земной коры. Начинается раскалывание суперконтинента. Африка отделяется от Южной Америки и Индостана, а последний – от Австралии и Антарктиды. Наконец Австралия отделяется от Антарктиды. Покрытосеменные растения осваивают значительные пространства суши. В животном мире господствуют пресмыкающиеся и земноводные, появляются птицы и примитивные млекопитающие. В конце периода погибают многие группы животных, в том числе огромные динозавры. Причины этих явлений видят обычно либо в столкновении Земли с крупным астероидом, либо в резком усилении вулканической деятельности. То и другое могло привести к решающим изменениям (увеличению содержания углекислоты в атмосфере, возникновению крупных пожаров, похолоданию), не совместимым с существованием многих видов животных.

   Фаза 9 (280 млн лет – 600 тыс. лет назад). Крупным изменениям подвергается общая конфигурация материков и океанов, в частности, Евразия отделяется от Северной Америки, Антарктида отделяется от Южной Америки. Распределение материков и океанов стало весьма близким к современному. В начале периода климат на всей Земле теплый и влажный. Конец периода характеризуется резкими климатическими контрастами. Вслед за оледенением Антарктиды происходит оледенение Арктики. Складываются фауна и флора, близкие к современным. Появляются первые предки современного человека.

   Фаза 10 (современность). Между литосферой и земным ядром поднимаются и опускаются потоки магмы. Сквозь щели в коре они прорываются наверх. Обломки океанической коры опускаются вплоть до самого ядра, а затем всплывают и, возможно, образуют новые острова. Литосферные плиты сталкиваются друг с другом и находятся под постоянным воздействием потоков магмы. Когда океанические плиты подныривают под материковые, получаются каменные «бутерброды». Там, где плиты расходятся, образуются новые сегменты литосферы. Ни на секунду не прекращается процесс химико-плоскостной дифференциации земного вещества, который преобразует состояние всех геологических оболочек Земли, в том числе его ядра.

   Что же происходило на территории Якутии, входящей, как известно, в Азиатский материк? В 2007 г. большой группой якутских ученых разных направлений был издан прекрасный «Историко-культурный атлас Якутии». В атласе даны географическая характеристика и геологическое строение Якутии, объясняющие историю геологического развития.

   1600–650 млн лет назад Северо-Азиатский кратон входил в состав протерозойского суперконтинента – Лавразии (включающего в себя современную Северную Америку, Европу, Азию).

   650–280 млн лет назад началось широкое наступление моря на континент, накапливались песчаники, доломиты, известняки мощностью 200–400 м.

   В начале девона (около 400 млн лет назад) на востоке платформы преобладали поднятия. Происходили размыв ранее сформированных отложений и образование глубоких расколов земной коры в среднепозднем девоне в результате процессов континентального рифтогенеза. С этим этапом связано внедрение на Сибирской платформе наиболее продуктивных кимберлитовых трубок, откуда сегодня извлекают знаменитые якутские алмазы.

   В течение позднего палеозоя и раннего мезозоя (280–245 млн лет назад) на месте современных Вилюйской синеклизы, Приверхоянского и Лено-Анабарского прогибов располагалась обширная приморская низменность с глубоко вдававшимися на запад в глубь континента заливами. На востоке Якутии находилось обширное Верхоянское море, часть Оймяконского палеоокеана, начинаются образование и подъем Верхоянских гор.

   В течение юрского периода (208–145 млн лет назад) продолжается движение плит палео-Тихого океана по направлению к окраинам Азии и Северной Америки. В конце средней юры (около 160 млн лет назад) закрывается восточная часть (в современных координатах) Монголо-Охотского океана. В поздней юре на окраине Северной Азии продолжается формирование Удско-Мургальской магматической дуги. Алазейская островная дуга в конце средней юры сталкивается с Омулевским хребтом и образуется Колымо-Омолонский микроконтинент. Столкновение сопровождается надвиганием офиолитов (фрагментов древней океанической коры) на Омулевский террейн. В то же время образуется Южно-Анюйский океан. В результате субдукции коры Оймяконского палеоокеана начинаются сближение Колымо-Омолонского микроконтинента с окраиной Северо-Азиатского кратона и закрытие Оймяконского палеоокеана, сопровождавшиеся вулканизмом и образованием Уяндино-Ясачненской магматической дуги.

   В позднем-раннем плейстоцене (1 млн лет назад) происходит общее растяжение земной коры Восточной Якутии. Образуется Момская впадина, которая вместе с Усть-Янским рифтом может рассматриваться как граница Евроазиатской и Северо-Американской плит для этого интервала времени. В среднем плейстоцене (500 тыс. лет назад) эти плиты вновь начинают смещаться навстречу друг другу, что приводит к новому вздыманию горных хребтов и формированию их современного облика. Около 300 тыс. лет назад на северо-восточном борту Момской впадины происходили извержения вулканов, в том числе и хорошо сохранившегося вулкана Балаган-Тас. В кайнозое в пределах Верхояно-Колымской складчатой области произошло оледенение, также оказавшее мощное влияние на современный рельеф Якутии.

   Извержение вулканов является результатом дрейфа материков (медленное перемещение материков в горизонтальном направлении). Дрейф материков – это процесс, который с начала появления Земли никогда не прекращался. В результате этого действия некогда единый суперконтинент Пангея раскололся на существующие континенты. В настоящий момент все континенты двигаются навстречу друг другу, результатом которого являются землетрясения, извержения вулканов, цунами, наводнения и другие стихийные бедствия. Сегодня в мире природных катаклизмов становится все больше, а их последствия – все трагичнее и разрушительнее. Происшедшее в 2004 г. и унесшее жизнь более 200 тыс. человек на побережье Юго-Восточной Азии цунами является грозным доказательством силы природы, которой человечество еще не научилось противостоять. Человечеству предстоит пережить прогнозируемое климатологами повышение уровня мирового океана в результате таяния льдов Гренландии, Арктики, Антарктиды из-за глобального потепления климата. Многие города, расположенные на побережье: Нью-Йорк, Санкт-Петербург и т. д. – накроет гигантская волна высотой 500 м, Япония, Англия и другие островные государства окажутся на дне океана в одночасье. Незатопленными останутся, по мнению ученых, лишь части Сибири и Монголии. Такие разрушительные катаклизмы, по мнению вулканологов, космологов, периодически происходили в прошлом, в результате которых 95 % всех живых существ исчезали с лица Земли. К этому остается добавить исчезновение в одночасье динозавров 65 млн лет назад, господствовавших на планете примерно 200 млн лет. Они исчезли в результате падения астероида в район Мексиканского залива. Подобное столкновение с крупным астероидом еще предстоит. Существует множество сценариев конца света:

   – Астероид Апофиз диаметром 390 м пролетит рядом с Землей 13 апреля 2029 г. на расстоянии 30404 км. Сила притяжения Земли изменит траекторию Апофиза, и в следующий раз, 13 апреля 2036 г., вероятность столкновения будет близка к 100 %. Пролетевший мимо в мае 1996 г. астероид размером 300 м был открыт за четыре дня до его сближения с Землей.

   – 1 февраля 2019 г. астероид диаметром 2 км пролетит мимо Земли, есть вероятность столкновения с ним в феврале 2060 г.

   – Катаклизмы на Земле начнутся в 2045 г. из-за таяния полярных льдов в результате глобального потепления климата. Уровень мирового океана поднимется на несколько метров, в 2080 г. многие страны мира утонут в результате наводнений. Тундра превратится в болото, источающее метан, который отравит все вокруг. Оживут неизвестные микробы и бактерии, замороженные в вечной мерзлоте, что вызовет эпидемии. Целые государства «умрут», начнутся неконтролируемые миграции и войны.

   – В 2050 г. закончатся запасы нефти, цены на бензин взлетят, простая пресная вода для питья будет стоить дороже нефти. Нехватка питьевой воды вызовет массовую гибель людей в Африке, Азии, Латинской Америке. Нехватку питьевой воды уже сегодня испытывают жители многих наслегов Якутии.

   – К 2060 г. население мира увеличится до 9,5 млрд человек (31 декабря 2012 г. родился 7-миллиардный человек), каждую секунду рождается в мире 5 младенцев, по некоторым прогнозам, к середине ХХI в. численность населения планеты может достигнуть 12 млрд человек, что вызовет нехватку продуктов питания, начнутся голод и связанные с ним социальные потрясения.

   – К 2070 г. начнется мировая засуха и связанные с ней пожары по всей планете, дым закроет солнце.

   Известные прорицатели предсказывали разные даты конца света. Эдгар Кейси предсказал исчезновение человечества в 2130 г. в результате землетрясений по всей планете и вызванных ими цунами, наводнений, пожаров. Мишель Нострадамус предсказал конец света в 2050 г. Ванга предсказала конец света в 2378 г. от всемирного потопа в результате столкновения с астероидом.

   Дату «смерти Земли» все прорицатели называют разную. И только в одном они сходятся, что конец света будет. Наш мир многомерен, и события, происходящие в нем, многовариантны. Это свидетельствует о том, что все предсказания рано или поздно сбудутся обязательно.

   Необходимо подчеркнуть, что апокалипсис ранее предсказывался многими, но не состоялся. Так, в Откровении Иоанна Богослова описаны катаклизмы (Великое землетрясение, град, огонь и т. д.), исходя из которых назначались сроки конца света – 666, 900, 999, 1000, 1900, 2000 гг. Немецким астрологом Йоханнес Штоффером было предсказано масштабное наводнение 20 февраля 1524 г., американским метеорологом Альбертом Портом предсказана гибель Земли в результате парада планет 17 декабря 1919 г., американским священником Чарльзом Лонгом предсказано сожжение Земли 21 сентября 1945 г. в 5 часов 33 мин. утра. Последним несостоявшимся предсказанием апокалипсиса, согласно календарю майя, является 21 декабря 2012 г.

   В мире ничего вечного нет, все течет, все меняется, и поэтому, согласно выводу ученых, Солнце погаснет естественным путем примерно через 5 млрд лет. Перед исчезновением наше Солнце начнет увеличиваться многократно в размере, на Земле от жары «выкипят» все океаны и моря, все живое и неживое сгорит.

   Однако не хотелось бы завершить на печальной ноте, очень надеюсь, что наши потомки, прорвавшиеся на другую планету или Галактику, будут наблюдать за катаклизмом, происходящим на Земле, издали.

   Вселенная танцует свой вечный танец в космосе. По подсчетам физиков и астрономов, во Вселенной через каждые 50 лет умирает и рождается новая звезда. А в масштабах Вселенной 50 лет – это лишь мгновенье.

Якутия древнейшая

   «Палео» (по-греч. pаlaios) означает древний. Палеонтологические исследования на территории Якутии ведутся более 240 лет, они внесли большой вклад в мировую науку.

   В Якутии известны останки самых древних верхнепротерозойских мягкотелых многоклеточных, возраст которых насчитывает более 600 млн лет. Одно из уникальных местонахождений этой своеобразной фауны находится на северо-востоке Сибирской платформы (Оленекское поднятие). Во всем мире вендская фауна считается холодноводной, и только в Сибири представители этой фауны обитали в теплом море.

   В конце триасового периода (245 млн лет назад) почти вся территория Якутии представляла собой слаборасчлененную страну с выровненным рельефом. Климат был теплее, чем в пермском периоде.

   Раннеюрская эпоха (208 млн лет назад) ознаменовалась наступлением морского бассейна, и образовавшееся море заняло обширные пространства современной Якутии, за исключением южной ее части. Затем, в течение средне- и позднеюрской эпох, морской бассейн постепенно сокращался. В начале верхнеюрской эпохи море отступило в северном направлении, оставаясь лишь в низовьях Лены. На обширных площадках Вилюйской впадины и Приверхоянья начали накапливаться континентальные угленосные отложения. В среднеюрскую эпоху здесь произрастали хвойные леса и разнообразные папоротники.

   В раннемеловую эпоху (144 млн лет назад) площадь морского бассейна неуклонно сокращалась, и к концу эпохи море покинуло территорию Якутии.

   В раннемеловую эпоху часть территории представляла собой озерно-аллювиальные, прибрежно-континентальные и дельтовые равнины, где накапливались песчаные осадки и торфяники. Основным типом растительности оставалась лесная. В позднем мелу количество озер и болот сократилось, что привело к уменьшению торфообразования. Климат на протяжении юрской и меловой эпох был умеренным и влажным. С юрскими и нижнемеловыми морскими отложениями Якутии связаны находки остатков ископаемых головоногих, характерных для морей этого времени, аммонитов и белемнитов, а также двухстворчатых и брюхоногих моллюсков.

   С верхнеюрскими и нижнемеловыми континентальными отложениями связаны местонахождения ископаемой флоры, которая встречается на долинах рек Лена, Алдан, Оленек и др. Отсюда известны находки папоротниковидных, голосеменных, кордаитовых. В меловых отложениях встречены остатки насекомых, местонахождение которых сосредоточено в основном в долинах рек Вилюй и Лена. Так, из нижнемеловых отложений в районе пос. Жиганск известно около 100 остатков насекомых, а из верхнемелового местонахождения Тимир Юрях-Хая известны и ископаемые смолы, в которых найдено более 50 инклюзов насекомых. Богатейшее местонахождение насекомых из верхнеюрских-нижнемеловых отложений известно на р. Кемпендяй: здесь найдено более 1000 экземпляров ископаемых насекомых различных отрядов.

   В кайнозойскую эру (65 млн лет назад и ныне), в палеогеновый период, территория Якутии, особенно Западной, представляла собой низкую, выровненную, слабо размываемую сушу. Осадконакопление происходило на севере Верхоянской складчатой зоны, где в условиях прибрежной равнины отлагались глинистые угленосные осадки. Климат был теплым, но уже отмечены тенденции к похолоданию.

   Территория к западу от р. Лены представляла собой низкую выровненную сушу. Верхоянская складчатая зона испытывала вздымание, и здесь образовывались горы. В бассейне нижнего течения р. Алдан формировалась обширная озерно-аллювиальная равнина.

   1 млн 800 тыс. лет назад начался последний в истории Земли ледниковый период. Якутия, благодаря своим климатическим условиям, прежде всего, наличию вечной мерзлоты, является настоящим кладезем наших знаний о животном мире того времени. В ее недрах продолжают находить останки исполинов ледникового периода.

   В 2002 г. палеонтолог, доктор геолого-минералогических наук Петр Николаевич Колосов вместе со своими помощниками-школьниками нашли в Сунтарском улусе у устья ручья Тээтэ, в местности Хоро, зуб цинодонта и шип стегозавра, обитавших здесь примерно 145 млн лет назад. Найденному динозавру цинодонту, нигде ранее не встречавшемуся на Земле, палеонтологи дали имя Ксенокретозуха Колосова – Xenocretosuchus Koloscovi.

   Цинодонты (в переводе с греческого – собакозубые) – надсемейство вымерших рептилий. Цинодонты совмещали признаки ящеров и млекопитающих, представляя собой пропущенное эволюционное звено между этими группами.

   Внешне они были похожи на млекопитающих, но отличались меньшей массой мозга (в 10–12 раз). Цинодонты имели волосяной покров, у них на морде обнаружены ямки, из которых росли усы. Это косвенный признак теплокровного животного. Цинодонты, быстроногие хищники, нападали на медлительных растительноядных животных. Ископаемые останки цинодонтов находили в Америке и Южной Африке.

   Обнаруженный в Якутии динозавр уникален. Пока его реконструкция еще не сделана.

   Петр Николаевич Колосов, палеонтолог, доктор геолого-минералогических наук, эксперт Международного союза геологических наук по оценке объектов – кандидатов в список всемирного наследия ЮНЕСКО, заслуженный деятель науки Республики Саха (Якутия), автор 6 монографий и соавтор 3 книг, специалист по микроорганизмам и стратиграфии позднего докембрия востока Сибирской платформы, родился 14 декабря 1936 г. в урочище Верща верховья реки Нюя, что в Западной Якутии, в семье колхозника.

   Имя П.Н. Колосова хорошо известно специалистам по микропалеонтологии. Он входил в число ведущих ученых мира, развивающих новое перспективное научное направление – микропалеонтологию докембрия. В результате многолетнего планомерного изучения позднекембрийских микроорганизмов им впервые в мире выявлен биологический смысл рубежа рифей – венд – одного из важнейших в развитии Земли и жизни на ней. Этот результат вошел в Отчет АН СССР «Важнейшие достижения… за 1984 г.». Другим признанным РАН в 2002 г. вкладом П.Н. Колосова в науку является установление впервые в мире факта передачи генетического материала из одной клетки микроорганизма в другую 1 млрд лет назад.

   В последние годы в серии работ П.Н. Колосов опубликовал наиболее полный комплекс абиотических и биологических факторов и событий, последовательной во времени взаимообусловленностью которых объясняется одна из сложнейших задач палеобиологии – массовое приобретение скелета многими группами морских животных, за которым сначала на территории современной Западной Якутии, а затем и на других континентах впервые на Земле последовало взрывоподобное увеличение разнообразия животного мира. Начало этого величайшего эволюционного события в раннем кембрии с большой точностью установлено учеными Гарвардского университета (США) совместно с П.Н. Колосовым и опубликовано в «Science» – в одном из самых высокорейтинговых в мире научных журналов. Эти и другие результаты позволили ему, как эксперту Международного союза геологических наук, научно обосновать выдающуюся универсальную ценность геолого-геоморфологических и палеонтологических объектов парка «Ленские Столбы».

   Общественность республики проявила интерес к недавним публикациям П.Н. Колосова, в которых, используя значительный материал и свой опыт охотника-любителя, привел доказательство того, что впервые в мире домашняя собака появилась примерно 30 тыс. лет назад у предков охотников Якутии.

Палеоякутский парк юрского периода

   Мы сегодня живем в кайнозойской эре, начавшейся 66 млн лет назад. Согласно геологической шкале времени, перед кайнозойской эрой была мезозойская эра, делившаяся на три периода: триасовый, юрский, меловой – и продолжавшаяся с 245 до 66 млн лет. На земле господствовали огромные динозавры. Бродили они и по территории Палео-Якутии. В 1960 г. геолог Виктор Филатов обнаружил «кладбище» динозавров в Сунтарском улусе, явившееся самым северным. На территории России известно динозавровое местонахождение в районе реки Каканаут Корякского плато. Там найдены останки анкилозавра – травоядного динозавра, сплошь покрытого броней и вооруженного «булавой» на конце хвоста.

   В 2008 г. на реке Оленек, затем в 2009 г. на острове Котельный в море Лаптевых были найдены останки ихтиозавра. В низовьях ручья Тээтэ палеонтологи обнаружили зубы, когти, ребра стегозавров – растительноядных динозавров, также останки динозавра – хищника аллозаврид. Там же найден позвонок представителя хампсозавра – динозавра, похожего на длинномордого крокодила. Приставка – завр (по-греч. sauros) в названиях динозавров означает «ящерица».

   Господство динозавров на Земле продолжалось почти 200 млн лет. Затем они исчезли, как считают большинство ученых, с лица Земли в одночасье все сразу, унитоженные упавшим примерно 60 млн лет назад на планету астероидом.

   Последовавший после падения астероида размером в диаметре около 10 км взрыв и пожар уничтожили примерно 99 % всех обитавших тогда живых существ. Это была грандиозная катастрофа. Такие катастрофы, по предположению ученых, чередуются через определенные промежутки времени. Считается, что до появления динозавров Земля пережила аналогичную вселенскую катастрофу, в результате которой было уничтожено 99,5 % всего живого на планете. Согласно подсчетам космологов, через 5 млрд лет взорвется и угаснет наше Солнце, и опаленная Земля, на которой никого и ничего не останется, превратится в космического странника. Впрочем, по другим подсчетам, через 8 тыс. лет исчезнет человеческая раса, т. е. люди. Через 500 млн лет со своей орбиты уйдет в космическое пространство ежегодно удаляющаяся от Земли Луна. «Уход» Луны вызовет катастрофические изменения во всей флоре и фауне Земли. Влияние Луны мы хорошо знаем по приливам, по лунным календарям огородников и циклам, влияющим на человеческий организм.

   С ископаемыми динозаврами связана еще одна загадка нашей Якутии. А именно – сколько лет рекам Лена и Вилюй? Когда они появились?

   345 млн лет назад вся территория северо-западной, западной Якутии была дном древнего Кембрийского моря, которое затем «ушло», оставив после себя слой отложений, одними из которых являются знаменитые Ленские Столбы.

   После «ухода» Кембрийского моря появилось Оймяконское море (океан), располагавшееся на северо-востоке Якутии. Якутские ученые совместно с американскими коллегами исследовали отложения времен от карбона до юры в современных Верхоянских горах. Они изучали цирконы из этих отложений. Тогда и было выяснено, что ряд отложений в Верхоянских горах был явно принесен туда каким-то дополнительным мощным течением. А значит, в Оймяконское море впадала крупная и быстрая река.

   Изучив всю территорию вокруг, геологи нашли такие же образцы породы. Так восстановили примерный облик Палео-Лены. Правда, справедливости ради ученые признают, что это с таким же успехом мог быть и Палео-Вилюй, он как раз остался на той же территории. Многие ученые считают, что Вилюй – самая древняя река Якутии.

   Палео-Лена начиналась в Алтае-Саянской области. Впадала в Оймяконское море (приблизительно в районе современного поселка Сангар), имела минимум один крупный приток, начинавшийся с гор Забайкалья. Иногда они менялись местами, и тогда с «притока» шла основная масса воды. Была небольшой, где-то в 2000 км, потому что текла почти по прямой. Глубиной почти не отличалась от современной Лены. А потом, 140 млн лет тому назад, наступил меловой период.

   Согласно теории дрейфа континентов, микроконтинент, отделенный до этого морем-океаном, столкнулся с Сибирью. Вздыбившаяся земля вытолкнула воду, и появились первые Верхоянские горы. Лена повернула на север. А вот вопрос – пересыхала ли когда-нибудь Палео-Лена – остается открытым.

   Любопытно, что возраст Лены, текущей в современном русле, тоже вызывает много вопросов. В общем, ученые дают Лене от 500 тыс. до 3 млн лет.

   Динозавры якутского парка юрского периода ждут своих исследователей.

Мир мамонтов

   Все новые находки ископаемых мамонтов усиливают дискуссию ученых: они все ближе подбираются к ответу на вопрос, почему исчезла мамонтовая фауна?

   Ледниковый период нашей планеты начался 1 млн 800 тыс. лет назад и закончился 10 тыс. лет назад. Продолжался всего 1 млн 790 тыс. лет. В это время большая часть территории современной Якутии находилась в зоне вечной мерзлоты и не покрывалась льдом. Климат, конечно, был сухим и холодным, с малоснежными зимами и с коротким прохладным летом, во время которого температура не поднималась выше +10о С. Здесь, на открытых низменных равнинах, произрастали злаковые осоки, зеленые мхи и стелющиеся кустарники. Такой ландшафт называют тундростепями, или мамонтовыми степями. Обитателями тундростепей были травоядные млекопитающие: мамонты, шерстистые носороги, бизоны, овцебыки, благородные олени и северные олени, лоси, лошади, а также грызуны: сурки, тушканчики, мыши. С ними соседствовали хищники: пещерные львы, саблезубые тигры, предки современных волков и медведей. Тундростепи той эпохи отличались высокой продуктивностью растительной биомассы и быстрым восстановлением ее запасов, что обеспечивало достаточным кормом огромное количество таких травоядных гигантов, как мамонты и шерстистые носороги.

