Леди Вольфрам

Первая книга трилогии "Первородные".Их разделяют взгляды на жизнь, социальное положение, характеры и … столетия. Она будет искать способ вырваться из мира, куда её забросило время, а он пытаться забыть жизнь, которой жил раньше. Ведь теперь, когда во времени появилась Трещина, им придётся, несмотря ни на что, научиться понимать друг друга. От этого будет зависеть их жизнь и судьба времени, в котором они оказались.
Издательство:
SelfPub
ISBN:
978-5-5321-1336-7
Год издания:
2018
Содержание:

Леди Вольфрам

   Часть 1: Странница из будущего


   Глава 1. ШКОЛА МАГИИ «РЕЗЕНФОРД»

   14 марта 1993 год

   Рада сидела в кабинете директора, потупив взгляд. Девушка молча слушала нотации декана, слёзные речи матери пострадавшей первокурсницы, и всё время думала: что делать дальше?

   Уже не спасало ни её родство с основательницей одного из школьных факультетов, ни постоянные обещание, что она исправится. На этот раз всё было серьёзнее.

   Рада злилась на себя, что так глупо повелась на уговоры Ксюши – дочери замдиректора, что не подумала, сглупила… и теперь будет расплачиваться за это.

   Всё случилось вчера вечером. Была такая же солнечная, как и сейчас погода, студенты Резенфорда наслаждались законными выходными, а она… Её чёрт понёс в одну из заброшенных пещер за городом.

   Ксюша, стараясь во всём ей подражать. Девочке тоже хотелось попасть в какое-то опасное, но очень увлекательно приключение. У Рады всегда с этим не было проблем. Но вот той не повезло. В одной из пещер оказалось небольшое подземное озеро с мутной водой. Вот туда и полетела, доставшая её своими расспросами, Ксюша.

   – Ты мне надоела. Уходи. – бросила Рада.

   Но стоило ей пройти несколько метров, как она услышала истошный вопль. А когда подбежала было уже поздно. Кто же знал, что в этом маленьком неприметном озере водятся пираньи?! Рада успела магией вытащить девочку, но большая часть её тела была уже изуродована. Осталось относительно целым только лицо.

   Раны полностью залечить в лазарете не смогли, отправили на консультацию сначала в городскую больницу, потом в Зарганс –столицу герцогства Фероманск.

   Рада уже почти не слушала обвинения в свой адрес. Незадачливую искательницу приключений ожидало явно нерадостное будущее. Рада это понимала. Кроме того, ей припомнили срывы уроков, прогулы, ещё какие-то проступки.

   Девушке было впервые за себя стыдно. Но и гнев подбирался всё выше к горлу – если бы она не поддалась на уговоры, а пошла сама, ничего бы не случилось. Теперь виновнице трагедии, в лучшем случае, грозило отчисление, в худшем – тюрьма. Можно было уже ставит крест на мечтах стать известной певицей. И вообще, какое клеймо на роду…

   – Нужно что-то решать. – сдвинул брови мистер Винтроп, директор элитной школы магии «Резенфорд». – Что будем делать? – мужчина обвёл всех присутствующих преподавателей взглядом.

   – Делайте что хотите. Здоровье моей дочери уже не вернёшь! – гневно сверля взглядом Раду, произнесла высокая темноволосая женщина.

   – А вы, госпожа Моулд? – обратился он к декану Вольфрама. – Это ваша студентка. Что мы будем делать дальше?

   Профессор Тара Моулд, маленькая курносая брюнетка средних лет, посмотрела на застывшую в ожидании приговора Раду, а потом на свою подругу, которая и была матерью той пострадавшей девочки. Она видела по глазам той, какое наказание заслуживает студентка.

   – Я знаю Раду почти шесть лет. Когда она пришла в школу то была послушной девочкой! Это родство с основательницей факультета её испортило. Она посчитала, что теперь ей всё дозволено. – женщина отвернулась от Рады, и посмотрела теперь на директора. – Это моя вина. Я, как декан должна была не допустить этого. – а потом перевела взгляд на мертвенно бледную Лидию, у которой краска ушла с лица, когда она увидела изуродованную дочь. – Надеюсь всё обойдётся. Ксения поправится…

   – Она в коме. И может оттуда не выйти. – из губ исхудавшей за два дня женщины, вырвался вздох.

   – Она обязательно поправится! А Раду лучше просто отчислить. Не нужна школе дурная слава! Лечение будет оплачено с наследства мисс Вольфрам.

   Сидящая на диване девушка тихо охнула. Эти деньги были ей и самой нужны, она мечтала съехать от тётки, отправится на поиски пропавшей матери…

   – Я тоже такого мнения! – кивнул директор. – Теперь только слово за вами Лидия. – обратился он к своему заместителю.

   – Пускай она скажет, хоть что-то в своё оправдание! – глаза женщины нехорошо блеснули.

   Все повернулись к сидящей на диване девушке с длинными каштановыми волосами и зелёно-голубыми глазами. Рада поняла, что ей нужно что-то отвечать, и от этого ответа зависит окончательный вердикт директора.

   – Я не стану себя оправдывать! Я искренье сожалею в том, что произошло! И знаю, что вы меня никогда не простите за это! Единственное, что я могу сказать, это то, что я не знала, что в том озере водятся пираньи. Я виновата в том, что вообще сама пошла в ту пещеру и допустила такое! – Рада чувствовала, что в данный момент стоит честно покаяться. Она это делала без усилий, так как понимала, что от этого будет зависеть её жизнь.

   – Значит решено! С этой минуты ты больше не учишься в «Резенфорде»! – бесстрастно вынес вердикт пожилой директор. – Иди, собирай вещи!

   Рада кивнула и встала с дивана. В этот момент мир будто перевернулся перед ней. Пошатнувшись, она облизала пересохшие губы и боясь отказа попросила.

   – Можно я схожу, попрощаюсь в конюшню с Николет?

   – Только быстро! Дирижабль на Землю отбывает через три часа! – сказал ей директор.

   Рада снова кивнула и поплелась следом за деканом в общежитие факультета. Следующие десять минут прошли в молчании.

   За последние пять лет общежитие Вольфрама разрослось на несколько новых двухэтажных коттеджей. Теперь их было уже десять, стоящих друг напротив друга.

   Рада тихо вздохнула, мазнув взглядом по небольшому рву, который находился сразу за стеной общежития. Интересно, этим они собирались кого-то удержать? И зачем в обнесенной большой стеной территорией школы, нужно было ещё огораживать каждое общежитие?

   Но это больше её не должно интересовать…

   Пройдя через железные ворота, девушка, невольно убавила шаг. Недалеко от дома, где она жила, стояла всем знакомая статуя основательницы факультета Катаны Солонгтон Вольфрам. Облаченная в длинное платье, со сложной причёской, в одной руке она держала уменьшенную копию «Резенфорд», а именно здание школы, а в другой свиток.

   Смешанные чувства… её пропавшую мать звали также. Только с одной разницей, та жила в семнадцатом веке, и вышла замуж за представителя фамилии Вольфрам, а другая является её потомком.

   «Куда же ты пропала, мама? Я не верю, что ты меня бросила в лесу…»

   Это была всегда её больная тема.

   – Мисс Вольфрам, у вас на всё три часа! Дальше сами, у меня много дел! – сказав это, Тара Моулд удалилась.

   Отведя взгляд от статуи, Рада кивнула и поспешила зайти в дом. На деревянной двери с местами облезлой краской красовалась совсем новенькая цифра «7».

   «Даже не верится… – девушка тяжело вздохнула, переступая порог. – Я возвращаюсь к тёте. Меня выгнали».

   Гостиная, не смотря на выходной день почти пустовала. Скользнув взглядом по камину, возле которого на диване она часто сидела зимними вечерами, Рада словила взгляд однокурсницы и отвернулась. Случившаяся трагедия сделала её почти изгоем в этой школе.

   За одним из столов сидело двое пятикурсников, занимаясь домашними заданиями. Они даже не подняли голову, когда хлопнула дверь.

   Гостиная была небольшая, но уютная. С зелёными занавесками, светлыми обоями, на которых висело множество рамок с фотографиями обитателей. Подойдя к одной из них, Рада нахмурилась – её решили полностью вычеркнуть из памяти. Фотографии там, где была запечатлена она отсутствовали.

   Не обладая как таковым терпением, девушка уже мысленно обещала устроить бывшим соседям по дому на прощание что-то ужасное. Ей всё равно уже нечего терять.

   В плохом настроении подымаясь на второй этаж, туда где находились жилые комнаты, Рада увидела спускающегося её приятеля Руслана.

   – Привет. – она ещё надеялась, что хоть друзья от неё не отвернуться. Но оказалось наоборот.

   Светловолосый юноша с серыми водянистыми глазами с неким отвращением посмотрел на неё и, не останавливаясь, бросил:

   – После того, что ты сделала, ты мне больше не подруга!

   Рада вспыхнула от такого ответа, в ней проснулась гордячка.

   – Как заговорил! С тобой до меня никто не хотел дружить! Ты же ничтожество! Отброс общества! – крикнула она ему.

   Руслан резко повернулся и выхватил волшебную палочку.

   – Ты пожалеешь о том, что сказала!

   У Рады брови моментально взлетели вверх. Она не стала поворачиваться и, приняв равнодушный вид, пошла к двери, что вела к коридору со спальнями девушек.

   – Ты бежишь, Вольфрам? Даже родство с основательницей тебе не помогло! Ликурембо! – выкрикнул вслед парень, и заклинание ударило девушку в спину.

   Рада упала на пол, ударившись лбом, но сразу встала. Тяжело дыша, она зло посмотрела на своего обидчика и вскинула руку.

   – Эскадро! Ликурембо!

   Волшебная палочка вылетела из рук Руслана. К сожалению, или к счастью для Рады, то же самое он не смог бы сделать, так как заклинание действовало только на магические артефакты, а у Рады их не было.

   На крики сбежались другие обитатели дома №7. Среди них были и лучшие подруги Рады – Рита Саривел и Виолетта Светлик. Они подбежали к подруге увели её из гостиной, пока ещё чего-то не произошло.

   Оказавшись в своей спальне Рада села на кровать, потирая ушибленный лоб. Ей хотелось заплакать, но гордость не позволяла.

   – Что тебе сказал директор? – взволновано спросила темноволосая Виолетта.

   – Меня отчислили!

   – Что ты будешь делать дальше? – поинтересовалась вторая подруга – блондинка Рита.

   – Вернусь к тетке в посёлок, а дальше придумаю! – поднялась с кровати Рада и достала большой чемодан на колёсиках.

   Положив его на кровать, девушка открыла шкаф и стала складывать туда всю свою одежду. Форма ей была не нужна, и она её сложила под подушку. В одну из кофточек Рада завернула хрустальный шар, через который можно было общаться с Землей. По телефону разговаривать между двумя планетами было невозможно. Другая планета как-никак!

   За тем в чемодан отправилась толстая книга в зеленой обложке с родовым гербом с изображением волка. Это была волшебная книга, передающаяся в их семье по наследству под странным названием «Ала ин Рал». Первое слово означало «крылья», а второе «сила». И это было не случайно: девушка была наполовину сиреной. Раде от Дара Сирен достался прекрасный голос.

   Девушка, проверив, всё ли она собрала, застегнула чемодан и посмотрела на часы. До отбытия дирижабля оставалось чуть меньше двух часов. Девушка ещё хотела сходить попрощаться с Николет, но снова возвращаться в общежитие ей не хотелось. Опустив чемодан на пол, Рада посмотрела на подруг.

   – Вы со мной сходите в конюшню? Я потом сразу хочу пойти в аэропорт!

   Подруги кивнули. Улыбнувшись, Рада в последний раз посмотрела на свою комнату и, открыв дверь, вышла в коридор. В гостиной не было уже никого. Тихо, чтобы не наделать лишнего шума Рада, Рита и Виолетта спустились по лестнице.

   На улице общежития в это время суток было много студентов. Раде не хотелось кому-то показываться лишний раз на глаза. Попросив подруг, чтобы они подождали её за пределами общежития, девушка подошла к лестнице. Там была тайная дверь. Оглянувшись, чтобы её никто не заметил, Рада, вошла в маленькую комнатку под лестницей, которую обустроила сама же. На полу под небольшим ковриком была крышка люка.

   – Сирена! – прошептала Рада пароль, и появилось железное кольцо. Она потянула за него и открыла люк.

   Никто из преподавателей не знал об этом тайном ходе, потому что Рада его с подругами сама сделала, чтобы тайком от всех покидать общежитие.

   Не подумайте только, что девушка совсем наплевательски относилась к школьным правилам, просто ей иногда хотелось прогуляться, например, на берегу океана ночью под звездами. А звёзды здесь были очень яркие и луна в два раза больше, чем на Земле.

   Хотя, нет, Рада действительно наплевательски относилась к преподавателям.

   Спустившись под землю Рада оказалась в длинном коридоре. Стены здесь были ровно вытесаны, потому что это всё делалось с помощью магии.

   – Ворлд-инклуб! – щелкнула пальцами девушка и на кончиках её пальцев загорелись огоньки, которые осветили коридор.

   Зная, что времени осталось совсем мало, Рада поспешила выбраться на поверхность. Выход из туннеля находился в десяти метрах от замка. Став на траву Рада присела, чтобы снова завалить крышку люка мхом. Незнающий пароль не сможет пройти по этому тайному ходу.

   Как она и просила, Рита и Виолетта ждали её возле входа в замок. Забрав свой чемодан Рада, пошла в конюшню. Она находилась сразу возле замка. Открыв дверь, Рада улыбнулась. Её любимая лошадь была здесь. Поставив чемодан в сторонку, девушка подошла к ней. Николет радостно заржала, когда Рада погладила её по гриве.

   – Мы с тобой не скоро увидимся! – ласково произнесла она, выводя лошадь из конюшни.

   Рядом находился небольшой ипподром со множеством препятствий. Верховую езду в Резенфорде преподавали только на шестом и седьмом курсе, а вот искусство боя, что началось с пятого курса, Рада тихо ненавидела. Это было связано с преподавателем, что вёл этот обязательный предмет. Девушка с его уроков выходила покрытая синяками и даже порезами. Вот за кем она скучать не будет. Пускай мистер Вестлей ищет себе новый объект для пыток.

   Ведя лошадку под узды, Рада вышла на ипподром. Там она, ловко вставив ногу в стремена, взлетела в седло. На ипподроме было несколько смотрителей, на случай, если кому-то будет нужна помощь.

   Дёрнув за поводья, девушка поскакала галопом по круговой дорожке. Объехав круг Рада пустила Николет рысью и наклонилась вперед. Вытерев тыльной стороной ладони нахлынувшие неожиданно слёзы, девушка прошептала.

   – Я когда-нибудь, вернусь сюда и снова мы будем вместе! Ты единственная, не считая конечно Риты и Виолы, меня понимаешь! Я буду за тобой скучать!

   Лошадь как будто почувствовала грусть наездницы, шла, опустив голову. До отправления дирижабля на Землю оставалось сорок минут.

   Вернув лошадь в конюшню, Рада забрала свой чемодан, и пошла с подругами в сторону аэропорта.

   Дорога заняла ещё двадцать минут. Аэропорт находился в черте города. Там стояло несколько огромных ангаров для межпланетных дирижаблей. Аэропорт для самолетов располагался за городом. Рада не стала заходит в зал ожидания, и сразу отправилась к касам.

   – Один билет на Землю! – сказала она женщине в окошке.

   Получив свой билет Рада, повернулась к подругам.

   – Звоните, когда сможете! Я обязательно приеду на ваш выпускной! – здесь девушка замолкла. – Даже не верится, что у меня, его не будет! Рита! – обратилась она к светловолосой подруге с синими глазами. – Надеюсь, ты, как и мечтала, найдешь себе олигарха, и будешь жить в шикарном особняке!

   Рита мечтательно улыбнулась.

   – У тебя всё тоже будет хорошо!

   – Конечно! – повернулась Рада к Виолетте. – Виола, когда откопаешь какую-то древнюю цивилизацию, позовешь меня на неё посмотреть!

   – Для этого нужно ещё поступить в археологический университет! Но я буду как Генрих Шлиман, искать и может когда-то, откопаю свою Трою! – воскликнула Виола.

   Обе девушки подошли к Раде и обняли её.

   – И ты тоже звони иногда нам!

   Рада кивнула. К этому времени дирижабль успели уже вывезти из ангара. Попрощавшись, Рада, взяла свой чемодан. Впереди у неё была новая жизнь, без волшебной школы и строгих преподавателей. Девушка была не особенно рада возвращению домой. Там её никто не ждал.

   Когда ей было одиннадцать лет её забрала из интерната тётка с мужем. Свою родную мать Рада не знала. Ей в интернате говорили, что она попала к ним, когда ей ещё не исполнилось и года. Было обидно, что тебя бросили младенцем в лесу.

   Перед тем, как дирижабль взлетел, к ней подсело ещё несколько пасажиров. Рада улыбнулась, в первый раз, когда она здесь оказалась, то подумала, что попала в поезд. Дирижабль состоял из обычных купе по шесть сидячих мест в каждой, кафе и любимого всеми диванчика в носу дирижабля. Из окна-иллюминатора за ним открывался восхитительный вид на космос.

   Почти всё время полёта Рада смотрела в окно, не покидая своего купе. Пейзаж за ним никогда не был однообразным.

   Как странно это было: садишься на дирижабль на Аладее и уже через четыре часа приземляешься на Земле.

   На душе у Рады скребли кошки. Через несколько дней ей, кажется, придётся праздновать своё восемнадцатилетние не в обществе весёлых друзей, а противных родственников. Девушка только об этом и думала, когда увидела за окном Землю.

   * * *

   Ступив на землю, девушка огляделась. С прошлого раза здесь ничего не изменилось. Всё то же здание аэропорта с массивными колонами, подпирающими свод, те же большие часы, что в данный момент отсчитывали шесть часов утра.

   Решив, что так рано нечего делать дома, она сдала свой чемодан в камеру хранения, и пошла гулять по земной станции. Проходя мимо витрины одного маленького кафетерия, девушка остановилась. Это было её любимое место, не считая «Резенфорда». Толкнув дверь, Рада зашла, подметив, что даже в такой ранний час здесь были посетители.

   Заказав себе чашечку кофе с булочкой, девушка села за крайний столик. Время неумолимо бежало вперёд, а ей так хотелось задержаться здесь подольше. Чтобы не возвращаться домой, не слушать снова нотации.

   Запустив руку в копну тёмных волос, Рада вспомнила, как почти шесть лет назад впервые побывала здесь. Эти воспоминания нахлынули на неё внезапно, что на какое-то время она будто выпала с реальности.

   Тогда тоже было утро, но только не такое раннее. Двенадцатилетняя девочка стояла перед обычной деревянной дверью с вывеской «Земная станция». Что было странно, эта дверь находилась на обычном вокзале, в малолюдном коридоре. Рада удивленно и недоверчиво покосилась на эту неизвестно откуда взявшуюся дверь. Она прекрасно помнила, что раньше её тут не было.

   Не веря до конца, Рада подождала пока тётка отворит дверь, и пропустит её. То, что представилось тогда ей было невероятным. Неужели в здании Лозовского вокзала может скрываться такое?

   – Это портал, настроенный на места проживания волшебников. – объяснила тогда тётя Мери. – Чтобы увидеть дверь нужно знать пароль, или следовать за тем, кто тебя проводит. Рада запомни это, дальше ты будешь ездить сама! Сопровождать тебя я не буду. Здесь только вход бесплатный.

   – А через такие порталы можно попасть в любое место? Ну, например, в Австралию! – можно сказать впервые за долгое время её глаза загорелись интересом.

   – Это вам должны рассказывать на первой лекции! – нахмурилась тётка.

   – Это такая обыденная вещь для тех, кто живёт в мире магии. Я должна знать сейчас! Я не хочу, чтобы с меня смеялись.

   – Это очень долго, Рада!

   – До отправки ещё полтора часа!

   В общем, она уговорила тётку рассказать ей немного истории. Это сейчас всё кажется таким обычным, а тогда её глаза были похожи на пять копеек при одном упоминании о земной станции.

   – Место, где мы сейчас находимся, называется Зал Переходов. Ты видишь, как много здесь дверей, и каждая из них отвечает за определенный город!

   – Ухты, Лондон! – воскликнула девочка, увидев одну из вывесок. – Это так просто, путешествовать!

   – Просто. Но дорого! Видишь на двери небольшое отверстие, вот туда и опускаешь специальный жетон.

   – На Аладее тоже так люди путешествуют?

   – Нет. Там в больших городах есть аэропорты для самолетов, и межпланетных дирижаблей. Надеюсь, ты не будешь у меня снова расспрашивать за Аладею? – косо посмотрела на племянницу женщина.

   – Я знаю, что это другая планета! Рассказывай дальше! Тут на вывесках какая-то странная закономерность. Только города Европы. А если я хочу в Америку?

   – При чём здесь Америка? Много сотен лет назад колдуны Британии, Франкского королевства и славянских земель покинули Землю, и через портал Колодец Семрад прибыли на Аладею. Это было где-то в 6 или 7 веке земной эры после рождества Христова. Естественно, что двери во внешний мир были только на территории этих стран.

   Рада прикусила губу, это было сказано так, как будто она должна это знать. Дальше девушка не захотела спрашивать. Уже на вступительной лекции ей рассказали ещё один занимательный факт о Земной станции. Оказывается, она появилась в начале двадцатого века, вместе с межпланетным коридором, который сокращает время полёта до четырёх часов.