   Высокая продуктивность тундростепей обеспечивалась разложением отмерших частей растений, хорошей аэрацией, бактериальной активностью почв и повышенной активностью солнечной радиации, которая обеспечивала быстрое развитие трав и кустарников и скороспелость растений.

   Люди с незапамятных времен на берегах рек, озер и Северного Ледовитого океана находили огромные кости каких-то неизвестных диковинных зверей. В 1723 г. В.Н. Татищев в своем труде написал, что эти кости принадлежат волосатым слонам, жившим в ледниковом периоде. Петр Великий издал устный указ, согласно которому велено было служилым собирать скелетные останки мамонтов со всей России и сдавать в Кунсткамеру, созданную в Петербурге. Учеными описано 11 видов мамонтов, среди них самым известным является мамонт шерстистый (тундровый) – mammuthus primigenius. У него был самый большой ареал, его останки находят чаще других и он описан первым. В начале 1990-х гг. российские исследователи сделали сенсационное открытие. Радиоуглеродный анализ зубов шерстистых мамонтов, найденных на острове Врангеля в Северном ледовитом океане, показал, что мамонты существовали на этом острове всего 3700 лет назад. Они были карликами по сравнению с континентальными предшественниками.

   Якуты называли мамонта «водяным быком», ибо их костные останки обычно находили у воды на берегах рек и озер. В преданиях саха также бытует название мамонта «сэлии кыыл». Родиной мамонтов считается Африка, где по сей день живут их ближайшие родственники – слоны. Несколько миллионов лет тому назад слоны доледникового периода – предки мамонтов в поисках растительной пищи из Африки двинулись на север, проникли вплоть до арктических широт и распространились по всему северному полушарию нашей планеты. По-видимому, в те времена растительность к северу от Африки была более богатой, а климат – намного теплее современного. Эта версия подтверждается тем, что в Якутии найдены зубы, кости южного слона – архидискодон меридионалис – предка мамонта, обитавшего около 2 млн лет тому назад. С этого времени в Якутии начинаются постепенное похолодание климата, формирование многолетней мерзлоты, изменение состава растительности и, как следствие этих природных явлений, происходят адаптивные преобразования животного мира. Под влиянием этих явлений южный слон постепенно превращается в настоящего мамонта. У него появляется волосяной покров, утолщается кожа, образуются жировые отложения, уменьшаются размеры уха и т. д. На протяжении ледникового периода в силу эволюционного процесса друг друга сменяют разные подвиды мамонтов. Такие же преобразования претерпели и другие обитатели ледникового периода. Своего наивысшего расцвета мамонтовая фауна достигает в позднем плейстоцене, т. е. в период времени от 100 до 10 тыс. лет тому назад. Основные представители мамонтовой фауны: мамонт, шерстистый носорог, бизон, овцебык, пещерный лев и некоторые другие – в Якутии вымирают в конце последней ледниковой эпохи, около 10 тыс. лет тому назад.

   В книге археолога Н.Д. Архипова «Древние культуры Якутии», изданной Якутским книжным издательством в 1989 г., приводятся следующие данные о мамонте:

   «Волосатый гигант – мамонт в холке достигал до 3,5 м, а весил до 6 тонн. Общий вес его костей и бивней в свежем виде доходил до 2 тонн. Это было мохнатое животное, обросшее шерстью длиной до 1 м. Сама поверхность кожи была покрыта короткой нежной шерстью светлого оттенка. Под кожей толщиною 2 см находились мощные жировые отложения. Наиболее толстые из них были на холке. Таким образом, мамонты были значительно защищенными от холода и голода животными.

   Ежедневный пищевой «рацион» мамонта равнялся 300–400 кг рыхлой кормовой массы. Поэтому мамонты летом держались долин рек, озер и болот, где они добывали обильный корм в виде разных трав, листьев и тальника. В желудках дошедших до нас трупов мамонтов находят мох, еловые шишки, сосновую, лиственничную кору и даже кусок ветки лиственницы. Это говорит о неразборчивости в пище этих животных, об их высокой приспособляемости к окружающей среде».

   Вторым гигантом – современником палеолитического человека был шерстистый носорог. На носу этого огромного двухтонного животного с шерстью цвета пожелтевшей травы торчал большой саблевидный рог длиной больше 1 м. На лбу находился и второй рог, но меньших размеров.

   Эти гигантские животные могли интересовать палеолитическое население только из-за больших мясных и жировых запасов. Но их слишком толстые шкуры явно не годились для выделки и шитья одежды. Поэтому люди того времени больше внимания уделяли охоте на бизонов, овцебыков, лошадей, медведей, лосей и северных оленей. Шкуры этих животных тысячи лет служили незаменимым материалом для изготовления одежды у коренного населения Европы, Северной Азии и Америки.

   Считается, что мамонтов истребили первобытные охотники. Однако они своей охотой могли лишь способствовать вымиранию мамонтовой фауны, ибо во времена мамонтов первобытных людей было не так уж много и они своими примитивными орудиями физически не могли полностью истребить многочисленные стада мамонтов, бизонов, носорогов и т. д. Сколько тогда на Земле было людей, точно неизвестно, однако их найденные более 1000 первобытных стоянок датируются возрастом 12 тыс. лет. В это время мамонты были распространены по всей Азии, Европе, Северной Америке и даже Северной Африке. Имеется другая, более обоснованная гипотеза, поддерживаемая сегодня большинством специалистов, согласно которой главной причиной глобального вымирания является резкое потепление климата, вызвавшее кардинальные изменения природной среды обитания животных. Односторонне приспособленные к морозному климату мамонты не смогли выдержать высокие температуры, пастись на заболоченных равнинах и в хвойной тайге. Однако более 20-ти видов млекопитающих из состава мамонтовой фауны сумели выжить и сохраниться до наших дней: северный олень, благородный олень (изюбр), лось, снежный баран, почти все хищники, некоторые грызуны. На острове Врангеля реликтовые мамонты дожили примерно 3700 лет тому назад. В 60–70-е гг. прошлого века ряд ученых выдвинули гипотезу о том, что некоторые виды мамонтов могли выжить и дожить до наших дней в бескрайней северной тундре.

   В недрах Якутии, скованных удивительным природным феноменом – вечной мерзлотой, обнаружена значительная часть всех известных в мире уникальных находок мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов, овцебыков и других давно вымерших животных ледникового периода с хорошо сохранившимися останками мягких тканей, что натолкнуло японских и европейских ученых на возможность клонирования мамонтов. При захоронении останков древних животных в вечной мерзлоте приостанавливается процесс разложения, но происходит деформация и обезвоживание мягких тканей.

   Благодаря многолетним усилиям якутских ученых, находки уникальных останков мамонтовой фауны стали бесценным достоянием науки и музейными экспонатами, которые украшают залы многих российских музеев.

   Рассмотрим наиболее известные найденные на территории Якутии экземпляры представителей мамонтовой фауны.

   Вилюйский носорог. Трупные останки шерстистого носорога были найдены в 1771 г. вблизи г. Вилюйска. Первым исследователем этой редкой находки был П. Паллас, препарировавший ее в г. Иркутске. До наших дней сохранились голова и две ноги с кожным покровом с остатками шерсти, экспонирующиеся в Зоологическом музее в г. Санкт-Петербурге.

   Мамонт Адамса. Охотник Осип Шумахов в 1799 г. в дельте р. Лена в местности Быковский Мыс нашел вытаивающую целую тушу мамонта. Бивни он продал купцу Р. Болтунову, впервые нарисовавшему изображение мамонта, основываясь на преданиях и по бивню. Спустя 7 лет, в 1806 г., о находке узнал зоолог М. Адамс. Приехав на место захоронения, он обнаружил только скелет животного с остатками небольших фрагментов кожи на голове, на правом боку, на котором лежал труп, и мягких тканей на ногах.

   В 1808 г. М. Адамс впервые в мире смонтировал скелет мамонта, которому позже было присвоено его имя.

   Сегодня мамонт Адамса экспонируется в Зоологическом музее в г. Санкт-Петербурге.

   Березовский мамонт. В августе 1900 г. охотник-эвен Семен Тарабукин во время охоты на левом берегу р. Березовка, правого притока р. Колыма, наткнулся на торчавшую из-под обвалившейся земли голову мамонта, обглоданную песцами. Специальная экспедиция зоолога О. Герца, приехавшая для раскопки из Петербурга, изучила останки мамонта, находившегося в сидячем положении, и сделала следующий вывод. По-видимому, мамонт упал с обрыва и затем был завален обрушившейся вслед за ним землей. У него были переломаны левая плечевая и тазовая кости, а в местах переломов обнаружены сгустки свернувшейся крови. О быстрой смерти мамонта говорят обнаруженные в ротовой полости между зубами остатки непережеванной пищи из лиственничных растений и трав.

   Раскопки березовского мамонта были завершены в октябре 1901 г. Затем в Зоологическом музее в г. Санкт-Петербурге выставлено его мумифицированное чучело.

   Селериканская лошадь. В январе 1968 г. горняками в шахте на глубине 7–9 м, заложенной в долине ручья Балхан в районе бассейна р. Селерикан (верховье Индигирки), были найдены останки значительной части трупа лошади без головы.

   Передняя часть туловища застыла в приподнятом положении, передняя левая нога вытянута вперед, а задние ноги слегка согнуты. Положение тела лошади наводит на мысль, что она пыталась выкарабкаться, провалившись в супесчано-суглинистое топкое болото. Туша лошади в мерзлоте была значительно деформирована, однако внутренние органы сохранились. Согласно версии ученых, она погибла 37 тыс. лет тому назад.

   Ныне останки селериканской лошади экспонируются в Зоологическом музее в г. Санкт-Петербурге. Селериканская лошадь стала источником выдвижения версии, что якутские лошади являются ее далекими потомками.

   В настоящее время проводятся генетические исследования останков, результаты которых поставят точку в споре ученых о том, была ли лошадь привезена скотоводами-переселенцами или является одомашненной местной породой.

   Берелехское кладбище. Расположено на р. Берелех в бассейне нижнего течения р. Индигирка. В 1970 г. на Берелехе работала большая комплексная экспедиция с участием специалистов из Ленинграда и Магадана. Всего собрано около 10 тыс. костей мамонтов. Систематический учет костей позволил установить, что только на Берелехском кладбище погибло около 150 особей мамонтов. Была раскопана целая задняя нога мамонта с волосами в замороженном состоянии, длина которой 175 см, а отдельного ее волоса – 120 см. Возраст ноги – 13 тыс. лет.

   Кроме останков мамонта, были найдены кости ископаемой лошади, шерстистого носорога, бизона, северного оленя, волка, зайца-беляка и т. д.

   Также было найдено несколько кремневых орудий первобытного человека, а в 1971 г. открыта самая северная в мире стоянка палеолитического человека.

   Нога и часть мамонта хранятся в Институте геологии алмаза и благородных металлов СО РАН (Якутск), другая часть – в Зоологическом музее в г. Санкт-Петербурге.

   Тиряхтяхский мамонт. Захоронение было обнаружено в 1970 г. охотником Х.М. Стручковым в 47 км к востоку от пос. Белая Гора. Скелет мамонта лежал на глубине 4–5 м в обнажении берега высотой 10 м. Кости скелета располагались беспорядочно. Череп обломан в области скуловых дуг, сохранились зубы. Отсутствовали правый бивень и кости левой кисти.

   Мамонт погиб в позднем плейстоцене около 30 тыс. лет назад. Скелет находится в Якутском государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера им. Ем. Ярославского.

   Шандринский мамонт. Череп мамонта был найден в 1971 г. охотинспектором Д. Кузьминым на правом берегу р. Шандрин, впадающей в Колымскую протоку дельты р. Индигирка.

   Скелет сохранился в лежачем положении в полной анатомической последовательности, возраст 60 лет. У него сохранились внутренние органы в виде мерзлого монолита весом 300 кг. Мамонт умер во время каргинского межледниковья в позднем плейстоцене примерно 41170 лет назад.

   Скелет выставлен в Институте истории и философии СО РАН в г. Новосибирске.

   Мылахчынский бизон. Был найден осенью 1971 г. Х.М. Стручковым на правом берегу р. Индигирка, в 45 км к востоку от пос. Белая Гора в местности Мылахчын.

   Мылахчынский бизон погиб, завязнув в прибрежной грязевой нише в прадолине Индигирки. Останки хранятся в Институте проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН в г. Москве.

   Чурапчинский шерстистый носорог. Третий в мире скелет шерстистого носорога найден в 1972 г. Н.М. Местниковым центре пос. Чурапча во время раскопки подвала. Четвертый в мире почти полный скелет с кожным и шерстным покровом на правой задней ноге лежал на глубине 2,5–3,6 м и был разбросан по дну ямы на площади около 10 кв. м, имеющей квадратную форму. Животное провалилось в прибрежное болото у озера незадолго до морозов.

   По результатам исследований установлено, что во время обитания носорога около 20 тыс. лет тому назад в Центральной Якутии были разбиты лугово-степные пространства, перемежающиеся с небольшими лесами из лиственницы, березы и некоторых видов хвойных.

   Скелет экспонируется в Геологическом музее Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН в г. Якутске.

   Мамонтовогорский шерстистый носорог. Часть скелета шерстистого носорога найдена в 1976 г. пос. Усть-Татта в верхней части склона большого оврага 80-метровой террасы Мамонтовой горы, расположенной на левом берегу р. Алдан. Было раскопано около 75 % скелета. Носорог умер в конце сартанской эпохи оледенения позднего плейстоцена.

   Скелет экспонируется в Музее мамонта в г. Якутске.

   Дюкарская лошадь. Трупные останки сильно мумифицированной лошади были обнаружены в 1981 г. на берегу оз. Дюкарское, расположенного на левобережье нижнего течения р. Индигирка.

   Останки выпали во время интенсивной оттайки. Полностью сохранились голова, область груди и часть туловища. Судя по абсолютному возрасту, лошадь погибла в конце каргинского межледниковья.

   Трупные останки хранятся в Музее мамонта в г. Якутске.

   Абыйский мамонтенок. В сентябре 1990 г. в местности Мылахчын, расположенной на правом берегу р. Индигирка в 45 км от пос. Белая Гора, местными жителями были обнаружены трупные останки мамонтенка.

   Полагается, что он погиб в возрасте двух месяцев в грязевом потоке 30 тыс. лет назад, обитал в переходный период между каргинской эпохой потепления и последним сартанским оледенением конца позднего плейстоцена.

   Останки мамонтенка хранятся в Геологическом музее Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН в г. Якутске.

   Юкагирский мамонт. В 2002 г. возле р. Муксунуоха в 30 км от пос. Юкагир школьники Иннокентий и Григорий Гороховы нашли голову мамонта с двумя бивнями, покрытую шкурой.

   В 2005 г. в Японии проходила Всемирная выставка «ЭКСПО-2005» под девизом «Мудрость природы» с участием более 20 государств.

   Сенсацией выставки стала голова юкагирского мамонта, демонстрировавшаяся в специальной застекленной камере. Любоваться головой мамонта ходили многие, и 10-миллионный посетитель выставки получил двухкаратный бриллиант из рук премьера Якутии.

   Мамонтенок Малыш. 27 сентября 2004 г. в 80 км к северо-западу от пос. Усть-Нера Оймяконского района на золотоносном прииске Ольчан бульдозерист А.В. Волков обнаружил труп мамонтенка. Останки его были вскрыты ножом бульдозера «Комацу» на правом берегу реки Ольчан с глубины примерно 3 м. Бульдозерист во время работы заметил, что нож вытащил какой-то «черный мешок», но не обратил внимания. Однако, когда «мешок» пролежал немного на солнце, из него стала вытекать красноватая жидкость, похожая на кровь. Бульдозерист понял, что он нашел останки животного, похожего на поросенка. Голова была повреждена, но четко были видны глаза, уши, нижняя челюсть и шея. От находки исходил странный «паленый» запах. Запах пролежавших тысячелетия в мерзлоте животных известен только специалистам. А нам, большинству простых смертных, этот «дух древности» абсолютно неизвестен.

   Осмотрев находку, золотодобытчики решили, что они нашли шерстистого носорога или мамонтенка, и сообщили о находке в инспекцию охраны природы РС(Я). Пока ехали из Якутска специалисты, останки мамонтенка были вывезены из прииска в Усть-Неру и помещены в холод.

   Специалисты, осмотрев Малыша (так его нарекли) определили, что он жил 15–30 тыс. лет назад. Хорошо сохранилась только передняя часть: голова, оторванная часть хобота, область шеи и часть груди. Кожа буровато-серого цвета. Волосы рыжевато-бурого цвета. Мамонтенок весом 150–200 кг утонул или провалился в мерзлотную трещину. Судя по размерам, малыш был несколько крупнее знаменитого магаданского мамонтенка Димы, возраст которого определен в 7–8 месяцев. Так, длина головы Малыша – около 67 см, Димы – 48 см. Длина правого уха Малыша – 13 см, а левого – 13,5 см, как и у Димы. Это был пятый в мире и второй в Якутии найденный мамонтенок.

   Останки Малыша находятся в Музее мамонта в г. Якутске.

   Мамонтенок Игорь. Мамонтенок был найден на р. Хрома в Аллаиховском улусе охотниками И. Лебедевым и А. Слепцовым осенью 2008 г. Сохранность туши была определена на 70 %, полностью сохранились конечности и задняя часть туловища. Мамонтенка успели поесть песцы. Примерный возраст находки был определен в 30–15 тыс. лет.

   Мамонтенок Юка. В сентябре 2011 г. в Усть-Янском улусе в местности Ойогос Яр охотниками на осыпавшемся склоне обнаружена прекрасно сохранившаяся туша мамонтенка. Он был назван Юкой в честь юкагирского народа и дочери главы общины. Мамонтенок имел размер полтора метра от кончика хобота до хвоста. Уникальность находки заключалась в том, что у туши сохранились все ноги, шерсть, хобот. Он был восьмым в мире и четвертым в Якутии найденным мамонтенком. Юка проходил всестороннее обследование ученых, и они определили его возраст как 3–4 года. По мнению ученых, он стал жертвой хищников, возможно, пещерных львов, которые почему-то не съели жертву. Затем он стал трофеем первобытных людей, что подтверждается двумя ровными прямыми разрезами длиной 40 и 10,5 см на спине, по предположению ученых, каменными ножами. Большой загадкой является то, что кости были отделены от мяса и лежали отдельно. Естественным путем, если он провалился в болото, такое не могло произойти. Значит, древние охотники?.. Тогда почему не съели? Вопрос остается открытым. С 27 февраля по 3 марта 2012 г. в Якутск съехались ученые-мамонтологи всего мира на Международный семинар по исследованию свежих палеонтологических объектов. Они изучали Юку, останки кобылы и тушу бизона самца 4–5 лет от роду.

   Музей мамонта. В 1991 г. по инициативе палеонтолога П.А. Лазарева был создан единственный в мире музей мамонта.

   Петр Алексеевич Лазарев – заслуженный деятель науки РС(Я), лауреат Государственной премии РС(Я), заместитель председателя Мамонтового комитета РАН, основатель якутской школы четвертичной палеонтологии, основатель и директор Музея мамонта Института прикладной экологии Севера СВФУ, доктор биологических наук, руководитель и непосредственный участник раскопок и исследований уникальных останков мамонтов и их современников.

   Им были созданы новое для республики научное направление по изучению четвертичной палеонтологии и остеологический коллектор, который в настоящее время является одним из крупнейших в Восточной Сибири и содержит более 7000 единиц останков мамонтовой фауны.

   При личном участии П.А. Лазарева в 1960–1980 гг. были исследованы, привезены в Якутск и смонтированы основные части экспонатов вымерших животных ледникового периода: нога берелехского мамонта, скелеты аканского, тиряхтяхского, хромского и аллаиховского мамонтов, чурапчинского шерстистого носорога, ископаемого гренландского кита.

   Музей был задуман как научный и музейный центр по изучению мамонтовой фауны и среды ее обитания в ледниковом периоде, коллекционированию выдающихся находок, организации экспедиций и т. д. В 1995 г. музей вошел в состав Академии наук РС(Я), а затем в 1998 г. стал структурным подразделением Института прикладной экологии Севера АН РС(Я). После этого музей был значительно реконструирован и расширен. При активной организационной и финансовой поддержке президента АН РС(Я), члена-корреспондента РАН В.В. Филиппова Музей мамонта переехал в специально отведенное помещение СВФУ имени М.К. Аммосова. Здесь были оборудованы новые экспозиции, оформлены стенды, и в данное время Музей мамонта является современным научно-выставочным и научно-исследовательским комплексом.

   Японскими учеными делаются попытки клонировать мамонта. Общеизвестно, что им удалось клонировать клетки мыши, пролежавшей несколько лет в морозильнике. Однако несколько лет в морозильнике – это не 10 тыс. лет в тундре, где останки многократно подвергались процессу оттаивания и замерзания. При таком процессе клетки не могут сохраниться неповрежденные. От них остаются только фрагменты молекул, поэтому пока клонирование не удается. В основном повреждение происходит из-за того, что вода, содержащаяся в клетках, кристаллизируется и разрывает клеточные структуры. Поэтому ученые возлагают надежды на замороженные сперматозоиды мамонтов. В них воды крайне мало, и они могут выдерживать замораживание лучше. Но пока их не найдено и вероятность находки ничтожно мала.

   В августе-сентябре 2012 г. Якутию посетил ученый-палеогенетик из Южной Кореи Хванг Ву Сок, прославившийся своими опытами по клонированию собак. Он работал в составе экспедиции «Яна-2012» в 40 км от с. Казачье Усть-Янского района и изучал останки с целью клонирования. Из-за неправильного перевода слов «intact cells» («неповрежденные клетки») в «живые клетки» весь мир облетела сенсация о возможности клонирования мамонта. Однако группа ученых-биологов из Института физико-химических и биологических проблем почвоведения г. Пущина из семян, найденных на берегах р. Колымы неподалеку от пос. Черского, сумела прорастить доисторическое растение в пробирке. Семена были погребены в вечную мерзлоту на глубине от 20 до 40 м в замороженных гнездах грызунов (евражек). Растение классифицировано как смолевка, вид многолетних травянистых растений из семейства гвоздичных. Возраст семян смолевки равнялся 30 тыс. лет. В 2008 г. израильские ученые вырастили финиковую пальму из косточки, пролежавшей около 2 тыс. лет.

   Возможно, ученым удастся со временем воссоздать флору ледникового периода.

   Недавно стали известны результаты тюменских ученых с реликтовыми бактериями, обнаруженными несколько лет назад в районе р. Алдан. По словам директора Тюменского института криосферы академика В. Мельникова, из трехсот штаммов выделенных бактерий удалось охарактеризовать 70. У четырех штаммов полностью расшифровали геном. Была открыта бактерия Бациллус форст, на основе которой создан препарат. Опыты на мышах показали, что у грызунов в престарелом возрасте возобновилась детородная функция, продолжительность жизни увеличилась на 20 %. По словам академика, с изучением свойств древних бактерий возможно омоложение человека.

   Находки мамонтов, шерстистых носорогов и других ископаемых животных мамонтовой фауны имеют, к сожалению, и свою криминальную страницу. Нашедшему останки древнего животного, согласно закону РФ, полагается 25 % от стоимости находки. Исчезновение мамонтов является таинственной страницей нашей планеты Земля и ждет своих исследователей.

Диринг-Юрях – стоянка древнейшего палеолита

   В 1982 г. в 140 км вверх от Якутска по правому берегу Лены геологи, готовя к приезду гостей очередного Международного конгресса ИНКВА демонстрации отложений наиболее древней ленской террасы – Табагинской, в одном из шурфов обнаружили осколок черепа человека.

   Прибывших на место находки археологов ждала новая удача. Они нашли и погребение ребенка в каменном ящике. Ничего подобного в Якутии прежде не встречалось. А вслед за погребением ребенка ученых-археологов ждал еще один сюрприз: они наткнулись на известняковые плиты следующего погребения. На этот раз в нем было пятеро мужчин от 30 до 55 лет. Причем двое из них, видимо, были убиты при ритуальном захоронении вождя. А рядом с ними лежали каменные и костяные наконечники стрел, скребки, ножи, украшения…

   Возраст находок был определен в 3,5 тысячи лет.

   Раскопки очередной могилы привели археологов на древнюю стоянку дюктайской культуры. Дюктайцы жили в Якутии 35–10 тыс. лет назад, некоторыми учеными считается, что они около 12 тыс. лет назад заселили Американский континент, пройдя через нынешний Берингов пролив наряду с другими народами Азии и Европы.

   Однако главная сенсация Диринг-Юряха была впереди: были найдены орудия из кварцитовых валунов и гальки – чопперы, скребла, наковальни, отбойники. Находки были похожи на самые древние каменные орудия труда, найденные в Восточной Африке: в Танзании, Кении, Эфиопии. Там они имели возраст 2,5–1,7 млн лет.

   Комплексные археологические и геологические исследования показали, что орудия дирингской культуры древнейшего палеолита, действительно, не уступают по возрасту найденным в тропической зоне. Но если там наши предки жили в жарком климате, то на Диринге, как выяснилось, уже тогда существовала вечная мерзлота, а среднегодовая температура не превышала минус 12–14 градусов по Цельсию, словом, было холодно.

   Находки на Диринг-Юряхе заставили вновь вернуться к уже забытой концепции не о южной тропической, а о северной внетропической прародине человечества заговорить о влиянии экстремальных, холодных условий среды обитания на возникновение человека и его культуры. Проблема прародины человечества на сегодняшний день является одной из главных. Она возникла в 1871 г., когда Ч. Дарвин опубликовал свою работу «Происхождение человека и половой отбор». Ч. Дарвин и его сторонники считали прародиной человечества Африку, где в благоприятных условиях появились первые люди. В противовес ему в 1871 г. М. Вагнер выдвинул гипотезу о внетропической прародине человечества, находившейся в холодном поясе.

   Спор ученых о прародине человечества продолжается по сегодняшний день. Обе гипотезы имеют сильные и слабые стороны. Сторонники обеих концепций пытаются доказать свою правоту, опираясь на находки каменных орудий труда первобытных людей.

   Некоторые ученые, сторонники гипотезы южной прародины человечества, предполагают, что около 1,6 млн лет назад в Восточной Африке появился новый своеобразный тип каменных орудий. Так называемое ручное рубило состояло из куска камня размером с кулак, которому была придана форма, напоминающая ладонь или сплющенную грушу; острые кромки камня были образованы путем скалывания отщепов с обеих сторон. Эксперименты показывают, что это орудие использовалось главным образом при разделке туш, которые были предварительно освежеваны при помощи острых каменных отщепов, имеющих форму топоровидных лезвий (кливеров).

   Самые первые ручные рубила появились примерно в то же время, что и Хомо эректус (Человек прямоходящий). Поскольку для изготовления подобных однотипных орудий требовалась немалая сообразительность, можно заключить, что их вероятным изобретателем был высокоразвитый гоминид (ископаемый человек).

   К числу орудий древнего каменного века относятся рубила, топоровидные кливера, скребла и отщепы; они называются ашельскими по находкам в Сент-Ашеле на севере Франции.

   Ашельская технология изготовления орудий распространилась в Индии и Европе, где она продолжала существовать примерно еще 100 тыс. лет назад.

   Между тем культуры изготовления более грубых рубящих орудий (чопперов), принадлежащие тому типу, который называется олдованским, распространились в Европе и Азии от Ближнего Востока до Явы.

   Наиболее известными древними инструментами являются типичные орудия олдованской культуры из Олдувайского ущелья в Танзании – чопперы и чоппинги. Здесь 1,9 млн лет назад Хомо хабилис – Человек умелый (или какой-либо из современных ему австралопитеков) расщеплял базальт и кварцитовую гальку, придавал им форму, которую сейчас называют грубыми рубилами (чопперами), скребками, резцами, топоровидными орудиями.

   Некоторые ученые считают, что на самом деле истинными орудиями были не перечисленные формы, а так называемые «бросовые» осколки, отщепленные от этих ядер. Без сомнения, 1,5 млн лет назад около озера Туркана в Кении гоминиды использовали маленькие каменные отщепы для того, чтобы разделывать туши антилоп. Царапины от зубов, находящиеся на костях животных под царапинами от режущих орудий, наводят на мысль, что ранние гоминиды обычно соскабливали мясо с туш животных, убитых хищниками. Но вполне вероятно, что ранние люди изготовляли также и орудия для охоты. Каменные шары из Олдувая, связанные ремнями, превращались в охотничий снаряд, метнув который, можно было сбить с ног антилопу, подобно тому, как в наши дни ковбои ловят скот с помощью метательных шаров-бола.

   Олдованская индустрия (называемая также рубило-осколочной или галечной) и ее более поздние варианты широко распространились по значительной части Африки и Евразии раннего каменного века. В некоторых местах эта культура процветала еще 200 тыс. лет назад – уже много лет спустя после изобретения более совершенных технологических приемов.

   Кучи камней и костей, найденные в Олдувайском ущелье в Танзании, подтверждают, что примерно 2 млн лет назад ранние люди уже собирались группами на стоянках, где они разделывали добычу, изготовляли орудия, поедали пищу и сооружали, возможно, самые первые на свете укрытия.

   Заостренные камни, расколотые и раздробленные кости крупных травоядных млекопитающих свидетельствуют о том, что мы имеем дело не со случайными сборищами на берегу реки, а с рабочими и даже с жилыми стоянками, где члены семейства Человека умелого делили между собой пищу. Они приносили сюда кости животных, убитых хищниками, и куски лавы с близлежащих гор, чтобы обработать их на месте.

   Тщательные исследования указывают на то, что места большинства из примерно 20 очень ранних стоянок в Олдувае были тщательно выбраны там, где потоки свежей питьевой воды вливались в богатое дичью солоноватое озеро. Возможно, наиболее замечательным открытием явилось то, что эти древние люди начали строить жилища. На одной стоянке расположение костей и камней свидетельствует о том, что с наветренной стороны люди были защищены от ветра изгородью или щитом из кустарника. На другой стоянке имеется круг из камней около 4 м диаметром, поддерживающих теперь уже давно исчезнувшие ветки, из которых была сооружена хижина, подобная тем, которые и сейчас еще стоят кое-где в Африке. Это укрытие, возраст которого примерно 1,8 млн лет, является первым известным нам человеческим сооружением в мире.

   Сообщение о том, что в Якутии в долине реки Лены обнаружена стоянка древнейшего человека, возраст которой определен в пределах 2,5–1,8 млн лет, вызвало большой интерес в мире среди ученых. Честь открытия и исследования стоянки Диринг-Юряха принадлежит супругам, известным якутским археологам: академику Российской Академии естественных наук и Академии наук РС(Я), заслуженному деятелю науки Российской Федерации и РС(Я) Юрию Алексеевичу Мочанову и доктору исторических наук, Почетному академику РАЕН, Академии наук РС(Я) Светлане Александровне Федосеевой.

   Им принадлежит честь открытия дюктайской археологической культуры и других, существовавших в Древней Якутии. Люди дюктайской культуры существовали примерно 35–10,5 тыс. лет назад. Культура получила свое название от Дюктайской пещеры на реке Алдан на территории Усть-Майского улуса.

   Основными работами Ю.А. Мочанова являются: «Многослойная стоянка Белькачи I и периодизация каменного века Якутии» (Москва, 1969 г.); «Древнейшие этапы заселения человеком Северо-Восточной Азии» (Новосибирск, 1977 г.); «Древнейший палеолит Диринга и проблема внетропической прародины человечества» (Новосибирск, 1992 г.).

   В 2007 г. издана монография «Дюктайская бифасиальная традиция палеолита Северной Азии». В 2010 г. издан двухтомник «50 лет в каменном веке Сибири», где академик подводит итог своим археологическим исследованиям в азиатской части России.

   В книге он отводит место освещению своего главного открытия Диринг-Юряхской стоянки древнейшего палеолита, которая, по его мнению, подтверждает теорию внетропической прародины человечества. Возглавляемая ими Приленская археологическая экспедиция Якутского филиала АН СССР провела раскопки на стоянке Диринг-Юрях более 40 тыс. кв. м.

   Геолого-геоморфологическое изучение района палеолитической стоянки проведено комплексным методом и установлено, что стоянка Диринг-Юрях залегает в речных отложениях самой древней террасы Лены, возраст которой более 2,5 млн лет. Совпадение датировок древнейшего палеолита Диринга, полученных разными методами (археологическим, геолого-геоморфологическим, палеомагнитным и другими), не может быть случайным. Если этот возраст верен, то Диринг на сегодняшний день является наиболее древним палеолитическим памятником в Евразии и одним из древнейших в мире. Судя по мерзлотным проявлениям, древнейшие обитатели Диринга, в отличие от их африканских современников, живших в благодатных тропиках, должны были жить в экстремальных условиях вечной мерзлоты при среднегодовых температурах минус 12–14 градусов по Цельсию. Сейчас в Центральной Якутии среднегодовая температура на несколько градусов выше (минус 10,2 градуса).

   Археологические материалы Диринга, представленные архаичной галечной культурой, показывают простейшую форму техники преобразования камня в орудия труда. На Диринге в культурном слое открыты участки, где производились дробление валунов (этот технический прием является самой изначальной обработкой камня) и последующая их обивка для получения орудий.

   Галечная культура Диринга не имеет признаков более совершенной обработки камня. Все это позволяет реконструировать первую стадию трудовых процессов по преобразованию различных природных материалов в изделия. В целом этот материал свидетельствует о Диринге как об археологическом памятнике одной из самых древних фаз орудийной деятельности первобытного человека. В течение 20-летних раскопок найдено пять тысяч чопперов.

   Если сопоставить подобные находки с раскопками в Восточной Африке, то можно предположить, что появление Человека разумного почти одновременно произошло в нескольких независимых районах Земли. И сам феномен появления следует считать особым космопланетарным процессом, который отнюдь не был обусловлен только известными в биологическом мире процессами естественного отбора, микро- и макромутациями и их наследованием. Феномен Диринга очевиден, и он заставляет изменить сложившееся научное видение проблемы происхождения человека. На сегодняшний день вопрос происхождения человека вызывает большие споры, нет однозначного ответа.

   В 1988 г. на Диринге состоялась представительная Всесоюзная научная конференция «Проблема прародины человечества в свете новых археологических и антропологических открытий». В ее документах отмечалось, что «…памятники дирингской культуры древнейшего палеолита, исследуемые Приленской археологической экспедицией, являются не только национальным, но и всечеловеческим, планетным достоянием. Их всестороннее изучение может иметь важное перспективное значение и в мировой науке о происхождении человечества, и значительно уточнить представления об общих закономерностях эволюции всего органического мира».

   В 1990 г. по отобранным образцам в лаборатории радиотермолюминесцентного датирования кафедры радиохимии МГУ возраст даты стоянки Диринг-Юрях определен как 1,1–1,8 млн лет.

   Справедливости ради заметим, что не все ученые-антропологи России и других стран поддерживают гипотезу академика Ю.А. Мочанова о внетропической прародине человечества. Возраст стоянки, по мнению других, определен в 270–370 тыс. лет назад. В.А. Ранов и С.М. Центлин пишут: «Нельзя строить схему эволюции гоминидов и превращения их в человека, минуя стадию австралопитеков. Это общеизвестно, и все сторонники азиатской гипотезы человека вынуждены обращаться к поиску австралопитеков, которые пока не обнаружены даже во многих более южных районах Азии. Следовательно, никаких биологических предпосылок, кроме весьма смутных и общих представлений о значении «комплексной проблемы антропогенеза как космопланетарного феномена», у сторонников внетропической прародины человечества не имеется.

   Настораживает и следующее обстоятельство – исследования Ю.А. Мочанова показывают, что климат Центральной Якутии был 3,2–1,8 млн лет назад таким же, как и в настоящее время. Вероятность жизни самых древних людей на Земле в условиях суровой зимы и вечной мерзлоты весьма сомнительна – необходимо было строить утепленные жилища, иметь достаточно развитую организацию жизни и способов охоты и т. п. Принятие такого суждения противоречит всему, что известно о самых ранних палеолитических стоянках первобытного человека, его возможностях, структуре объединений хабилисов, и определяет эту форму, стоявшую между животным миром и миром человека, как слишком далеко продвинувшуюся в своем развитии.

   Человек пришел сюда с юга, продвигаясь по наиболее теплой и благоприятной для жизни, во всяком случае, летом, долине реки Лены. Но когда пришел?»

   Споры между археологами продолжаются. Их могут разрешить дальнейшие раскопки и археологические находки, подтверждающие версию академика Ю.А. Мочанова и доктора исторических наук С.А. Федосеевой.

   В пользу гипотезы о внетропической прародине человечества свидетельствуют открытые Приленской археологической экспедицией в 1995 г. в долине средней Лены первые ашельские, возраста 1,8–0,2 млн лет, и мустьерские, возраста 200–400 тыс. лет, памятники, известные в Африке, Европе, Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Новые находки вселяют надежду, что хронологический разрыв почти в 2 млн лет древней истории Якутии в ближайшие годы будет ликвидирован. Они же убедительно свидетельствуют, что исторический процесс развития человеческого общества в экстремально холодных условиях Якутии осуществлялся примерно одинаковыми темпами и в одном направлении эволюционного развития, подобно Европе, Африке, Восточной Азии и Ближнему Востоку.

   В настоящее время в Якутии обнаружены еще несколько пунктов, где имеются каменные орудия, сходные с Дирингом. В 1986 г. археологами Якутского государственного университета в Усть-Олекминске открыта стоянка древнего человека. Усилиями Приленской археологической экспедиции ЯНЦ СО РАН открыты аналогичные стоянки, датируемые в пределах 190–40 тыс. лет, когда жил неандерталец, вооруженный копьем с каменным наконечником.

   Якутскими археологами найдено еще 13 стоянок древнейшего палеолита, разработка которых ждет своих исследователей.

   Дальнейшее развитие археологии, применение самых современных технологий и методов проведения раскопок подтвердят или опровергнут гипотезу о северной прародине человечества.

   Верность научному мировоззрению и героическая смерть ради идеи на костре Д. Бруно в 1600 г. и вынужденное «раскаяние» Г. Галилея в 1633 г., утверждавших, что все звезды – это другие миры, что Вселенная вечна и бесконечна, что Земля вращается вокруг Солнца, доказывают, как трудно ломать устоявшиеся догматы…

   Ученые по костям скелетов, обнаруженных в других регионах Азии, реконструировали голову гоминида Хомо эректуса, вышедшего из Африки около 1,5 млн лет назад. Этот гоминид был очень развитым, он владел галечной технологией обработки каменных орудий и распространился по всей Восточной Азии. По мнению В.Л. Осаковского, кандидата биологических наук, заведующего лабораторией генетических исследований ФГНУ «Институт здоровья», именно следы этих гоминидов обнаружены на Диринг-Юряхе.

   Ученые-антропологи сегодня сомневаются в правильности классической эволюционной теории дарвинизма. Вопрос происхождения человека вызывает большие споры среди антропологов, археологов, историков, генетиков и других ученых. Современное человечество, по мнению некоторых ученых, не является ни «венцом творения», ни результатом долгой эволюции. Оно вообще возникло ниоткуда, внезапно и одномоментно. А до нас на этой Земле были много видов человечеств и цивилизаций, погибших в результате планетарных катастроф. И все виды древних предков: австралопитеки, питекантропы, синантропы, неандертальцы, гоминиды, хомо эректусы, хомо хабилисы и многие другие – вообще не являются нашими предками. Человечеству еще предстоит узнать историю своего происхождения. Существующие на сегодняшний день основные теории не объясняют происхождения человека:

   Человека создал бог – креационизм;

   Теория Ч. Дарвина – эволюционизм;

   Люди являются результатом эксперимента инопланетян;

   Все эти теории являются наиболее распространенными гипотезами истории происхождения человека. Современная наука считает, что человеческая эволюция началась более 10 млн лет назад.

Петроглифы и пиктографии далеких предков

   Трудным, долгим и тернистым был путь человека к нашему сегодняшнему дню. Свидетелями начала пути человечества являются петроглифы и пиктографии.

   Ученые всего мира стремятся понять сообщения далеких предков.

   Расшифровка египетских иероглифов Ф. Шампольоном в 1822 г. и вавилонской клинописи Г. Гротефендом и Г. Раулисоном удревнили письменную традицию до 5 тыс. лет. Доктор исторических наук Юрий Валентинович Кнозоров в 1952 г. дешифровал иероглифическое письмо индейцев майя.

   Длительное время продолжается расшифровка хараппских табличек с древними текстами, и ученые уже близки к успеху. Считается, что письменностью владели очень немногие народы: вначале в Египте, Месопотамии, затем в Малой Азии, Китае, а потом уже на юге Европы. Но даже для них основным источником фактов прошлого остается археология: письменных памятников найдено мало, и часть их из-за необъективности летописцев и по другим причинам требует значительных уточнений и поправок.

   Считается, что примерно одновременно огромные территории земного шара заселили племена и народы, не имевшие письменности, но создавшие много удивительного и прекрасного, о чем стало известно только благодаря археологии. Первые люди и их поселения появились на территории Сибири примерно 400–300 тыс. лет назад. Эта дата выведена со стоянки, обнаруженной академиком А.П. Окладниковым в Горно-Алтайске на реке Улалинка. Дата появления первых людей на территории Якутии остается открытым. Многие ученые предполагают, что палеоазиаты – предки эвенков и эвенов и других народов Севера появились 30–40 тыс. лет назад. Их палеолитические поселения в основном располагались по долинам Лены и других рек. Наряду с орудиями охоты и рыбалки они оставили особый вид первобытного искусства – писаницы и петроглифы на каменных скалах. Петроглиф – высеченные на скалах, камнях различные изображения животных, птиц, сцены охоты, войны и т. д., относящиеся к концу палеолита и к началу неолита.

   Палеолит (по-гречески lithos – камень, древнекаменный) – древнейший период каменного века, когда первобытный человек изготовлял свои орудия из камня. Начинается с появлением обезьяноподобных людей около 2 млн лет назад и заканчивается приблизительно 10 тыс. лет назад.

   Неолит – последняя эпоха каменного века, 10–3 тыс. лет до нашей эры. Характеризуется появлением скотоводства и земледелия, изобретением керамики.

   Над палеолитическим поселением у деревни Шишкино возвышаются величественные скалы тремя последовательными ярусами один над другим, спускающиеся к руслу реки Лены. Шишкинские скалы во многих местах почти сплошь покрыты рисунками, оставленными людьми разных времен и народов.

   На протяжении почти полутора километров тянется вдоль реки Лены этот единственный в своем роде естественный музей древнего изобразительного искусства, расположенный на открытом воздухе, на фоне неба, темного леса и скал.

   В 1941 г. академиком А.П. Окладниковым найден древнейший и самый драгоценный из всех изображений на Шишкинских скалах – очень крупный рисунок лошади длиной 2,8 м, выполненный широкими контурными полосами красной краской. Древний художник, положивший начало этой замечательной «картинной галерее» прошлых эпох, выбрал никем не занятую в то время одну из самых удобных для его целей Шишкинских скал, чистую, как холст, готовую принять шедевр. С полной свободой разместил он на ней контуры огромной фигуры, в которой нетрудно уловить очертания реальной дикой лошади – жеребца, изображенного почти целиком и в натуральную величину. Художник конца раннего палеолита умело схватил общие черты грузного тела дикого жеребца с его горбоносой головой на крутой шее, тщательно обозначил копыта на передней ноге и особенно заботливо обрисовал двумя полосами краски пышный хвост.

   Изображение напоминало доисторические рисунки лошадей знаменитых палеолитических пещер Западной Европы. Сравнивая шишкинский рисунок дикой лошади с другими доисторическими рисунками, Окладников отмечал поразительное сходство с изображениями лошадей Пиндаля и Костильо (Испания), Фон-де-Гом и пещеры Ласко (Франция). Рисунки пещеры Ласко были открыты в 1940 г. играющими детьми случайно. По определению ученых, они были нарисованы примерно 15 тыс. лет назад кроманьонцами. О древности этого изображения свидетельствовали реалистичность рисунка и манера исполнения. Древний художник сделал изображение лошади почти в натуральную величину скупой контурной линией точно так же, как делали подобные рисунки палеолитические художники Испании и Франции в ледниковом периоде. Все другие изображения лошадей на Шишкинских скалах, относящиеся к более позднему периоду, выполнены совершенно другим стилем. Глубокую древность рисунка подтверждало также и то, что поверхность скалы, на которой он сделан, настолько выветрилась и пострадала от времени, что побелела и вздулась пузырями. Сама скала треснула, и нижняя ее часть осела, от чего несколько сместились линии рисунка. Изображение выполнено светло-красной краской, сильно вылинявшей от времени.

   В 1947 г. Шишкинские скалы подарили ученым рисунок того же стиля и той же глубокой древности. На одной из плоскостей вначале была обнаружена косая линия выветрившейся и выцветшей красной краски. При тщательной промывке скалы на конце этой полосы обнаружилась отчетливо прорисованная широкая кисточка. Затем проявились туловище, ноги и голова зверя. Из глубины скалы выступил еще один представитель исчезнувшего животного мира далеких эпох. На этот раз перед исследователями предстал дикий бык, изображенный в такой же стилистической манере и такими же техническими приемами, как и первые палеолитические фигуры лошадей. Древнему художнику удалось талантливо передать на только общий вид массивной фигуры животного (длиной 1,12 м, шириной 0,55 м), но и его характерную позу. Рисунок наполнен грозной и тяжеловесной первозданной мощью. Вытянутый хвост, опущенная вниз голова и крутой горб при переходе от шеи к спине усиливают это впечатление. Животное полно неудержимой внутренней энергии и стремления вперед. Этот рисунок также имеет много общих черт с известными изображениями быков в Испании. Бык из Шишкино такой же далекий северный собрат замечательных быков Альтамиры в Испании, как лошади из Шишкино – двойники лошадей пещерных росписей франко-кантабрийской области древнекаменного века. Интересно, что, несмотря на колоссальные пространства, разделяющие долину реки Лены и Пиренеи, может быть установлено не только самое общее соответствие между памятниками палеолитического искусства, но и некоторые более близкие совпадения.