   А до этого планеты существовали по отдельности. Аладея от всех скрыта мощным щитом что не только скрывает её от земных телескопов, но и отклоняет всё что приближается к ней достаточно близко. Потому мало кто знает, что четверная планета от Солнца это Аладея. И расстояние между Землёй и Марсом на самом деле намного больше.

   Воспоминания развеялись так же неожиданно, как и нахлынули на неё. Допив кофе, Рада вышла из кафе и направилась дальше гулять по станции. Заскочив в магазины, девушка купила себе несколько мелочей, что не сможет приобрести дома.

   Большие часы показывали теперь без пятнадцати восемь. Вздохнув, Рада забрала свой чемодан и отправилась в Зал Переходов, к двери с надписью: «Украина, город Лозовая». Переступив порог она оказалась в том же маленьком коридоре.

   Вокзал был не большой. Электричка только что ушла, и потому Раде пришлось идти за двести метров на рынок, возле которого находилась остановка маршруток и такси. Денег у девушки оставалось не много, и потому она села на первую маршрутку, идущую до поселка где жили её родственники.

   Спустя полчаса она уже шла по нужной улице. Дом тёти Мери был из красного кирпича с зелеными ставнями. Под окнами росло много цветов, а сам двор был хорошо выметен.

   Раде от одного взгляда на него стало противно. Всё вымыто, вычищено. Сразу видно – здесь живёт настоящая хозяйка. Тётка племянницу такой не считала. Вообще у них с самого начала были напряженные отношения. Единственная радость – это хоть на время учёба на Аладее.

   Увы, до восемнадцати лет девушка не могла покинуть этот дом насовсем. Да и идти ей было пока что некуда.

   Отворив серую железную калинку, Рада закатила чемодан во двор. Вокруг стояла тишина. Хозяев дома видно не было. Пройдя пять метров, девушка улыбнулась. Пепельного цвета пушистая кошка подбежала к ней и принялась тереться об её ноги.

   – Соня, тебя здесь ещё не замучили? – присела Рада, чтобы погладить свою любимицу.

   Прикусив губу, девушка всё же решилась зайти в дом. Самих хозяев она застала в гостиной. Михаил Алексеевич – муж тёти Мери – как раз натягивал холст на подрамник (он был отличным художником, хотя и работал на заводе охранником). А сама тётя вытирала в той же комнате пыль на шкафу.

   Как же было весело наблюдать удивленные лица родственников, когда они её заметили.

   – Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть в школе! – оторвалась от своего занятия Мария Федотовна.

   – Меня выгнали! – без особых объяснений ответила Рада и прошла через гостиную в свою комнату, дверей в которую, увы, не было.

   Михаил Алексеевич тяжело вздохнул, как будто этого и следовало ожидать. Рада повернулась к нему.

   – Вы ещё картины только тёте рисуете, или, наконец, решили продать?

   Мужчина отвлекся от натягивания холста, и посмотрел на наглое лицо девушки, но его лицо осталось спокойным.

   – А у тебя есть кто-то на примете?

   – Нет! Но я считаю, что ваш талант должает приносить деньги, а не их трату! – вскинула подбородок Рада.

   Михаил Алексеевич ничего не ответил. Он вернулся опять к своей работе. Рада тем временем положив чемодан на пол, в своей спальне, открыла его и оценивающе посмотрела на вещи.

   – Как выгнали? И что ты собираешься делать дальше? – незаметно зашла в спальню тётя Мери.

   – Не знаю! Потом придумаю! – развешивая вещи в шкаф, кинула Рада.

   – Когда потом? Скоро начнутся вступительные экзамены в ВУЗах! Если ты не учишься в «Резенфорде», значит, будешь учиться как все обычные люди!

   – Нет! – крикнула Рада, когда тетка вышла из комнаты и догнала она её уже в коридоре. – Дайте мне отдохнуть нормально! Я не собираюсь поступать в ваш медицинский. Я хочу петь!

   Мария Федотовна закатила глаза.

   – Кому в наше время нужны твои песенки? А эта профессия тебе пригодится! – сказала женщина и поспешила уйти на кухню.

   Сложив руки Рада вернулась в спальню.

   – Пригодится, конечно! – тихо, но зло прошептала девушка, сев на кровать.

   От этих разборок у неё разболелась голова. Вытащив из чемодана хрустальный шар, она приложила его к виску. На Аладее было уже поздно. Девушка жалела, что она находилась не там, а здесь. Если бы не происшествие с дочкой замдиректора, она была бы в «Резенфорде» вместе друзьями и может после его окончания, смогла сделать карьеру певицы.

   Но, увы, известие о случившемся в школе уже разлетелось по городу. Рада в сегодняшнем номере газеты уже читала статью о студентке, которая якобы специально толкнула девочку в озеро с пираньями. Но это была не правда, или не совсем правда. Рада ведь не знала, что в этом озере водились хищники. А теперь ни один продюсер не захочет с ней работать в ближайшее время.

   В животе заурчало. Поднявшись с кровати Рада, вздохнула и пошла в кухню, где тётя Мери заканчивала делать отбивные.

   – Извини! Ты права, а я опять сморозила глупость! Что у нас на обед? – поинтересовалась девушка, заглянув тёте через плечо.

   Та улыбнулась и открыла сковородку, на которой лежали две только что приготовленные отбивные.

   Рада облизнулась. Мария Федотовна положила ей эти две отбивные на тарелку, а также салат из капусты. Девушка принялась за еду. Тем временем тётя села напротив её.

   – Так почему тебя выгнали? – спокойным тоном поинтересовалась Мария Федотовна.

   – Это очень неприятная история! Из-за меня покалечилась первокурсница! – жуя, ответила Рада.

   – Что! – воскликнула Мери и резко встала. – И ты это так легко говоришь?

   – А что я должна плакать? Я её не звала с собой! Она сама привязалась! – чувствуя, что назревает конфликт, Рада придала лицу равнодушный вид и продолжила есть.

   Мария Федотовна ей ещё что-то говорила, но она уже не слушала её. Уж очень не хотелось ляпнуть в адрес противной тётушки ещё какую-то грубость.

   – Ну, виновата я! У меня болит голова! Дай, … пожалуйста таблетку, я не нашла её в аптечке!

   Мария Федотовна только вздохнула, на несколько минут вышла из кухни, а потом вернулась с таблеткой аспирина и стаканом с водой.

   * * *

   Вытащив из комода первую попавшуюся книгу и развалившись на кровати, девушка первые пять минут просто смотрела в потолок. Осилив за два часа любовный роман, Рада бросила книгу на комод. Потянувшись, она перевернулась на правый бок. Вздохнув, девушка ещё несколько минут смотрела на стену, а потом решительно встала и вышла во двор. Был как раз сезон посадки огородов. Из года в год она в это время была в школе, и её никто не заставлял заниматься этим. Возможно и сейчас пронесёт, вскользь подумала она.

   Увидев Марию Федотовну во дворе развешивающую мокрое бельё, Рада сказала ей, что сходит прогуляться.

   Дорога на речку проходила через небольшой деревянный мостик в конце улицы. Перебравшись через него Рада, запустив руки в карманы ветровки, не спеша начала подыматься на горку. Отсюда открывался красивый вид. С одной стороны пыльной дороги раскинулось поле пшеницы, а с другой стороны – небольшая посадка, именуемая в народе лесом. В это время года здесь было мало людей и не выпасали коров, что радовало.

   Остановившись не далеко от воды Рада огляделась, чтобы её никто случайно не заметил и начала колдовать. Она медленно передвигала руками, поднимая струю воды и направляя её в конкретное место.

   – Аква! – взмахнула она рукой и поток ледяной воды обрушился на стоящее вблизи дерево. Рада вовремя сообразила и прошептала «Клипайс», чтобы её не обрызгало.

   С огнём было ещё проще. В школе преподаватели научили её пользоваться родовой магией [– способность колдовать без артефактов] и чувствовать в себе все четыре стихии. Большинство заклинаний относилось к водному, огненному, воздушному и земному типу. И чтобы, например, разжечь на ладони огонь нужно почувствовать его в себе. А без волшебной палочки или кольца поднять предмет в воздух – только научиться чувствовать его энергическое поле. В общем-то ничего такого сложного.

   Недолго оставаясь на этом месте Рада, пошла дальше вдоль берега с камышами. Иногда она щёлкала пальцами и на её ладони появлялись красные языки пламени. Она подбрасывала и ловила маленькие огненные шарики одной рукой. Это у неё отлично получалось.

   Сил было хоть отбавляй. Проблема, куда их деть? Чтобы не умереть от скуки Рада нашла сломанные непогодой ветки и расставила их на поляне. Всё это время она смотрела по сторонам, хотя знала, что там, где она находится в это время года никто не ходит. И тем более трава вокруг была мокрая, так что пожара можно было не бояться.

   Представив, что ветки – это её враги девушка по очереди стала их уничтожать. Кого подожгла, кого разнесла на кусочки. Час поэтому она уже сидела на ветке дерева и лицезрела своих побежденных «врагов». В реальной жизни ей, наверное, никогда не удастся использовать боевые заклинания. А жаль…

   Когда на наручных часах было шестнадцать тридцать, Рада решила, что ей пора возвращаться домой. Скорее всего, тётка заставит её готовить ужин. Ну и пускай. Привыкшая к каждодневным интересным событиям, девушка уже изнывала от скуки.

   Вернувшись, домой Рада, как и предполагала, отправилась на кухню готовить ужин.

   * * *

   Все последующие дни были похожи один на другой. Рада выполняла работу по дому, каждое утро ходила на речку заниматься магией, читала, пела какие-то песни. Но вскоре ей это надоело. В следующий раз, когда тётя Мери попросила её убрать у курей, Рада фыркнула и громко заявила:

   – Я Вольфрам! И не собираюсь копаться в курином дерьме!

   На что тётка гневно отвечала:

   – Ты будешь делать всё, что говорю я! Не забывай, ты живешь в моём доме!

   – Если захочу, я уйду! Или ты думаешь, что меня никто не примет? Я девушка очень знатного рода!

   Мария Федотовна в который раз покачала головой. Её эти пререкания с племянницей уже достали. Женщина ждала, когда, наконец, закончится её отпуск и начнётся работа.

   Но после этого ситуация только ухудшилась. Забыв, почему её выгнали со школы, девушка понемногу, но с явным удовольствием, играла на нервах своих родственниках. Михаил Алексеевич её выходки ещё терпел, а вот тётя Мери уже в открытую показывала своё не довольствие.

   В первый день, когда тётя с мужем были на работе, а Рада осталась одна – вечером на ужин не было ничего. Девушка съела то, что утром приготовила тётка, а готовить сама не стала.

   Бездельничать ей нравилось больше, чем что-то делать. Ссылаясь на своё родство, Рада, не хотела даже убирать по дому и зашивать порвавшиеся вещи. Она говорила, что это работа служанок. Это и бесило Марию Федотовну. Но похоже, девушка этого и добивалась.

   За три дня до своего восемнадцатилетия, Рада поздно вечером лежала на своей кровати, и листала родовую книгу «Ала ин Рал». В этой старинной книжке было расписано всё, что только может заинтересовать мага. Совсем недавно у девушки появилась навязчивая мысль разыскать мать и выяснить, почему та её бросила в детстве. Жаль, что нельзя было узнать ответ из книги. Ведь она могла открыться на нужной странице. Увы, такое в книге точно не написано. Ещё одна особенность родовой реликвии была в том, что она была рукописной, и в ней ещё было много пустых страниц. Иногда даже могло появиться то, чего там никогда не было.

   «Если мой род богатый и знаменитый, то должен же быть какой-то особняк, в котором жили мои предки! Но где он? И как его найти?» – думала Рада.

   Услышав её желания, книга резко начала перелистывать страницы и открылась на последней. Раньше она была пуста. Рада внимательно посмотрела на появившийся текст.

   Эвелина Солонгтон

   Родилась на острове Ерлайн на Аладее в XIX веке. Сирена полукровка. По необъяснимым обстоятельствам оказалась на Земле.

   О месте размещения особняка знают только оборотни, которые его и строили…

   На всех потомках Вероники Солонгтон пра-пра-пра… бабушки Эвелины лежит страшное проклятие…

   Дочитать Рада не успела в комнату вошла Мария Федотовна и бросила кухонное полотенце на книгу. Девушка недовольно подняла голову.

   – Если ты думаешь, что я тебе ещё и ужин в постель буду носить, ты глубоко заблуждаешься! – рассердилась тетя.

   – Ты не говорила, что ужин уже готов! – вскинула голову Рада.

   – Я десять минут назад всех позвала к столу! Чтобы через секунду материализовалась на кухне!

   Рада засмеялась и с помощью магии заставила стакан с водой прилететь в руку.

   – Я тебе запрещаю в моём доме пользоваться магией! – крикнула тётя Мери и перед тем, как стакан коснулся руки племянницы, выбила его.

   Содержимое стакана брызнуло девушке в лицо. Та, подскочив, вскинула руку, и выплеснула оставшееся в стакане на тётку.

   – Ты мне завидуешь! Потому что я волшебница, а ты инородка! Тебе никогда не понять, как это колдовать!

   – При чём тут это? Я бы на твоём месте не хвалилась своей силой и своим родом! Придёт время, и ты проклянешь свою удачу! А я и без магии прекрасно жила! – на последних словах Мария Федотовна сделала ударение, то есть до появления в её доме Рады.

   Девушка прикусила губу и сверкнула зелёно-голубыми глазами. Плюнув, тетя Мери развернулась и пошла на кухню. Обрадовавшись, что, наконец, осталась одна, Рада снова вернулась к книге. Но насколько было её огорчение, когда страница, которую она только что читала, оказалась пустой, будто там ничего и не было. Выругавшись, Рада, принялась перелистывать страницу за страницей, но ничего похожего на то, что она читала так и не нашла.

   Девушке так и не удалось узнать, где можно найти этих оборотней и что за страшное проклятие, нависшее над её родом. Есть уже не хотелось, но Рада, чтобы ещё больше не злить тетку, сразу пошла в кухню.

   Мария Федотовна и Михаил Алексеевич сидели за столом и уже пили чай. Ничего не говоря, Рада наложила себе в тарелку картошки и молча села есть. Но даже сейчас с её мыслей не исчезал таинственный родовой особняк. Где он? Насколько он большой? Как его найти? И, наконец, что же за проклятие?

   Глава 2

   . ПОИСКИ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ

   Дни тянулись медленно. Рада большую часть времени сидела в доме или где-то во дворе и напевала какие-то песни под гитару. В отсутствии родственников она себе готовила обед, а потом опять возвращалась к песням или чтению волшебной книги. За два дня Рада так и не выяснила, как можно отыскать оборотней, знающих за поместье. В «Ала ин Рал» было очень мало информации. Сколько Рада не задавала вопросы, книга ничего не говорила.

   Подогнув ноги, девушка села на пол и поставила перед собой хрустальный шар. Внизу на нём было двенадцать маленьких кнопок: десять с цифрами и две принять ответ и отключиться. Набрав 4611120, Рада потерла ладоши, ожидая, когда её подруга Рита ответит.

   – Привет, Ритка! Как у вас там дела? Что новенького?

   Светловолосая девушка в шаре загадочно улыбнулась.

   – Ты помнишь парня с седьмого курса, ну староста факультета Ворвуч? Мы ещё с ним когда-то ходили в кино? Он предложил мне встречаться!

   Слушая полные радости, возгласы подружки, Рада кивала, хотя уже успела забыть, о каком парне говорила Рита. Они с кем только в кино не ходили.

   – Я рада за тебя! Ты часто бываешь в библиотеке «Резенфорда»?

   – Где? – не сразу поняла вопрос Рита. – Ты же знаешь, я там почти не бываю! А зачем тебе она?

   – Мне нужно выяснить кое-что про оборотней!

   – Ого! Там, где ты живёшь, водятся оборотни, и ты хочешь с ними сражаться? – хихикнула Рита.

   – Скорее наоборот! Ну, а Виола, она хоть там иногда появляется?

   – Ну, разве, что в историческом отделе! Но я могу ей передать. Она мигом тебе что-то найдёт!

   – Это было бы хорошо! И ещё, может там есть что-то об оборотнях, которые охраняют какие-то здания или ещё что-то! Это мне нужно в ближайшее время!

   – Хорошо. Пока. – Рита нажала на кнопку на своём шаре и исчезла из виду.

   Рада тем временем поставила свой хрустальный шар на тумбочку и зевнула. Дома кроме неё никого не было. Потянувшись, она пошла на кухню, чтобы поставить чайник. Пока он нагревался, девушка рассматривала газету в поисках чего-то интересного. Она знала, что в посёлке есть клуб, а в нём часто проводятся дискотеки.

   Зная, что её день рождения попадает на выходные, Рада решила отпраздновать его не в кругу семьи. Так она и сказала тёте вечером. Мария Федотовна не очень обрадовалась такому известию, но долго скандалить по этому поводу не стала. Но всё же было одно условие, выполнение которого разрешало Раде ходить хоть каждые выходные на дискотеки – подготовка и поступление в медицинский институт. Рада согласилась, надеясь, что в будущем она сумеет избежать этого. Впереди у неё была целая ночь.

   Надев новенькие вещи, девушка отправилась гулять. Клуб находился не близко.

   Всю дорогу Рада прошла в одиночестве. Вечер выдался прохладным. Девушка была рада, наконец, оказаться в здании клуба. К этому времени там столпилось много молодежи. Обведя танцплощадку изучающим взглядом, Рада пошла к ней. Это был не какой-то там сельский клуб, а вполне интеллигентное место.

   Танцевала девушка до упада. Она иногда замечала на себе восхищенные взгляды парней. Зеленоглазую шатенку с длинной густой косой было тяжело не заметить.

   Рада этим и пользовалась. Она весь вечер бесплатно пила коктейли в баре и стреляла глазками.

   Танцуя, девушка вдруг услышала, что играет только одна минусовка, слов не было. Публика уже начала возмущаться по этому поводу.

   Наконец, послышалась и сама песня. Вот только те, кто крутил музыку, не могли никак понять, откуда идёт голос. Ведь у них была только одна минусовка.

   Тем временем Рада уже оказалась возле пульта. Эту песню она знала хорошо. А английский – лучше любого англичанина, ведь шесть лет проучилась в «Резенфорде», где говорили только на английском.

   Когда музыка затихла, девушка подмигнула парню за пультом и подошла к нему. На вид тому было лет восемнадцать – девятнадцать.

   – Совет. Никогда не ставьте минусовку той песни, которую публика хочет услышать!

   – Она попала совершенно случайно! – ответил парень стоящий за пультом. – Ты так классно пела! Я тебя здесь раньше не видел!

   Он быстро передал пульт с музыкой своему напарнику, а сам отошел вместе с Радой.

   – Меня зовут Алексей! А тебя?

   – Рада! Очень приятно! – улыбнулась девушка.

   – Какое у тебя странное имя! Ты цыганка?

   – Нет! Я англичанка – Рада Вольфрам! – хитро улыбнулась Рада, видя, что заинтересовала юношу. – Мой отец француз, а мать русская! Но с рождения я жила в Великобритании.

   Эта была ложь чистой воды. Рада не знала ничего о своей матери. Об отце тоже ничего не было известно. Но, кто же узнает об этом?

   – И, что занесло англичанку к нам в посёлок? – заулыбался юноша.

   – Не поверишь! Я к тёте приехала! – ответила Рада.

   – Слушай, ты так классно поёшь! Может вступишь в нашу рок-группу? Мы иногда поём на дискотеках! Только у нас не хватает солистки! – предложил Леша.

   – Надо подумать! – Рада сделала вид, что задумалась. – У меня завтра, как раз день рождения! А если точнее, уже через несколько минут! Считаю, что это был твой подарок! Я согласна! – заулыбалась девушка.

   Они ещё немного поболтали у барной стойки и Рада вернулась на танцпол. Она только усмехалась, когда ловила на себе взгляды Алеши.

   За время танцев у неё уже сложилась небольшая компания из выпускников местной школы. Ей не хотелось идти домой.

   Девушка вернулась с дискотеки только под утро, хотя та закончилась намного раньше. Остаток ночи она прогуляла с новыми друзьями.

   Тихо войдя в дом, чтобы не разбудить тетю и Михаила Алексеевича, девушка на цыпочках прошла в свою комнату. Ей повезло, что тёте сегодня не надо было идти на работу, и она рано не просыпалась, иначе опять был бы скандал.

   Раздевшись, Рада бросила вещи на стул и завалилась спать. Можно представить, что после бессонной ночи, она проснулась в одиннадцать утра.

   Разлепив глаза, девушка покрутила головой.

   «Неужели тётя не будет на меня кричать?»

   Но потом она заметила на комоде коробку с праздничной лентой.

   – О-ва! Они не забыли о моём дне рождения! – воскликнула Рада, распечатывая подарок.

   Но, увы, то, что оказалось внутри её огорчило. Швырнув книгу по медицине и коробку на пол, девушка надулась.

   – Я всё равно не буду делать, то, что тебе хочется!

   Потянувшись, девушка спрыгнула с кровати и пошла умываться. Выяснять отношения ей сегодня не хотелось, потому она положила брошенную книгу на комод.

   * * *

   Несмотря на категоричное «Нет» тетя Мери всё ещё пыталась пристроить свою племянницу в какой-то институт, чтобы та не маялась дурью. Но все разговоры на эту тему заканчивались ссорами. Рада чаще всего уходила в свою комнату, хорошо при этом стукнув дверьми в гостиной. Она ужасно не хотела не магическую профессию и тем более ту, что предлагала тётя.

   Хотя девушка все же ошибалась: любая медицина так или иначе связана между собой. Разница лишь в том, чем лечить: зельями и отварами или таблетками.