   Открытие рисунков ледникового периода на Лене совершенно по-новому осветило историю искусства Сибири. Во-первых, глубинные районы Сибири, оказывается, были заселены человеком в раннее время, а во-вторых, древним людям, расселявшимся в тайге и лесотундре, было свойственно чувство прекрасного, художественный вкус. Талантливые художники и скульпторы оставили после себя неповторимые шедевры первобытного искусства, внесли свою лепту в мировое искусство на заре человечества. Находки на Мальте, рисунки в Шишкино еще раз подтвердили важную мысль, что для человеческого общества характерны одни и те же законы развития мышления и сознания независимо от того, где расселялись коллективы: в степных и лесостепных ландшафтах Испании или Франции, необозримых просторах Центральной Азии или Сибири. Человек, оторвавшись от животного мира, медленно, постепенно, но уверенно делал свои первые шаги в искусстве, которые затем воплотились в бессмертные шедевры эллинского искусства, Возрождения и нашего сегодняшнего дня.

   Удивительно богат внутренний мир древних художников. Своеобразно и оригинально их искусство. По берегам Лены и других рек обнаружены целые галереи наскальных росписей – писаниц, сделанных во времена неолита – 8–5 тыс. лет назад. Это изображения зверей – красавца тайги лося, основной добычи первобытных охотников, рыб, а также бытовых сцен. Писаницы выполнены на камне и, конечно, не одним человеком, а поколениями талантливых людей. Поражает мастерство первобытных художников: все делалось сразу в твердом материале – на века и тысячелетия. Красную краску получали, растирая в порошок гематит и окисленную железную руду.

   Шишкинские писаницы на Верхней Лене были исследованы академиком А.П. Окладниковым, известным исследователем с мировым именем. Изображение лошади в момент его открытия в 1941 г. было единственным в своем роде среди древних рисунков не только на Лене, но и вообще в Сибири. При детальном изучении Шишкинских скал в 1947 г. удалось обнаружить еще два палеолитических изображения животных – бизона и лошади, выполненных в той же стилистической манере и окончательно доказывающих наличие палеолитических росписей на Лене. Оба этих изображения выполнены в той же технике, в том же своеобразном наивно-реалистическом духе, что и большой рисунок лошади, с тем лишь отличием, что благодаря их относительно небольшому размеру, древний художник мог более уверенно и точно передать пропорции и форму тела животных.

   Основным объектом животного охотничьего эпоса и культа у лесных племен Сибири был лось, поэтому именно он и является на ленских скалах основным в магических действиях. Его изображение часто встречается в наскальных писаницах эпохи палеолита и неолита. Самые древние из них относятся к дюктайской археологической культуре. Следовательно, древний художник рисовал картину примерно 35–10 тыс. лет назад.

   На самой монументальной, после изображения мархинской Суруктаах Хая, наскальной композиции в устье р. Синей, как и на многих, представлена сцена охоты человека, вооруженного луком, на лося. Исключительно интересны наряду с ними и другие писаницы Средней Лены, где отсутствует охотник, но зато наглядно демонстрируется акт убиения зверя или сам результат этого акта. На замечательном рисунке вблизи Тойон Арыы в одной композиции с двумя большими фигурами сохатых изображена еще и третья фигура лося меньших размеров. Она пересечена посередине вертикальной полосой, нанесенной той же красной краской, которой выполнены все писаницы, и несомненно означающей копье или стрелу, которой поражено животное насмерть.

   Наскальные изображения животных, людей и мифических существ, естественно, тоже должны были быть «оживлены», подобно рисункам на бубнах и т. п., если не кровью, то ее эквивалентом – несмываемой красной краской охрой. Тем более важно отметить, что мотив этот и до сих пор звучит в приленском фольклоре в прямой связи с писаницами.

   Относительно двух больших фигур лосей на скале Тойон Арыы существует предание, согласно которому одна великая шаманка боролась с духом оспы. Превратившись в двух огромных лосей, они бились до тех пор, пока дух не был повержен. В знак своего торжества над врагом-болезнью шаманка сделала роспись.

   Рисунок этот раньше был хорошо виден, но сегодня сохранилась лишь левая сторона самки лося, а правая еле заметна. Все остальное уничтожено временем. Выполнены животные тщательно, умелой опытной рукой. По уверенности и точности линии изображение ничем не уступает более ранним неолитическим, если даже не превосходит их.

   Академик А.П. Окладников предположил, что эти лоси – самец и самка, стоящие друг против друга. Но в тойон-арынских рисунках есть и существенные отличия от более древних изображений. Он отметил, что фигура лося поражает своей несообразностью: морда свисает вниз крючком, впереди торчат два кривых острия – бивни, сзади на голове возвышаются настоящие широкие лопасти лосиных рогов, но непропорционально маленькие по размеру.

   Бивни у реальных лосей отсутствуют и поэтому являются чисто фантастической деталью, которая отчасти напоминает своеобразную манеру скифских, античных и древневосточных мастеров изображать фантастические существа путем произвольного сочетания частей, принадлежащих реальным, но совершенно разным животным. Таким наивным, но чрезвычайно выразительным приемом достигалась определенная цель: вместо изображений обыкновенных зверей появлялись образцы мистических чудовищ, обладающих, по мнению их творцов, сверхъестественными свойствами и исключительным могуществом.

   Нет сомнения в том, что рисунки служили для религиозного обряда, в определенное время года и дня. Весной на лучах заходящего солнца появляется третий бегущий лось справа. Сегодня вся терраса, с которой древний художник наносил рисунки, осыпалась. На высоте 8,5 м в разрушающемся известняковом монолите выделяется широкий плотный каменный блок (фриз) мощностью 1,5–1,8 м, который тянется длинной лентой на протяжении всей скальной гряды. На ней древний художник нанес свои рисунки. Исследователем Н.Н. Кочмаром проведены замеры неолитической композиции: длина фигуры лося – 83 см, длина фигуры лосихи – 73 см, интервал между их фигурами – 28 см, длина лосенка – 34,5 см, интервал между лосенком и лосихой – 10 см, общая длина композиции – 184 см. Возраст петроглифов археологи по стилистическим характеристикам датируют от 2–1 тысячелетия до н. э. до 1 тыс. н. э.

   С накоплением опыта и знаний древних охотников усложняются и сюжеты рисунков. Это уже не портреты сохатых, не сцены охоты; появляются загадочные существа, предположительно шаманы. Но окончательно их роль и место еще не расшифрованы. Сведения об искусстве и о верованиях людей бронзового века хорошо передает сохранившаяся писаница у с. Синск на Лене.

   Рисунки эти сохранились лишь частично. Раньше они тянулись непрерывной полосой по крайней мере на 6 м в длину и 1 м в высоту. Но и в современном виде уцелевшая часть изображения длиной 3 м производит сильное впечатление. Это один из лучших по выполнению и самый характерный для Средней Лены образец местных наскальных росписей.

   Справа, за обрывками какой-то крупной фигуры, вероятно, звериной, на Синской писанице изображен лось-самец. Рядом с ним стоит обращенная к нему лицом человеческая фигура с луком в руках. Возле человека помещены кружок и еще три-четыре человеческие фигурки, из которых две крестообразно распростерли в стороны обе руки с растопыренными пальцами (по три пальца на левой руке, по два – на правой). Эти человекообразные существа, по мнению ученых, вероятно, изображают колдунов-шаманов, чьи заклинания обеспечивают удачу в охотничьем промысле. Крайняя справа – большая фигура оригинальных очертаний: она представляет собой фантастическое человекообразное существо. Оно трехглавое, тройственное по своей природе. Такой же, возможно, была и первая фигура, которой не удалось сохраниться полностью.

   Видимо, это не простые духи, а несравненно более могущественные мифические существа – настоящие божества, притом человекоподобные, а не зооморфные, правда, еще сохраняющие некоторые элементы своей былой звериной природы – рога, увенчивающие их головы.

   Кроме писаниц неолитического времени и эпохи бронзы, на Средней Лене особо выделяется одна большая группа наскальных рисунков, которые, помимо ряда частных деталей, отличаются от всех остальных еще и общей для них упрощенной схематической трактовкой. Это совершенно условные схематические знаки и простейшие геометрические начертания. В последние входят различные вариации следующих основных форм: сочетание точек с палочкой, прямые и косые палочки, углы и зигзаги, сочетания горизонтальных и вертикальных линий, криволинейные знаки и сочетания их с прямыми линиями, дуги, круги и стилизованные фигурные знаки.

   Рассматривая такие рисунки, одни ученые считали их просто условными знаками. Другие же пытались увидеть в них знаки древнетюркской рунической письменности, принесенной предками якутов с юга.

   При внимательном рассмотрении ленские знаки обнаруживают, однако, сходство не только с руническим шрифтом древних тюрков, но и с тамгами различных народов, условными знаками деревянных резных календарей, а также с самыми различными алфавитными и доалфавитными знаками, встречающимися во многих странах земного шара. Значит, смысл этих рисунков заключается не в их связи с древнетюркской письменностью, а в чем-то другом.

   Возможно, это была самая первая, зачаточная форма рисованного письма, своего рода пиктография (лат. pictus – написанный красками, нарисованный. Вид письма, при котором предметы, события и действия изображаются с помощью условных знаков. В нашем современном мире – это указатели, вывески, знаки дорожного движения).

   О рисунках на скале Суруктаах Аартык рассказывают, что их начертал предок – родоначальник одного из хангаласских родов Хромой Сабыйа по случаю победы над врагами. Разбив вражеский род, Сабыйа изобразил на гладкой скале себя и своих поверженных противников. Себя он показал в обычном положении, головой вверх, а врагов – головой вниз, что условно означает их смерть, уход в Нижний мир, в страну мертвых.

   Академиком А.П. Окладниковым изучены и курумчинские рисунки в Шишкинской «картинной галерее», сделанные предками саха около 1000 лет до нашей эры, и восемь древних надписей на древнетюркском языке, выполненных орхоно-енисейским руническим шрифтом. В Якутии найдено в разных местах 7 рунических писем. По мнению исследователя, физика А.И. Кривошапкина-Айынга и других, древний народ саха имел свою руническую письменность, утерянную во глубине веков. В народном фольклоре упоминается об утере письменности Эллэем. Всего в России археологами найдено тысячи рунических писем, большинство из которых до сих пор не расшифровано.

   Особое значение изображенных на писаницах боевых коней отражается и на их фигурах. Художник всегда стремится передать черты особой аристократической породы лошадей, предназначенных не для повседневной трудовой жизни степного скотовода, а для военных дел, рыцарских забав и утех. Это высокие и статные кони с маленькой горбоносой головой, посаженной на круто выгнутую лебединую шею, с сильной грудью и тонкими ногами неутомимых скакунов.

   Такие лошади, одетые в пышный убор с кистями и султанами, не могли, конечно, быть собственностью рядовых общинников, простых смертных. Они принадлежали только небольшому аристократическому слою местного населения, той «благородной» верхушке древнего общества, чьим основным занятием были пиры, охота и война, чья жизнь протекала и часто заканчивалась на полях сражений или в борьбе с диким зверем во время охоты. Неудивительно поэтому, что на ленских скалах встречаются не только отдельные фигуры конных воинов, но и тщательно выполненные композиции, изображающие целые сцены военных действий и охоты.

   На одном из рисунков изображена группа пеших воинов, поднявших руки вверх, и воин, стреляющий в них из лука. На другой росписи видно, как всадник со знаменем в руке гонит перед собой двугорбых верблюдов, очевидно, отогнанное у врагов стадо. На третьем всадники скачут за лосями, стремясь набросить арканы на их широко разветвленные рога.

   Для понимания социально-политических отношений у курумчинцев в особенности важна такая деталь некоторых шишкинских писаниц, как знамена в руках всадников. Знамя обычно изображено в виде четырехугольника, почти квадрата, перпендикулярно прикрепленного на конце длинного прямого древка. Сбоку от него отходят три поперечные линии, вероятно, изображающие три хвоста знамени, которые должны развеваться на ветру. Знамена были изготовлены из прямоугольных полотнищ какой-то материи. Размер их, судя по отношению к отдельным частям рисунка, был сравнительно небольшим.

   Гордые всадники-знаменосцы верхнеленских писаниц – реальные земные или умершие и уже обожествленные военно-аристократические вожди родов и племен курумчинского племени, предводители его боевых дружин и властители. Вот уже более 3000 лет скачут они сквозь века, рассказывая своим далеким потомкам свою историю.

   Писаницы найдены также на скалах и пещерах рек Оленек, Алдан, Индигир, Амга. Самая древняя писаница, найденная в пяти местах на скалах р. Амга, датируется 6 тыс. лет назад – эпохой раннего неолита. На р. Олекма – 11 писаниц, р. Чара – 2, р. Токко – 3, р. Марха – 1. Больше всего найдено писаниц на р. Синяя – в 20 местах.

   На сегодняшний день зафиксировано и исследовано 119 писаниц, более 5 тыс. рисунков на территории Якутии. Их расшифровка ждет своих исследователей.

А.П. Окладников и его «космический лось»

   Академик, заслуженный деятель науки РСФСР, Бурятской и Якутской АССР, лауреат Государственной премии, археолог и исследователь древних культур Азии Алексей Павлович Окладников родился 3 октября 1908 г. в семье учителя в деревне Монастырщина Знаменской волости Жигаловского района Иркутской области.

   Он стал известным специалистом по археологии и древней истории Сибири, Дальнего Востока, Монголии и Средней Азии. Первую свою работу по археологии Лены Алексей Павлович опубликовал в 1926 г. А в 1947 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Очерки по древней истории Якутии».

   Особое значение имеют работы А.П. Окладникова по древней истории Якутии. Им впервые изучены археологические памятники этого огромного края. Всего им опубликовано более 50 работ по истории, археологии, этнографии и фольклору народов Якутии. Наиболее значительными из них являются «Ленские древности» (1945, 1946, 1950), I том «Истории Якутии», выдержавший два издания (1949, 1955), «Исторический путь народов Якутии» (1942), «Древняя письменность якутов» (1942, совместно с И.И. Барашковым). В целом в трудах А.П. Окладникова впервые восстановлена в общих чертах многовековая история народов огромной территории Якутии со времен палеолита до ее присоединения к России в XVII в.

   Сравнивая находки на Верхней Лене и сообщения китайских летописей, он пришел к выводу, что древний тюркский народ, «из которого могли выйти тюркские предки якутов – гуликане, курыканы», жил в Прибайкалье 1500–1000 лет назад, занимаясь скотоводством и земледелием, владел рунической письменностью. Затем, оказавшись на Севере, этот народ утратил многое из своей древней культуры, увеличился в численности за счет ассимиляции соседей, освоил новые земли, продвинувшись за Полярный круг.

   А.П. Окладников считал, что именно на Средней Лене произошло формирование новой якутской народности в результате ассимиляции аборигенов с южными пришельцами, которые, общаясь с ними, «изменили свою культуру». Расселение южных предков якутов, по его мнению, шло в два этапа: первый этап завершился около X–XI вв., второй этап – за 100–150 лет до появления русских на Лене.

   А.П. Окладников на основании своего исследования писаниц, петроглифов Лены написал очень интересную статью «Космический лось». Ниже приводим статью полностью.

   «Материалы ленских писаниц Якутии освещают лишь частный, но во многих отношениях своеобразный вариант эволюции наскальной живописи в письменность, интересный хотя бы уже по той причине, что раньше никто не мог ожидать самостоятельного возникновения ранних форм письма в далекой Якутии, вдобавок в столь отдаленное время, у народов, казалось бы, всегда обреченных идти позади более счастливых собратьев, обитающих в несравненно более благоприятных климатических и природных условиях.

   Эти материалы особенно ценны для нас именно потому, что, с одной стороны, напоминают о далеко еще невыясненном в его полном объеме самобытном вкладе народов Севера в сокровищницу общечеловеческого культурного творчества, с другой – лишний раз подчеркивает единство исторического процесса даже в той его области, которая стоит дальше всего от экономической основы общества.

   По способу выполнения и по материалу своему среднеленские писаницы могут быть в данное время расчленены по крайней мере на 6–7 групп. Уже этот один факт, а кроме того, большое разнообразие сюжетов и стилистических признаков наскальных изображений дают право считать, что они относятся не к одному какому-либо более или менее определенному периоду и не к одной какой-либо народности, а во всей своей совокупности охватывают очень длительное время и отражают различные моменты в истории края.

   О неодновременности писаниц свидетельствуют и довольно резкие, правда, оттого еще более ценные, случаи налегания одних рисунков на другие, как это с полной отчетливостью наблюдается на мархинской Суруктаах Хайа, вблизи Тойон Арыы или на скале в устье р. Малой Кэтамэ.

   В качестве образца наиболее древних неолитических рисунков могут служить изображения пары сохатых на скале около деревни Чуру.

   Стиль, в котором они выполнены, монументально-реалистический. Фигура лося – подлинного хозяина тайги, этого неуклюжего, но подвижного и могучего зверя, очерчена и здесь с обычной простотой, только в самых основных чертах, без лишних подробностей, но так, что все типичное, все существенное для нее исчерпано полностью. И как всегда, образ лося выполнен с удивительной верностью природе, реалистически точно во всем существенном: в общих очертаниях массивного тела животного, в его наиболее характерных деталях.

   Соответствие живописных образов реальной действительности, самой природе этих животных, на скалах в Чуру, нашло особенно яркое выражение не в передаче формы тела животного как такового, а его динамики. Лоси изображены в момент движения. Они бегут своей неторопливой размашистой рысью один за другим, слегка опустив головы и широко разбрасывая длинные сухие ноги. На лучше сохранившейся первой лосиной фигуре с кинематографической точностью моментального снимка показано даже, как на бегу скрещиваются передние и задние ноги зверя. Замечателен и сам по себе сюжет этих изображений. На неолитических писаницах всей Сибири господствует всегда одна и та же фигура – лося. И это понятно. Лось стоит на первом месте среди зверей тайги по своей мощи и силе, а также по реальному значению в жизни ленских охотников. Выдающаяся роль лося в производственной жизни северных охотников не могла не найти своего отражения и в их духовной культуре. «Лось поэтому после медведя является наиболее крупным персонажем в животной мифологии и эпосе северо-востока» (В.И. Иохельсон).

   Культ лося не менее отчетливо прослеживается и для более древних времен, вплоть до неолита, причем следует особо подчеркнуть, что по мере продвижения вглубь прошлого он приобретает все больший удельный вес и значение.

   Лось занимал центральное место в производственном культе древних охотников, в тех верованиях и обрядах, которые были связаны с самой основой их существования. Все они естественным образом концентрировались вокруг вполне реального образа лося, неизбежно усваивавшего сверхъестественные масштабы.

   Рассматривая этнографические данные, позволяющие приблизиться к пониманию лосиных изображений на писаницах, нужно констатировать сначала, что культовым почитанием пользовался вообще каждый реальный лось или олень, добытый охотником. Кости его хоронили по особому ритуалу и тщательно оберегали от осквернения.

   Убиение оленя или лося сопровождалось священными плясками и обрядами. Еще в конце ХVIII столетия сержант Оленекской городовой команды Степан Попов, посланный с научно-исследовательскими целями на Вилюй, зарегистрировал поразивший его случай из быта кюндягирских тунгусов, которые, «упромыслив двух оленей, сутки целые торжествовали и производили свою пляску». Так же поступали кюндягирские тунгусы, должно быть, и после добычи лося. Убив оленя или лося, охотник должен был соблюдать различные запреты. Но за этим индивидуальным, так сказать, культом, сопровождавшим убиение каждого конкретного лося или оленя, стояли несравненно более богатая деталями обрядность и очень сложный цикл идей, относившихся не к отдельному зверю, а ко всему вообще лосиному роду.

   В этом цикле господствующая роль принадлежит двум стержневым темам. Первая тема – космическая, вторая охватывает все, что имеет непосредственное отношение к существованию данного рода-племени и к благоденствию всех его членов.

   Изучение языка нанайцев показало, что термины «лось» и «Вселенная» звучат у них одинаково и взаимно покрывают друг друга. Подобное совпадение не случайно, ибо у других народов может быть прослежено отождествление Вселенной, космоса с образом лося. У некоторых индейских племен Северной Америки существуют предания, рассказывающие, как мифический герой проникает в чрево гигантского лося и затем снова выходит обратно. Нет никакого сомнения в том, что герой этот – солнце, чудовищный лось – Вселенная, а его чрево – сама преисподняя.

   У остяков-самоедов существует широко распространенное представление о мамонте как о подземном чудовище. В их рассказах о мамонте имеется любопытная подробность: «По мнению остяков-самоедов, мамонт делается из лося, прожившего свой, положенный ему век».

   И здесь, следовательно, лось, ставший подземным чудовищем, отождествляется со Вселенной, с преисподней, является ее конкретным, персонифицированным образом.

   В других случаях, соответственно закону антитезы, лось (или олень) отождествляется с солнцем. Такой космический лось-солнце изображен с полной наглядностью на одной из ленских скал вблизи д. Крестях, в местности Бадараннах: между рогами его помещается символический знак сверхъестественной сущности – большое круглое пятно, изображающее солнечный диск.

   Космический олень (или лось, что одно и то же), как живое зооморфное божество – солнце, разумеется, должно испытывать такую же судьбу, как это небесное светило, обреченное совершать определенный цикл передвижения по сферам Вселенной, «рождаясь», подниматься по небесному своду, а затем склоняться к закату и, «умирая», исчезать в темной глубине преисподней. Вполне естественно, что в мифологии первобытных охотников задолго до возникновения различных культов страдающих солнечных богов растительного характера, вроде Озириса или Адониса, участь космического солнечного божества нашла конкретное олицетворение в образе лося, преследуемого охотником, иногда в сопровождении помощников последнего – собак.

   На одном из рисунков в Воробьево видно антропоморфное существо, вооруженное луком и стреляющее в лося. Аналогичные по стилю, содержанию и технике рисунки встречаются также в иных местах. Наиболее близок к воробьевскому рисунку один рисунок на каменных островах по Ангаре у деревни Егоровой. На нем изображен такой же лось, в которого направил свою стрелу охотник. Здесь, конечно, не следует видеть обыкновенную реалистически трактованную сцену настоящей охоты. И до сих пор у тех же эвенков, по данным, собранным Г.М. Василевич, сохранился обычай во время весеннего празднества изображать в лицах космическую охоту. Они священнодействуют коллективно и в течение восьми суток гонят воображаемого зверя. Подобно тому, как шаман в своих камланиях посещает другие миры Вселенной, охотники, преследующие космического зверя – лося, бегут по Среднему миру, спускаются в Нижний мир и поднимаются вслед за своей добычей в Верхний мир. Их воображаемая добыча, конечно, не просто реальный лось, а само зооморфное солнце, умирающее и воскрешающееся чудовище, живой зооморфный центр Вселенной.

   Иногда космическая сущность лося – страдающего зооморфного божества – выражается в его связи не с солнцем, а со звездами, т. е. тоже «небом» – Вселенной. Якуты, например, называют Орион «Тайахтаах сулус», в буквальном переводе «Лосиное созвездие». Это название объясняется мифом, записанным В. Серошевским, которому якуты рассказывали: «Раз три промышленника тунгуса следом за сохатым зашли на небо, где долго беседовали и голодали; один из них умер, а два других вместе с собакой и сохатым превратились в звезды, которые так и называются Тайахтаах сулус – Звезда с лосем. Какое это созвездие – я не мог узнать: разные лица показывали разное; чаще всего указывали на Орион (Колымский улус, 1883)».