   Так как были выходные, Рада и сегодня вечером пошла на дискотеку. Она снова всю ночь гуляла по посёлку и пришла под утро.

   На этот раз дома не обошлось без очередного скандала. Рада бы с удовольствием ушла, только некуда было.

   Когда племянница убежала на репетицию рок-группы, тётя Мери осталась одна на кухне. Тридцатипятилетняя женщина со злостью смотрела на горы грязной посуды и не подметенные полы.

   Вечерами, после роботов, Мария Федотовна приходила домой и бралась за уборку, готовку еды. От племянницы нечего было ждать.

   За столько лет работы женщина уже привыкла завязывать длинные волосы в пучок. На работе такая причёска была уместна. А вот дома, Мария Федотовна ненавидела её. Но из-за бесконечной домашней работы волосы она не распускала никогда.

   На этот раз Рада вернулась домой не под утро, а поздно вечером. Можно сказать, что даже рано. Все её друзья завтра шли в школу на занятия. Девушка же продолжала бездельничать.

   Её мысли были всецело заняты поисками особняка. Ночью, высчитав сколько времени сейчас на Аладее, Рада позвонила подругам. Разница между планетами была в восемь часов.

   На этот раз ответила Виолетта Светлик.

   – Привет, подруга! Почему давно не звонишь? Ты, наверное, уже забыла про нас?

   – Почему же! Мне здесь вас очень не хватает! Скукотища такая, что повеситься хочется! – вздохнула Рада, смотря в хрустальный шар. – Вы там что-то нашли об оборотнях?

   – Нет, пока что глухо, как в танке! Если честно, мы ещё не искали! – Виолетта в шаре виновато улыбнулась. – Но я обязательно на этих выходных туда заскочу!

   Рада тяжело вздохнула и выключила шар. До выходных ещё целая неделя. Девушка чувствовала себя здесь как в железной клетке. Вскоре ей в голову пришла ещё одна идея. Она захотела поделиться ею со своей тётей.

   – Тётя Мери, я хочу отыскать свою родную мать!

   Мария Федотовна только рассмеялась и не стала её больше слушать.

   – Зачем ты ей нужна! – говорила она, а потом тихо добавила. – С таким-то характером!

   Наступили, наконец, очередные выходные. Звонка из «Резенфорда» ещё не было. Плюнув на всё, Рада пошла на дискотеку, где играла её рок-группа.

   Девушка легко вписалась в коллектив, который состоял практически из парней, в нём была только одна девушка, которая играла на клавишных – Олеся.

   Все, кроме этой Олеси, любили Раду. Они были готовы слушать её хоть до ночи. И, если понадобится, целовать землю, по которой она ходила. Молодая волшебница всецело этим пользовалась. Ведь никто не знал о её магических способностях.

   Через несколько репетиций у Рады появился ухажер, Дима. Он в том году закончил школу, а теперь учился в Лозовском техникуме.

   Проблема была в том, что Дима был парнем Олеси. Но, как девушка не пыталась его вернуть, против волшебницы не пойдешь. Рада тайком пользовалась магией, чтобы в какой-то момент Олеся споткнулась или застыла как вкопанная. Раз девушки чуть не подрались.

   Наконец, у Рады началась настоящая жизнь полная приключений и романтики. Хотя нет… она быстро остыла к своему ухажеру. Он продолжал за ней ещё бегать, но на поцелуй мог уже не надеяться.

   Вот так тянулись дни для молодой волшебницы. Однажды поздно ночью зазвонил её волшебный шар. Девушка обрадовалась, когда увидела в своих подруг волшебниц.

   – У нас хорошая новость! Мы смогли отыскать бюро оборотней! Вот тебе их телефон! Они примерно лет сто назад строили поместье Солонглон-Вольфрам!

   Рада сияла от счастья. Насилу дождавшись утра, девушка стала набирать на домашнем телефоне указанный номер.

   Сначала были слышны только гудки. Наконец, послышался крайне неприятный мужской голос.

   – Чего вам?

   – Я Рада Вольфрам Солонгтон! Я ищу поместье которое строили оборотни для Эвелины Солонгтон сто лет назад! Мне нужно узнать его местонахождение! – сказала Рада в трубку.

   – Я вас понял! В какой стране вы живете? – монотонно поинтересовался мужчина.

   – Украина! – ответила Рада.

   – Тогда вам очень повезло! Поместье, которое вы ищите находится в Харьковской области! Но, где конкретно вам сможет объяснить только Владлен! Это его участок!

   – Хорошо! Как мне с ним связаться? – поинтересовалась Рада.

   – Позвоните, ему по этому телефону! – ответил мужчина и стал диктовать номер.

   Пока дома никого не было Рада решила не терять времени и позвонить Владлену.

   – Здравствуйте! Я Рада Вольфрам Солонгтон! Мне сказали, что вы можете отыскать моё родовое поместье!

   – И вам не хворать! Ещё одна Вольфрам! Вы что не можете жить там постоянно и не искать его каждые тридцать лет! – возмущённо ответил оборотень.

   – То есть? Кто его искал тридцать лет назад? – заинтересовалась Рада.

   – Может и не тридцать, а раньше! Она тоже назвалась Вольфрам! Кажется, Катаной Вольфрам!

   Раду прошиб холодный пот от имени матери.

   – Я её дочь! Мне нужно срочно отыскать поместье!

   – Нет проблем! Вам будет удобно завтра в семь в парке Горького в Харькове? – поинтересовался оборотень.

   – Почему так рано!? – возмутилась Рада, но потом ей пришлось согласиться.

   Девушка была вне себя от радости. Она долго бродила по дому и напевала песенки.

   Умерив свой пыл, Рада полезла под кровать за чемоданом. Она сгребла туда все свои вещи и спрятала его снова под кровать. Девушка собиралась поехать в Харьков завтра первым поездом.

   Вечером с работы вернулись Мария Федотовна и Михаил Алексеевич. Рада была в хорошем настроении. Она даже приготовила ужин, чем очень порадовала родственников. Рада так и не рассказала за ужином о своей поездке.

   Девушке очень хотелось с кем-то поговорить, посоветоваться. Но не в этом же доме? С тётей они были совершенно чужими.

   Но после ужина произошло непредвиденное. Тётя Мери достала из почтового ящика счета по электричеству и телефону. Сума в них была приличная. Зная, что племянница целыми днями сидит на телефоне, а по ночам читает книги, тетя Мери разозлилась.

   – Рада, ты дармоедка! Ты только и можешь приносить несчастья! Где мне взять деньги, чтобы оплатить все счета? – гневно кричала тетя.

   И понеслось. От гнева Рада плюнула тёте в лицо, а та ей за это дала пощечину при Михаиле Алексеевиче.

   Вскипев, Рада бросилась в свою комнату. Достав из-под кровати приготовленный чемодан, она вернулась в прихожую, одела весенний плащ и кепку.

   – Рада, ты куда? – крикнул ей Михаил Алексеевич, когда она вышла в прихожую.

   – Подальше от вас! – ответила Рада, открывая главную дверь.

   – Ну и куда ты собралась на ночь глядя? Тебе сказали пару слов, а ты уже обижаешься! Рада, нельзя быть такой! Тяжело тебе будет в жизни! – тетя Мери взялась за чемодан племянницы. – Я тебя никуда не пущу!

   – У тебя забыла спросить, курица общипанная! Живите теперь и радуйтесь! Вы меня больше здесь не увидите! – выкрикнула Рада и дёрнула чемодан на себя.

   Ей не удалось вырваться сразу из цепких рук тётушки. Разозлившись не на шутку, волшебница поставила между собой и родственниками магический щит.

   Теперь они не могли ей помешать уйти из дома.


   Глава 3. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

   Запрыгнув в поезд, идущий в сторону Харькова, Рада пошла по вагонам искать себе место. На улице было уже темно. Вздохнув, девушка прислонилась головой к стене вагона. Ей ничего не оставалось, как смотреть на проносящиеся мимо пейзажи.

   «Уже скоро я увижу своё поместье!» – улыбнулась она.

   Прошёл час. На одной из остановок в вагон, зашёл высокий молодой человек с тёмными бакенбардами. На нём была кожаная куртка и чёрные очки. Он поспешил их снять, когда упал на скамейку напротив Рады.

   Отодвинув книгу, которую в тот момент читала, девушка, поморщившись, посмотрела на него. Покачав головой, она снова вернулась к своей книге.

   Для неё, хоть и бесправной но дворянки, этот человек был противен, как и взгляд, которым он на неё смотрел. Да и не только он.

   – Где я тебя видел? – спросил парень с бакенбардами, положив руку на спинку скамейки.

   – Вы ошиблись! – не отрываясь от книги, ответила Рада.

   – Нет, теперь я точно уверен! Я тебя где-то уже видел!

   Прикусив губу, Рада отложила книгу.

   – Может и видели! Но я вас не знаю!

   Парень некоторое время на неё внимательно смотрел, а потом улыбнулся.

   – Настена, это что ты?

   – Нет, вы ошиблись! – равнодушно сказала она.

   – Настя, это же я Сергей! Мы с тобой были друзьями, ещё в детском доме! – заулыбался парень.

   Рада прищурилась, пытаясь, что-то вспомнить. Действительно, перед тем как её в одиннадцать лет тётя забрала из детдома, она была записана там как Анастасия. Тогда новорожденной Насте, наверное, в шутку, хотели дать фамилию Лисовская, потому, что её нашли в лесу неподалеку от Змиёва. Вот была бы тогда новая Настя Лисовская. Рада ужас как не любила историю о Роксолане. Особенно, когда её в детдоме начинали ею дразнить. Мол, украдет какой-то султан и будет жить она у него в гареме.

   Рада настолько увлеклась воспоминаниями, что просидела молча пять минут.

   – Сергей? Какими судьбами? – улыбнулась она.

   – К друзьям ездил! А, ты что здесь делаешь?

   – Еду в Харьков поступать! – немного соврала Рада.

   Тема для разговора у них нашлась сразу. Каждый уже давно жил с приемной семьей.

   – Настя, помнишь, мы когда-то с тобой хотели пожениться? – напомнил ей Сергей.

   Удивившись, Рада прикусила губу. У неё никак не было желания выходить замуж за Сергея. Тем более сейчас, когда она уже была на пороге своих богатств. Девушка ему ничего не ответила.

   Когда поезд подъехал к Харькову, было уже совсем темно.

   – Ой, а что мне делать всю ночь? – расстроилась Рада, выйдя из вагона.

   – Тебе, когда в институт идти? – поинтересовался Сергей.

   – Завтра утром! – соврала Рада. – Вот теперь придётся ночевать на вокзале! – вздохнула она.

   – Так почему ты будешь здесь мерзнуть? Пошли ко мне домой. Мама будет не против! – предложил Сергей.

   – Мама?

   – Ну, меня усыновила дальняя родственница! Но она во мне души не чает! Я называю её мамой. Вот увидишь, она тебя полюбит!

   Кивнув, Рада улыбнулась. Ей интересно было пообщаться со старым другом, с которым она уже много лет не виделась.

   Было ещё не слишком поздно, метро не успело закрыться. Рада и Сергей за полчаса добрались до его дома.

   Сергей жил та пятом этаже многоэтажки. Подъезд, куда они зашли был не освещенный. Единственное, что обрадовало Раду, то, что парк Горького находился не так далеко отсюда.

   Лифт не работал, поэтому подыматься пришлось пешком. Порывшись в карманах, Сергей достал ключи и стал открывать дверь.

   В прихожей горел свет. Несмотря на позднее время, хозяйка дома ещё не спала. Она дожидалась сына.

   – Мама, это Настя, моя подруга из детдома! – сказал он, когда в прихожую вошла его приёмная мать.

   Ей было на вид лет сорок, сорок пять. Женщина была невысокого роста с химией на голове. Плотно сжав губы она изучающее смотрела на Раду.

   – Очень приятно! Сергей мне никогда не рассказывал о вас! – сказала женщина.

   – Мы с ним уже давно не виделись! – ответила Рада.

   – Её забрала из детдома тётя, когда ей было одиннадцать! – добавил Сергей.

   – Понятно! – сказала женщина, направившись на кухню. – Кладите свои вещи и идите сюда, я вас накормлю! Наверное, с дороги оба устали?

   Рада, пожав плечами, проследовала за Сергеем. Как было приятно не слышать противных речей тётки Мери. Девушка была рада, что сбежала из дома.

   Насыпав им полные тарелки борща, женщина села напротив и продолжив пить уже остывший чай.

   – Так, что ты будешь делать в Харькове? – поинтересовалась она у Рады.

   – Я приехала поступать! Нужно выяснить, когда экзамены! – ответила Рада, отвлекаясь от еды.

   – А жить где будешь? – снова спросила женщина.

   – В общежитии! – коротко ответила Рада, продолжая врать.

   – Не советую! Лучше переезжай ко мне! Кстати, ты так и не сказала, куда будешь поступать? – спросил Сергей.

   – В медицинский институт! А может пойду на переводчика! Я знаю русский, украинский, английский и французский язык! – вздохнула Рада.

   – Извини за вопрос! Ты была в одном детдоме с моим Сергеем! Ты что-то знаешь о своих родителях? – осторожно поинтересовалась женщина.

   – Нет, меня подбросили туда младенцем! Но я хочу отыскать маму! Если она конечно жива! Я у вас много времени не займу! Я завтра утром уже уйду! – сказала Рада, когда поздний ужин закончился.

   – Ну, что ты? Оставайся сколько захочешь! – сказала женщина.

   – Нет, я всё-таки поеду! – ответила Рада.

   Потом мама Сергея провела Раду в гостиную. Так, как кроватей в доме было только две, девушке пришлось лечь на диване.

   Пока Рада рассматривала сервиз на стенке, мать с сыном удалились на кухню.

   Наконец, свет в доме погас. Рада ещё долго лежала на диване в гостиной с открытыми глазами. Она вспоминала всё, что с ней случилось за последнее время.

   Единственное, что радовало, мысль о поместье.

   «Интересно, какое оно? Большое ли?» – с этими мыслями девушка и заснула.

   Проспала она, казалось, очень долго. Но, когда посмотрела на часы, оказалось, что ещё было четыре часа утра.

   Вздохнув, Рада решила сходить на кухню, попить воды. Почему-то в горле совсем пересохло. Девушке не хотелось включать свет, но в темноте она ничего не увидела.

   Налив себе в стакан воды, Рада посмотрела в окно. Нигде не горел свет. Она постояла ещё некоторое время. Девушка даже не услышала, что сзади к ней кто-то подошел.

   Обернувшись, Рада увидела стоящего перед ней Сергея. Он был в одних трусах и майке. Девушка не успела опомниться, как оказалась в цепких объятиях парня.

   Рада вырывалась, пытаясь увернуться от его поцелуев. А потом он повалил её на стол, и она вообще запаниковала.

   – Сергей, остановись! – пытаясь оттолкнуть его, охнула Рада. – Что ты делаешь? Мы же друзья…

   – Нет! Теперь ты никуда не уйдешь! Такая удача, я давно мечтал об этом! Ты будешь моей! – нахально посмотрел на неё Сергей, облизнув губы.

   Он стал стягивать с неё ночную рубашку. Девушка начала сопротивляться, из-за чего рубашка порвалась. Не выдержав такого оскорбления, Рада вскинула свободную руку.

   «Альцефара-Мицефара!» – мысленно воскликнула она заклинание.

   Не ожидав нападения, Сергей упал на пол без сознания, рядом со столом.

   В панике пробежав глазами по кухне, Рада поправила ночную рубашку и бросилась в гостиную за своими вещами. Она беспокоилась, что сейчас проснётся мать Сергея и наделает шуму.

   Быстро одевшись, Рада забрала свой чемодан и пошла к двери. Ключа в замке не оказалось.

   – Инайс ревелар! – прошептала она и замок на входной двери открылся;

   Остальную часть ночи ей пришлось провести на улице. Чтобы не терять времени, Рада пошла к парку Горького, лишь бы подальше от этого места.

   Она бежала, не останавливаясь, целый квартал. Даже полный чемодан не задерживал её. Страх быть униженной гнал её всё дальше и дальше.

   Наконец, Рада остановилась, упав на лавочку в парке Горького. Сам парк ещё не открылся, но здесь был проход, через который можно было пройти и ночью.

   Рада села недалеко от выхода из парка и стала ждать. На улице было очень холодно и жутко. Даже для родовой волшебницы.

   Положив чемодан рядом с собой, Рада загрустила. Она не могла дождаться утра, когда узнает местонахождение своего поместья. А вдруг не узнает? Девушка об этом старалась не думать.

   Немного позже, когда уже рассвело, к ней на лавочку подсел мужчина в чёрном длинном плаще с капюшоном. Брови её были угрюмо опущены вниз, из-за чего казалось, что он чем-то расстроен.

   Рада его вначале даже не заметила, пока он сам не подал голос.

   – Это вы Рада Вольфрам?

   Девушка, немного помедлив, кивнула. Оглянувшись по сторонам, мужчина в плаще решил представиться.

   – Владлен! Это я вам назначал встречу! Вы ещё хотите узнать про поместье?

   – Если не хотела, не пришла б! – ответила Рада, вспомнив, что она недавно пережила. – А вы вправду оборотень?

   – Если хочешь проверить приходи в полнолуние! – огрызнулся мужчина. – Мне некогда! Слушай! Только информация, сразу предупреждаю, не бесплатная! Родовое поместье Солонгтон-Вольфрам находится недалеко от города Змиёва, за посёлком Радужное. – Мужчина вытащил карту, где все было подробно описано. – Особняк и всё прочее защищено специальными заклинаниями, так, что, когда ты туда приедешь, то скажи заклинание! Я тебе его написал на обратной стороне! Есть ещё какие-то вопросы? – улыбнулся он. – У меня оплата поминутная!

   Рада возмущенно прикусила губу.

   – Нет больше вопросов!

   Девушка быстро вытащила приготовленные деньги. Оборотень, ещё раз оглянувшись, пересчитал их. Затем раскланявшись, быстро ушёл. Когда Рада через минуту снова повернулась к выходу из парка, его уже не было.

   Вздохнув она тоже пошла прочь отсюда. Метро было ещё закрыто, потому ей пришлось до вокзала идти пешком. Машин на улице практически не было. Иногда кто-то проезжал.

   Но какое было её огорчение, когда она посмотрела расписание поездов. Поезд на Змиёв был только утром в 7:30.

   Дождавшись указанного времени, Рада села на поезд и поехала искать свой особняк. Она уже была в предвкушении победы.

   Поезд прибыл в Змиёв с некоторым опозданием. Выйдя в незнакомом городе, Рада снова сверилась с картой. Ей не составило труда отыскать остановку маршруток и спросить дорогу.

   Через полчаса Рада уже стояла на небольшой остановке в посёлке. Ступив на выложенную щебнем дорогу, она покатила свой чемодан в самый его конец. По пути ей встретилась женщина, выпасающая коров.

   – Скажите, пожалуйста! А здесь где-то есть большой дом? – спросила она.

   Женщина долго думала, а потом пожала плечами. Вздохнув, Рада пошла дальше по карте. Она беспокоилась, что оборотень её обманул, и никакого особняка здесь нет.

   Наконец, дорога оборвалась возле большого леса. На этом месте карта заканчивалась, а это значило, что она уже пришла.

   Рада удивленно посмотрела на деревья, а потом вспомнила заклинание, данное оборотнем.

   – Иллюзия скройся, правда раскройся! Ты в память ворвись и мне покажись! – быстро заговорила Рада.

   И вдруг деревья перед ней поплыли и исчезли. Лес расположился немного дальше. А перед восхищенной девушкой оказались большие красивые железные ворота и высокая каменная ограда.

   Рада застыла от восхищения. Немного придя в себя, она открыла ворота. То, что предстало её глазам, нельзя было описать несколькими словами.

   За забором стоял большой двухэтажный особняк с зелёной крышей, наполовину разрушенная конюшня и много клумб. Рада поставила свой чемодан возле порога дома, а сама пошла осматривать двор.

   Здесь был и просторный сад с фонтаном в виде животных. Он был разноцветный, так, что казалось, что волк, феникс, медведь и слон сейчас оживут и сойдут с него. Также недалеко расположилась беседка. А на заднем дворе пустой бассейн. А вот дом находился в плохом состоянии. Он был весь в паутине, многолетнем слое пыли и грязи. Здесь работы было даже и не на месяц.

   Открыв заклинанием дверь, Рада вошла в дом. Внутри было темно из-за завешанных штор. Девушка быстро подошла к ним и открыла. Сразу за прихожей находилась большая гостиная с лестницей, ведущей на второй этаж.

   Рада заворожено рассматривала залу. Оставив чемодан, она подошла к погасшему камину. Вдохнув слой пыли на нём, девушка закашлялась.

   Продолжая свою экскурсию по дому, Рада пошла в столовую, которая здесь было тоже не маленькая. Посреди комнаты стоял большой стол на четырнадцать человек. Если постараться, там могло поместится и больше.

   Следующая дверь вела в кухню, обустроенную всем нужным оборудованием. В кухне была ещё какая-то дверь, ведущая, наверное, в подвал. Но Рада не смогла её открыть без ключа.

   Походив немного по первому этажу, девушка открыла все шторы, чтобы стало светло. Дневной свет пролился в дом.

   За тем она направилась исследовать второй этаж. Девушка беспокоилась, чтобы не встретиться здесь с кем-то. На втором этаже особняка находились спальни, рабочий кабинет и библиотека, также здесь был балкон, выходящий в сад.

   Рада осматривала всё это с большим интересом. Она была безумно счастлива, наконец, увидеть его. Даже предстоящая уборка её не пугала.