   Оба этих странных и чудовищных космических образа – «солнце (небо) и лось» и «преисподняя – лось» одинаково непонятны, чужды нашему сознанию, но они вполне естественны с точки зрения первобытного человека, привыкшего мыслить живыми образами окружающей его действительности и черпать их из собственной практики лесного охотника.

   Еще М.А. Кастрен констатировал, что самоеды, «чтя небо, представляют его не бездушной вещью, а живым личным существом, которое производит, по их мнению, гром и молнию, дождь, снег, град, ветер». Также относятся они и к любому, в особенности же грозному, небесному явлению, персонифицируя его в облике могущественного живого существа, наделенного волей и чувствами.

   Что может быть проще и яснее такого конкретного представления о солнце или о Вселенной как о живом рогатом звере, отличающемся от обычных только своим ничем не соизмеримым размером и особой, столь же не соизмеримой со слабым человеческим телом космической сущностью. Выбор для этой цели именно лося, а не какого-либо лесного зверя, удовлетворительно объясняется, как уже было отмечено, его значением в реальной производственной жизни лесных людей.

   Такова первая, космическая тема, которая так отчетливо звучит в образах неолитического искусства.

   Вторая тема раскрывается еще полнее и детальнее. По данным А.Ф. Анисимова, в центре древней религии эвенков находится культ бугады – родового святилища и вместе с тем материализованного, воплощенного в нем родового божества. Бугады эвенков представляют обыкновенно скалы, выделяющиеся своей особенной, по сравнению со всеми другими, формой. На наш взгляд, подобные скалы могут, впрочем, и не обладать какими-либо особыми чертами, но в сознании эвенков, в народной традиции, сам по себе внешний облик их носит черты живого существа – зверя и чаще всего лося (мотыбугады). Так же, как мы в облаках улавливаем иногда формы каких-то фантастических существ, так глаз эвенка в очертаниях священных скал – бугады находит контуры лосиного тела, его головы, рогов или ушей. Совершенно так же оживает обыкновенный прозаический ландшафт перед глазами австралийцев, представляющий, согласно их воззрениям, овеществленные образы древних легенд и мифов. Мифические предки северных Арунта, полулюди-полуживотные, оказывается, до сих пор явно для всех «живут» в современном ландшафте, невидимые только для непосвященных в эту священную тайну европейцев.

   Зооморфный или полузооморфный предок рода оказывается при этом одновременно и мифической «матерью зверей», образ которой хорошо известен по верованиям таких племен, как карибу-эскимосы на Аляске и нганасаны-тавгийцы в таймырских тундрах. Местопребывание божества-тотема, естественно, было центром общественной жизни и общественного культа первобытных племен, в особенности самого главного – производственного культа.

   Около священной скалы, этого нерукотворного живого образа – воплощения родового божества – мифической лосихи, и совершали свои ритуальные торжества эвенки.

   Таким же почитанием, как местопребывание и конкретное воплощение божественного зверя – прародителя, тотема, несомненно, были окружены и культовые центры глубокой древности – писаные скалы, о чем свидетельствуют следы этого культа, связанные хотя бы с той мархинской Суруктаах Хая.

   Главной целью всех разнообразных обрядов и празднеств у эвенков было магическое размножение сохатых, все они выражали единственное стремление – содействовать колдовскими средствами естественному спариванию зверей и наполнить тайгу новыми стадами копытных. С этой именно целью шаманы обращались к богам – даятелям зверя, и в первую очередь к зооморфной матери лосей, с просьбой послать их в изобилии, а охотники надевали звериные личины и с полным сознанием своей величайшей ответственности изображали животных, их обычаи и повадки, охоту на них и, самое главное, акт зачатия новых зверей – моменты спаривания самца с самкой. Той же цели, несомненно, служили изображения лосей на скалах, оставшиеся от неолитических охотников серовской и более ранних стадий, основой жизни и культуры которых была охота на копытного зверя, и в особенности самого крупного из них – лося.

   Неразделенной частью обрядов размножения животных здесь должна была служить священная живопись на плоскостях скальных родовых святилищ, изображавшая тех же самых животных и в тех же позах, в каких их представляли первобытные охотники, разыгрывая свои религиозно-магические пантомимы перед лицом божества, представленного священными скалами.

   Но это только одна сторона религиозных действий, составлявших сущность древнего культа животных.

   Вторая их сторона, также преследовавшая цель воспроизводства и размножения зверей, имела в основе жертвенную трапезу, умерщвление и поедание тела чтимого зверя с последующими торжественными похоронами его останков. Эта обрядность символизировала погоню за космическим зверем, умерщвление его охотниками, похороны и воскресение. Общие черты и эволюция этого культа страдающего зверя у народов Северной Азии, особенно палеоазиатов, прекрасно обрисованы в ряде работ В.Г. Богораза. Отражением этого культа, как показано выше, являются и некоторые писаницы, где изображены лоси и преследующие их охотники, хотя возраст многих таких рисунков, вероятно, не может быть очень высоким.

   С культом страдающего, умирающего и воскрешающегося зверя теснейшим образом, как и с культом плодородия, связана была, очевидно, и такая постоянная черта среднеленских писаниц, как обыкновение применять для изображения лосиных фигур красную краску – охру, или кровавик. Религиозно-магическое значение красной краски хорошо известно. Она считается реальным эквивалентом крови – жизненного начала, источника молодости и силы. Иногда их даже употребляют одновременно в одном и том же обряде.

   Таковы, в общих чертах, идейное содержание древнейших писаниц по Средней Лене и их смысл. Позднее, очевидно, в эпоху бронзы, как об этом можно судить, например, по рисунку на скале у с. Синска, в наскальной живописи происходят большие перемены.

   Содержание рисунков обогащается и усложняется. На скале развертывается определенная фабула, целое повествование, лишь только отчасти понятный нам рассказ-миф, рассказ-обряд. В нем участвуют уже не один или два лося разного пола, представляющие простую схему оплодотворения, как это было прежде, а звери и люди – охотники с луками, люди-колдуны, за спинами которых стоит, в свою очередь, носитель таинственной и могущественной потусторонней силы – божества или, скорее, божественная чета.

   Само собой понятно, что теперь требовалось несравненно большее, чем прежде, искусство, чтобы соответственно организовать все это пространство и так расставить в нем все эти разнообразные фигуры, чтобы они с наибольшей ясностью выражали соединяющую их общую сюжетную связь, единство действия.

   В соответствии с изменившимся содержанием изменяется и композиция рисунков, образующих сложное многоплеменное целое, не замкнутое и не статичное, но целиком, во всех своих частях динамичное, насыщенное действием.

   Фриз из Синской писаницы представляет своего рода триптих, каждая из трех частей которого имеет определенный смысл и целостное содержание, подчиненное одному замыслу всего рисунка. По двум противоположным крыльям рисунка располагаются два главных участника изображаемой сцены, основные герои повествования. Слева виден лось, идущий навстречу своей жертвенной участи. С другой стороны, помещаются мифические сверхъестественные существа, вероятно, мужское и женское, от которых зависит успех охоты, владельцы дичи и даятели охотничьей добычи. В центральной части триптиха помещаются охотник с луком и колдующие человечки, неразрывно связанные с организующей волей двух божественных существ, выполняющие роль посредников между богами и людьми, способствующие своими колдовскими действиями успеху охотничьего промысла.

   Единство композиции, наглядно выражающее единство действия и его определенную направленность, подчеркнуто не только взаимным расположением фигур, но и тем, что они графически связаны друг с другом, взаимно переплетены. Столь характерное для данной группы писаниц переплетение запутанных линий рисунка, вероятно, имеет глубокий смысл – выражая внешним образом не просто смысловую часть отдельных частей рисунка, но и их мистическую связь. Наиболее глубокий, сокровенный смысл рисунка скрыт именно здесь, в этой связи, в том, что здесь в предметной форме выражено действие единой и всепроникающей силы, исходящей от главного лица, двойственного мифического образа-тотема. Ее призывают колдующие человечки, она влечет зверя к человеку, именно она делает лося жертвой охотника. Это и есть, очевидно, загадочная «манна», или «оренда», о которой так много писали этнографы и историки первобытной культуры, пытавшиеся видеть в представлениях о ней элементы первобытного пантеизма или даже монтеизма.

   Наиболее близкой аналогией рисунку из Синской писаницы с этой стороны является рассказ тавгийского шамана Дюхадие, записанный А.А. Поповым:

   «К каждому человеку, – говорил Дюхадие, – от его создателя опускаются сверху нити. Я пробую их крепость, потягивая. Если они при этом недостаточно крепко натянуты и вытягиваются, тогда я считаю дыхание больного не совсем укрепившимся, медлю с камланием верхним духам. Если же нити натянуты туго, как нитки из оленьих сухожилий, камлаю без всяких колебаний».

   В мифологии лопарей-саамов известны такие же представления: от изображений лопарских бубнов в четыре стороны отходят линии или нити, обозначающие, что власть солнца распространяется во все четыре стороны света, на всю землю. На языке лопарей такие нити имеют название: «четыре вожжи солнца».

   Тавгийцы также верят, что «лучи солнца являются нитями, спускающимися вниз. Посредством их духи растений сообщаются с солнцем и спрашивают у него разрешения на рост нового растения».

   Кроме того, вместе с небывалым обогащением идейного содержания в этих рисунках пышно расцветают фантастика и символизм; на смену ясному приходит запутанное, на смену простому – сложное, на смену конкретному – абстрактное; реальный мир окутывается покровом ирреального. Все реже становятся сцены, в которых ощутимо реальное жизненное ядро. Все чаще мелькают «потусторонние» сюжеты, мифологические образы, фантастические существа.

   На одном из самых сложных рисунков мархинской Суруктаах Хая вместо обычной сцены охоты изображено, например, нисхождение вдоль какой-то линии-дороги трех человекоподобных существ – они спускаются, должно быть, подобно шаманам, в Нижний мир, в преисподнюю. Рядом стоит странная фигура, формы тела которой лишь отдаленно напоминают человеческие, а руки воздеты кверху и заканчиваются ветвистыми отростками, похожими на стилизованные ветви деревьев или, скорее, на ветвистые рога оленей. На других же рисунках удается проследить, как это было, например, в Бадараннахе (около Крестяха на Лене), только фантастическое переплетение извивающихся линий, скрытый смысл которого навсегда утрачен.

   Рядом с божественным – по традиции, зверем и божествами-даятелями пищи – теперь все чаще и чаще появляются фигуры посредников между миром богов и людьми, колдуны, хранители культовых традиций и тайн – шаманы. Их рогатые или перистые головные уборы – короны наглядно свидетельствуют о наполовину сверхъестественной, получеловеческой, полузвериной природе. Это чудотворцы и культурные герои, благодетели человечества, от деятельности которых зависят самое существование людей, успех охотничьего промысла и безопасность от всех враждебных сил, угрожающих человеку, как остальных – земных в виде чужеродных, так и сверхъестественных.

   Чтобы полнее понять если не эти изображения, то хотя бы среду, в которой складывалось такое искусство, представить мировоззрение, настроение и чувства его носителей, необходимо учитывать непосредственную связь этих писаний с религией и культом древнейших обитателей Севера именно с деятельностью шаманов, учитывать тот факт, что это было по преимуществу искусство шаманское или вырастало из одних с ним корней, в одной и той же среде.

   На данной стадии своего развития наскальная живопись достигла наибольшего расцвета и по форме, и по содержанию. По своему богатству, оригинальности художественной формы и своеобразию сюжета эти памятники древнего искусства Якутии оставляют далеко позади все остальные, более или менее одновременные и родственные им образцы наскальной живописи всей Северной Азии. Как это неудивительно на первый взгляд, но именно здесь, по дороге к Ледовитому океану, наскальные росписи достигли тогда наиболее высокого уровня по сравнению с одновременными памятниками искусства других областей Северной Азии.

   В них, как мы могли убедиться на примерах росписей около Синска или на скале Суруктаах Хая и в других местах, уже находит отражение борьба двух начал, двух противоположных тенденций в искусстве, борьба старой первобытно-реалистической трактовки объекта и новой – условной, все более и более склоняющейся к полному господству ирреального, фантастического, условного. В дальнейшем можно все более и более наглядно видеть, как последняя тенденция постепенно побеждает и берет верх в эволюции наскальных росписей, а вместе с тем – как стилистически видоизменяются в данном направлении привычные образы».

Рисунки на бересте – пиктографические письма юкагиров

   Рисунки на бересте – пиктографические письма юкагиров опубликованы в книге З.И. Ивановой-Унаровой «Традиционное искусство народов Северо-Востока Сибири», изданной в Якутске 2005 г. Как пишет в примечании автор, любовные письма юкагиров приведены по Иохельсону.

   Владимир Ильич Иохельсон, этнограф, исследователь быта, культуры, языка коряков, юкагиров и алеутов, родился в г. Вильно. Был арестован за революционную деятельность, два года провел в Петропавловской крепости, затем отправлен на 10 лет в ссылку, в Сибирь.

   В Олекминске, позднее в окрестностях Среднеколымска изучал культуру якутов. С 1895 г. в составе экспедиции А.М. Сибирякова более двух лет провел среди верхнеколымских юкагиров, изучал колымский и тундровый диалекты юкагирского языка, составил словарь на 5 тыс. слов, записал 150 фольклорных текстов.

   В 1900 г. участвовал в Джезуповской экспедиции (США), возглавил корякско-юкагирский отряд, обследовавший селения коряков на побережье Пенжинского залива и в других районах. В 1902 г. работал среди колымских юкагиров. В 1909–1911 гг. этнографический отряд В.И. Иохельсона, участвуя в Камчатской экспедиции РГО, занимался изучением алеутов, ительменов и коряков.

   Два тома монографии В.И. Иохельсона «Коряки» были изданы в 1905 и 1908 гг. на английском языке в серии трудов Джузеповской экспедиции и переведены на русский язык в 1930-х гг. Позднее в той же серии увидел свет трехтомный труд исследователя «Юкагиры и объюкагиренные тунгусы» (т. 1 – 1910; т. 2 – 1924; т. 3 – 1926). В 1923 г. в Петрограде вышли «Материалы по изучению алеутского языка и фольклора». В 1922 г. В.И. Иохельсон эмигрировал из советской России, жил и умер в Америке в 1937 г.

   В книге З.И. Ивановой-Унаровой описывается традиционное народное искусство эвенков, эвенов, юкагиров, долган, чукчей и коряков. Наибольший интерес представляет статья, посвященная пиктографическим письмам юкагиров, которую ниже приводим полностью.

   «Это уникальное искусство существовало у юкагиров с древних времен, но к концу ХIХ в. уже начинало выходить из употребления. В Американском музее естественной истории хранится большая коллекция карт и рисунков, собранных Иохельсоном у верхнеколымских юкагиров. Изящно исполненные рисунки процарапаны на очищенной поверхности бересты. По своим наблюдениям он пишет, что юкагиры наносят рисунок на очищенную бересту кончиком ножа, а в прошлом делали это костяным шилом на внутренней стороне бересты. Почти одновременно с ним пиктографическое письмо изучал также С. Шаргородский, более подробно выделив любовные письма.

   Существует три вида пиктографического письма шангар-шорилэ, резко отличающихся по стилю. Самым простым видом являются карты-рисунки, исполненные мужчинами во время охоты или кочевок. На таких рисунках, служивших средством связи, изображается карта местности и обозначаются места стоянок. По поводу таких карт-рисунков Иохельсон пишет следующее: «Юкагиры наносят на свои берестяные карты только те места, которые они сами лично видели и хорошо знают. В своих рисунках они обнаруживают ясное понимание расположения рек и гор относительно друг друга, а также знание четырех сторон света. Таким образом, юкагирские рисунки маршрутов и карт можно отнести к примитивным географическим картам».

   Другой вид представляет собой реалистично нарисованный рисунок с более развернутым сюжетом. ‹…›. Рассмотрим сюжетный рисунок на бересте почти квадратной формы размером 23х20,8 см (70/8227). Здесь представлены сцены зимней жизни ясачных юкагиров. Действия разворачиваются по горизонтали по принципу ярусного расположения. На берегу реки расположены три юрты и рядом, соответственно, находятся три нарты и три птичьих силка. Две лыжи воткнуты в снег, одна подвешена на дереве для просушки. Слева от юрт возле ловушки присел заяц. Река Ясачная замерзла и по ней едут две собачьи упряжки, подгоняемые мужчинами на лыжах. В трех местах мужчины долбят проруби для ловли рыбы. Один уже сидит у проруби и ловит рыбу. На другом берегу установлен самострел, куда наверняка попадет бегущий в ту сторону заяц, на деревьях сидят птицы, а рядом расставлены силки на них. Ниже мы видим охотника на лыжах с луком и стрелой, а еще ниже – охотника, целящегося из ружья в белку, сидящую на дереве. Все изображенные сцены рассказывают о повседневной жизни таежных юкагиров. Здесь точно дается количество чумов, нарт и людей, живущих в данной местности, но условно охарактеризован лес. Только по необходимости изображается по одному дереву, на котором сидит белка или подвешена лыжа, местами процарапаны ветка лиственницы или сосны, на которой устроен силок, а зрителям должно быть понятно, что речь идет о тайге. Условность художественного языка проявляется также и в изображении с разных точек зрения. Например, по отношению к юртам на берегу и охотникам, промышляющим в тайге, собачьи упряжки, едущие по реке, перевернуты вниз головой. Рыбаки, делающие проруби в середине реки, как бы пересекают их движение под прямым углом. Видно, что художник поворачивал бересту в разные стороны, чтобы рисунок можно было рассматривать с разных точек зрения.

   Третий вид рисунка на бересте – любовные письма. Если в предыдущих рисунках условность легко читаема, то любовные письма на бересте представляют собой особую, строго канонизированную систему зрения.

   Ниже дается описание некоторых девичьих любовных писем со ссылкой на Иохельсона. Он, в свою очередь, опирается на наблюдение С. Шаргородского, политического ссыльного, раньше его прибывшего к юкагирам и наблюдавшего составление таких писем. Их обычно писали незамужние девушки в минуты отдыха, объяснялись в любви, выражали грусть, страдание покинутой, ревность к сопернице. Это был единственный способ объяснения женщин в любви, так как по юкагирскому обычаю только мужчина мог словами выражать свои чувства. В какой-то степени это была еще и своеобразная игра, так как, по свидетельству Шаргородского, обычно письмо составляла одна девушка в присутствии других молодых людей, которые старались отгадать значение знаков. Если отгадывающий ошибался, то это служило поводом для шуток, смеха. Но эти наблюдения относятся к 90-м гг. ХIХ века, а строгая канонизация знаков свидетельствует о древнем происхождении данного типа пиктографических писем. Сам Иохельсон рассказывает случай, когда получил такие письма от двух молодых юкагирских девушек, обиженных тем, что он в свое время не обратил на них внимания.

   Итак, перед вами рисунок на бересте, где изображены две копьевидные удлиненные фигуры, напоминающие закрытые зонтики. Так условно изображается человек. Две прямые расходящиеся линии означают ноги, завершающиеся внизу точками, обозначающими ступни. Верхняя острая линия – это голова, а две прямые парные линии, расходящиеся от нее книзу – это руки, которые оканчиваются тремя точками, т. е. пальцами. Пространство между руками и туловищем покрыто косой штриховкой. Точками отмечены суставы ног и части тела. Отличительными признаками женской фигуры являются «косичка» в виде пунктирной линии, спускающейся с головы книзу, а также более широкое, чем у мужчины, туловище. Таким образом, правая фигура представляет собой женщину. П-образная фигура справа означает жилище со стенами. Укороченные стены указывают на то, что дом не достроен или покинут хозяевами. Широкие крестообразные линии над головой справа выражают печаль, грусть и горе. На данном рисунке мужчина еще находится в доме с укороченными стенами, но должен скоро покинуть его. Женщина остается одна в своем доме и печалится. Содержание письма: «Ты уходишь отсюда, и я остаюсь одна. Из-за тебя я плачу и страдаю».

   Более сложное содержание заключается в письме на следующем рисунке. Здесь изображены два дома и шесть фигур – две женских, две мужских и две маленьких детских. Левая женская фигура с более широким туловищем означает русскую женщину в юбке. В правом доме живет составительница письма, обозначенная здесь буквой с. Она любит мужчину b, который покинул свой дом и живет теперь с русской женщиной a. Но молодые люди думают друг о друге, о чем говорят линии kl, mn, связывающие их. Крестообразные линии, заключенные в прямоугольник, rs, tu, ru, ts рассказывают о взаимной любви в прошлом, но теперь мужчина любит русскую женщину. Об этом говорит другой такой же крест, находящийся выше и соединяющий головы мужчины и русской женщины. От головы этой женщины из точки v отходит извилистая линия xyz, которая книзу превращается в прямую линию, ставшую преградой между d и c. Девушка-юкагирка осталась в своем доме и думает о своем возлюбленном, о чем говорит извилистая линия b над ее головой, она грустит и плачет, думает, что он покинул ее навсегда и что теперь у того будет своя семья и двое маленьких детей. Большой крест без поперечных линий, составляющих прямоугольник, является знаком печали. Эта девушка нравится другому молодому мужчине d, но она не обращает на него внимания. Таким образом, письмо звучит так: «Ты ушел далеко, полюбив русскую женщину, ставшую преградой на пути ко мне; у вас будут дети, и в новом доме ты найдешь радость. А мне суждено постоянно грустить, так как я все время думаю о тебе, хотя есть другой, кто любит меня». Иохельсон поясняет происхождение такого рисунка тем, что в те годы в Среднеколымске жило много русских. Молодые юкагиры, приезжая в город, вызывали ревность девушек.

   Необычность юкагирских пиктографических писем в том, что в них условными знаками рисуются не только материальные предметы и события жизни, но изображаются и мысли. Такая высокая степень общения посредством рисунков говорит о том, что, возможно, в прошлом у предков юкагиров существовала утерянная позже письменность. Аналогов берестяным письмам юкагиров нет в искусстве других народов Северо-Востока Азии. С.В. Иванов находит некоторую близость к ним в изображении деревянных антропоморфных фигур коряков, и в изображении так называемых «посредников» у айнов. И те, и другие не имеют форму зонтика и длинную вытянутую нижнюю часть. Кроме того, на наш взгляд, некоторую аналогию с юкагирскими антропоморфными фигурами вызывает изображение вытянутых человеческих фигур с расходящимися по сторонам зигзагообразными линиями индейцев племени навахо в Северной Америке. Но, в целом, такая четкая знаковая система, как у юкагиров, остается уникальным явлением в циркумполярной культуре народов».

Этногенез Саха

Кулун-атахская культура

   Якутскими археологами в 1976 г. и до начала 1990-х гг. впервые были выявлены и раскопаны памятники, связанные с распространением скотоводства в бассейне Средней Лены. Поселения, изученные в Мегино-Кангаласском, Таттинском, Чурапчинском, Усть-Алданском, Амгинском улусах, объединены в одну кулун-атахскую археологическую культуру. В дальнейшем такие поселения были обнаружены на территории Вилюйского улуса. Открывателем кулун-атахской культуры является доктор исторических наук, академик А.И. Гоголев.

   Поселения скотоводов однотипны, относятся к одному времени, определенной территории и, вероятно, к одной этнической общности. По радиоуглеродным данным, они определены ХIV – ХV вв. По мнению доктора исторических наук, академика А.Н. Алексеева, датируется VIII–IX вв. По мнению некоторых ученых, скотоводы кулун-атахской культуры являются предками якутов.