   Обойдя и второй этаж, Рада поднялась по ступенькам на чердак. Он был меньше, чем какая-та комната дома, стены здесь были покатые с небольшим окошком, выходящим в сторону ворот.

   Поняв, что дом совершенно пуст, девушка спустилась на первый этаж. Она за это время успела сильно проголодаться, ведь совсем не завтракала, а был уже почти обед.

   Сметя с помощью магии всю пыль в кухне, Рада решила приготовить себе обед. Холодильник был конечно пуст.

   Поэтому она отправилась на местный рынок за продуктами. Нужно же ей чем-то питаться.

   * * *

   Девушка, напевая какую-то песенку крутилась возле плиты. Обед у неё был уже готов, да и ужин тоже. Оказалось, это всё не так сложно.

   Пообедав, Рада вернулась в гостиную. В таком бардаке она не могла жить. Пока она взялась за свою спальню. Вычистив там всё с помощью магии, помыв окна, перестелив постель.

   В конце, девушка стала раскладывать по шкафам вещи.

   Роботы, конечно, было ещё много. Зайдя в библиотеку, Рада ахнула. Всю стену занимали стеллажи до потолка, они были полностью забиты книгами. Возле большого окна стоял диванчик, покрытый приличным слоем пыли. Возле него – небольшой журнальный столик.

   Рада очень много времени провела в библиотеке изучая её. Она ей очень понравилась.

   Устав бродить возле книг, девушка вернулась в гостиную. Убирать ей не хотелось. Но дышать пылью она тоже не могла. Рада представила, как будет выглядеть этот особняк, когда он будет чистим.

   Поэтому девушка подошла и сдернула покрывало, с чего-то накрытого. Под ним стояло пианино. Рада ахнула. Ей всегда хотелось научится на нём играть. Но было негде. Стерев с него пыль, девушка открыла крышку и прошлась по клавишам. Звук был хороший, несмотря на то, что им уже давно никто не пользовался.

   С того момента, как Рада оказалась в этом особняке её не оставляло желание найти мать. От оборотня она тогда ещё узнала, что Катана Вольфрам была здесь. Девушка пыталась найти этому подтверждение. Но вместо этого она нашла ноты в библиотеке. Для начала и это было хорошо.

   Наконец, закончился первый день пребывания её в родовом поместье. Раде ещё не успело что-то надоесть. Она с энтузиазмом занималась домашними делами. Одна лишь комната в этом доме так и осталась закрытой, её Рада не смогла открыть магией.

   На следующее утро девушка нашла ключи от двери в кухне. За ними была лестница, спускающаяся вниз. На одной площадке была дверь в погреб. Там Рада обнаружила запасы вина, продукты уже все испортились, потому она их выкинула. Немного дальше спустившись по лестнице Рада вышла к небольшой комнате. Там стояла лишь высокая арка, покрытая эрозией.

   Девушка знала, что это телепорт. Это доказывало богатство её рода, ведь телепорт, это сооружение не с дешевых, и чтобы пользоваться им, нужно было иметь специальные жетоны.

   Пройдясь по кнопкам возле телепорта, Рада изучающее посмотрела на них. Ей до сих пор остались непонятными некоторые символы.

   В тёмном углу комнаты она нашла старый потрёпанный блокнот, обтянутый кожей. Покрутив его в руках, Рада решила взять почитать на досуге.

   Вернувшись в гостиную, девушка постелила на диван покрывало и открыла блокнот.

   11 февраля 1975 год, Змеев

   Дорогой дневник! Уже прошло десять дней моих скитаний, а я так и не смогла отыскать свой родовой особняк. Моего мужа убили разбойники, а меня хотели продать в рабство. Мне чудом удалось сбежать. Лишь бы моя доченька не родилась в неволе.

   Мне удалось набрести на бюро оборотней, которые много лет назад строили этот особняк и всё поместье для моей бабушки Эвелины Солонгтон.

   У меня уже не оставалось сил, когда я ступила на порог своего особняка. Я думала, что теперь моя жизнь изменится.

   Рада, вздохнув, отложила блокнот в сторону. Это оказался дневник её матери. Девушка не могла сдержать слезы, когда стала читать дальше. Ей так хотелось увидеть свою родную мать. Рада не верила, что та её бросила сама.

   Теперь, с появлением этого дневника, жизнь Рады в особняке стала разнообразней. Она уже успела привести в порядок гостиную. Ещё за неделю девушка закончила с первым этажом. Паутины здесь оказалось больше чем она ожидала.

   По вечерам она засиживалась долго в гостиной. Дом был пустой, поэтому звук по нему расходился эхом. Но теперь это волшебницу не пугало.

   Она садилась за пианино и понемногу разучила ноты. Ей было интересно освоить пианино. У Рады вообще были грандиозные планы.

   Ей хотелось перечитать всю библиотеку в доме. В ней были сотни книг о Киритоне и других материках планеты Аладея. Много зелий, новых заклинаний. Здесь были книги по географии, истории, математике, и многие другие. Для того, чтобы всё это прочитать уйдут годы.

   Случайно девушка в одном из стеллажей обнаружила тайник.

   Так прошла ещё одна неделя. Рада ни минуты не грустила. Она в любое время дня и ночи могла найти себе занятие. За тётку девушка вообще не вспоминала.

   В одно теплое весеннее утро Рада проснулась от пения птиц. Два соловья сидели на ветке, возле окна и очень красиво пели. У девушки с самого утра было хорошее настроение.

   Потянувшись, Рада спустила ноги с кровати. Улыбнувшись сама себе, она пошла одеваться. На завтрак у неё был омлет с помидорами, ничего другого Рада не смогла придумать.

   Позавтракав, девушка села в гостиной и продолжила читать дневник матери.

   Апрель 1975 год

   Дорогой дневник! Прошло уже два месяца, как я отыскала поместье. Прошлого не изменишь. Мне бы так хотелось избежать этого проклятия.

   У меня недавно родилась дочь. Я назвала её Радой. Она была, как маленькое солнышко. А глазки цвета моря сине-зеленые, такие же как были у её отца. Мне так сейчас не хватает его.

   Я стараюсь давать моей радости всё, что она пожелает. Я надеюсь, что смогу как-то обойти проклятие.

   Читая это, Рада часто задумывалась: о каком проклятии говорила мать? На этой девушке пришлось отложить дневник.

   Она уже две недели ходила возле одной из комнат на втором этаже. Девушка никак не могла её открыть магией, потому усиленно стала искать ключи.

   После обеда она села на чердаке и стала перебирать вещи. Там было очень много разного хлама. Начиная от колыбели, заканчивая сломанным велосипедом.

   Девушка очень долго провозилась там, перекладывая вещи с места на место. Наконец, где-то в углу она отыскала большую связку ключей.

   Подпрыгнув от радости Рада побежала к той двери, что не могла открыть магией. Она перепробовала много ключей. Но подошёл только один.

   Повернув ключ в замке, Рада толкнула дверь. Внутри оказалось темно из-за закрытых штор. Включив свет и открыв шторы, девушка осмотрела комнату. Это была небольшая спальня.

   В рамке над столом висела фотография женщины с чёрными кудрями, обрамляющими светлое лицо. Глаза у неё были серого цвета, а одна бровь немного выше другой.

   Как только Рада увидела лицо, тепло прошло по всему её телу. Защемило сердце. Из фотографии смотрела её родная мать.

   Женщина была очень красивая. Видимо все женщины в их роду носили длинные волосы. Рада гордилась тем, какая у неё красивая мать.

   Пока она читала дневник, искренне жалела её. Времени за уборкой почитать оставалось только вечером.

   И снова, погружаясь всецело в материн дневник, Рада забывала обо всем.

   Июнь 1975 год.

   Надеюсь я смогу снять проклятие с нашего рода. В поисках ответа я была готова рыть землю. Но этого не понадобилось. Моя родовая книга «Ала ин Рал» помогла мне в этом.

   Я решила обхитрить проклятие. Но осознавая, что я собираюсь сделать жгло мою душу. Моя маленькая Рада была ещё слишком мала и беззащитна в этом жестоком мире. Но у меня не было времени.

   Я хотела её на время отдать моей хорошей знакомой. А через время, когда проклятие сниму, забрать.

   Дорогой дневник, я очень сильно ошибалась когда думала, что мне это всё сойдет с рук. Я наивно надеялась, что даже если у меня ничего не получится я смогу хоть иногда видеть свою дочь.

   Я использовала все чертежи и заметки, оставленные моей бабушкой Эвелиной. Она тоже пыталась снять проклятие. Но увы, она умерла, а моя мать Камилла, когда ей исполнилось двадцать по междупланетному коридору вернулась обратно на Аладею, в то место где они жили раньше.

   Дорогой дневник, мне так бы хотелось поделится с тобой всеми своими печалями. Я потеряла двоих сестер. На моих глазах убили среднюю сестру Марту, наверное и младшая сестренка уже мертва, ведь ей тогда было пять лет, когда нам пришлось снова бежать из этого острова. За нами гнались Охотники за магией. Они убили наших родителей и долго преследовали нас. Мне чудом удалось сбежать снова на Землю.

   Так вот, я нашла способ, как снять проклятие. Всё подробно я описала в своем дневнике. Но перед этим я сделала его дубликат, один был у меня, а другой остался в особняке. Так, что записи в во втором дневнике дублировались с опозданием. И я могу поделится с кем-то что произошло.

   У меня получилось, арка телепорта засветилась, я вошла в неё. В меня ударил яркий луч света…

   Увы, мне не удалось полностью избежать проклятия. После того как я исчезла мою дочь нашли в лесу на месте поместья, которое загадочным образом исчезло. Больше я не знаю, что с ней случилось.

   Рада вытерла мокрые от слез глаза. Теперь она знала, почему оказалась тогда в лесу. От этого у неё появилось ещё больше желания разыскать мать.

   Увы дальше дневник был пуст. Новая запись ещё не появилась. Потому Рада не могла узнать раньше времени, что случилось с матерью дальше. Она с нетерпением ждала, когда возникнет новая запись.

   Рада медленно прошлась по комнате. Её отвлек шум за окном. Перекинув косу на грудь, девушка вышла во двор. И тут она увидела, что в заросшей клумбе лежит чей-то мяч.

   Подняв его, Рада посмотрела по сторонам.

   – Кидай его сюда! – послышался мальчишечий голос за воротами.

   Рада оглянулась и пошла к воротам. Перебросив мяч ораве ребят, она собралась уходить, но ей не удалось от них так быстро отделаться.

   – Мы тебя здесь раньше не видели, ты кто такая? – спросил мальчик, лет двенадцати в кепке задом наперед.

   – Я здесь живу! – ответила Рада.

   – Нет! Мы бы такую красавицу запомнили! – ответил другой мальчик.

   – Ну, что вы пристаете к ней? Что своих девчонок мало? – заявила девочка, стоящая рядом.

   – Меня зовут Рада! А вы, наверное, живёте в этом посёлке? – поинтересовалась девушка.

   Здесь её имя никого сильно не удивило. Но ребята ещё долго топтались возле ворот.

   – Извините, что не могу пригласить вовнутрь! Я очень занята! – сказала Рада, а когда ребята надоели ей расспросами, прикрикнула на них. – А ну брысь отсюда!

   Закатив глаза, девушка не стала возвращаться в дом. Там всё равно было пусто. Также, как и во всём поместье. Походив по двору, Рада зашла в наполовину разрушенную конюшню.

   – Ах, Николет, как ты там без меня? – вздохнула она, вспомнив лошадку– Ты одна, дорогая, понимала меня!

   Раде очень хотелось завести себе лошадь, которая будет принадлежать только ей и никому больше. Поэтому девушка решила конюшню привести в порядок.

   – Адебнут! – сказала она восстанавливающее заклинание и оторванные доски стали на место.

   Девушка пятнадцать минут провозилась с конюшней. У неё вдруг проснулось желание убраться во дворе.

   Посмотрев по сторонам, чтобы никто не заметил, она неслышно говорила заклинания, опустошая клумбу за клумбой от травы. Собиралась позже посадить сюда цветы.

   Можно было попросить сельских ребят помочь ей. Но возникли б вопросы. Да и ещё платить им придётся. Рада занималась уборкой в доме только из-за того, что это ей интересно. В другом случае она даже и пальцем не пошевелила б.

   Когда вся трава была сложена в одном месте, девушка её подожгла. Красиво горело. Смотря на огонь, Рада вспомнила свою тётку. Ей вдруг так захотелось вернуться и поджечь её дом. А потом смотреть, как он пылает, также как этот костер.

   Рада от всей души ненавидела её. И не при каких обстоятельствах не желала к ней возвращаться.

   Девушка до вечера с помощью магии управилась во дворе. Теперь даже стало приятно на него смотреть.

   Перед тем как начало темнеть Рада вернулась в дом. Она ужасно проголодалась. Но девушка забыла, что ужин она не приготовила.

   Вздохнув, девушка сделала яичницу, потому что на что-то другое у неё уже не хватало сил.

   Поужинав в столовой, девушка вернулась в гостиную. Она уже немного умела играть на пианино. Потому сразу решила разучить небольшой этюд. На это у неё ушел весь вечер.

   Только когда на улице стало совсем темно, Рада снова заглянула в материн дневник, в надежде, что там что-то появится. Но там оставалось как прежде пусто.

   Потому Рада решила завтра начать поиски матери. Она, наконец, смогла расшифровать её записи. Девушка не знала, сколько продлятся её поиски. Но то, что эти записи помогут ей отыскать мать в ближайшее время, она знала точно.

   Сев в своей комнате, Рада достала небольшую сумку. Туда она положила родовую книгу «Ала ин Рал», материн дневник, в который вложила её фотографию, чтобы потом узнать. Немного денег и еды. Девушка надеялась, что скоро вернётся.

   Всю ночь она проворочалась на кровати не сумев уснуть. Наконец, включив свет, Рада пошла искать нужные талисманы и ингредиенты для зелья, которые помогут ей переместиться в нужное место.

   Она собиралась это сделать утром, но из-за бессонницы пришлось делать сейчас.

   Одевшись и причесавшись, Рада пошла на кухню варить зелье. Она очень переживала.

   Уже рассвело, Рада в первый раз услышала крик петуха.

   Закончив со всем, девушка ещё раз проверила свою сумку. Посмотрев по сторонам, она с грустью подумала, что ей опять придётся бросать особняк. Но Рада надеялась, что скоро сюда вернётся с матерью. И тётка больше не будет её доставать.

   Перекрестившись, Рада закрыла все двери и окна и спустилась в комнатку с телепортом. Расположившись перед аркой, девушка стала рисовать вокруг неё незнакомые ей ранние пентаграммы и набирать на пульте телепорта незнакомые ей символы. Рада полностью следовала инструкциям дневника.

   Все дело заняло у неё полчаса. Когда телепорт заработал, и арка засветилась, девушка от радости захлопала в ладоши.

   Обведя комнату взглядом, Рада в предвкушении шагнула в телепорт. Он её в одно мгновение поглотил, при этом засветился ещё ярче.


   Глава 4. СИНИЕ ГОРКИ

   Когда Рада зашла в телепорт её мгновенно ударило ледяной волной в спину. Путь назад был отрезан. Бесконечные порывы ветра кидали её со стороны в сторону, откуда-то нарастал страшный гул. Он перешел в рёв. За тем, послышался звук, как будто рвут шелковую ткань.

   Рада закрыла уши. Гул нарастал, а ветер только усиливался. Ветер подхватил её и понес дальше. Впереди появилась вспышка света и послышался раскат грома. Через минуту всё закончилось. Рада упала на траву неизвестно откуда.

   Девушка встала и отряхнулась от земли. Правый бок, на который она и упала, сильно ныл. Рада ещё не знала где находиться.

   Вокруг не было ни души. Её с одной стороны окружал лес, а с другой – горы. Обрадовавшись, девушка поправила сумку и двинулась к тропинке, что находилась немного в стороне. Пройдя вперед, Рада оглянулась. Вокруг росло много можжевельника, который в герцогстве Фероманск почти не встречался.

   Дорога продолжала петлять между деревьями. Наконец, она вышла к небольшому городку. Крыши его были покрыты серым тростником, а люди очень странно одеты.

   Вздохнув, Рада, двинулась к городу. С первой же секунды своего пребывания там, её беспокоила мысль: куда это она попала?

   Побродив по улочкам девушка вышла на площадь. Чтобы не гадать Рада подошла к одному из торговцев, расположивших свой товар на продажу. Девушка уже собиралась спросить, «Что это за город?», как заметила пришпиленный к деревянному столбу немного потрепанный календарь. Следующая надпись её шокировала: «11 июля 1665 год».

   – Вам что-то подсказать? – показалась из-под прилавка полная женщина в чепце, с которого выбивалось несколько белых прядей.

   – Э-э, что это за город? – растерялась Рада.

   – Синие Горки! Будете что-то покупать? Так отойдите в сторону – другие будут!

   Рада поспешила отойти. Она вообще не понимала, где именно находятся эти Синие Горки, но уже точно не на Киритоне. Для времени, в которое занес её телепорт, одета она была очень странно. Только сейчас Рада начала понимать, что это больше не двадцатый век. А семнадцатый и то на Аладее. Это повергло девушку в ужас.

   Попасть сюда она смогла, а вот обратно как? Рада открыла дневник материи, там, наконец, появилась новая запись.

   Дорогой дневник! После своей телепортации я попала в семнадцатый век! Увы, мне было нужно попасть во времена намного раньше, но не получилось.

   Я набрела на город в горах Синие Горки, он находится на берегу материка Барбава. Но всё равно я не теряла надежды снять проклятие. Для этого я нашла корабль, направляющийся к острову Барон и поехала туда. На нём жил один старый волхв, он подсказал, что мне делать дальше.

   Прочитав эту запись, Рада поняла, что ей тоже нужно попасть на этот остров.

   К городу быстро подползал вечер. Девушка вначале растерялась – ей совершенно нечего было делать. Она несколько минут стояла на площади и смотрела по сторонам. В свою очередь прохожие на неё как-то странно косились.

   Она была одета совсем не по этому времени. Поняв, что выделяется, девушка подошла к торговке, которая продавала ткани и в том числе какое-то платьице.

   – Подскажите, а у вас есть на меня платье? – спросила Рада, осматривая убогий прилавок.

   – Только одно! – ответила торговка и достала старое коричневое платье.

   Рада скептически на него посмотрела и решила обойтись без платья. Снова посмотрев по сторонам, она подошла к первой попавшейся на глаза старушке. Она точно знает, что происходит в мире.

   – Скажите, а это действительно 1665 год? –спросила она.

   Ответ немного шокировал Раду.

   – Ты откуда свалилась? Уже несколько месяцев как 1665 год! Ты не местная? Я здесь знаю всех! Иж, что на себя нацепила! Даже юноши такой одежды не носят! Постыдилась бы родителей!

   Рада уже пожалела, что заговорила с ней. Девушка не стала ничего отвечать, решив спросить у кого-то другого по поводу ночлега.

   Она не долго бродила по маленькому городку, пока набрела на постоялый двор.

   «Сегодня отосплюсь! А завтра пойду искать способ как попасть на остров!»

   Так думала Рада вначале. Она понятия не имела, что происходит в стране в это время. А спрашивать у кого-то уже не хотелось.

   Рада быстро сняла себе комнатку на ночь. Оказалось, деньги, которые она взяла с собой, здесь были в ходу. Хозяйка постоялого двора провела её в небольшую комнатку на втором этаже.

   Как только Рада её увидела, у неё чуть глаза на лоб не вылезли от возмущения. Комнатушка была действительно крохотная, в ней стояла одна кровать и стул. В углах было много паутины. Куда смотрит санстанция?

   Девушка решила не расставаться со своей сумкой. Она боялась, что её могут украсть. Ведь там была родовая книга. Дороже этой вещи была только жизнь самой волшебницы.

   Прихватив с собой сумку, Рада спустилась в столовую, на первый этаж. Там под вечер собралось много разного народа. Кто был тихоней, и отсиживался по углам за своими столиками. Кто-то что-то доказывал кому-то.

   Рада на всё это смотрела с призрением. Ей было настолько противно, что она начала задумываться: а случайно эти люди только, что не вышли из пещер?

   Сев за единственный свободный столик, девушка заказала себе ужин. Еда, на её мнение, была не ахти. Рада не привыкла к такому. Но оставаться голодной ей не хотелось.

   Девушка внимательно слушала, кто, что говорит. Ей было интересно выяснить что происходит вокруг. И чтобы на тебя при этом никто не накричал.

   Двое подвыпивших мужчин, сидящих за столиком рядом, почти во весь голос разговаривали о том, что им на корабле не платят жалование; короли совсем обнаглели, для простого народу ломтя хлеба пожалели.

   Другие обсуждали каких-то волшебников. Рада прислушалась: к магии относились хорошо. Девушка даже задумалась, она вроде учила, что в семнадцатом веке магов недолюбливали.

   Через двадцать минут сидения за столиком, её, казалось, одиночество, решили скрасить. На соседний стул упал ещё не совсем пьяный мужчина с редкой бородкой.

   – И, что же такая красавица здесь одна скучает? – ухмыльнулся он. – Как тебя зовут, киска?

   Рада улыбнулась. Теперь в этом времени у неё будет другое имя.

   – Леди Вольфрам! – ответила Рада.

   Девушка до сих пор не смогла понять, на каком языке разговаривают люди. Это был и не английский, не французский. Язык был своеобразный, но Рада его понимала.

   – Прям таки леди? – еще больше ухмыльнулся мужчина. – Что ты здесь сидишь одна? Может поднимемся ко мне? Я тебе покажу коллекцию моих бабочек! – и полез к её ноге, на которой, кстати, были джинсы.