   Результаты анализа предметов кулун-атахского комплекса показывают: глиняные сосуды, два типа ножей, ножницы, серьги, железные наконечники типа срезней, костяные застежки для пут, костяные струги с прорезями, наконечник с руническими знаками, обломки палаша, косы-горбуши, бусы из бирюзы, нефрита и перламутра и формы жилищ проявляют определенную связь с аналогичными вещами из культур Прибайкалья, Южной и Западной Сибири, в основном датируемых курыкано-уйгурским временем. Но часть кулун-атахского комплекса несет на себе заметный отпечаток влияния традиций бронзового и раннего железного веков Якутии. Это, прежде всего, относится к костяным и железным наконечникам стрел.

   Кулун-атахскую керамику ученые разделили на две группы. К первой отнесены сосуды из поселений Кулун-Атах, Уганья, Кытанах, Маллата, Куоладыма и др. В ней преобладали круглодонные и среднестенные – кулун-атахский тип глиняных сосудов. Сосуды из поселений Сырдык, Лонху, Кулун-Атах II и др. отличаются стабильностью толстостенных сосудов с небольшим плоским основанием, хотя круглодонки все еще продолжают встречаться. В сырдыкском этапе впервые появляются вещи, которые в ХVII – ХVIII вв. составили определенную часть материальной культуры якутов.

   Таким образом, в общем облике материальной культуры кулун-атахцев наблюдаются синтезированные субстратные истоки культуры раннего железного века при доминировании пришлых, южных основ культуры тюркской эпохи VI – ХII вв. Прибайкалья и Южной Сибири. При этом преобладающее значение имели истоки, связанные с курыканской культурой и южносибирской тюркской средой. В коррелятивном плане разница во времени между указанной эпохой и кулун-атахской культурой составляет полтора-два века. Несомненно, кулун-атахцы имели связь с населением Приангарья и бассейна Верхней Лены, жившим в начале II тысячелетия, наследником тюркской эпохи Прибайкалья, оставившим вплоть до Усть-Кута памятники культуры «лесных скотоводов».

   Принято считать, что этнос приспосабливается к определенному ландшафту в момент своего оформления. С этой точки зрения современной науки саха (якуты) как народность сложилась в бассейне Средней Лены. Пришлые скотоводы, кулун-атахцы – предки современных саха, осваивая Центральную Якутию, произвели определенные изменения в хозяйственной жизни региона, привели с собой лошадей и крупный рогатый скот, организовали сенокосно-пастбищное хозяйство.

Этногенез саха (якутов)

   Этногенез (по-гречески ethnos – народ + genesis – происхождение) – происхождение народа.

   Происхождение якутов всегда вызывало интерес ученых, и по данной проблеме сложилась своя историография.

   Предположение о южном происхождении якутов выдвинули ученые и путешественники ХVIII в. (Ф. Страленберг, Г. Миллер, Э. Фишер, Я. Линденау). Оно подтвердилось в трудах исследователей ХIХ в. (Р.К. Маака, А.Ф. Миддендорфа, В.Л. Серошевского и других). В 1930-х гг. Г.В. Ксенофонтовым было предпринято первое серьезное изучение древней истории якутов.

   Позже изучением происхождения якутов занимался А.П. Окладников. Основные идеи и материалы автора воплощены в виде отдельных глав в его фундаментальной работе по древней истории Якутии.

   Специальные статьи посвятили этой проблеме И.В. Константинов и И.Е. Зыков в 19701990-е гг., когда на территории Центральной Якутии были обнаружены скотоводческие поселения, датируемые ХIII – ХVI вв.

   В 1990 г. на основании анализа новых археологических материалов А.Н. Алексеев пришел к выводу о значительном участии автохтонного населения в сложении якутской народности и сохранении в ее культуре многих палеоазиатских элементов, отразившихся в облике материальной и духовной культуры и формирования народа саха (якутов).

   Изучение происхождения народа является сложной проблемой, так как отсутствуют письменные источники. Отсутствие достоверных, бесспорных данных о предгосударственном периоде в истории народа является причиной многолетних дискуссий и различных спекуляций.

   У наших предков отсутствовала письменность, и достоверных исторических сведений, зафиксированных в документах других народов, тоже нет, поэтому выявление происхождения народа саха представляется сложным. Остается надеяться на то, что в ХХI в. новые исследователи, овладев древней китайской грамотой и языком, получат доступ в китайские архивы, найдут там сведения и внесут ясность в происхождение народа саха. Как известно, древние китайские купцы, путешественники и чиновники Китайской империи писали очень подробные отчеты о своих соседях, о новых странах, об их нравах и обычаях.

   В проходившей 23–26 октября 2012 г. Международной научно-практической конференции «Всадники Северной Азии и рождение этноса: этногенез и этническая история саха», посвященной 100-летию Л.Н. Гумилева и 125-летию Г.В. Ксенофонтова, по этногенезу народа саха, наряду с существующими научными гипотезами, был высказан ряд революционных теорий: В.Е. Чемезовым, что народ саха произошел от викингов; Ф.А. Платоновым, что праматерью якутов были женщины с тюркоязычных и монголоязычных стран, попадавшие в качестве «обменного товара» на север, и т. д.

   Рассмотрим вкратце основные пять истоков формирования народа саха, выдвигаемые учеными.

Скифо-сибирские истоки

   Истоки якутской этнокультуры уходят своими корнями в общую региональную культуру ранних кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. Эта культура сыграла большую роль в становлении современных тюркоязычных народов Сибири, киргизов и казахов, «этногенетического пучка», под которым в отечественной этнологии понимается группа народов, связанных между собой общим генезисом. Для указанного круга народов «этногенетическим моментом» или условной точкой отсчета этногенеза стала эпоха скифо-сибирского культурного единства, фактически продолжавшаяся и в последующее гунно-сарматское время.

   Скифы – экзоэтноним древнегреческого происхождения, применявшийся к группе народов, обитавших в Восточной Европе в эпоху античности. Скифы сами себя называли «сколотами», по объяснению Геродота 25 веков назад. Началом общепризнанной истории скифов является VIII век до н. э. Они жили в Северном Причерноморье, которое древние греки называли Скифия, где до них, по Гомеру, жили киммерийцы. Основной территорией расселения скифов явились степи между нижним течением Дуная и Дона, включая степной Крым. Северная граница неясна. По сообщению Геродота, господствующими были царские скифы, западнее их жили скифы-кочевники, скифы-земледельцы, на севере – скифы-пахари, предки славян. Основными ветвями скифов явились европейские скифы, саки, сарматы. Саки – скифские племена, населявшие территорию современной Средней Азии, их называли азиатскими скифами.

   Скифы были известны в античности как кочевой скотоводческий народ, живший в кибитках, питавшийся молоком и мясом скота, имевший жестокий воинственный нрав.

   Скифская цивилизация, существовавшая более четырех столетий, во многом определила лицо Древней Европы и дальнейшую судьбу народов, обосновавшихся в этой части света. Цивилизации рождаются, расцветают и исчезают во мраке времен. Скифия прошла этот круг, и ее закат окружен тайной, как и ее рождение. Последние исследования показывают, что скифы были типичными европеоидами. Они не имели письменности. Все сведения о скифах ученые получают в результате раскопок «скифских курганов».

   Археологическое исследование Каменского городища показало, что оно в эпоху расцвета Скифского царства являлось административным и торгово-экономическим центром степных скифов. Резкие изменения в социальном строе скифов к IV в. до н. э. отразились в появлении в Приднепровье грандиозных курганов скифской аристократии, т. н. «царских курганов», достигавших в высоту более 20 м. В них были погребены цари и их дружинники в глубоких и сложных по конструкции погребальных сооружениях. Погребения аристократии сопровождались захоронением умерщвленных жен или наложниц, слуг (рабов) и лошадей.

   Воинов хоронили с оружием: короткие мечи-акинаки с золотыми обкладками ножен, масса стрел с бронзовыми наконечниками, колчаны и гориты, обложенные золотыми пластинами, копья и дротики с железными наконечниками. В богатых могилах часто встречались медная, золотая и серебряная посуда, греческая расписная керамика и амфоры с вином, разнообразные украшения, часто тонкой ювелирной работы скифских и греческих мастеров. Во время погребения рядовых скифских общинников совершался в основном тот же обряд, но погребальный инвентарь был беднее.

   Большинство найденных в захоронениях Сибири и Средней Азии скифских скелетов содержат гаплогруппу Rlal.

   Исследователи давно уже высказывали идею преемственности многих черт культуры древних тюрков от предшествующего скифо-сибирского этапа, что проявляется в хозяйстве, культуре древних тюрков и связанных с ними современных народов Сибири. Так, у скотоводов Лены эти черты сохранились до начала ХIХ в. в формах женских серег, гривны (серебряное или золотое украшение, надевавшееся на шею), своеобразном обычае их ношения, зафиксированных в якутских женских погребениях ХVIII в.

   Из всех тюркоязычных родов гривны сохранились только у якутов. Якутские гривны соединялись на концах кожаными ремешками и считались атрибутами замужних женщин, знаком их зрелости и в какой-то степени знатности. Но в старину гривны носили также известные воины. В одном мужском погребении ХVII в., по преданиям, принадлежавшем богатырю Суор-Бугдук, обнаружена шейная гривна из бронзы. Напомним, что в скифских погребениях гривны обнаруживаются лишь в погребениях знати, так же, как и захоронения с конем.

   А.П. Окладников полагал, что форма скифских котлов определенным образом повлияла на конфигурацию якутских чоронов. В дальнейшем исследователи подтвердили это положение и пришли к выводу, что своеобразная форма чорона на поддоне – результат слияния форм скифского котла и якутской посуды типа матарчах. Эти древнейшие истоки в культуре прослеживаются и в декоративно-прикладном искусстве якутов, испытавшем влияние звериного стиля – общего достояния скифо-сибирского времени. В его основу положено изображение реальных или мифических животных в определенной позе или в борьбе между собой.

   Скифы занимали обширные степные пространства Северного и Северо-Западного Причерноморья. До сих пор точно неизвестно их происхождение. Ценные сведения о скифах имеются в работах великого греческого историка Геродота (Геродот «История», переизданная в 2006 г.). Он свидетельствует о том, что во II в. до нашей эры государство скифов было достаточно сильным. Скифы вели кочевой образ жизни и занимались скотоводством. Жилищем им служили крытые повозки. Они обожествляли землю, солнце, воду, ветер – все, что их окружало. Главным божеством была Табити – покровительница огня, тепла и света. Она же охраняла стада. Смелые воины-скифы особенно почитали бога войны, которого изображали в виде меча. Умершего скифа хоронили в могиле, обшитой деревом, а сверху насыпали холм. В могилах рядовых скифов находят части конской сбруи и скромную утварь, а в богатых – золотые, серебряные изделия, скелеты лошадей, наложниц, конюхов и других слуг. Скифы считали, что жизнь продолжается в загробном мире, похожем на бескрайнюю степь.

   В Якутии захоронение лошадей рядом с могилой или вместе с хозяином найдено археологами в Чурапчинском улусе в 1938 г. и летом 2006 г. опять же на территории Чурапчинского улуса сотрудником отдела археологии Якутского государственного музея В. Поповым, ставшее сенсацией.

   В своей работе «Новые данные по этногенезу якутов» И.В. Константинов подробно описывает этот печальный ритуал. Он ссылается на работу Я. Линденау, участника Академической Камчатской экспедиции 1741–1745 гг. По описанию Линденау, якуты уложенного в гроб покойника везли на санях, запряженных быком. За санями шли родственники со всеми вещами покойника и вели двух или трех коней, одного из них в самой лучшей сбруе. По прибытии к месту захоронения покойника опускали в могилу, рядом клали все его вещи. На восточной стороне могилы, в ногах покойника, в отдельную яму сбрасывали «засеченную до смерти лошадь вместе со сбруей». Других приведенных лошадей тоже закапывали, «но немного подальше». Затем закалывали еще несколько кобыл, а мясо съедали.

   По некоторым данным, коней якуты хоронили не только как верховых животных, сопровождающих на тот свет умершего, но и как животных, чем-то заслуживших особого почитания. В народном фольклоре рассказывается о похоронах любимых лошадей князцов.

   И.В. Константинов подробно описывает о раскопках погребения человека и захоронения оседланного коня, которое производил в 1938 г. в Чурапчинском районе: «…Оба ориентированы головами на запад. Захоронение лошади в 20 шагах от могилы человека…» В 1969 г. Центрально-Якутским отрядом Приленской экспедиции в местности Ынах Сысыыта, недалеко от с. Чаппанда Нюрбинского улуса, было раскопано погребение, где находился костяк мужчины пожилого возраста. Покойник лежал на спине головой на запад. Инвентарь погребения был богатым. У изголовья стояла разбитая четырехгранная стеклянная бутылка, на нее была положена деревянная чашечка неякутской работы.

   Справа были положены пальма и колчан с семью стрелами, а слева – лук и еще одна пальма, деревянная трость и обломок ножа. У ног покойника лежали серебряная ложка и, как посчитали археологи, 50 шкурок белки и одна шкура красной лисицы. На крышке гроба лежало седло. Между гробом и стенкой ямы были найдены медные удила и медный чайник фабричной работы с датой 1732 г. В 24,5 м к западу от этого погребения было раскопано захоронение четырех коней, лежащих на боку по два ряда головами на запад. Два коня лежали на правом боку, два – на левом.

   Археологи это погребение датировали ХVIII веком и отметили, что кони были умерщвлены каким-то иным способом, чем принято у якутов. В фольклоре и литературе имеются сведения, что забой жертвенных животных производился посредством вырывания их сердца.

   Погребения с лошадью встречаются на территории Тувы, Северной Монголии, Тянь-Шана, Казахстана, Самарканда и датируются примерно от VI по ХIХ вв.

   В 2006 г. археологами случайно найдено погребение на мысе речки Таралай около Чурапчинского села Хатылы. На глубине под деревянным настилом лежал скелет крупного рогатого скота. По мнению археологов, это был 7–8-летний бык, лежавший на правом боку, головой к юго-западу. Радиоуглеродным методом исследования в г. Иркутске была установлена дата погребения ХV веком. Погребение быка было аналогичным найденному погребению крупного рогатого скота у деревни Талька в Иркутской области.

   Анализ находок позволил установить археологам дату прибытия на Лену скотоводов с Х века поэтапно. В китайских источниках VI в. упоминается о скотоводческих племенах на далеком Cевере.

   В 2007 г. у с. Черкех Таттинского улуса на мысе речки Тейэ археологи случайно наткнулись на погребение рыси. Одной из догадок сенсационной находки является то, что если охотники убивали животное с какими-нибудь признаками мутации, то считали, что это не к добру, избавлялись от него путем погребения. Тем же летом в Таттинском улусе в местности Маайа Боччуотайа возле села Черкех археологи раскопали останки жилища круглой формы, где нашли остатки двух собак – самца и самки. Они лежали рядом на левом боку головой на север, лапы, как у всех ранее найденных животных, были согнуты, а задние вытянуты назад. На каждой собаке дном вверх лежала детская деревянная люлька. По мнению археологов, это было обрядовое погребение, совершенное шаманом, чтобы прекратить детские смерти.

   Таковы вкратце, по мнению историков, скифо-сибирские истоки корня происхождения саха (якутов).

Хуннские истоки

   В книге Л.Н. Гумилева «Хунны» сказано, что предки хуннов (сюнны, гунны) появились в степях на севере Китая в X в. до н. э. Существовали они до V века н. э. и были тюркоязычными. Предком хуннов в китайской исторической традиции считается Шун Вэй, ушедший с семейством и подданными в северные степи в Х в. до нашей эры, т. е. 3 тыс. лет тому назад. Во втором тысячелетии до нашей эры в Южной Сибири археологи различают две синхронные самостоятельные культуры: глазковскую на востоке и андроновскую на западе с 1700 по 1200 гг. до нашей эры. На основании найденных артефактов они сделали вывод, что на территории Прибайкалья обитала группа родственных друг другу племен, которые, предположительно, были предками современных эвенков, эвенов и юкагиров. Представители андроновской культуры – динлины принадлежали белой расе, являлись земледельцами и оседлыми скотоводами, имели бронзовые изделия. В могилах найдены орнаментированные глиняные сосуды. Около 1200 г. в Минусинских степях андроновскую культуру вытеснила новая культура, принесенная приселенцами из Северного Китая. В китайской истории описана жизнь племен ху, предков хуннов, смешавшихся с динлинами. Они были народом, который, по мнению Л.Н. Гумилева, открыл Сибирь в 1200 г. до нашей эры в поисках пастбищ, как их современники финикийцы открыли Европу. Археологическими исследованиями установлено, что в Южной Сибири в бронзовом веке существовал обычай соумирания жены или наложницы и захоронение ее в могиле мужа. Кроме того, обнаружены в могилах и мужчины, принесенные в жертву. Этот обычай «туом» существовал у нижнеленских племен, и память о нем сохранилась в фольклоре. Эти жертвы приносились не богу войны Илбису, а духам предков. Мнения Л.Н. Гумилева и А.П. Окладникова о возникновении шаманизма в Южной Сибири примерно в 1200 лет до нашей эры совпадают.

   Ученые считают хуннов предками всех тюркских народов. Тюрки наводили ужас на всю Древнюю Евроазию. Они совершали опустошительные военные походы на своих соседей, начиная от китайцев и заканчивая древними европейцами. Для защиты от хуннов древние китайцы построили Великую стену. Если новый конный строй обеспечил сарматам победу над скифами, то хунны, в свою очередь, дважды одержали полную победу над сарматами и другими европейскими народами. Хунны не принимали рукопашной схватки, но и не покидали поле боя, осыпали противника стрелами или ловили его издали арканами. При этом они не прекращали войну ни на минуту, «разнося смерть на широкое пространство». Тяжеловооруженный всадник быстро уставал, не имея возможности достать противника копьем, попадал в петлю аркана.

   В эпоху Великого переселения народов (VI–VII вв.) хунны, передвигаясь на запад, превратились в гуннов, создали огромную империю на завоеванных территориях, не желая возвращаться назад в Азию. В 443 г. вождь гуннов Аттила совершил поход в Восточную Римскую империю. В 452 г. гунны ворвались в Аппенинский полуостров, разорили Северную Италию, Рим штурмовать не стали, а взяли с императора огромный выкуп.

   Многие исследователи считают народ саха прямыми потомками хуннов. Еще в 1930-х гг. Г.В. Ксенофонтов пытался перекинуть мостик родства между хуннами и якутами.

   А.Н. Бернштам также выдвинул предположение о хуннском происхождении якутов. «Якуты являются потомками гуннов. Являясь частью гуннского объединения, якуты составляли его северную окраину, что отражено в самом названии якутов-саха – «край». Якутский язык они считали сохранившимся диалектом восточно-хуннского языка. Наличие в якутском языке элементов древнего хуннского языка признавалось учеными-тюркологами в 30-е гг. К словам хуннского происхождения он относил такие, как «тойон» и «сюнэ». Причем в слове «сюнэ», означавшем «грозный», «величественный», автор усматривал племенное название самих хуннов (сюнну). «Являясь частью гуннского объединения, – писал он, – якуты составили его северную окраину».

   По мнению Л.Н. Гумилева, старорусское слово «саайдак», т. е. колчан со стрелами и луком, является хуннским. По-якутски «саадах» – колчан, в котором помещалось 30 стрел.

   Е.С. Сидоров провел сравнительное изучение отдельных слов из языков хунну и тоба, сохранившихся в китайских источниках, и якутского языка и пришел к выводу о хуннском происхождении якутов.

   Профессор судебной медицины А.Д. Григорьев показал сходство химического состава и формы волос хуннов из княжеских погребений в Ноин-Улы с волосами современных якутов.

   О хуннском компоненте в орнаментике якутов высказывался С.В. Иванов. Действительно, в материалах из ноинулинского погребального комплекса встречается много орнаментальных мотивов, общих с пазырыкско-якутскими узорами. Кроме того, орнаментом, состоящим из сочетания длинных продольных и коротких перпендикулярных (Т-образных) валиков, европейские гунны раннего средневековья (наследники центральноазиатских хунну) украшали свои бронзовые котлы. Аналогичный узор встречается на курыканской и раннеякутской керамике.

   Некоторые конструктивные приемы в якутских погребальных сооружениях, близкие к хуннским, отмечены Р.И. Бравиной и В.В. Поповым в работе «Погребально-поминальная обрядность якутов: памятники и традиции (ХV – ХIХ вв.)», выпущенной в издательстве «Наука» в 2008 г.

   Из сопроводительного инвентаря ноинулинских курганов определенный интерес представляют круглый низкий стол из цельного дерева на трех ножках, традиция вышивать «тамбурным швом», веер-махалка из конского хвоста с деревянной или костяной ручкой (дэйбиир) и наконечники стрел со вставками-свистунками. Правда, некоторые из них встречаются и у других современных тюркоязычных народов, но в общем комплексе все они характерны для материальной культуры якутов ХVI – ХIХ вв. Часть «хуннского» комплекса составляет религиозные верования.

   В хуннское время развивается культ неба. Всеобъемлющее почитание неба выражалось, в первую очередь, в общественных молениях. Сам шаньюй (царь) считался земным воплощением божественного неба и официально назывался «танри гуту» – сыном Неба или «чэнли гуту шаньюй» – «обширный, подобно небу шаньюй».

   Главный праздник хуннов проводился в начале лета и напоминал якутский ысыах. В этой связи интересен хуннский термин «дун-тун». Слово это впервые встречалось в китайских источниках в 296 г. до н. э. в сочетании с выражением «молоко коров и кобылиц». В древнекитайском словаре «дун» определятся как «молочная жидкость». В комментариях, датируемых 104 г. до н. э., Э. Дж. Пуллиблэнком обнаружен следующий текст: «Он заведует молочными лошадьми… Он берет их молоко и приготавливает, тряся (тун) его. Вкус его кислый, но пить можно».

   В других комментариях говорится о том, что кобылье молоко трясут (тун), поэтому таких лошадей и называют «лошади тун». А «Гуанюне» тун определяется как «кумыс». В якутском языке слово «тунах» (основа «тун») – «пир, брызгание кумысом во время ысыаха; обилие молочных продуктов; улуу тунах – название молочной пищи весной».

   Таким образом, культура хуннского времени оказала существенное влияние на формирование древнейших «стартовых» основ якутской культуры. По мнению А.И. Гоголева, то, что гунны были тюрками – это только предположение, поэтому нельзя утверждать, что саха (якуты) являются их прямыми потомками. Прямыми предками саха он считает курыкан, а курыканы, в свою очередь, предположительно являются праправнуками гуннов.

Тюркские истоки

   Этнос (по-греч. – народ) формируется как некий самостоятельный социальный организм в рамках определенного языкового, хозяйственного и культурного комплекса. Поэтому более или менее выявляемый этап этногенеза саха следует связать с древнетюркской эпохой, протекавшей в этнополитической истории Центральной Азии и Южной Сибири в VI – Х вв.

   В якутском языке сохранились архаичные термины, связанные с обозначением основных хлебных растений Центральной Азии. Тюркские предки якутов знали верблюдоводство, овцеводство и ткачество.