   Рада вовремя сдержала смешок. Бросив на мужчину уничтожающий взгляд, она зажгла на ладони огонь и сказала.

   – Отвянь от меня! Иначе я всех твоих бабочек спалю!

   Гордо вскинув голову, Рада прошлась по столовой и поднялась на второй этаж. Она уловила на себе несколько взглядов. Но девушке это было так противно, что она решила утром же покинуть это место.

   Ночь у неё была бессонная. Рада никак не могла заснуть.

   – Я потомственная волшебница, наследница рода Вольфрам и Солонгтон, должна ночевать в этой дыре под названием «гостиница»? – возмутилась она.

   Рада с опаской посмотрела на матрас, и представила, кто будет с ней жить в одной комнате. Наверное, там водятся клопы. Раздеваться по этой же причине она не стала.

   Почистив немного комнату магией Рада с опаской легла на кровать. Ночь выдалась холодной. Девушка желала лишь одного: поскорей отыскать мать и с ней вернуться домой, в своё время. Туда, где есть железные дороги, электричество и горячая вода в кранах.

   На следующее утро, как она и предполагала, у неё чесалось всё тело. Мыться здесь девушка не решалась. Захватив свою сумку, она быстро покинула постоялый двор.

   Девушка не спеша шла по городу рассматривая людей уже в ярком дневном свете. С наступлением нового дня город загудел, как улей.

   Вскоре Рада запуталась.

   – У вас здесь есть порт? – спросила она у прохожей.

   Эта женщина оказалась более приятней той вчерашней.

   – Здесь не далеко! У нас порт не большой, но здесь останавливаются торговые суда! – ответила она.

   Рада загорелась идеей попасть на одно из них. Пока лето их было много. Девушка решила больше не ходить в своих джинсах и футболке. Уж слишком она выделялась и не в лучшую сторону. Купив на базаре, у той же торговки, что спрашивала вчера, ткать, Рада пошла искать порт. Она решила потом, как ни будь пошить себе платье.

   Порт оказался ближе, чем она себе представляла. Просто из-за петляющих улочек, Рада не смогла его вначале найти.

   В порту стояло много рыбацких лодок. Этот вариант Рада сразу отбросила. Она направилась к барке – двупалубному паруснику. Это пока что был единственный корабль, что шёл к острову Барон.

   Капитана корабля девушка нашла не далеко, он как раз отдавал приказ матросам. Они уже собирались отплывать.

   – Господин! – обратилась к нему Рада. – Мне нужно на остров Барон! Вы не…

   – Не повезем! – перебил её мужчина.

   – А если я заплачу? – поинтересовалась Рада.

   – Плачь! Нас твои слезы не разжалобят! – сказал мужчина, подняв левую бровь.

   – Я имела ввиду, деньги дам! – Раду крайне обескуражили его слова.

   – Все равно! Женщина на корабле к несчастью! – невозмутимо ответил капитан.

   – Я не женщина, а девушка! – уточнила Рада. – Мне очень нужна ваша помощь! Понимаете, я ищу свою мать!

   – Она, что потерялась? – переступил с ноги на ногу капитал.

   – Она не находилась! – пробурчала Рада. – Понимаете, я сюда случайно попала из другого времени! Я найду свою мать и вернусь домой!

   Капитан на это только рассмеялся.

   – Так я тебе и поверил, что с другого времени!

   – А, что по моей одежде не видно?! – надулась Рада. – Я потомственная волшебница из двадцатого века, меня телепорт затес сюда! Мне нужно на остров Барон!

   И снова Рада наткнулась на стену из слова «Нет». Девушка уже не знала, что ей делать. Она уже предлагала деньги, но капитан отказался. Тогда Рада решила изменить тактику.

   – А давайте я вам спою! Если вам понравится, вы меня возьмете! Если нет, я уйду! –в душе Рада надеялась, что сделка удастся.

   – По рукам! Но ты случайно не сирена? Твой голос не погубит нас? – вдруг засомневался капитан.

   – Полукровка! – с опаской ответила Рада.

   – Тогда нормально! Пой, но только быстро! – капитан сел на столбик, к которому привязывали корабль, и его лицо приняло равнодушный вид.

   Рада тем временем решила взять за живое. Она не помнила ни одной морской песни, потому прошлась по стихам. Девушка быстро из стиха сделала песню. Когда она запела, лицо капитана не было уже таким равнодушным.

   Белеет парус одинокий

   В тумане моря голубом.

   Что ищет он в стране далекой?

   Что кинул он в краю родном?

   Играют волны, ветер свищет.

   И мачта гнется и скрипит;

   Увы, – он счастья не ищет

   И не от счастья бежит!

   Под ним струя светлей лазури,

   Над ним луч солнца золотой…

   А он мятежный просит бури,

   Как будто в бурях есть покой!

   Когда она закончила, капитан чуть было не плакал. Рада про себя улыбнулась.

   – Ох, как душевно поешь! Кто написал такую чудную песню?

   – Лермонтов! Но это вообще-то стих…

   – Хороший мужик, наверное, был твой Лермонтов! Сразу видно, моряк! – усмехнулся в усы капитан.

   Рада не стала с ним по этому поводу спорить.

   – Так вы меня возьмете? – спросила она.

   – Что с тобой поделаешь! – капитан махнул рукой. – Только при таком условии! Ты будешь нам каждый вечер петь песни!

   Улыбнувшись, Рада согласилась. Она даже не обиделась, что её подселили в каюту к одному старому купцу, который ехал в том же направлении.

   Зайдя в каюту, Рада подошла к кровати и положила на неё сумку. Наконец, она сможет нормально отдохнуть. Может ей здесь понравится.

   После обеда двухмачтовый корабль «Осьминог» вышел из порта. Уже через полчаса подул попутный ветер, и команда натянула паруса.

   Рада с интересом наблюдала за их действиями. Она ещё никогда не совершала таких длительных путешествий.

   Вечером, когда все разошлись спать, Рада никак не могла уснуть. Она никогда не плавала на кораблях, поэтому ей было некомфортно, когда всё вокруг качается.

   Бросив попытки уснуть, девушка взяла купленную ткань и пошла на палубу. Ночь была звездная, а воздух теплый и приятный. Только сейчас Рада поняла, как ей легко здесь дышать.

   Сев на скамейку, девушка положила себе на колени синюю ткань и мечтательно посмотрела на звезды. Она сама не умела шить, но хорошо это делала за неё магия. Рада несколько минут пыталась представить какое она хочет себе платье. Было очень жарко, потому девушка решила пошить себе летнее с короткими рукавами

   – Гледик. – прошептала она.

   Ножницы сами подлетели к ткани и начали с неё что-то вырезать. Рада только с интересом за этим наблюдала, иногда следя, чтобы платье вышло такое, какое ей нужно.

   – Шитье, это не моё. – тихо сказала Рада, когда был уже готов лиф.

   Платье получилось не сильно пышным. Ведь у неё не было столько ткани, чтобы сделать нижнюю юбку. Но наряд вышел довольно миленький, если на то, что его делала не она, а заклинание.

   – Рентем. – прошептала она, связав оборки на рукава. – Велантур! – девушка довольная магией вышила на лифе небольшой узор.

   Когда иголка и ножницы закончив свою роботу, исчезли, Рада с интересом стала его рассматривать.

   Одеть сейчас она так и не решилась. Была уже ночь, тем более ей не хотелось раздеваться. Всегда находятся те, кто по ночам не спит.

   С новеньким платьицем Рада вернулась обратно в каюту. Первый день на корабле прошёл для неё хорошо.

   Не смотря на позднее время девушке не хотелось ещё спать. Она с тоской посмотрела на свою сумку где был материн дневник и родовая книга.

   Рада с удовольствием бы почитала, но зажигать свет она также не могла. Старый купец, с которым плыла в одной каюте спал очень чутким сном. Его мог разбудить любой шум. Поэтому он ещё с вечера предупредил девушку, чтобы не мешала ему спать.

   Купец должен был сойти на ближайшем острове. А пока две недели она могла его потерпеть. Тем более старик рассказывал такие смешные анекдоты, а когда напьется его шутки приобретали пошлый характер.

   Но несмотря на это, старик был мирным. Не буянил, да и в драках никогда в жизни не участвовал.

   Раде пришлось подстраиваться под него. Девушке приходилось также слушаться правил на корабле. Поэтому она больше не могла долго залеживаться в постели. А по вечерам должна была петь свои песни.


   Глава 5. КОПЬЕНОСЕЦ

   Дни летели с незаметной скоростью. Погода стояла отличная, дул попутный ветер.

   Но спустя время ветер переменился, а на следующее утро вообще затих. Теперь на океане стоял штиль.

   Из-за этого команде «Осьминога» пришлось сесть на весла. Это тормозило передвижение судна.

   Целые дни Рада просиживала на скамейке в носу корабля. На «Осьминоге» она оказалась единственной девушкой из пассажиров.

   Океан Розмари был похож на зеркало, такой он был гладкий. Ни одной волны им не встречалось на ходу. Долгое время ветра не было. Вскоре припасы стали заканчиваться.

   Рада теперь в одиночестве сидела в своей каюте. Старый купец уже давно сошёл на своём острове.

   Девушка взад, вперед ходила по каюте, иногда поглядывая в окно. За ним пролетела чайка, на несколько секунд посмотревшая на девушку.

   После того, как ветер прекратился только её песни и спасали. Они подымали дух команде. На горизонте земли не виднелось. Можно было попросить помощи у других торговых судов. Но их тоже не встречалось.

   Но в этот день на горизонте появился большой трехмачтовый корабль. Не смотря на отсутствие ветра, он приближался с огромной скоростью.

   Заметив корабль, команда «Осьминога» ободрилась. Они сразу стали посылать сигнальные знаки и кричать. Корабль шел к ним. Когда он стал ближе на его носу стала заметна вырезанная фигура прыгающего волка.

   Корабль летел на всех парусах. И уже через несколько минут был рядом.

   Вот тут команде «Осьминога» пришлось кричать уже от ужаса. Это были пираты. На их флагштоке развевался грязно-зеленый флаг с белыми рогами и черными полосками.

   Рада издалека тоже заметила корабль. Но она не придала ему сначала никакого значения. Выходить из каюты ей не хотелось, потому отведя взгляд от окна, девушка переключилась на дневник матери, в котором, наконец, появилась новая запись.

   Дорогой дневник! Это оказалось сложнее чем я думала! Все пошло с самого начала простив меня.

   Мне срочно пришлось бежать из города Синие Горки.

   Увы проклятия мне не снять, вернуться домой я не могла. Потому мне пришлось пойти на хитрость.

   Сейчас я нахожусь на трехмачтовом паруснике «Копьеносец» нос которого украшает прыгающий волк, эту резьбу я сама придумала, когда завладела кораблем. Мне пришлось сильно постараться, чтобы втереться в доверие к эльфейс-оркам. Из-за того, что я могу превращаться в волка они подумали, что я богиня Вульм. В данное время я направляюсь на запад к Большому архипелагу.

   Мы уже ограбили много судов. На нашей совести много потопленных кораблей и людей. Нас боятся все и называют Грозой Розмари.

   Если не получится всё-таки снять проклятие я заберу всё что награбила и сбегу с этого корабля. Построю где-то себе особняк, не хуже, чем на Земле и буду там жить.

   Дочь пускай уже растет без меня.

   У Рады дыхание перехватило от прочитанного. Она не верила собственным глазам. Её мать не могла стать пиратом!

   Девушку привлек непонятный шум и крики наверху. И только сейчас она снова взглянула в окно. Она не поверила своим глазам. Это был он «Копьеносец». Всё как писалось в дневнике! И прыгающий волк на носу тоже.

   И тут до Рады, наконец, дошло, что на них напали пираты. Девушка была немного растеряна записью в дневнике, потому решила проверить.

   Собрав все свои вещи в сумку, Рада выбежала из каюты. На неё сразу же бросилось страшное чудовище с саблей. Рада отбила его удар родовой магией. Она как могла помогала команде «Осьминога», тем более опыт боя у неё был.

   Если это правда, то эти чудовища были в подчинении её матери. А это было самое обидное. Особенно когда думаешь, что твоя мать самый лучший человек на свете.

   Перепрыгивая через тела погибших и отстреливаясь от нападающих, девушка побежала к правому борту корабля, куда только что приземлился один из эльфейс-орков.

   Столкнув его в воду, Рада ухватилась за веревку и полетела на «Копьеносец» Её волшебной силы хватило, чтобы уничтожить двоих чудовищ.

   Рада была уже на неприятельском корабле. Он пустовал, ведь все эльфейс-орки перелезли на «Осьминог». Они уже успели поджечь его и порвать паруса.

   Рада осторожно шла по незнакомому кораблю. Она вдруг поняла, что не знает, что ищет. Девушка ещё немного прошла по палубе. Её синее платье было уже запачкано соленой водой и кровью.

   Она, осматривая беглым взглядом палубу, не заметила, как к ней сзади кого-то подошёл. Девушка заледенела от ужаса, когда холодная сталь сабли прикоснулась к её шее.

   – Куда собралась, кошечка? – иронично спросил женский голос.

   Рада содрогнулась, хотя она не видела того, кто на неё напал, но все же ей было страшно и больно в то же время.

   – Эй, вы! – крикнула она эльфейс-оркам, появившимся на палубе. – У нас новая пленница! Отвезем её на невольничий рынок! – рассмеялась женщина-капитан, толкнув Раду к чудовищам. – С виду она дворянка, за неё мы получим много денег!

   Эльфейс-орки оскалившись, вырвали из рук девушки сумку с родовой книгой. Рада закричала и попыталась вырваться. Волосы упали ей на глаза, потому она вначале не смогла разглядеть капитана.

   Это была высокая очень красивая женщина с темными кудрями обрамляющие светлое лицо. Глаза её были, как луна – серые, а через все щеку проходил большой шрам.

   Увидев её, у Рады брызнули из глаз слезы, она продолжала вырываться.

   – Чудовище! Тварь! – закричала разозленная девушка.

   Женщина-капитан забрав её сумку, услышав гневные речи пленницы, вскинула руку.

   – Вальдоббиадене! – произнесла она заклинание.

   Смотря, как на неё летит заклинание, Рада закричала ещё сильнее. Из глаз у неё продолжали течь слезы. Она узнала родовую магию.

   Девушка подняла голову к небу и вскричала.

   – О, род мой, узри ты позор этот!

   В следующую секунду заклинание достигло её, и она упала на палубу корабля.

   – Что делать с ней? – оскалившись, спросил пират.

   – В трюм! Когда очнется есть не давать! Через несколько дней приведете её ко мне! – сказала женщина-капитан и развернулась чтобы уходить.

   Она даже не посмотрела на бесчувственное тело дочери.

   Когда девушка пришла в себя, огляделась по сторонам. Она находилась в грязной тюремной камере. В маленькое окошко попадало совсем мало света, потому она сидела почти в полной темноте.

   Здесь было сыро и страшно. Но не это мучило девушку. Она узнала в капитане пиратов свою мать. Рада была подавлена этой новостью. Ведь она так мечтала увидеть мать. А теперь оказывается, что та не такая уж нужная ей. Рада триста раз пожалела, что отправилась её искать. Сейчас бы сидела в своем поместье в Змиёве или в худшем случае поступила в медицинский институт.

   Рада не знала день сейчас или ночь. Ей за всё время не принесли совсем еды. Это злило молодую волшебницу. Ей не хотелось сидеть в грязной камере. Но и мать ей уже тоже не хотелось видеть.

   Но однажды решетка заскрипела и отворилась. В тюремную камеру вошел один из пиратов эльфейс-орк.

   – Иди! Тебя к себе зовет Вульм! И без выходок, а то я за себя не отвечаю!

   – А если не пойду? – оскалилась Рада, она поняла, что никакой богини Вульм здесь нет, это все обман её матери.

   – Полетишь! – сказал орк и схватил её за руку.

   Ему пришлось силой тащить Раду в каюту капитана. Женщина стояла возле стола с морской картой.

   – Выйди! Мне нужно поговорить с пленницей! Я потом позову тебя и отправишь её обратно! – сказала капитан пирату.

   – Слушаюсь, богиня Вульм! – ответило чудовище и ушло.

   Рада осталась в каюте с капитаном наедине.

   – Рассказывай, кто ты такая? Куда ехала? Что забыла на моём корабле?

   Рада вскинула подбородок и посмотрела в глаза капитану чудовищ. Она несколько минут стояла молча, от этого женщина начала сердится.

   Рада лишь вздыхала, смотря на мать, она делала небольшие шаги, показывая при этом всё свое презрение. Когда на лице капитана был уже гнев, Рада легонько улыбнулась.

   – Меня зовут Рада Вольфрам Солонгтон! Я сирота, потому, что меня младенцем мать бросила в лесу! – девушка перестала улыбаться. – Я преодолела время, чтобы найти свою мать! Великую волшебницу, родственницу основательницы «Резенфорда»! Моя мать была великой женщиной! Но увы, она умерла!

   Женщина– капитан содрогнулась от этих слов, и её лицо побледнело.

   – Врешь! – сказала она. – Откуда ты знаешь имя моей дочери?

   Рада тихо рассмеялась. Но в глазах её была теперь только боль.

   – Как же ты могла, мама? Ты бросила меня младенцем в лесу! Позволила отдать в детдом! Прошло уже восемнадцать лет! – Рада не могла остановить нахлынувшие слезы. – Как же ты могла, мама? Катана Вольфрам Солонгтон! Я тебя ненавижу.

   Женщина испугано посмотрела на дверь, а потом вскинула руку, при этом не сказав ни слова. Дверь моментально закрылась на защелку и покрылась свечением.

   – Рада, молчи! Не произноси здесь моё имя! – вскричала она.

   Девушка больше ничего не собиралась говорить, ей было очень тяжело понять теперь мать. Потому она отвернулась от неё.

   – Ты должна меня понять! У меня не было другого выбора! Над нашим родом лежит страшное проклятие, которое не даёт родителям видеть детство своих детей! Ты думаешь мне хотелось тебя бросать? – выпрямилась Катана. – Я узнала, что это проклятие можно как-то снять, но не рассчитала! Теперь я здесь!

   – А может дело не в проклятии? Ты просто бросила меня! – холодно ответила Рада не поворачиваясь.

   – Над нашим родом ещё с Вероники Солонгтон лежит проклятие! Родители не могут видеть детство своих детей. Они или погибают, или исчезают пока дети не вырастут. Моей семье удалось частично избежать проклятия! Мать вырастила моих двоих сестер. А я же росла без родителей! Когда младшей было пять лет всех убили! Сбежать удалось только мне! Потому я решила попробовать снять проклятие! – сказала Катана Вольфрам.

   Рада её слушала молча. Вдруг, в какой-то момент у девушки подогнулись ноги, и она упала на пол потеряв сознание от голода. У неё уже несколько дней крошки во рту не было.

   Испугавшись за дочь, Катана Вольфрам её переложила на свою кровать. Девушка находилась без сознания несколько минут. Пока Катана приказала принести еды.

   Рада в начале упрямилась, но потом все-таки стала есть принесенную еду.

   Девушка была разбита и измучена, ей уже не хотелось ничего, даже жить. Она поверить не могла, что ей теперь придется жить на пиратском корабле. Тем более Катана Вольфрам сказала своим подчиненным, что Рада ценная пленница, и чтобы за неё дали больше, она должна быть живой и здоровой. Потому девушка поселилась в капитанской каюте.

   Рада не чувствовала радости. Она устала от бесполезных поисков и не верила ни одному слову матери.

   Темной безлунной ночью она вышла на палубу корабля. Было тихо и спокойно. Но её всё ещё не отпускало гнетущее чувство, что это корабль пиратов.

   Следя за тем, чтобы её никто не увидел, девушка подошла к борту корабля и посмотрела вниз.

   «Вот и закончилось моё недолгое приключение» – подумала она.

   Рада продолжала смотреть на воду. Она была так близко, что захотелось прикоснуться к ней рукой. Девушка чувствовала себя никому ненужной, брошенной на произвол судьбы.

   Вокруг был открытый океан и никакого признака суши. Ей бы подошел небольшой островок. Бедная девушка совсем обессилила от мысли, что теперь не сможет вернуться в своё время.

   Она горько заплакала, смотря на воду.

   Ухватившись за один из канатов, Рада стала на борт корабля. Одной рукой она продолжала держаться.

   Теперь ей было всё равно, главное поскорей умереть. Тогда этот кошмар закончится.

   Рада отпустила руку, держащуюся за канат и подняв глаза к небу прыгнула за борт, в холодную воду.

   Вынырнув, девушка глубоко задышала, держа лицо над водой. Холод сковал все её тело.

   «Хватит» – сказала она мысленно сама себе и нырнула.

   Океан её встретил тьмой.

   Вдруг яркий луч света прорезал эту тьму. Рада открыла глаза и несколько секунд просто моргала. Она всё ещё лежала на кровати в капитанской каюте.

   Сев, девушка вспомнила свой сон. Она уже подумывала действительно выбросится за борт. Так будет легче. Не нужно будет что-то делать.

   Рада встав с кровати подошла к двери. Но она была заперта на магический замок, так, что девушка не смогла её открыть.

   Рада подошла к окну и заглянула в него. Море спокойно колыхалось, а по небу плыла луна. Через несколько дней будет полнолуние.

   Вернувшись в кровать, Рада до подбородка укрылась одеялом. Она уже не могла уснуть, боясь, что сон снова к ней вернется.

   Потому девушка всю оставшуюся ночь пролежала с открытыми глазами. Покончить с собой ей здесь не удастся.

   Утром её отвлек от мыслей голос матери. Она стояла рядом с кроватью.

   – Рада, я тебе принесла поесть!

   – Убери, я не хочу! – ответила Рада, отвернувшись.

   – Рада, не может так продолжаться! Ты ничего не хочешь есть! А тебе нужны силы! Мы скоро убежим отсюда! – ответила Катана Вольфрам.

   – Я должна радоваться? – взглянула на мать Рада. – Я для тебе не Рада, а Леди Вольфрам!

   Женщина выпрямилась во весь рост и сверху вниз посмотрела на дочь.

   – Откуда у тебя взялась эта гордыня? Ты на меня сердишься, что я стала пиратом? Поверь, у меня не было другого выхода!

   Рада молча лежала, отвернувшись к стене. Она была очень сердита, чтобы сейчас кого-то слушать. Ей до сих пор не верилось, что вернуться в своё время она не сможет.

   Когда Рада осталась одна в каюте, она открыла родовую книгу «Ала ин Рал». Девушка надеялась там что-то найти. Но судьба решила за неё иначе.

   Катана Вольфрам до вечера не появлялась в своей каюте. За то Рада слышала наверху сердитые крики пиратов.

   Девушка уже ничего не пугалась, но выходить на палубу ей запрещалось. Но всё равно какой-то страх рождался в её душе. Она корила себя за то, что начала поиски матери и теперь оказалась в ловушке в этом времени.

   Катане Вольфрам было не лучше. На корабле в любую минуту мог вспыхнуть бунт. Женщина боялась, что её могут разоблачить. Тем более подходил срок сказанного ей когда-то пророчества.

   Катана стояла на кормовом балконе и смотрела на воду за кораблем. На небе светила полная луна. Женщина подняла лицо к небу и спутник Земли отразился в её серых глазах.

   Несколько раз моргнув Катана опустила голову, потупивши взгляд. Луна сегодня была особенно большая, такой женщина ещё никогда не видела.

   – Богиня Вульм! – подошел к Катане Вольфрам боцман эльфейс-орк. – У нас проблемы! Команда недовольна, что мы пропустили королевскую каравеллу! Мы никогда ещё не пропускали таких кораблей! Или госпожа капитан больше нам не доверяет?! – прищурился боцман. – Только один ваш приказ и мы потопим каравеллу!

   – Отставить, потопление! У нас и так много золота! – ответила Катана Вольфрам.

   – Как вам будет угодно, богиня! Но на этом корабле плывет принцесса, за неё мы можем получить выкуп в два раза больший чем за девушку, которая поселилась в вашей каюте!

   – Передайте команде, что мы не будем нападать на каравеллу! Это мой приказ! – сердито ответила женщина.

   Но корабль уже изменил курс и стрелой понесся к кораблю.

   Неизвестно почему, но Катана боялась этой каравеллы. Как будто это был не просто корабль, а её смерть.

   – Позовите квартирмейстера! – крикнула женщина. – Штурман, разворачивай корабль!

   Стуча сапогами к капитану подбежал эльфейс-орк и в приветствии оскалился.

   Катана Вольфрам поняла, что отступать теперь бесполезно. Иначе пираты могли что-то почуять неладное.

   – Мой приказ! Вынести с каравеллы все богатства, а людей не трогать! – посмотрев по сторонам, Катана добавила. – Если они не будут сопротивляться!

   Пираты приготовили абордажные сабли. От них исходил такой запах, что слышно его было на другом корабле.

   Когда каравелла оказалась совсем рядом, Катана ухмыльнулась, здесь не было ничего страшного. Она уже мысленно была далеко отсюда.

   Нападения было неизбежно. Увидев пиратов каравелла начала отстреливаться пушками. Они бы победили, если бы не волшебные способности капитана «Копьеносца». Она накрыла корабль белым облаком, и провела его с левого фланга. Начался абордаж. Чудовища с криками перескакивали на палубу корабля.

   В это же время на кормовом балконе каравеллы стояла молодая женщина с черными прямыми волосами, глаза у неё были зеленые, как трава. Женщина была одета в длинное платье с кружевными манжетами.

   В её глазах четко отразился испуг, когда она увидела, что на корабль напали пираты. Женщина изо всех ног бросилась к каютам. Ей повезло, её никто не увидел. Она быстро проскользнула в богато украшенную каюту.

   В роскошном кресле сидела юная девушка, ей на вид было лет четырнадцать.

   – Принцесса Кристабель! На корабль напали пираты! – тяжело дыша сказала вбежавшая женщина.

   Все, кто находился в каюте перепугались услышанному. Они слышали шум на палубе, но, наверное, не придали этому значения.

   Тем временем корабль трещал по швам. Полная луна придавала пиратам сил и наоборот забирала их у оборонявших.

   – Быстрей, принцесса! – поторопила её женщина, а сама скрылась за дверью.

   Через минуту она снова появилась в каюте, но уже с младенцем на руках. Это была её дочь. Девочка под действием чар спала и потому женщина не боялась, что та проснется и начнет плакать.

   Следом за черноволосой женщиной с ребенком пошла принцесса Кристабель и её служанка. Из-за полной луны было тяжело спрятаться.

   – Принцесса, садитесь в лодку! Я закрою её чарами! Здесь остров не далеко! – сказала женщина.

   Один из матросов тайно стал спускать лодку на воду.

   – Если вы попадете в руки к этим пиратам, они вас убьют! – сказала женщина, поторапливая. – Пожалуйста, возьмите моего ребенка! О ней должен кто-то позаботиться.

   – Но, а как же ты? Садись с нами! – удивленно посмотрела на неё принцесса.

   – Я не могу! Я вернусь на корабль и вступлю бой со всеми! – ответила женщина.

   – Но зачем? Ты же можешь погибнуть? – ещё больше удивилась принцесса.

   – Значит проклятие сбудется! Прошу вас, не медлите! Принцесса Кристабель, вы должны доплыть до своего жениха! Берегите мою Джену!

   Больше она ничего не сказала принцессе, поторапливая матросов, чтобы они скорей спустили лодку на воду. Женщина в последний раз взглянула на свою маленькую дочь, а потом вытянула руки.

   – Импреклад! – от её рук вырвалась белое облако и охватило лодку.

   Лодка и все находящиеся в ней в ту же секунду исчезли. Они никуда отсюда не делись, просто их теперь никто не видел. Женщина надеялась, что принцесса со свитой сможет так безопасно приплыть на остров, а там уже пересесть на другой корабль.

   Женщина почувствовала, как каравелла начала трещать. Пираты пробили в ней большую дыру, через которую уже хлестала вода.

   Выскочив на палубу, женщина бросилась на помощь команде. Но преимущество было пока у пиратов.

   Пробежав по палубе, женщина отбила удары нескольких пиратов, а потом подскочила и превратилась в черного волка. Оскалившись, она бросилась на эльфейс-орков.

   В это же время на этом же корабле появился и другой черный волк. Они сражались по разным сторонам.

   Два больших волка обескуражили пиратов. Они сначала не поняли, что произошло. Ведь волком была богиня Вульм. Теперь они поняли, что что-то здесь не чисто.

   Катана Вольфрам превратившись в волка, прыгнула на палубу каравеллы. Она не сразу заметила ещё одного волка. Двое хищников одновременно бросились друг на друга.

   Вдруг один из черных волков превратился в темноволосую женщину с зелеными глазами. Отбившись чарами от капитана «Копьеносца» она бросилась бежать.

   В это время на двух кораблях поднялся шум. Вдруг над каравеллой начал клубится дым, он приобретал человеческий вид.

   Женщина с зелеными глазами в отчаянии посмотрела на горящий корабль, бежать ей было уже некуда. Она увидела, что и другая женщина владела такой же, как и у неё силой.

   Катана Вольфрам увидела её и побежала следом. Но женщина из каравеллы скрылась из её вида. Незнакомка продолжала некоторое время отстреливаться от нападающих, пока ей в спину не вонзилась стрела.

   Женщина как подкошенная упала на залитую кровью палубу. Катана испугано подбежала к ней, женщина была ещё жива. Опустившись перед ней, она увидела в старой потрепанной сумке у той, толстую книгу в зеленой обложке. Катана отчетливо увидела герб – волк. Это привело её в ужас. Это была «Ала ин Рал».

   – Как тебя зовут? – Катана наклонилась над умирающей.

   Женщина прохрипела, и кровь брызнула у нее со рта.

   – Катана Солонгтон…Вольфрам! – в следующую минуту произнесла она и вдруг замолчала навсегда.

   У другой Катаны Вольфрам вырвался стон боли.

   «Не может такого быть! – промелькнуло у неё в голове. – Если ты Катана Вольфрам, то ты не должна была сейчас умереть! Ты же основательница «Резенфорда» и моя родственница»

   Капитан пиратов – Катана Вольфрам испуганно посмотрела по сторонам. Она тогда не ошиблась, на этом корабле была её смерть – её разоблачили. Женщина повернула голову к сумке с волшебной книгой, но та в какие-то секунды растворилась, будто её и не было.

   Катана боялась, чтобы с их родом ничего не случилось. Она так и не узнала, что случилось с её далекой бабушкой Дженой Солонгтон.

   Женщина так прониклась мыслями, что не заметила, как корабль загудел.

   – На корабле не настоящая богиня Вульм! – кричали пираты.

   Катана испугано огляделась. Дым над кораблем к этому времени превратился в человеческую фигуру. Это была очень высокая женщина, метра три, четыре ростом. У неё были длинные черные волосы и большая корона на голове. Одетая в черное развевающееся платье с синими вставками.

   У Катаны холодок пробежал по телу. Вульм!

   Теперь у женщины не было выхода. Она превратилась в волка и бросилась бежать на «Копьеносец». Время поджимало. Её дочь Рада была в опасности.

   * * *

   Рада продолжала сидеть в своей каюте и читать «Ала ин Рал». Она не обращала внимания на шум наверху. Ей было противно слушать то, как её мать грабит очередной корабль.

   Но, вдруг, родовая книга, которую она листала, начала меркнуть и за считанные секунды исчезла. Девушка ужасно перепугалась, она не поняла, что случилось. А тем временем в её времени исчезло с лица земли общежитие Вольфрама в Резенфорде.

   Теперь шум наверху её испугал. Через несколько минут в каюту вбежала мать. Женщина тяжело дышала, а лицо у неё было перепуганное.

   – Рада, где «Ала ин Рал»? – не успев отдышаться, сказала Катана, быстро закрывая дверь.

   – Я не знаю! Она только что была, а потом куда-то исчезла! – растерянно посмотрела на неё дочь. – Что произошло?

   – Меня раскрыли! Явилась настоящая богиня демонов Вульм! – сказала женщина ища взглядом волшебную книгу.

   Снаружи стали доносится крики и дверь сотряслась от удара. В этот момент Катана на кровати увидела появившуюся «Ала ин Рал». Не было времени удивляться. Она схватила книгу и принялась быстро её листать.

   – Что ты делаешь? Как мы убежим отсюда? – удивилась Рада. – Вокруг океан!

   Катана ничего не ответила, продолжив листать.

   – Повторяй за мной заклинание! Пока дверь не разнесли! Иначе нас убьют! – Катана открыла нужную страницу.

   Ветер, ветер, подымись.

   Сила мага отзовись.

   Подыми, не дай погибнуть.

   Ты не дай беду постигнуть.

   Прилети ты в тот же час

   Забери отсюда нас.

   Когда мать и дочь дочитывали последние слова, дверь разлетелась в дребезги и в каюту вбежало несколько эльфейс-орков с саблями наголо. Рада испугалась и стала быстрее читать заклинание.

   Вдруг, «хлоп» – мать и дочь исчезли, будто их здесь вообще не было.


   Глава 6. АЛЬБРЕХТ

   Был прекрасный летний вечер. Облака расступились, открывая ковер из тысячи сверкающих фонариков – звезд. Ночь обещала быть спокойной и ясной. Луна купалась в озере, разливая свой свет повсюду.

   В небольшом городке Рамплур, что находилось недалеко от границы империи Катали, было тихо и спокойно, как никогда. Только иногда собаки в чьих-то дворах начинали лаять.

   Тихо было потому, что вся городская молодежь ушла гулять в лес и к озеру. Чтобы вдохнуть в последний раз свободы и погулять вдоволь.

   Дело было в том, что один городской парень, по имени Кирт, женился. Его невестой стала сероглазая красавица Полина.

   По этому счастливому случаю был устроен мальчишник, где гуляли друзья Кирта, и девичник, который устроила Полина для своих подруг.

   Прощания с вольной жизнью было необычно шумное. Лес гудел от музыки и криков.

   На большой лестной поляне горел костер. В него иногда подкладывали хворост, чтобы он не тух.

   Возле костра, когда все пошли танцевать, остался лишь один юноша с длинными, завязанными в хвост темными волосами. Вороша сухой палкой обгоревшие ветки, он задумчиво смотрел куда-то вдаль.

   Гитара лежала возле него на земле. Юноша неплохо на ней играл, поэтому он был желанным гостем на праздниках. А когда прослышали, что он умеет петь, стали упрашивать ещё и это.

   Сам юноша не очень любил показывать кому-то свой необычный талант к пению. Ведь считал, что это не мужское занятие.

   Несмотря на веселую атмосферу он был необычно молчалив. Дело не было в робости, просто этот зеленоглазый парень очень любил одиночество. Когда можно было уединится и мурлыкать какую-то песенку под гитару. Хотя и не отказывался, когда его звали к себе друзья.

   Альбрехт, так звали его. Он был сыном травницы Мирты Шлиман. В городке все его очень любили за доброту и отзывчивость, что было не присуще некоторым жителям этого же города.

   В свои восемнадцать лет природа его щедро наградила внешностью. Почти все девчонки городка сохли по нему, ну, а он не обращал на них никакого внимания. Его темно-зеленые глаза смотрели только на белокурую красавицу Клару и сердце принадлежало только этой юной баронессе. Они были не одного социального статуса, в этом была вся проблема.

   Альбрехт с улыбкой посмотрел туда, откуда слышались шум и возня. Друзья вдоволь веселились. Они устраивали конкурсы, играли в карты на желание.

   Вскоре все снова вернулись к костру и продолжили свои развлечения.

   Водка и вино разливалась рекой, разговоры и музыка заглушали все. Друзья Кирта вдоволь веселились. Охмелев, они пели у костра песни и рассказывали пошлые анекдоты.

   Что с них взять, это же молодежь. Их радость не затмевала даже весть о возможной войне с королевством Роэн.

   – Альбрехт, чё скучаешь? Пошли с нами играть в карты! – подошел к нему один из друзей.

   – Нет, я на желания играть не буду! – покачал головой Альбрехт.

   – Слабо? Боишься, что проиграешь? – засмеялся юноша.

   – Я? Боюсь?! – вскочил с места Альбрехт, слова приятеля его задели за больное место.

   Ал подсел к небольшой компании друзей Кирта. Все его приняли радостными криками. Альбрехт не имел такого опыта игры в карты, как его приятели.

   Потому, он особенно внимательно смотрел в свои карты, пытаясь ничего не пропустить. Потому, что пьяные люди – это вещь коварная. Он один из всех был ещё трезвым, потому ему было легче думать. Поэтому, он и выиграл.

   Для проигравшего придумали желание. Вскоре половина из компании побежала следом за проигравшим, им тоже хотелось повеселится.

   Альбрехт остался сидеть в окружении четырех человек. Один из них курил сигарету, второй, что-то рассказывал, а другие два уже спали.

   В это же время возле озера девичник Полины был намного спокойней чем мальчишник Кирта. Они пели песни, водили хороводы, и рассказывали друг другу разные истории.

   Девичий смех разливался над озером. Было такое поверье, если девушка в перед день своей свадьбы скупается в этом озере при молодой луне, она будет счастлива в браке.

   – Ой, Полина, смотри! А, это не твой благоверный там побежал? – воскликнула девушка в синем платьице с накидкой.

   – Смотри, смотри, там и другие! На свиньях, наверное, побежали кататься! Бедная тётя Шура! – рассмеялась другая девушка.

   В это же время раздался поросячий визг и крики от фермы тети Шуры. Девушки залились смехом.

   – Жаль, что здесь нет нашего Альбрехта с его гитарой! От, Кирт, зараза, переманил его на свою сторону! – улыбнулась Полина, поставив руки в боки. – Сейчас бы послушали его!

   – Если он ещё может говорить! – рассмеялась её подруга. – Кирт, наверное, опоил его этой гадостью!

   – Вы как думаете, кого он выберет себе в невесты? – поинтересовалась рыжеволосая девушка с длинной косой, щеки её залились легким румянцем.

   – Уже пора! А, то ещё год, два и мы будем старыми девами! – ответила ей подруга.

   – Вы же знаете его! Он у нас переборчив! – без какого-то упрека, сказала светловолосая подруга.

   – Что мы все про Ала и про Ала? У нас, что других парней нет? – девушки снова залились смехом, а от фермы послышался поросячий визг.

   Утром невозможно было различить где свиньи, а где друзья Кирта. Все были на одно лицо и пьяные до поросячьего визга.

   Один лишь Альбрехт вернулся домой на своих двоих, и то потому, что он ушел раньше, чем все остальные.

   Небо прорезала небольшая полоска рассвета. Когда он добрел до дома она стала больше. Голова болела от алкоголя, выпитого за ночь.

   «Ох, Альбрехт, ещё немного… – Где же комната?» – подумал Ал, переступая порог дома. Он случайно задел веник и тот упал ему под ноги.

   Юноша стараясь больше ничего не задеть, пробираясь к своей спальне. Разбудить мать и младшую сестру не хотелось.

   Дом был совсем крохотный, но двухэтажный. На первом этаже находилась кухня и какая есть гостиная. А на втором спальни.

   Мирта Шлиман уже несколько лет как овдовела, теперь вся робота упала на её плечи. Она неплохо разбиралась в травах, могла приготовить настойки, лечить от некоторых болезней.

   Альбрехт очень любил мать и сестренку Аллу тоже.

   Уставший, юноша не раздеваясь упал на кровать. У него кругом шла голова, а сон всё не приходил. Перевернувшись на другой бок, Альбрехт посмотрел на накрытую шкурами диких животных стену.

   Он иногда ходил на охоту. В их лесах не водилось большой дичи, бывало попадались олени, зайцы. Но вот немного дальше видели кабанов.

   Стрелял из лука он также хорошо, как и другие городские мальчишки.

   Повертевшись ещё на кровати, Ал неожиданно для себя крепко уснул. Наутро его никто не стал будить и потому, проспал очень долго.

   Но, когда разлепил глаза, голова у него болела сильнее чем ночью, казалось, что по ней били кувалдой. Тело налилось свинцом, так что подняться с кровати стало невозможно.

   «Ну и пусть! – подумал он, натянув одеяло повыше. – Меня никто не сгоняет с кровати!»

   Улыбнувшись сам себе, Альбрехт снова закрыл глаза и уснул.

   Ему снилось будто он едет на лошади в сверкающих доспехах, а за ним следом идет большое войско. Он руководит армией. В настоящей жизни Альбрехт никогда б не сел на коня. Он их с детства боялся, после того как в семь лет упал и чуть не разбился. Его ели тогда выходили.

   Альбрехт спал бы целую вечность. Он никогда в глаза не видел мягких перин, ему оставалось только воображать какие они.

   Ему очень хотелось разбогатеть и женится на дочери барона Кларе. Уже как два года её семья переехала жить в другой город. А когда-то детьми они были неразлучны. Альбрехт вспомнил это с улыбкой, он тогда таскался следом за Кларой.

   Альбрехта разбудил звонкий голосок сестренки. Она залезла на кровать и стала его толкать своими маленькими ручками. Алле тогда исполнилось восемь. Она была, как маленькая принцесса, пытливая и умная. Девочка любила бегать и играть в разные игры.

   – Алла, дай поспать! – буркнул Ал, перевернувшись на другой бок.

   Девочка, не смотря на свой возраст, не понимала таких простых слов. Как, это так, спать, когда можно бегать и прыгать?

   – Ал, просыпайся! Мне скучно! – над самым ухом прожужжала младшая сестренка.

   – Поиграй с мамой! – Альбрехт сделал вид что спит. – Я устал!

   Девочка перелезла через него и стянула резинку, которой он завязывал волосы в хвост.

   – Если, Ал, встанет, Алла расскажет ему новость!

   – У твоих игрушек сегодня день рождение! Я знаю! – пробубнил Альбрехт, не открывая глаза.

   – Это само собой! Я тебе скажу кто приезжает на ярмарок! – девочка снова застучала кулачками по его руке. – Баронесса Клара!

   Услышав знакомое имя, Альбрехт открыл глаза. Было действительно уже поздновато, нужно вставать. Часов в этом доме никогда не было, все привыкли следить за солнцем.

   Потянувшись, Альбрехт протянул руку к резинке, а потом решил оставить волосы в покое.

   Подойдя к небольшому зеркалу, висевшему в его спаленке, Ал посмотрел на себя. Юноше не хотелось ничего сегодня делать, на него накатилась лень. Но желудок требовал еды. Расчесав волосы, Альбрехт положил её на столик возле кровати и пошёл завтракать, или обедать…

   * * *

   На улице стояла жаркая летняя погода. Альбрехт подвязав волосы не спеша пошёл к озеру, что находилось сразу за городом.

   Вокруг не было ни души. Это и нравилось юноше. Никто не будет ему мешать своими криками. Посмотрев по сторонам Альбрехт разделся и залез в прохладную воду.

   На него сразу накатило неистовое блаженство. Погрузившись в озеро с головой, он мысленно улыбнулся. Здесь было намного лучше, чем на поверхности.

   На долго он не мог задерживать дыхание, потому через несколько секунд пришлось вынырнуть. Разгребая воду руками, Ал поплыл к берегу.