   А.П. Окладников в первом томе «Истории Якутской АССР» (1955) привел все доступные тогда материалы, показывающие «степные пережитки» в хозяйстве, одежде и военной технике якутов. В якутской дохристианской религии и мифологии также сохранились некоторые древнетюркские понятия. К их числу относятся пережитки культа богини Умай-Пайана – Байанай, Тэнгри – ТаІара, божества Йака – Сах, Татай – Татай, почитание ежедневно рождающегося солнца и восточного направления света. Кроме того, в погребальном обряде якутов ХVII – ХVIII вв. сохранилось много общего с обрядами древнетюркского времени. Для наглядности можно привести следующий обычай тугю: после похорон на могиле ставились памятный столб и камни. Количество камней находилось в зависимости от количества людей, которых умерший истребил на войне. Затем вешали головы жертвенных овец и лошадей на столб. В этой связи любопытно привести сообщение Я.И. Линденау: «Когда пройдет неделя, снова собираются… на место погребения… кобыл закапывают и, как раньше (в момент погребения), мясо съедают. Сколько лошадей зарыли с покойником в землю, столько вырезанных шестов устанавливают в одной стороне могилы и с другой ставят столько шестов, сколько лошадей съели на похоронах».

   Язык якутов относится к представителям уйгуро-огузской группы восточной ветви тюркских языков. Языки, входящие в эту группу, подразделяются на три подгруппы: уйгуро-тукюйскую (тувинский, тофаларский и древнеогузский – язык енисейско-орхонских надписей), якутскую и хакасскую (хакасский, шорский, чулымо-тюрский и язык желтых уйгуров).

   Якутской культуре присущи древнеуйгурские элементы. Эти факты показывают этническое родство якутов с древними уйгурами, составившими основное ядро телесских племен.

   В традиционное время среди якутов видное положение занимали хангаласцы. В этой связи имеется предположение о существовании родства между предками якутов и казахов через древний этноним «ханглы».

   Звеном, связывающим якутов с кыпчаками, вероятно, является этноним «сака». С ними имеют общее происхождение тюркские этнонимы «саха», «сакы», «сакар», «сахоо», «сахалык», «сактар», происшедшие от древнеиранского «saka». Этноним «саха» – это самоназвание якутов. Этимология этого слова давно привлекала внимание исследователей, и они давали различные версии. Советский тюрколог А.Н. Бернштам основу слова «саха» выводил из тюркского слова «йаха» – «край», «окраина». По его мнению, якуты составляли северную окраину гуннского объединения.

   Г.В. Ксенофонтов объяснял этноним названием главного божества якутов – Саха. Не утомляя читателей многочисленными версиями, подчеркнем лишь то, что подлинное значение слова «саха» остается неизвестным. Так как якуты себя именуют «саха», в дальнейшем в повествовании мы будем пользоваться этим этнонимом.

   Слово «якут», по объяснению Н.А. Кострова, позже повторенному А.Е. Кулаковским, возникло от тунгусского слова «эко», «яка». Встречаясь с тунгусами (эвенками), якуты говорили о себе «саха». А эвенки воспринимали его как «яка», согласно законам словообразования их языка. А русские, услышав от тунгусов название неизвестного народа, переделали на «яколь», затем на «якут». Оттуда и возникло название страны – Якольская землица, якольцы, якуты, Якутия.

   Этноним «ураангхай» также был подвергнут анализу многими учеными, но единого мнения до сих пор нет. Выражение «ураангхай саха» объясняют как эпически-архаическое самоназвание якутов.

   Тюркское происхождение народа саха отражено в государственной символике – республиканском флаге – нижней зеленой полоской.

   Историческая родина тюрков – Центральная Азия, Алтай, Джунгария. Длительное время тюркские и монгольские племена проживали рядом, нередко знали язык соседей. В начале нашей эры тюрки ассимилировали индоевропейцев в Средней Азии. В средние века начался процесс миграции тюрков на запад. Происхождение слова «тюрк» неизвестно.

   Глобализация и усиление процесса интеграции с другими народами привели к массовому выезду тюрков за пределы их исторической родины. Современные тюрки проживают во многих развитых странах мира (США, Франция, Германия, Канада, страны Скандинавии, Австралия, Новая Зеландия), а также в Иране, России, Ираке, Турции, Китае и др.

   Антропологически современные тюрки относятся к двум большим расам – монголоидной и европеоидной, однако больше распространены переходные формы. Монголоидные черты уменьшаются, а европеоидные усиливаются от Востока к Западу. Наиболее монголоидными являются якуты, киргизы, казахи, тувинцы, алтайцы, сибирские татары, ногайцы, каракалпаки и другие. Наиболее европеоидные – гагаузы, казанские татары, турки, азербайджанцы и другие.

   Тюркоязычные народы широко распространены в Евразии. Не все они являются прямыми потомками древних тюрков, некоторые представляют собой тюркизированное автохтонное (местное) население. С учетом данных The Word Factbook, издаваемого ЦРУ, на июль месяц 2011 г. численность всех тюрков в мире составила 201 млн человек. В Российской Федерации проживают 22 тюркских народа: татары, хакасы, алтайцы, якуты и другие, всего около 15 млн тюрков. По данным переписи 2010 г., народ саха насчитывает 466492 человека.

   С VI в. область в среднем течении Сырдарьи и реки Чу стала именоваться Туркестаном. В основе топонима лежит этноним «тур», являвшийся общим племенным названием древних кочевых и полукочевых народов Центральной Азии. Кочевой тип государства был преобладающей формой организации власти в азиатских степях многие столетия. Кочевые государства, постоянно сменяя друг друга, существовали в Евразии с середины 1 тыс. лет до н. э. до ХVII в.

   В 552–745 гг. в Центральной Азии существовал Тюркский каганат, который в 602 г. распался на две части: Восточный и Западный каганаты. В состав Западного каганата (603–658) вошли территория Средней Азии, степи современного Казахстана и Восточный Туркестан.

   Восточный каганат включил в свой состав современные территории Монголии, Северного Китая и Южную Сибирь. В 658 г. Западный каганат пал под ударами объединенных сил китайцев и восточных тюрков. В 698 г. вождь племенного союза тюргешей Учэлик основал новое тюркское государство – Тюргешский каганат (698–766).

   В V–VIII вв. пришедшие в Европу тюркские кочевые племена булгары основали ряд государств, из которых наиболее долговечными оказались Дунайская Болгария на Балканах и Волжская Булгария в бассейне Волги и Камы. В 650–969 гг. на территории Северного Кавказа, Поволжья и северо-восточного Причерноморья существовал Хазарский каганат. В 960-е гг. он был разгромлен киевским князем Святославом. Вытесненные во второй половине IХ века хазарами печенеги обосновались в северном Причерноморье и представляли угрозу для Византии и Древнерусского государства. В 1019 г. печенеги потерпели поражение от великого князя Ярослава. В ХI в. печенегов в южнорусских степях сменяют половцы, которые в ХIII в. были разгромлены и покорены Чингисханом. Западная часть Монгольской империи – Золотая Орда – стала преимущественно тюркским по населению государством. В ХV – ХVI вв. она распалась на несколько самостоятельных ханств, на основе которых сформировался ряд современных тюркоязычных народов. Тамерлан (Тимур) в конце ХIV в. создает в Средней Азии свою империю, которая, однако, с его смертью (1405 г.) быстро распадается.

   Религией древних тюрков, по утверждению современных культурологов, было тенгрианство, известное также под другими условными названиями. Религия основывалась на культе Неба-Тенгри.

   Высказывается предположение, что это слово связано с древним тюркским корнем «тай» (современное слово в кыпчакских языках «тан») – «утро, рано, заря», у некоторых народов Тенгри так и называли – «Тан». У тюрков не было представления об облике Тенгри, так как его считали неведомым, великим по размеру и характеру. Согласно древним воззрениям, мир разделен на три слоя:

   – верхний (небо, мир Тенгри и Умай), изображался внешним крупным кругом;

   – средний (земли и воды), изображался срединным квадратом;

   – нижний (загробный мир), изображался внутренним малым кругом.

   Тюрки постоянно воевали со своими соседними государствами. Наиболее известно их противостояние с Китаем.

   Конфронтация тюрков и Китая длилась два столетия, и, в конце концов, это неравное противостояние закончилось очередным поражением степняков. Китайцы путем дипломатии сначала лишили тюрков их союзников, после чего подвергли истреблению, еще более страшному, чем когда-то хуннов.

   На западных окраинах все обстояло иначе. Западные тюрки придерживались более агрессивной тактики и стратегии в своих завоевательных походах. Они разбивали своих противников не только в открытом поле, но и приступом брали каменные крепости. «Подняв мечи свои, они устремились на стены, и все это множество, нагромоздившись друг на друга, поднялось выше стен, и мрачная тень пала на бедственных жителей города, они были побеждены, отступили от стен». Так описал очевидец взятие тюрками Тифлиса (Тбилиси, Грузия) зимой 628 г. Любопытно, что крепость, устоявшая перед стенобитными машинами византийских инженеров, пала под напором воинов, вооруженных лишь оружием для рукопашной схватки! После покорения Грузии тюрки предприняли поход в Армению, оборонять которую прибыли войска персов.

   С объединенными силами армян и персов кочевники расправились иначе, более привычным способом заманили их притворным бегством в засаду и поголовно уничтожили.

   Военные же столкновения тюрков с арабами проходили в период захвата Средней Азии. Насильственное обращение в ислам местного населения там сопровождалось многочисленными восстаниями, чем не преминули воспользоваться западные тюрки. В борьбе за Самарканд и Бухару между ними и арабами в 720–741 гг. произошло несколько крупных сражений, в которых успех чаще сопутствовал тюркам. Примечательно то, как мусульманские авторы описывали нравы и обычаи кочевников.

   Так, в своем трактате аль-Джахиза пишет: «Тюрки – народ, для которого оседлая жизнь, неподвижное состояние, длительность пребывания и нахождения в одном месте, малочисленность передвижений и перемен невыносимы. Сущность их сложения основана на движении, и нет у них предназначения к покою… они не занимаются ремеслами, торговлей, медициной, земледелием, посадкой деревьев, строительством, проведением каналов и сбором урожая. И нет у них иных помыслов, кроме набега, грабежа, охоты, верховой езды, сражений витязей, поисков добычи и завоеваний стран».

   Другой историк, говоря об изготовлении меча у арабов, сначала перечисляет восемь-девять операций, каждую из которых выполняет особый мастер, а затем отмечает: «Подобно этому происходит изготовление седла, стрел, колчана, копья и всего оружия… А тюрк делает все сам от начала до конца, не просит помощи у товарищей, не обращается за советом к другу. Он не ходит к мастеру и не тревожится его отсрочками со дня на день, его лживыми обещаниями и не думает об уплате ему вознаграждения». Но самые необычные строки оставил в своей рукописи Ибн аль-Фатих, который по поручению халифа Хишама отправился послом в ставку тюркского кагана и попытался обратить последнего в мусульманскую веру. Он написал следующее: «Я получил аудиенцию, когда тот своею рукой делал седло. Каган спросил толмача (переводчика): «Кто это?» Тот ответил: «Посол царя арабов». Каган спросил: «Мой подданный?» Толмач ответил: «Да». Тогда он велел отвести меня в шатер, где было много мяса, но мало хлеба. Потом он велел позвать меня и спросил: «Что тебе нужно?» Я стал льстить, говоря: «Мой господин видит, что ты находишься в заблуждении, и хочет дать искренний совет – он желает тебе принять ислам». Каган спросил: «А что такое ислам?» Я рассказал ему о правилах, о том, что ислам запрещает и что поощряет, о религиозных обязанностях и о службе богу. Каган спросил: «Кто мусульмане?» Я ответил, что они – жители городов, и есть среди них банщики, портные, сапожники. Тогда каган велел мне подождать несколько дней.

   Однажды каган сел на коня, и его сопровождали 10 человек, каждый из которых держал знамя. Он велел мне ехать с ним. Вскоре мы достигли окруженного рощей холма. Как только взошло солнце, он приказал одному из десяти сопровождавших его людей развернуть знамя, и оно засверкало. И появилось десять тысяч вооруженных всадников, которые закричали: «Чах! Чах!» И они выстроились под холмом, их командир выехал перед царем, один за другим все знаменосцы разворачивали свои знамена, и каждый раз под холмом выстраивались десять тысям всадников. И когда были развернуты все десять знамен, под холмом стояли сто тысяч вооруженных с головы до ног всадников.

   Тогда каган приказал толмачу: «Скажи этому послу и пусть он передаст своему господину… Среди моих воинов нет ни банщика, ни сапожника, ни портного. Если же они примут ислам и будут выполнять все его предписания, то что же они будут есть?»

   И, наконец, еще одна любопытная запись, оставленная арабами: «Тюрк стреляет по диким животным, птицам, мишеням, людям… он стреляет, гоня коня во весь опор назад и вперед, вправо и влево, вверх и вниз. Он выпускает десять стрел, прежде чем хариджит (арабский стрелок) положит одну стрелу на тетиву. И он скачет на своей лошади, спускаясь с горы или в долину с большей скоростью, чем хариджит может скакать по ровной местности. У тюрка четыре глаза – два на лице, два на затылке».

   Многие ученые считают, что якуты – народ саха – это северный осколок тюрков, в неизвестное время и по неизведанным причинам ушедший на север. История тюрков описана в книге Л.Н. Гумилева «Древние тюрки». Новая точка зрения на историю тюрков Евроазии описана в книгах Мурада Аджи «Тюрки и мир: сокровенная история», «Европа, тюрки, Великая степь». Мурад Аджи подробно описывает также кыпчаков как одного из тюркских родов.

   Первые сведения о кыпчаках имеют дату 40-х гг. VIII в., когда распался Второй тюркский каганат из-за восстаний подвластных племен. Победители, среди которых главную роль играли уйгуры, дали побежденным тюркам презрительное прозвище «кыпчаки» (по-тюркски – беглецы, изгои, неудачники, никчемные, злосчастные). Кыпчаков на Руси называли половцами.

   Однако более достоверное упоминание их под именем «кибчак» – в надписи на так называемом Селенгинском камне (759 г.), «кыпчак», «кыфчак» – в сочинениях мусульманских авторов: Ибн Хордадбека (IХ в.), Гардизи и Махмуда Кашгари (ХI в.), Ибн аль-Асира (ХIII в.), Рашид аль-Дина, аль-Умари, Ибн Халдуна (ХIV в.) и других. Селенгинский камень – каменная стела с руническими орхонскими письменами была установлена в верховьях реки Селенги правителем Уйгурского каганата Элетмиш Бильгэ-каганом (747–759 гг.) Русские летописи (ХI – ХIII вв.) называют их половцами и сорочинами, венгерские – палоцами и кунами, византийские источники и западноевропейские путешественники (Рубрук – ХIII в. и др.) – команами (куманами).

   В первый период политической истории кыпчаки выступали совместно с кимаками, активно действуя в составе кимакского союза племен в борьбе за новые пастбища.

   К концу Х века в степях Казахстана меняется обстановка. Здесь исчезает этническое имя «кимак». Постепенно политическая власть переходит к кыпчакам. В начале ХI в. они вплотную продвигаются к северо-восточным границам Хорезма, вытесняя огузов из низовьев Сырдарьи, и заставляют их переселяться в Среднюю Азию и степи Северного Причерноморья. К середине ХI в. кыпчакам подчинялась почти вся обширная территория Казахстана, за исключением Семиречья. Восточная граница их остается на Иртыше, западные пределы достигают Волги, на юге – района реки Талас, а северной границей служили леса Западной Сибири. В этот период вся казахская степь называется Кыпчакской степью, или Дешт-и-Кыпчак.

   Их усиление началось в ХI в. после разгрома хазар князем Киевской Руси Святославом Игоревичем (965 г.) и с ослаблением огузов. Кыпчаки-половцы начали переселяться в более плодородные и теплые земли, вытеснив печенегов и часть северных огузов. Подчинив себе эти племена, кыпчаки пересекли Волгу и дошли до устьев Дуная, таким образом, став хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша, которая и вошла в историю как Дешт-и-Кыпчак.

   Согласно некоторым источникам, кыпчаки, как и канглы и туркмены, были элитой в армии хорезмшахов. Кыпчаки-мамлюки защищали Святую землю от крестоносцев.

   Когда монголы захватили Дешт-и-Кыпчак, кыпчаки стали основной силой Золотой орды. Под натиском монгольских племен группа западных кыпчаков под предводительством хана Котяна ушла в Венгрию и Византию.

   Кыпчаки, сохранив многие традиции ранних кочевников Алтая, посредством воздействия верхнеобской и сростскинской культур донесли до позднего средневековья не только разновидности погребения с конем, но и многие черты материальной культуры пазырыкской эпохи. С кыпчакским наследием в якутской культуре можно связать и некоторые геометрические, спиральные узоры, зафиксированные на костяных обкладках половецких колчанов ХIII – ХIV вв. Такими колчанами пользовались не только половцы, но и печенеги-канглы, тюрки-гузы. Этот мотив в точности повторяется на орнаментальных резных поясках якутских чоронов.

   Исследователи не сомневаются в том, что каменные изваяния кыпчаков – остатки сложных верований и обрядов, связанных с культом предков, воздвигались в специально оборудованных для этого святилищах (их изготовляли только в память богатых и знатных – родовой аристократии) и представляли собой культ предков-покровителей родов и даже целого союза племен. Интересно привести якутские фольклорные сведения, по которым еще в ХVIII в. якуты во дворах знатных людей, ведущих род с глубокой древности и пользующихся всеобщим уважением, ставили высокие массивные столбы-сэргэ – «муостаах бастаах, харахтаах-кулгаахтаах, то±ус иэмэрдээх улуу баара±ай тойон сэргэ» («с рогатой головой, с глазами-ушами, с девятью высоко выточенными обводками великий старец господин сэргэ»). Значение сэргэ состояло в увековечивании в памяти потомков имени и величия их предка. Такие столбы устанавливались только с согласия и по желанию всех сородичей. В момент их установки устраивали ритуальный праздник ысыах. Кроме того, специальные скульптурные сэргэ ставились в момент празднования Улуу Тунах Ыґыа±а – ысыаха в честь весеннего обновления природы. Их изготовляли в виде больших стилизованных человеческих фигур, с рогами, ушами с серьгой, выделенной шейкой, обвязывали ритуальной веревкой, заплетенной из черных и белых конских волос, и ставили в количестве от трех до семи по нечетному числу вокруг тюсюлгэ (место, где стояли ритуальные сэргэ во время ысыаха).

Курыканские истоки

   Курыканская эпоха датируется VI – Х веками. Среди племен Восточной Сибири особое место по уровню развития культуры и роли в политической жизни народов Восточной Сибири в 1 тыс. н. э. занимали курыканы (гулигань), люди «страны солнечного восхождения». Согласно сохранившимся письменным источникам, земли курыкан располагались в районе озера Байкал. Юаньская летопись уточняет их местонахождение, указывая, что курыканы жили «в округе Ангкола, носившем имя от одной реки. У жителей этого района язык существенно отличается от кыргызского. Это земли кули…» Название Ангкола – это, наверное, Ангара. Территория, занятая курыканами, проходила по низовьям реки Селенга, долине Баргузина, Тункинской долине, верховьям Лены и Ангары.

   По мнению историков, союз курыкан объединял 15 племен тюркского происхождения. Курыкане были относительно небольшим народом, способным выставить до 5 тыс. конного войска. Они сумели создать самобытную и развитую культуру.

   Курыканский каганат ученые разделили на три периода: первый период (553–780). Союзом племен правила династия курыкан. Второй период (780–1002) – союзом курыканских племен правила династия Баргутов. Третий период (1050–1199) – союзом курыканских племен правила династия Дархан.

   Сравнительно подробные известия о расположении земли фурии (курыкан) и ее особенностях, о дорогах к ним и образе жизни прибайкальских племен имеются у Гардизи, автора труда «Украшение известий», написанного в царствование газневидского султана Абдар-Рашида (1050–1052 гг.). Он писал, что из лагеря кыргызского хакана с Енисея можно попасть в страну Фури (кура-курыканов) двумя дорогами, степью и лесами.

   В лесах вдоль этого мрачного и тяжелого пути обитали, по словам Гардизи, настоящие дикари, обрисованные весьма подробно и обстоятельно. По его словам, они живут в болотах, ни с кем не имеют сношений, не умеют говорить на языках соседей, их языка тоже никто не понимает.

   Как «самые дикие из людей», обитатели болот не имеют домашних транспортных животных, чтобы возить имущество. «Все они кладут себе на спину». Но все имущество их состоит из звериных шкур, которые являются и материалом для одежды. Курыканы составляли союз трех племен. Во главе каждого племени стоял вождь – сыгин, а во главе всего союза – главный, или великий сыгин.

   Из надписей на надгробных памятниках тюркских властителей, правивших в долине Орхона, известно, что послы курыканов в числе представителей других народов явились на погребальное торжество в честь родоначальника орхонских ханов Бумын-кагана, чтобы выразить соболезнование своего народа по поводу его смерти. Это событие относится к 552 или 553 гг. н. э. и является первой точно засвидетельствованной исторической датой, относящейся к истории курыкан.

   Позднее курыканы принимают активное участие в борьбе уйгурских племен и огузов с орхонскими тюрками. Как известно из источников, уйгуры стали наиболее упорными врагами орхонских тюрков после того, как каган Ильтерес, или Кутлуг, восстановивший в конце VII века тюркское государство на Орхоне, напал на них, «ограбил девять родов» и, «разбогатев лошадьми, объявил себя ханом». В числе врагов Кутлуга, с которыми он боролся, рядом с кыргызами и огуз-татарами упоминаются курыканы. «На юге китайский народ был ему врагом, на севере – народ тогуз-огузов Баз-кагана был ему врагом. Кыргызы, курыканы, огуз-татары, кытайи и татаби – все ему были врагами».

   То обстоятельство, что в надписи Бильге-кагана при перечислении врагов Кутлуга относительно немногочисленные курыканы поставлены рядом с таким значительным в то время народом, как енисейские кыргызы, объясняется воинственностью и храбростью курыканской конницы. Именно такими рисуются они и в писаницах на ленских скалах – на своих боевых лошадях, со знаменами и оружием.

   Сравнивая письменные известия о населении Прибайкалья VI – Х вв. н. э. с археологическими памятниками того же времени, известными в литературе под названием курумчинских, А.П. Окладников пришел к заключению, что носителями курумчинской культуры являлись именно курыканы. Они имели письменность, напоминавшую руны древних скандинавов. Основная область распространения этих рун охватывает верхнее течение Енисея и долину Орхона, поэтому они называются орхоно-енисейскими. О высоком уровне их культуры свидетельствуют и наскальные рисунки, обнаруженные в верховьях реки Лены у деревни Шишкино, на острове Ольхон, на реке Унге, в долине реки Куды, на горах Хашкай и Манхай.

   Анализ археологического материала из центральных районов Якутии, датируемого ХIV – ХVIII вв., показывает определенное сходство с культурой курыканов.

   Согласно китайской средневековой традиции, побережье «Северного моря» – Байкала – было заселено тюркоязычным народом гулигань, или курыканами. С этим легендарным народом исследователи связывают памятники курумчинской культуры, существовавшей в V – ХIII вв. Курыканское хозяйство и культура, по археологическим данным, представляются более богатыми и разнообразными, чем по сообщениям китайских хроник. Курыканы занимались разведением крупного рогатого скота, овец, верблюдов, лошадей.