   Одевшись по пояс, юноша упал на траву и закинул руки за голову. На небе в это время было много облаков. Они принимали форму различных существ или предметов.

   Смотря на них Альбрехт увидел большого кита, потом ветер постепенно превратил его в какое-то другое животное. Альбрехт перевел взгляд на сердечко из облаков. Он такие вещи на небе часто видел. Ему даже показался силуэт волка.

   Как же это было интересно смотреть на небо и мечтать. Думать Ал мог только об одном. Его мысли были заняты завтрашней ярмаркой. Когда тихий городок превращался в шумный улей.

   Альбрехт уже мысленно был на этой ярмарке. Его воображение рисовало ему прекрасную девушку с светлыми волосами и голубыми, как это небо, глазами. Её походка была легка и грациозна.

   От нахлынувших эмоций юноша чуть не задохнулся. Он прикусил губу и приподнялся с травы.

   – Я обязательно накоплю много денег и попрошу твоей руки! – подумал вслух Альбрехт. – Клара.

   Был уже день, потому Ал боялся, что его начали искать. Завтра начиналась ярмарка, нужно было закончить подготовку.

   Надев рубашку, юноша зашагал обратно в город. Возле озера было не так жарко, как возле домов.

   – Мам, чем-то помочь? – обратился он к матери.

   Темноволосая женщина крутилась возле обеденного стола, у неё было приготовлено уже несколько больших корзинок. В них она собиралась положить фрукты, овощи и кружевные салфетки.

   Мирте Шлиман в городе равных не было в кружевоплетении. Убрав под платок выбившуюся прядь, женщина подняла одну из корзин, но та оказалась сильно тяжелая. Тогда Альбрехт подошёл к ней и помог переставить все остальные. До вечера у них было готово уже всё для ярмарки.

   Все горожане ждали этого события. Ведь кроме торговли будет много различных развлечений.

   – Вот и всё, Альбрехт! Готово! Завтра пораньше пойдем, пока не заняли наше место! Чувствую в этом году будет особый ярмарок! – усмехнулась Мирта Шлиман.

   Альбрехт заулыбался. Для него он будет действительно особенным. Завтра, наконец, все его проблемы закончатся.

   Радостный юноша пошёл вечером спать. Наутро он проснулся самый первый. До открытия ярмарка оставалось уже не много времени. Потому нужно было поторопиться.

   В другие года Альбрехт помогал матери с подготовкой, а потом уходил, на самой ярмарке он не был. Но этот же день особенный!

   Ярмарка проходила за городом на большом поле. Даже в такую рань на неё съехалось уже много народу с ближайших деревень. Ещё больше гостей прибудет ближе к обеду.

   Альбрехт не знал, что ему делать. Выложив весь товар на прилавок, он огляделся по сторонам. Ему не хотелось прозевать Клару.

   Посмотрев на товар, Альбрехт выбрал самый красивый кружевной платок. Он знал, что мать на него потратила много времени, потому положил за него несколько монет.

   Засунув платок в карман, Альбрехт прошёлся вдоль рядов. Всё это время он искал взглядом юную баронессу. В городе сегодня было мало народу, все находились за городом.

   Пройдя по пустым улочкам, Альбрехт повернул к особняку барона. Возле него он встретил одного из слуг.

   – Барон с семьей уже приехал? – поинтересовался Альбрехт.

   – Да! Они сейчас отдыхают с дороги! У вас к нему какое-то дело? – спросил слуга.

   – Да! То есть нет! – спохватился Альбрехт. – Пожелайте им от меня хорошего дня!

   Вздохнув, Ал посмотрел на дом и пошёл прочь. Вдруг он услышал, как его кто-то позвал. Оглянувшись, Альбрехт застыл, не в силах сделать и шагу. Возле ворот своего поместья стояла белокурая девушка в голубом платье.

   Девушка быстро подошла к Альбрехту и приветливо улыбнулась.

   – Ал, это, что ты? Ты ещё не забыл меня? Я Клара!

   На лице юноши появилась немного идиотская улыбка. На него в один миг накатила волна эмоций. Насколько она была прекрасна. Альбрехт мог любоваться ею хоть вечность.

   – Здравствуй, Клара! Как поживаешь?

   – Пошли на ярмарок! – предложила девушка. – Заодно поговорим! – они не спеша шли за город. – У меня всё хорошо! Я недавно вернулась из пансиона! Знаешь, Альбрехт, я никогда не видела ничего более скучного! Но это нужно! Лучше расскажи, как ты? Наверное, уже женился?

   Альбрехт смутился от её слов.

   – Нет, Клара, ещё не нашел себе невесту!

   – Правда? – удивилась девушка. – Ты такой видный парень! Я уверена скоро погуляем и на твоей свадьбе! Слышала недавно женился Кирт на Полине!

   – Да, два дня назад! – подтвердил Альбрехт.

   – Ал, расскажи, что-то о себе! – попросила Клара. – Я тебя не видела три года!

   – Ты меня вспоминала? – остановился он.

   Они уже подходили к шумной ярмарке.

   – Конечно! Мы же когда-то были друзьями! Так, что здесь есть интересного? – заулыбалась Клара, посмотрев по сторонам.

   Альбрехт довольный начал перечислять. На ярмарке было не протолкнуться. Ал решил сопровождать Клару, ему очень хотелось с ней поговорить не только о покупках.

   После обеда начались различные конкурсы, вечером обещали приехать жонглеры, а пока на импровизированной сцене показывали спектакль.

   – Клара, я с тобой хотел поговорить! Понимаешь, ты очень красивая и я…

   – Альбрехт, ты что-то сказал? Я не услышала? – поинтересовалась Клара, перекричав толпу.

   Альбрехт почувствовал себя не в своей тарелке. Они прошли немного дальше, где шума было меньше.

   «Я должен обязательно с ней поговорить!» – мысленно сказал себе Ал.

   – Клара! – Альбрехт достал из кармана сложенный кружевной платок и протянул его девушке. – Это тебе подарок от меня!

   Девушка улыбнулась, развернув платок. Подойдя, она поцеловала Альбрехта в щеку. Юноша стоял как заколдованный.

   Продолжая улыбаться Клара провела его в сторону от ярмарки.

   – Клара, мне нужно тебе кое-что сказать! – начал было Альбрехт.

   – Можно я первая скажу? – глаза девушки засветились от счастья; Альбрехт пожал плечами. – Ты же знаешь, что я несколько лет жила в другом городе! После того, как я вернулась из пансиона, родители устроили званный ужин. Они на него пригласили одного молодого графа! Альбрехт, ты даже не представляешь, насколько с ним интересно было общаться! Не смотря на мой статус, я всегда думала, что все дворяне снобы! Ал, поздравь меня! – заулыбалась Клара, тряхнув волосами.

   Альбрехт несколько секунд просто стоял и смотрел на неё, он не мог понять к чему она клонит?

   – С чем? – сказал Ал, а внутри у него похолодело.

   – Я обручена, через две недели моя свадьба! Ты рад за меня? – искренье поинтересовалась она. – Что ты хотел мне сказать?

   – Я? – у Альбрехта пропал дар речи, он спрятал от неё глаза. – Уже ничего! Я рад за тебя! Извини, Клара, мне пора! Нужно, помочь матери!

   – Да, конечно! Ещё сегодня ведь увидимся? – крикнула ему вслед Клара.

   Альбрехт ничего не сказав, кивнул. Стоило ему ступить несколько шагов, как его поглотила толпа. Юноша шёл к прилавку, где торговала его мать с младшей сестрой. Аллу нельзя было оставлять дома одну.

   Зайдя за прилавок, Альбрехт сел на стул и опустил голову. Ему было так плохо, как некогда.

   – Ал, ты не заболел? – наконец, обратила внимание на сына мать.

   – Нет, просто немного разболелась голова!

   – Ты уже видел Клару? Ты вроде хотел с ней увидеться? – спросила мать.

   Альбрехт вздохнул и пожал плечами.

   – Нет не видел! – встал он со стула. – Я пойду пройдусь!

   Снова оказавшись в толпе, Альбрехт побрёл в конец ярмарки. Он шёл и шёл, а слезы катились у него из глаз, как бы он не пытался их сдержать. Пройдя в самый конец, юноша сел на пенек. Дальше было только поле.

   Он просидел так несколько минут. Недалеко он заметил цыганский табор. Там люди тоже веселились. Одному ему плакать хотелось.

   Альбрехт настолько ушёл во воспоминания, что даже не услышал женский голос рядом.

   – Ах, чего сидишь грустишь, красавчик?! – к нему подошла уже не молодая цыганка в цветастой юбке, на руках у неё звенели браслеты. – Давай я тебе погадаю! Может развею твою тоску?!

   – У меня нет денег! – отмахнулся Альбрехт.

   – Какие деньги? Ты, наверное, Альбрехт Шлиман! Я сегодня у твоей матери купила такую кружевную скатерть! Все от зависти лопнут! – улыбнулась цыганка. – Давай погадаю! Скажу, что было, что будет!

   Альбрехту было уже всё равно, он и подал ей руку. Цыганка внимательно всмотрелась в неё.

   – Что ты там видишь? – прищурился Альбрехт.

   – Любовь вижу, большую! Боги тебе пошлют эту любовь! – ответила цыганка. Альбрехт содрогнулся от её слов. – Твоя невеста будет прекраснее звездной ночи и самого красивого заката, и рассвета! Вокруг неё много тайн и так же много богатств! – цыганка повнимательнее посмотрела на его ладонь. – Но женишься ты на ней только через триста сорок девять лет 17 мая!

   – Что? – удивился Альбрехт и убрал руку. – Я смертный! А, я уже тебе поверил! Я простой крестьянин! У меня не может быть богатой невесты! Не может! Не положено… – вздохнул Альбрехт и пошёл прочь.

   Он решил пока никого нет сходить домой. Тишина, вот, что ему было нужно.

   Зайдя в пустой дом, Альбрехт опустился на первый попавшийся стул. Его жизнь за несколько часов перевернулась. Все желания и планы рухнули. Он даже и не спросил хочет ли Клара этой свадьбы, у неё это было на лице написано.

   Поднявшись в свою комнату, юноша лег на кровать. Ему было очень плохо. Жизнь, казалось, утратила все краски. Теперь ему было не о чем думать.

   Распустив волосы Альбрехт взял ножницы, захотев было обрезать их. Но рука не поднялась. Юноша обессилено снова опустился на кровать.

   Зачем ему были эти волосы и глаза, которые так многие расхваливают, если он любимой не нужен?


   Глава 7. НА БОРТУ «ОСЬМИНОГА»

   Прошло несколько минут и в лесу вспыхнул свет. Рада и Катана Вольфрам оказались в незнакомом им месте. Где-то слышались человеческие голоса.

   Поднявшись на ноги, Рада посмотрела по сторонам. Она нашла глазами тропинку и направилась к ней.

   – Рада, подожди меня! – окликнула её мать.

   Девушка оглянулась, остановившись.

   – Нам теперь нужно держаться вместе! Мы должны снять проклятие! – продолжала женщина.

   – Проклятие? О, чем ты говоришь? Нету никакого проклятия, ты просто избавилась от меня, когда я была маленькая! Для тебя дороже дочери было только золото, которое ты отбирала у людей! – сморщила носик Рада.

   – Доченька, это не правда! – возразила Катана.

   – Не смей меня так называть! Ты мне никто! Где ты была, когда мне было плохо? Когда меня обижали в детдоме! Когда выгнали с Резенфорда! – воскликнула Рада.

   – Рада, Резенфорд… – хотела сказать Катана, но Рада её снова перебила.

   – Я не хочу ничего слышать! Твои слова лживы, как и ты сама! Придумай что-то поинтереснее! Родовое проклятие – это лишь твоя отговорка!

   Они быстро шли по лестной тропинке пока не вышли на опушку. Возле берега Рада увидела знакомую барку.

   – Всё, на этом наши пути расходятся! Я нахожу способ и возвращаюсь в своё время! – надменно сказала Рада.

   – Я тебя не понимаю! – растерянно посмотрела на неё мать, в глазах её промелькнула боль.

   – Уходи! Я не хочу тебя видеть! У меня больше нет матери!

   Вскинув подбородок, Катана Вольфрам посмотрела на дочь. Её серые глаза потемнели. Ничего больше не сказав она произнесла что-то непонятное для Рады и в тоже мгновение исчезла.

   Девушка не стала задерживаться на опушке. Сложив руки, она пошла на берег. Подойдя поближе, Рада пригляделась к кораблю.

   Вздохнув, она решительно направилась к нему. На берегу был разведен костер и варилась еда. Девушка почувствовала, как заурчало у неё в животе.

   Нарисовав на лице улыбку, Рада приблизилась к сидящим на берегу матросам.

   – Здравствуйте! Вы команда «Осьминога»? – спросила она.

   – Да, а вы кто такая? На этом острове есть ещё люди? – спросил один из матросов.

   – Я не знаю! Вы, что меня не помните? Я Леди Вольфрам! Я с вами плыла от Синих Горок! Потом на корабль напали пираты и меня похитили! – ответила Рада.

   – Правда, на нас напали пираты! Вон как разбили корабль! – сказал другой матрос.

   – Парни, а я её знаю! Это же та птичка, что пела нам на корабле! – усмехнулся в усы мужчина в тельняшке. – Как же тебе удалось сбежать от пиратов?

   Рада улыбнулась.

   – Это долгая история! Я очень проголодалась!

   Ей сразу подали тарелку с ухой. Девушка невольно скривилась. Она, конечно, могла отказаться и остаться голодной. Подумав, Рада решила поесть. По ходу она начала свой рассказ.

   – Пираты похитили меня, чтобы потом продать торговцу рабами! Но в последний день на корабле произошел бунт! Мне повезло! Я воспользовалась магией и оказалась здесь! Кстати, а где я?

   – Это остров Сант-Голио, дочка! – ответил седовласый матрос.

   – Почему он так называется? – поинтересовалась Рада.

   – Из-за тех вон скал! – указал он на огромную скалу в виде великана. – Мы скоро починим барку и отправимся дальше в путь!

   – Вы плывете к острову Барон? – спросила она, матрос подтвердил ей. – Возьмите меня! Мне нужно на этот остров!

   За время их совместного плаванья команда «Осьминога» сдружилась с девушкой, потому без раздумий взяла её на корабль.

   Наутро плавание к острову Барон продолжилось.

   Веселая и счастливая Рада снова стояла на борту «Осьминога». Её длинные распущенные волосы трепал ветер. Девушка подошла к носу корабля чтобы вдохнуть запах океанской воды.

   Погода стояла отличная, при таком ветре они через три дня приплывут к острову. Рада знала, что корабль там будет не долго. Но она надеялась, что ей больше не понадобится никуда плыть. Её путешествие скоро закончится.

   Вздохнув, девушка вернулась в свою каюту. На этом корабле она чувствовала себя в безопасности.

   К вечеру похолодало, потому Рада не стала выходить на палубу. Закутавшись в одеяло, она постаралась уснуть. К ночи погода испортилась, началась буря.

   За окном накатывались большие волны. Лежа на кровати, Рада с тоской смотрела на них. С такой погодой она раз встречалась на море, потому решила, что моряки справятся без её помощи.

   Но буря не утихала. До Рады доносилось злобное завывание ветра, волны, казалось, стали больше. Девушка побоялась спать, ведь она не знала, как дальше поведет себя погода. Можно было проснуться на океанском дне. А этого Раде не хотелось.

   Одевшись, она наспех заплела косу и накинув плащ, вышла из своей каюты. Девушка заметила совсем близко корабль с порванными парусами, в нём было сломано все мачты, а сам он еле держался на плаву.

   Рада оторопела. В это время к ней подбежал один из матросов.

   – Госпожа Вольфрам! Вернитесь в свою каюту! – попросил матрос.

   – Я Родовой маг! Я могу помочь! – попыталась перекричать ветер Рада.

   – Видите тот корабль? Нам нужно к нему доплыть, пока он не утонул! Там есть женщины и дети! Их нужно пересадить на наш корабль!

   Рада согласно кивнула. Посмотрев по сторонам, она подбежала к левому борту. Спустить на воду шлюпку они не могли, волны попросту разобьют её.

   Вскинув руки, девушка прокричала:

   – Стребер!

   В тот же час откуда-то появилась лиана. Рада направила её к тонущему кораблю. Капюшон слетел с её головы, теперь волосы трепал ветер. Ливитировать Рада умела. Но при такой погоде, это было затруднительно. Привязав несколько таких верёвок к тонущему кораблю, девушка повернулась к команде «Осьминога».

   – Тяните! – крикнула она.

   Команда налегла на такой своеобразный канат. Рада магией тоже помогала им, подтягивая корабль. Спустя полчаса тонущий корабль оказался совсем рядом, так, что с него могли пересадить людей.

   Первыми на палубу ступила Рада и седовласый матрос. Они побежали помогать пассажирам перебраться на другой корабль.

   Рада спустилась к каютам и растерянно посмотрела по сторонам, под ногами у неё уже хлюпала вода. На девушку накатился страх. Она ужасно боялась утонуть. Пробежав по каютам, собрала всех пассажиров и приказала им немедленно выходить. Те были напуганы не меньше её.

   На одном из нижних ярусов тонущего корабля, девушка услышала детский плачь. Посмотрев по сторонам, Рада побежала на него. В маленькой каюте на столе обхватив колени руками сидел восьмилетний мальчик и громко плакал.

   Взяв его на руки, девушка ещё раз обошла нижние каюты и поднялась на палубу.

   К этому времени подоспели и другие на помощь. Сам корабль уже не успели спасти. Он за считанные минуты ушёл под воду. Раде вдруг послышалось, что на том корабле остался ещё кто-то. Беспокойство о ком-то посетило её, можно сказать, в первый раз.

   Когда все пассажиры и команда потонувшего корабля оказалась на «Осьминоге» все на несколько минут смогли передохнуть. Но непогода не прекращалась.

   Всю оставшуюся ночь Рада помогала пострадавшим людям. Мать того мальчика, что спасла девушка, вскоре нашлась. Их поселили в одну каюту с Радой.

   Наутро океан снова стал спокойным. Открыв паруса, «Осьминог» двинулся в путь. Через два дня на горизонте показался остров Барон.

   Но подойти к самому острову корабль не смог – уже начался отлив. Потому часть команды и Рада пересели в шлюпки и поплыли к берегу. Они собирались пополнить запасы, а Рада найти волхва.

   – Если я через четыре часа не вернусь, то не ждите меня! – сказала девушка, ступив на берег.

   С ней больше не было материного дневника, он остался на корабле пиратов. Дойдя до деревни, она стала искать глазами людей. Вскоре ей на глаза попался один старик в ношеной одежде.

   – На этом острове живет волхв? – спросила она у него.

   – Смотря зачем вам это нужно! – ответил старик.

   – Мне нужно вернуться в своё время! – сказала Рада.

   Старик прищурился, смотря на девушку.

   – Тоже из Трещины вышла?

   – Из какой Трещины? – не поняла Рада.

   – От чудная! Трещина во времени! В наше время попадают разные люди и существа из прошлого! – сказал старик.

   – Я из будущего! Так здесь живет волхв? – поставила руку вбок Рада.

   – Его дом вон в том лесу! Он очень могуществен! – показал старик. – Только будь осторожна, временная странница!

   Рада растерянно посмотрела на него, а потом пошла по дороге, ведущей к лесу.

   Тропинка вскоре исчезла, потому Раде пришлось поработать магией, чтобы прочистить себе дорогу.

   Из-за высокой травы, Рада чуть не упала в овраг. Внизу она увидела странное растение. Оно было в диаметре пять метров. От него доносился такой пьянящий аромат, что девушке захотелось спустится к нему. Это была удивительной красоты роза.

   Присмотревшись, Рада увидела в центре цветка большие зубы. Рада испугано отшатнулась от оврага и пошла дальше искать волхва.

   Оказалось, волхв жил в самой гуще леса в маленьком деревянном домике.

   Подобрав юбку, Рада осторожно приоткрыла дверь в любую минуту готовая защищаться.

   За деревянным столом она увидела старика с белоснежной бородой, она у него была уже такая длинная, что волочилась по полу.

   – Кто здесь? – спросил старик, посмотрел своими незрячими глазами на входную дверь.

   – Меня зовут Леди Вольфрам! Я пришла к тебе за помощью! Отправь меня назад в двадцатый век! – погромче сказала Рада на всякий случай, если тот окажется ещё и глухой.

   Старик встал со стула и подошел к девушке.

   – Я разве похож на идиота? Я не имею ничего общего со временем! Мне помогают мои боги!

   – Ну, помолись своим богам! Чтобы они меня вернули домой! – рассердилась Рада.

   Волхв зашаркал ногами к старой печи. Он убрал заслонку и достал голыми руками горячий угль. У Рады глаза расширились от такого.

   Волхв несколько минут смотрел незрячими глазами на угли.

   – Боги говорят, что я не должен тебе помогать!

   Рада сердито посмотрела на волхва.

   – Нет никаких богов! Отправляй меня домой! – рассерженно выкрикнула девушка.

   – Я же сказал, это не в моих силах! Но я могу посмотреть в своей книге, кто сможет это сделать! – сказал старик и снова зашаркал по деревянному полу.

   Через несколько минут он вернулся с толстым фолиантом обтянутый кожей. Рада подошла к столу и посмотрела на книгу.

   – Чем обтянута книга? – поинтересовалась она.

   – Это кожа светлого эльфа! Снята ещё при жизни! – усмехнулся волхв.

   Рада невольно отшатнулась от книги. Волхв долго листал свой фолиант, а потом несколько минут водил костлявым пальцем по странице.

   – Тебе нужно на материк Киритона в Зарганс! Там живет колдун Мерлин! Он сможет тебе помочь!