   О достоинствах курумчинских лошадей было известно далеко за пределами региона. В суровых условиях снежных зим большое внимание уделялось системе заготовки сена.

   В Прибайкалье найдены древние оросительные системы, которые использовались для орошения полей и сенокосных угодий.

   Дополнительным источником существования населения было земледелие. Около поселений курумчинцев обнаружены древние пашни в виде длинных параллельных грядок. Археологами были также найдены орудия труда, которые говорят о высоком развитии земледелия в этом крае. Это чугунный сошник, железные серпы, фрагменты жерновов, сделанных из обработанных плит песчаника. Курумчинские земледельцы сеяли не только просо, наиболее неприхотливое к суровым климатическим условиям края, но и пшеницу, ячмень, коноплю.

   Кроме скотоводства и земледелия, население занималось охотой и рыболовством. Наскальные рисунки свидетельствуют, что они устраивали коллективную облавную охоту. По всей видимости, облавы происходили поздней осенью: холод помогал сохранить значительное количество добытого при этом мяса. О существовании рыбного промысла говорят находки рыболовных крючков и рисунки ловли рыбы сетями на Шишкинских писаницах. Одно из курумчинских стойбищ находилось на Ушканьих островах озера Байкал, которые до сих пор служат излюбленным местом добычи байкальской нерпы. У курумчинцев было хорошо развито кузнечное ремесло. При раскопках в долине реки Куды, в местечке Уту-Елга, были обнаружены остатки кузнечного горна, имевшего вид большого сосуда с двумя отверстиями для сопел. В таких горнах древние металлурги плавили руду.

   По всей видимости, с курыканским наследием в якутской традиционной культуре можно связать обряд трупосожжения, существовавший до середины ХVII в. Интересно также провести аналогию между надмогильными сооружениями курыкан из каменных плит в виде пирамидок высотой до метра (ураса) и якутским обрядом «проводы Айыысыт», когда над закопанным последом женщины собирали из лучинок урасу и сжигали. При раскопках курыканских поселений выявлены дома, стены которых были составлены, как якутские юрты, из вертикально поставленных столбов-жердей, сверху обмазанных глиной. На ангарских островных поселениях и других местах обнаружены остатки берестяных урас, какими пользовались якуты.

   Наиболее поздние памятники курумчинской культуры относятся к ХIII – ХIV вв. Ученые считают, что часть курыкан в начале Х в. под давлением монголоязычных племен хори-туматов мигрировали далеко на север в район Средней Лены, дав начало новому народу – саха. В одном из трудов Л.Н. Гумилев назвал саха (якутов) реликтовым народом, т. е. древним, но не потерявшим свою пассионарную активность. По его версии, народ саха двинулся на север в Х в., когда в Великой степи началась небывалая засуха. Чтобы прокормить свой скот, якуты-скотоводы двинулись к великой реке Лена, где и прижились. По его мнению, курыкане – это настоящий народ саха (якуты), появившийся в IV–V веках.

Монгольские истоки

   Народный писатель Якутии Н.А. Лугинов написал роман в трех частях на якутском языке «По велению Чингисхана». Роман издан Национальным книжным издательством «Бичик» (1997, 2000, 2005). Опираясь на историю монголов и древних якутов, писатель выдвинул версию, что по приказу великого завоевателя самые смелые и сильные воины отправились завоевывать земли, лежащие к северу от Байкала. Данная версия является художественным вымыслом автора и имеет право существовать. Официальная наука прямое происхождение саха (якутов) от монголов, бурятов не признает.

   В этногенезе народа саха немаловажное значение имеет разрешение вопроса о месте и времени якутско-монгольских контактов, точнее, о том, где произошло то мощное влияние монгольского языка, которое сильно изменило звуковой строй якутского. Собранный материал как будто указывает на наличие длительных якутско-монгольских контактов, происходивших в Предбайкалье, по всей вероятности, с середины 1 тыс. н. э. Но, как считают языковеды (Е.И. Убрятова, С. Калужинский, Н.К. Антонов, В.И. Рассадин и другие), наиболее мощное влияние какого-то неустановленного восточно-монгольского языка на якутский произошло в пределах ХIII – ХIV (даже до ХVI) вв. Об этом свидетельствуют характерные особенности средневекового монгольского языка, хорошо сохранившиеся в монгольских заимствованиях якутского. В якутском языке около 20 % слов монгольского происхождения. Эти слова связаны с материальной, духовной жизнью, женскими и мужскими обозначениями, а также с юридическими терминами. Например, такие слова: «тёгюрюк – круглый», «одьулун – второстепенная жена», «тумэн – объединение» и т. д. Ряд слов, хотя и произносится и пишется одинаково, имеет разное значение: «алтан» – по-монгольски золото; по-якутски – медь, но на старинном якутском, как подчеркивает Г.В. Ксенофонтов, «алтан», «алтын» – тоже золото. Ученые считают, что это основное соприкосновение произошло в Верхней (в курыканское время) и Средней Лене с уже освоившими край монголоязычными племенами, с которыми якуты могли сосуществовать в условиях двуязычия длительное время.

   В якутском фольклоре имеется божество по имени Чынгыс Хаан. По мнению доктора исторических наук А.И. Гоголева, в начале формирования народа саха какую-то часть составляли монголоязычные племена, подчинявшиеся тюркам. Но их было значительно меньше. Понятие Чынгыс Хаан – это древнее верховное божество, определяющее судьбы людей. Поклонение Чынгыс Хаану было распространено среди тюрко-монгольских народов. Совпадение с именем великого завоевателя Чингисхана не более чем случайность. Имя Чингисхан по-монгольски означает «великий хан». На этот титул вождь монгольского племени Темучин возведен в 1206 г. в куралтае всех вождей монголов. История Чингисхана очень хорошо описана в работе «Сказание о Чингисхане» монгольского ученого и писателя Сайшияла, написанного по достоверным, объективным историческим материалам, хранящимся в архивах Китая и Монголии. На русский язык переведен бурятским писателем, переводчиком, литературоведом Норполом Очировым в 2006 г.

   Старший сын Чингисхана Джучи был объявлен командующим войсками правой руки и отправлен в 1207 г. на север завоевывать лесные народы Сибири, которые населяли северо-западный край Монголии. Они занимали обширное пространство от озера Кусэгур до озера Байкал, покрытое лесами. Там было много племен и аймаков монголоязычного и тюркоязычного происхождения. Джучи успешно справился с поручением отца, завоевав лесные народы. Среди многих завоеванных народов перечислены народ хоро, хори-туметы, туматы. Предки народа саха в работе Сайшияла не упоминаются.

   В якутском фольклоре рассказывается о Омогой Бае и Эллэй Ботуре, убежавших на Лену, спасаясь от войны.

   Эллэй, очевидно, является олицетворением тюркоязычных кыпчакских предков якутов из Южной Сибири.

   По мнению лингвистов, потомки Омогоя, верхоянские якуты-скотоводы и весь север бывшего Якутского округа (Намский, Дюпсюно-Борогонский и Баягантайский улусы) определенно «акают» в разговоре. Считается, что акающий диалект образовался на базе объякученных монголов. А население южной половины Якутии «окает». Этот говор, как полагает большинство филологов, образовался на базе тюркского языка, возможно, под воздействием окружающей их тунгусоязычной среды.

Современные версии происхождения народа саха

   В последнее время появляются отличные от классических теорий происхождения народа саха новые гипотезы. Их выдвигают непрофессиональные историки, опираясь на современные материалы европейских, русских исследователей Арктики, опубликованные в Интернете, и на свое оригинальное мышление. Рассмотрим смелую гипотезу В.Е. Чемезова – главного специалиста Якутского филиала ФБУ «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых». Его версия основана на тщательном изучении карты Меркатора, составленной в 1595 г., и сопоставлением истории викингов с фольклором народа саха. По его мнению, Эллэй прибыл в долину Туймаады в числе первых европейцев, посетивших территорию Якутии. Основываясь на исторические сведения о заплыве короля викингов Харальда Сурового в середине ХI в. далеко на север – Северный Ледовитый океан и поход норвежцев в середине ХIV в. по северным морям в поисках пропавших жителей Гренландии, он выдвинул версию, что Эллэй является викингом, приплывшим с низовьев Лены на долину Туймаада. Вторая версия – якутская корова была привезена викингами по Северному Ледовитому океану.

   Наиболее известен как автор картографической проекции, носящей его имя. Меркатор впервые применил эту равноугольную цилиндрическую проекцию при составлении навигационной карты мира на 18 листах (1569 г.). Проекция Меркатора отличается тем, что на картах не искажаются углы и формы, а расстояния сохраняются только на экваторе. В настоящее время она применяется для составления морских навигационных и аэронавигационных карт. Хотя в результате современных историко-картографических исследований установлено, что такая проекция использовалась еще в 1511 г., широкое применение она получила лишь благодаря Меркатору.

   В журнале «Наука и техника в Якутии» № 2 за 2011 г. опубликована статья В.Е. Чемезова «Новое прочтение карты Меркатора». Приводим некоторые сделанные им выводы.

   «…1. Карта Меркатора составлена исследователями, прибывшими по морю, т. е. по Северному Ледовитому океану. На это указывает тот факт, что на ней отражены только нижние течения многих рек, впадающих в арктические моря (примерно до 69 северной широты).

   2. Несмотря на то, что в ХVI в геодезические инструменты и методика картографирования были весьма несовершенными, на карте достаточно точно отображены как положение береговой линии Северного Ледовитого океана, так и расположение русел рек и горных хребтов. Имеющиеся неточности, очевидно, вызваны тем, что средневековые исследователи посещали не все географические объекты, находящиеся вдоль побережья океана, а избирательно.

   Представляется, что моряки не входили в устья рек, протекавших в тундровой местности. На территории Якутии, например, не отображены реки Яна и Индигирка, низовья которых расположены в сильно заболоченной и заозеренной тундре. Если же мореходы и входили в такие реки, то ограничивались исследованием их низовий (р. Нижняя Таймыра на полуострове Таймыр, р. Хатанга с составляющими ее речками Хета и Котуй).

   Река Лена, в приустьевой части которой имеются горные хребты, прорисована на карте почти до устья р. Алдан. С высокой точностью нанесены на карте Меркатора, до самых верховьев, река Колыма, ее левый приток – р. Ясачная и крупные правые притоки – Малый Анюй и Омолон с притоком Олой.

   Из горных образований, существующих на территории Якутии, на карте Меркатора изображены горные сооружения Верхоянской цепи на всем протяжении, хребты Сунтар-Хаята, Селенняхский и Момский, а также горные хребты, окаймляющие бассейн р. Колымы с востока. Общая конфигурация перечисленных горных сооружений практически совпадает с их изображениями на современных картах.

   Можно предположить, что основной целью средневековых мореходов вдоль северного побережья Евразии было не только картирование местности, сколько поиск населенных пунктов или мест, пригодных для проживания. Это подтверждается тем, что они исследовали подробно возвышенные местности, где вероятность существования или возведения поселений, а также лугов, пригодных для пастбища, намного выше, чем в тундровых низменностях.

   3. Евроазиатское побережье Северного Ледовитого океана намного лучше было изучено средневековыми картографами, чем побережье Северной Америки. На северном побережье России на карте Меркатора изображены реки, расположенные в 200–1300 км друг от друга, в зависимости от условий местности, в то время как в Северной Америке на карту нанесены только Гудзонов залив, река Маккензи с притоком, выходящим из озера (Большое Медвежье?), видимо, река Юкон. Это указывает на то, что средневековые морские исследователи продвигались вдоль северного побережья континентов с запада на восток.

   4. Примечательным элементом карты Меркатора является изображенный на ней Берингов пролив, разъединяющий Азию и Северную Америку. Этот пролив официально считается открытым капитан-командором Витусом Берингом в 1728 г. и назван в честь своего первооткрывателя. Судя по дате составления карты Меркатора, Берингов пролив был открыт повторно после обнаружения его средневековыми мореходами, т. е. через 133 г. после публикации карты Меркатора.

   Непонятно, почему до сих пор мировой науке и широкой общественности ничего не известно об этих арктических исследованиях, совершенных в первой половине средних веков. В научно-популярной литературе имеются сведения об открытии викингами Исландии, Гренландии и Северной Америки, но почти ничего не говорится о посещениях ими северного побережья Евразии. Хотя, как мы видим из карты Меркатора, больше должно было быть морских походов по Северному Ледовитому океану из Европы (в том числе из стран Скандинавии) на восток, чем на запад – к Североамериканскому континенту.

   Более тщательный осмотр электронной версии карты Меркатора привел к не менее неожиданным результатам. Оказалось, что на территории северо-восточной, в частности, нынешней Якутии, имелось в то время много населенных пунктов. Только в бассейне р. Колымы можно отметить шесть поселений. Рядом с каждым изображением населенного пункта написано его название, но, к сожалению, не всегда хорошо читаемое. Например, Centro rerup (?) – на правом берегу р. Колымы в устье р. Малый Анюй; Teityn – на левом берегу р. Колымы, напротив устья р. Омолон; Teter obl (?) – на правом берегу р. Омолон, выше устья р. Олой; Carcerat (?) – на левом берегу Колымы, между устьями рек Омолона и Ясачной; Monqul Mary (?) – на правом берегу р. Колымы, выше устья р. Ясачная; Yhirz (?) – название изображения крепостного вида сооружения в верховьях р. Колымы. В долине р. Лены имеются изображения четырех населенных пунктов, расположенных на значительном расстоянии друг от друга. Что это были за поселения, кто в них жил, чем занимались и как повлияли обитатели этих поселений на коренных жителей территории нынешней Якутии – это, очевидно, вопросы, на которые обстоятельный ответ дадут будущие поколения археологов, историков и этнографов.

   Сегодня пролить свет на эти вопросы помогут сведения, содержащиеся в книге «Викинги» Дж. Клементса, а также в якутских сказках, эвенкийском и юкагирском фольклорах.

   В книге Дж. Клементса представлена информация, якобы изложенная в письме Герарда Меркатора, о том, что в 1354 г. королем Швеции и Норвегии Магнусом Эриксоном в арктические моря была направлена крупная морская экспедиция норвежцев. Цель экспедиции в книге предполагается – поиски пропавших жителей Западного поселения в Гренландии. Король выделил для экспедиции свой кнорр (большое грузовое судно) и воинов из личной охраны, что говорило об особой важности организованного предприятия. Далее Дж. Клеменс пишет, что из экспедиции вернулись на родину через десять лет лишь восемь человек. Возможно, что по материалам именно этой экспедиции была составлена карта Арктики, копией которой, сделанной через два с лишним века, является карта Меркатора. В этом случае можно предположить, что экспедиция совершила кругосветное плавание по арктическим морям с картированием посещаемых земель.

   Возможно, члены этой экспедиции являлись жителями поселений, изображенных на карте Меркатора на территории нынешней Якутии? Чем же занимались здесь европейцы? Какие задачи были поставлены перед ними королем Магнусом? Может быть, это событие каким-то образом отразилось в фольклоре коренных жителей Якутии?»

   Оригинальная версия В.Е. Чемезова о норманнском происхождении прародителя саха Эллэя получает отклик в генетических исследованиях. Доктор биологических наук, заведующий лабораторией генетических исследований Якутского национального медицинского центра С.А. Федорова в результате своих исследований установила, что в представителях саха отсутствует «линия Чингисхана», характерная монголам. Всемирно известный профессор В.В. Фефелова на основании своих исследований, проведенных в 1970 гг. в Якутии, установила, что в крови у 29,1 % якутов обнаружила антиген HLA-A1, присущий только европеоидным популяциям. Антиген у якутов часто встречается с другим антигеном HLA-B17. Они вместе прослеживаются в крови у двух народов – саха и индийцев-хинди. Первоначально она предположила, что это результат смешения саха с представителями русских, украинцев у других славянских народов. Однако этот антиген у всех славянских народов, англичан, французов, немцев и других находится в смешении с антигеном HLA-B8, а его у саха нет.

   Во-вторых, для чтения карты Меркатора необходимо быть хорошим картографом, геологом, моряком, летчиком, словом, необходимо иметь навыки работы с картой, что полностью отсутствует у профессиональных историков. Этим объясняется отсутствие интереса у историков.

   В-третьих, широко известны результаты морских дальних походов викингов в средние века. Так, Эйрик Рыжий (Эрих) в 982 г. открыл Гренландию. За 500 лет до Колумба викинги открыли Америку и обосновали свои поселения в Северной Америке. В 970 г. викинг Отар совершил плавание в северо-восточном направлении до таинственной страны Биармия. Известны периоды глобального потепления климата и оттаивания льдов Северного Ледовитого океана в средние века, что делало возможным плавание по северному побережью Евроазии. Вполне допустимо, что викинги могли доплыть до Лены, даже до Берингова пролива. Все новое – это хорошо забытое старое.

   Подытоживая основные версии происхождения народа саха, современная наука наиболее вероятным считает автохтонную (по-гречески – местный, коренной, возникший на месте современного местонахождения) версию этногенеза саха. Скотоводы кулун-атахской культуры, появившиеся в VIII–IX вв. на территории Средней Лены, были предками народа саха, с которыми поэтапно в разное время ассимилировались (латинское – слияние одного народа или его части с другим путем усвоения его языка, культуры и утраты своего языка) представители разных этносов.

Галерея исследователей этногенеза саха

«Колумб Северо-Восточного Света» Н.К. Витсен

   Происхождение саха исследователями изучалось на протяжении более 300 лет. В ХVII – ХVIII вв. проблемой саха занимались иностранные исследователи, в ХIХ в. – русские ученые и политссыльные, в ХХ в. – советские ученые-историки, лингвисты. За это время было ими высказано много различных гипотез. Наиболее известными являются версии о центральноазиатском, прибайкальском, минусинском происхождении народа саха. Большинство исследователей выдвигали гипотезу о переселении саха на Лену с юга. Первым эту версию выдвинул голландец Н.К. Витсен в конце ХVII в.

   Голландский географ, этнограф Витсен Николас Корнелиус в 1664 г. в составе свиты голландского посланника посетил Москву, где начал собирать сведения о России, Сибири. В сборе материалов о Сибири ему оказали помощь думный дьяк

   А.А. Виниус, воеводы И.И. Салтыков, П.Т. Головин и другие. В Голландии Витсен, продолжая занятия, получал письма из Сибири, Персии, Грузии, Турции, Индии. Результатом 30-летних трудов явилось его сочинение «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии» – «Noord en List Tartaye», изданное в Амстердаме (1692) на голландском языке. Тартар – по-греч. Tartaros. Согласно древнегреческой мифологии, Тартария – подземное царство мертвых, преисподняя, ад. В работе содержатся уникальные географические, этнографические, естественно-научные сведения о Сибири, Монголии, Калмыкии, Туркестане, Кавказе, Персии, Корее, Японии, Тангутии. Весной 2011 г. дама из Амстердама Сесилия Оде подарила трехтомную книгу Витсена профессору, заведующему кафедрой искусствоведения Арктического государственного института искусств и культуры Ю.И. Шейкину. А он уникальное издание подарил библиотеке института.

   В 2010 г. трехтомник Н.Витсена в переводе с голландского В.Г. Трисмана, под редакцией и научным руководством Н.П. Копанева, Б. Наардина издана в издательстве «Pegasus» в г. Амстердаме. Даже по современным меркам это очень солидный научный труд. Первый том содержит 621 страницу, с картой и с рисунками. Второй том – 1225 страниц, третий том – 579 страниц. В трехтомнике Н. Витсен, сам никогда не побывавший в описываемых странах, используя рассказы, сведения и некие письменные источники, очень подробно и добросовестно рассказывает о жителях далекой Тартарии, об их нравах, обычаях. Приводит примеры 26 языков разных народов, содержащие около 100 слов. В основном это самые обычные слова, например, названия рук, ног человека, цифры и т. д. Кроме того, приводит в качестве примера на языке оригинала молитву.

   Можем предположить, что, приступая к написанию своей Тартарии, он брал пример с античного мудреца, «отца истории» – Геродота, написавшего в V в. до н. э. свою знаменитую «Историю». Так же, как и Геродот, Н. Витсен пишет: «как мне рассказывали» или «по рассказу…»

   Н. Витсен, человек замечательной биографии, родился в 1641 г. в Амстердаме в семье богатого голландца. Ему пришлось прожить в бурное время в Европе. Родился в годы Нидерландской революции, во времена английской революции и казни короля Карла I, создания Английской республики, I и II Англо-Голландской торговых войн, реставрации династии Стюартов в Англии и т. д.

   ХVII в. оказался золотым веком Нидерландской республики (Соединенных провинций). Добившись независимости от Испании, Нидерланды (Голландия) превратились в ведущую торговую державу мира, республика играла ведущую роль в политике и торговле, как сегодня США. Амстердам стал одним из самых больших и преуспевающих городов Европы. Голландские инженеры лидировали во всех областях техники. Сельское хозяйство превратилось в самое продуктивное в Европе. Голландцы основали самую большую в мире колониальную империю в Азии, Южной Африке и в Новом свете (Америка). Богатое голландское купечество покровительствовало искусству, наукам и техническим изобретениям. Словом, это было время знаменитых художников Рембранта, Рубенса, Ван-Дейка, ученых Гроция, Спинозы и многих других. Отец его, будучи дипломатом, не раз брал его с собой. Так, в 14 лет он имел возможность не только играть с детьми О. Кромвеля, но и говорить с ним самим. В 15 лет путешествовал по Европе, в 25 лет его включили в состав посольства Голландии и отправили в далекую Московию. Через пять лет он вновь посетил Москву в составе дипломатической миссии. С 1682 по 1705 гг. его восемь раз избирали бургомистром г. Амстердама. В 1687 г. он составил карту Тартарии. В 1691 г. Витсен представил Британскому королевскому обществу настенную карту «Северной и Восточной части Европы и Азии, завершенную в общих чертах четыре года назад». Карта охватывала всю территорию Евразии, которую тогда называли Тартарией – землей кочевых народов. В карте правильно указаны и нарисованы река Лена с притоками Алдан, Амга, Вилюй. Реки Оленек, Яна, Индигирка, Колыма и другие мелкие реки Якутии. Большой интерес вызвало изображение Сибири, которое было для европейцев terra inkognita (по-латински – неизвестная земля). В 1692 г. Витсен выпустил «Северную и Восточную Тартарию» объемом 660 страниц, которая прилагалась к карте. Переработав, в 1705 г. издал его в двух томах. Витсен посвятил свою карту своему другу Петру Великому, который всячески поощрял научные изыскания своего амстердамского друга. Его книга вызвала большой интерес в Европе. Даже в наше время некоторые европейцы о России и Москве имеют смутное представление. Во времена Витсена их знания ограничивались сведениями античных авторов, которые писали о гиперборейцах как о людях с собачьей головой, одной ногой, одной рукой, словом, как о человекообразных чудовищах. Гипербореи (греч.) – жители крайнего севера, буквально живущие дальше Борея. Борей (греч.) – бог северного ветра. Описывая север, они правильно указывали, что это страна вечных льдов, вечной зимы, где зимой небо горит огнем и летом солнце сияет круглосуточно.

   В аннотации книги подчеркивается, что Витсен был непревзойденным знатоком Евразии. Он не только изучил все доступные источники информации, но и собрал огромное количество сведений. Благодаря своему положению в политике и коммерции, он мог получать интересующие его данные.

   Конец ознакомительного фрагмента.


Понравился отрывок?