   – Это всё? – спросила Рада.

   – Всё!

   Бросив взгляд на старика, Рада развернулась к выходу.

   – Информация не бесплатная! – послышалось ей от дома.

   Но девушка уже не останавливалась, она быстро побежала искать то место где стоял корабль. Она надеялась, что ещё не прошло четыре часа. Возвращалась она дольше, девушка долго не могла найти нужную тропинку.

   Когда она вышла к берегу, шлюпки как раз собирались отплывать. Она вовремя успела. Ещё минут десять и пришлось бы искать другой способ доплыть до материка.

   Корабль «Осьминог» шел к городу Вольфер, что находилось в королевстве Роэн. Там был самый большой порт.

   Рада понимала, что её возвращение домой откладывалось на неопределенное время. Ведь придется путешествовать через всё королевство к герцогству. Зарганс был его столицей.

   Девушка была недовольна тем, что ей придется ещё находится в этом варварском мире. По истории, что преподавали в «Резенфорде», Рада примерно знала, что происходило в это время. Между империей Катали и королевством Роэн будет война. Выиграет её Роэн, герцогство Фероманск будет его союзником, потому в конце королевство подарит герцогству Виджио.

   После того, как её надежда вернуться домой рухнула, она потеряла интерес ко всему. Её раздражало всё и вся. Ей не хотелось уже никому помогать. Она чувствовала себя всё время в западне.

   Рада немного читала в своё время про волшебника Мерлина. Он вроде жил в шестом веке нашей эры, при дворе короля Артура. Девушка не очень интересовалась им. Единственное, что ей было известно, что несколько столетий назад он через древний портал Колодец Семрад прибыл на Аладею, где позже получил бессмертие.

   Рада кусала себе губы. Он то может дожить до двадцатого века, а она нет. Несколько последующих дней в море были для неё невыносимыми.

   Однажды днём она сидела на своей кровати и читала «Ала ин Рал». Был погожий летний день, ветер позволял идти на всех парусах.

   В каюте вместе с ней находился и тот восьмилетний мальчик, которого она спасла с тонущего корабля. Раду несколько дней раздражал его плач. Но на тритий день, её пыл немного поостыл, и девушка уже ни на кого не сердилась.

   Встав на ноги, она подошла к мальчику, седевшему на своей кровати. У него всё лицо было опухшее от слез. Мальчик затихал, когда приходила мама.

   – Что у тебя случилось? – села рядом Рада, мальчик молчал и всхлипывал. – Тебя кто-то обидел?

   – Мне скучно! Папа всегда рассказывал разные истории, он у меня был моряком! Мы плыли на корабле, и он погиб! – вытер рукой слезы мальчик.

   – Меня зовут Леди Вольфрам! А тебя? – ласково улыбнулась девушка.

   – Филипп! – ответил мальчик, перестав плакать. – А ты умеешь рассказывать истории?

   – Не знаю! Можно попробовать! – Рада вытерла платком слезы мальчику. – Если тебе не понравится, говори!

   Мальчик кивнул, усевшись поудобнее, он принялся слушать.

   – Далеко, далеко, на планете Земля жила одна юная волшебница, её звали Радой! Она училась в настоящей волшебной школе под названием «Резенфорд», здесь на Аладее! Но ведьма Лидия оговорила её, и девушку выгнали со школы. Рада долго не печалилась, она поехала на дирижабле – это такая большая птица – на Землю, где жила её злая тетка. Она никогда не любила свою племянницу и хотела от неё избавится. Рада узнала об этом и одним вечером решила сбежать из дома! Она села на поезд – это такая длинная карета – и поехала в другой город. Рада хотела отыскать своё поместье! Один добрый человек подсказал ей где его искать. Поместье было похоже на замок, там была большая конюшня, сад и много другого. Но на этом Рада не остановилась. Она с помощью волшебной арки отправилась на поиски своей пропавшей матери. И так её занесло с двадцатого века в семнадцатый! – рассказывала Рада.

   – А, что было дальше? Рада нашла мать? – мальчик с интересом её слушал, уже не плача.

   – Да! Мать Рады оказалась жестоким пиратом! Она бороздила океан Розмари в поисках наживы. Но когда Рада встретилась с матерью, она стала отговаривать её от этого грязного дела! Она дорого поплатилась за это! Пираты подняли бунт и убили её! Раде пришлось бежать! Она села на корабль и поплыла к материку Киритона, чтобы могущественный волшебник помог ей вернуться в своё время! По пути она встретила славного мальчика по имени Филипп! – продолжила свой рассказ Рада, пока она рассказывала в её сознании всплыло лицо матери. Девушка на какое-то мгновение начала жалеть, что оставила её.

   – Ой, это же я! – воскликнул Филипп. – А дальше, что? Рада встретила принца? Они поженились?

   Рада улыбнувшись, опустила глаза. История, которою она рассказывала была её. И принц в ней действительно был. Там в своём времени у неё был жених – принц Роэна. Но девушка решила додумать историю.

   – Вскоре Рада встретила прекрасно принца! Он отвез её в свой замок, и они поженились! У них было двое прекрасных деток: девочка и мальчик. Они жили долго и счастливо до самой смерти!

   «А, как же вернуться домой?» – промелькнуло в её голове.

   Рада замолчала. Ей не хотелось навсегда оставаться в этом времени.

   Через несколько дней корабль причалил к скалистому острову Аарен. Команда «Осьминога» решила пополнить запасы еды. Но оказалось, что остров был совершенно безлюдным.

   Здесь не было ни одной деревни. Зато жили большие хищные птицы. У них были метровые крылья и острые зубы. Они своими когтями порвали паруса, потому кораблю пришлось спасаться бедствием.

   Через несколько дней на горизонте показался и сам материк Киритона. Через три дня после этого корабль «Осьминог» причалил в порт Вольфера.

   Сойдя по трапу на землю, Рада с грустью посмотрела по сторонам. Ей очень хотелось вернуться домой в родной двадцатый век.

   Забрав все свои вещи, Рада попрощалась с командой «Осьминога». Из вещей у неё была только родовая книга и мешочек с деньгами. Этих денег хватило б на поездку до герцогства.

   Порт в Вольфере был самым большим не только в королевстве, а и на всём материке. Столько больших кораблей вместе Рада ещё никогда не видела.

   Сам Вольфер был тоже город не из маленьких, он находился на границе с империей Катали. Рада хотела поехать по суше. Но как ей позже объяснили, её никто не сможет подвезти, а идти пешком было сильно далеко.

   Потому ей посоветовали переправится по реке к городу Денлог, там уже будет легче найти транспорт.

   Речка была узкая, так, что здесь могла проплыть только лодка.

   Раде посоветовали сходить в рыбацкую деревню и попросить кого-то её перевезти. Девушка полтора часа искала эту деревню. Она уже хорошо измучилась и готова была рассердится.

   Кого она не просила перевезти, все отказывались. Под конец, Рада плюнула и пошла к последнему рыбацкому дому.

   Возле дома она увидела мужчину средних лет с подстриженной бородой, он готовил сети. Она обратилась с просьбой и к нему.

   – Мне очень нужно попасть в Денлог! Понимаете, я не с этого времени вообще! Мне нужно найти чародея Мерлина чтобы вернуться в двадцатый век! А пока мне нужно переправится по реке!

   – Я всё отлично понимаю! Но я ещё не самоубийца! Прибрежные леса кишат бандитами! Переправа будет очень опасная! – ответил рыбак.

   – Но я хочу домой! – заявила Рада.

   – А я хочу жить! Думаешь, ты одна такая? После того как во времени появилась Трещина в наше время прибывает много таких странников из прошлого!

   – Я из вашего будущего! Ну, пожалуйста! Давайте я вам заплачу! – не выдержав, Рада заплакала, денег у неё было немного, но лучше так, чем никак. – Что вы хотите, чтобы я для вас сделала? Я здесь совсем одна, в чужом времени!

   – Не плачь, девушка! Всё скоро образуется!

   Но Рада не прекращала плакать. Она знала, что слезы всегда действуют, но в этот раз она плакала по-настоящему. Страшно всё-таки оказаться за триста лет от своего времени.

   – Ну, хорошо! Будь, что будет! – махнул рукой рыбак. – Деньги наперед! Если я не вернусь, то хоть моей семье будет на что жить!

   Рада содрогнулась от его слов. Она искренне надеялась, что всё обойдется. Дорога была длинная. Потому перед тем как двинутся в путь, они взяли еды.

   Когда жара спала рыбак приготовил лодку. Придерживая платье, Рада осторожно в неё села. Это был не корабль, девушка переживала.

   Речка проходила через лес, потому до Рады постоянно доносились различные звуки. Она надеялась, что сможет защитить себя в случае опасности.

   Пока разместившись в носу лодки, Рада прижала к себе сумку с родовой книгой. Она боялась её потерять. Пока они плыли, рыбак девушку много расспрашивал.

   – Откуда ты родом?

   – Я родилась на планете Земля! – ответила Рада.

   – Ты из другой планеты? – удивился рыбак. – Разве есть такая?

   – Да! Она находится радом с Аладеей! В начале двадцатого века между планетами построят Коридор!

   Рада ещё очень много рассказывала рыбаку о своём времени. Они плыли уже два часа. До заветного города Денлог, осталось ещё столько же.

   Вдруг откуда-то из леса просвистела стрела и вонзилась в бок лодки. Рада насторожилась, готовая в любую секунду защищаться. За деревьями она отчетливо видела силуэты снующих бандитов. Ей стало действительно страшно.

   Рыбак, перевозивший её стал грести быстрее. Но следующая вылетевшая стрела попала ему в голову, и он упал в воду чуть не перевернув лодку.

   Рада испуганно вскрикнула. Она уже хотела выстрелить заклинанием в бандитов, но вдруг почувствовала запах пороха.

   Девушка поняла, что лодка сейчас взорвется. Перепугавшись не на шутку, она надела сумку себе на шею и прыгнула в воду. Через несколько секунд лодка разлетелась вдребезги.

   Рада вскрикнула, когда настигнувшая взрывная волна её подбросила в воздух. Упав в воду, она как-то пыталась плыть, но потом течение ускорилось и её просто оставили силы.


   Глава 8. ПОБЕГ

   Дни ползли со скоростью улитки. Альбрехт не находил себе места. Он старался загрузить себя работой, чтобы отвлечься от плохих мыслей. Но вечерами ему было опять делать нечего. Ярмарка уже закончилась, и Клара уехала с родителями из Рамплура.

   Взяв гитару, Альбрехт отправился к озеру. Он хотел навести порядок в своих мыслях.

   Сев на камень, юноша поставил гитару на колено и один раз взглянув на небо стал перебирать по струнам. Из гитары полилась печальная музыка. Альбрехт вздохнул… так не могло продолжаться дальше.

   Тем временем подтвердилась весть, что будет война.

   Уйти воевать? Но Альбрехт не был приспособлен к войне. Он не любил насилия, он не любил тот мир, в котором жил. Его душа рвалась куда-то далеко, она преодолевала время и пространство.

   Ударив по струнам ещё раз, Альбрехт тихо, чтобы никто не услышал запел.

   Я больше не могу.

   И сил уж больше нет.

   Потеряна любовь.

   Разорван белый свет.

   Потеряна душа.

   И сердце на куски.

   Была ты хороша.

   Теперь зажат в тиски.

   Альбрехт гневно посмотрел на свои руки, а потом, на лес вдалеке. Но когда гнев пропал он продолжил петь.

   Мне больно, дурно, сладко.

   И сил уж больше нет.

   Загадана загадка.

   Зачеркнут белый свет.

   Остановив струны, Альбрехт положил гитару рядом с собой на траву. Только сейчас он заметил, что в двух метрах от него стоит темноволосая девушка, на её плечи была накинута шаль. Вечером было прохладно.

   Поняв, что её заметили, она подошла к Альбрехту и села рядом.

   – Здравствуй, Альбрехт! Я не помешаю?

   – Здравствуй, Ада! Нет, будь здесь сколько хочешь, я уже собрался уходить! – сказал Альбрехт, взяв в руки гитару.

   – Я вообще-то хотела с тобой поговорить! – сказала девушка, подняв на него свои серые глаза.

   Альбрехт снова положил гитару на траву. Ада Рей была веселая, жизнерадостная девушка, она любила вечеринки с подругами, но и была хорошей хозяйкой, это знали все.

   Они проговорили целый час. Альбрехт не заметил, как на небе появились первые звезды. Посмотрев на них, юноша вздохнул. Он не мог позволить себе превратится в тряпку.

   – Ал, мне уже пора! – сказала девушка, встав на ноги.

   Альбрехт с любопытством на неё посмотрел. Девушка была на выданье, у неё было хорошее приданое. Но не это привлекло юношу. Ему впервые за три дня хотелось снова жить. От своих друзей Альбрехт слыхал, что она была тайно влюблена в него. Это польстило его.

   – Ада! – подошел он к ней, так, что они встретились взглядами. – Выходи за меня замуж!

   Девушка, как услышав его слова, смущенно опустила глаза.

   – Ты шутишь надо мной? – послышался её тихий голосок.

   – Нет, я говорю серьезно! Ты очень красивая, да и мне уже пора женится!

   Ада так и осталась стоять с опущенными глазами, её щеки заалелись краской. Шаль спала с одного плеча, и вот, вот упадет на землю. Ада, казалось, этого и не заметила. Как только Альбрехт хотел поправить ей спавшую с одного плеча шаль, девушка отшатнулась от него и бросилась бежать к городу.

   – Ты подумай! – крикнул ей вслед Альбрехт.

   – Хорошо! – оглянувшись, крикнула Ада, рассмеявшись.

   У Альбрехта от этого поднялось настроение. Вот он и забудет Клару. У него будет своя семья, дети.

   Ал решил вернуться домой. Ему было теперь, о чём подумать. В стране наступало неспокойное время. Но пока, открытые военные действия не велись.

   Империя катали ни при каких условиях не принимала магию света. Её быстро оттеснила черная, и то, чтобы пользоваться чарами приходилось получать нужное разрешение. Белых магов все ненавидели и уничтожали целыми семьями.

   Потому, так завелось, что магия – это плохо. Ведь никому не хотелось, чтобы за ними приехал карательный отряд.

   В субботу Альбрехта разбудил не прекращающийся стук в дверь. Мать Мирта Шлиман несколько минут как ушла на рынок за покупками, потому Альбрехту пришлось впопыхах одеваться и бежать к входной двери.

   На крыльце он увидел Кирта с походной сумкой. Он пропустил друга в дом.

   – Альбрехт, я пришёл попрощаться! Я ухожу на войну! Надо же кому-то приструнить этих магов роэнцев.

   Альбрехт опечаленно на него посмотрел.

   – А как же Полина?

   – С ней было труднее! Она устроила скандал! Но потом притихла и отпустила! – сказал юноша другу.

   – Удачи! – пожелал Альбрехт.

   – И тебе, Ал! Слышал ты посватался к Аде! Одобряю! Жаль на твоей свадьбе не погуляю! Но я надеюсь, когда вернусь увижу твоих детей! – улыбнулся Кирт.

   – Ты же не будешь на войне так долго? – растерялся Альбрехт, он почувствовал, что его уши покраснели. Он пока что не мог представить себя в роли отца.

   – Посмотрим! Ты присматривай за моей Полиной! Оставляю тебе самое дорогое! – сказал Кирт и подошёл, чтобы обнять друга.

   Похлопав по плечу, он попрощался и вышел за дверь. Альбрехт снова остался один. Юноша за все свои восемнадцать лет ни разу не видел настоящих магов, но уже даже так испытывал к ним неприязнь.

   Прошло ещё две недели. У Альбрехта накопилось много дел, нужно было вывести пастись скот, управится на огороде, потому, что мать одна не справлялась.

   Но на эти выходные у него не было никакой работы. Видя, что сын скучает, мать отпустила его в лес на охоту. Альбрехт давно уже просился.

   Взяв лук, охотничий нож и немного еды, Альбрехт с утра пораньше пошёл на охоту. День был прекрасный, на небе ни облачка.

   Он шёл по вытоптанной тропинке через лес, к той самой поляне где когда-то они с Киртом любили гулять в детстве. Деревья там были высокие и закрывали почти всё небо и что казалось ты находишься под куполом. Посередине стоял большой камень, они его часто использовали как стол для всякого хлама, пойманной добычи. Но сейчас он был пуст.

   Сев на мягкую траву Альбрехт положил возле себя лук и посмотрел вверх. Иногда возле него пробегали кролики, но он не обращал на них внимания. Казалось мысли его поглотили. Альбрехт находился в глубине леса. Вдруг он увидел оленя.

   В нём проснулся охотничий азарт. Вскочив на ноги, Альбрехт побежал за ним. Солнце уже поднялось на небосклоне, а он ещё не вернулся с охоты.

   Тем временем город гудел как улей. Люди спешили на обед по своим домам. На время все роботы на полях прекратились. Во дворах слышался запах только что приготовленной еды.

   Но на обед люди сегодня так и не попали. С противоположной стороны от леса послышался стук копыт. На дороге поднялась пыль. Когда она, наконец, присела, люди смогли разглядеть всадников.

   Это был один из карательных отрядов, выслеживавших белых магов. Они были полностью закрыты красной одеждой, только для глаз был вырез. Красные, как кровь плащи, развевались сзади.

   Подскакав к главной площади, карательный отряд остановился. Один из воинов вытащил с сумки скрученный лист пергамента.

   – Жители Рамплура! Именем императора Гордея призываем вас не делать глупостей! Вы должны выдать нам белого мага, который прячется здесь! Вы должны помочь очистить нашу землю от такой дряни!

   Люди удивленно переглянулись.

   – Но в нашем городе никогда не было магов! – выкрикнул один смелый мужчина. – Магия, запрещенная законом!

   – Врете! Наш радар засёк в этом городе белого мага! Мы не уйдем, пока не уничтожим его! Если вы не будете с нами сотрудничать, то мы ваш город сотрём с лица земли. Нам не нужны пленники и предатели!

   Люди испуганно переглянулись. В карательном отряде были привилегированные черные маги. Жители небольшого городка обеспокоенно зашептались.

   Тем временем радар командира отряда громко запищал. Людям уже не было смысла отнекиваться. Карательный отряд их уже не слушал – их радар засек мага. Люди надеялись на хороший исход события, но, если белого мага действительно здесь не было, это значило, что отряд был подослан чтобы уничтожить мирный город.

   Для карателей было никого не жалко. После того как люди в очередной раз сказали, что магов здесь нет, командир отряда устроил обыск. Ничего не найдя, он злобно посмотрел на пищащий радар, а потом на людей.

   – Превратить город в руины! – приказал командир своим воинам, махнув рукой.

   Люди страшно перепугались. Черные маги наколдовали огонь и теперь поджигали крыши домой. Вскоре город горел, как факел. Отовсюду слышался крики.

   Кто мог тот старался убежать. Кому-то удавалось выжить и спрятаться. Но тех, кто остался постигла страшная участь. Их всех перебили. Расправившись с горожанами карательный отряд ускакал в том же направлении, что и появился, оставив после себя подожженный город.

   Альбрехт уже возвращался с охоты, когда услышал странный шум и дым за деревьями. Плохое предчувствие поселилось в его душе. Оно его не обмануло.

   Перед его глазами предстала страшная картина. Отовсюду слышались стоны, всё вокруг пылало. Выбежав из леса Альбрехт успел заметить всадников в красной одежде, которые ускакивали прочь.

   Когда они уехали из города, юноша изо всех ног бросился к своему дому. Он беглым взглядом смотрел по сторонам и не верил, что это всё произошло с ним.

   Альбрехт с горечью посмотрел на дом, в котором он прожил восемнадцать лет. В обломках он нашёл свою младшую сестру Аллу. Увы на неё упала горящая балка, девочка умерла мгновенно.

   Но в этих же обломках он нашёл ещё подающую признаки жизни мать.

   – Помогите! – послышалось совсем рядом.

   Разгреб завал, Альбрехт увидел мать. Лицо у неё было в кровавых потеках, и говорила она с трудом.

   – Мама, что здесь произошло? Кто эти люди в красных накидках? – встревожено посмотрел на неё сын.

   – Это карательный отряд, они искали белых магов! Альбрехт! – женщина закряхтела. – У меня на шее весит кольцо с хризолитом, сними его!

   Альбрехт послушно выполнил просьбу матери.

   – Береги это кольцо! Альбрехт, – женщина сквозь боль улыбнулась. – Карательный отряд вернется, тебе нужно бежать! И ещё, я не твоя мать!

   Альбрехт не мог поверить своим ушам.

   – Не пытайся мстить за нас! Твоя жизнь очень дорога! Возьми мешочек, он весит у меня на поясе! Там деньги на первое время! Беги, Альбрехт! Передай это кольцо волшебнику Мерлину, он… – договорить женщина не смогла, вздрогнув она закрыла глаза и больше их не открывала.

   У Альбрехта от боли на глазах выступили слезы. Он только сейчас начал понимать своё горе.

   От дороги снова послышался топот копыт и появились люди в красных накидках.

   Альбрехту ничего не оставалось, как бежать. Захватив мешочек с деньгами и кольцо с хризолитом, он бросился со всех ног к лесу. Там он подобрал брошенный лук со стрелами.

   Ему показалось, что всадники бросились за ним в погоню. Постоянно оглядываясь, Альбрехт бежал через лес. Даже когда его ноги стали похожи на свинец он продолжал бежать.

   Из глаз всё время котились слезы. У него не было времени чтобы их вытереть.

   «Какие же сволочи эти маги! – думал он. – Из-за таких как они уничтожили не в чём не повинный город! Горите вы в аду!»

   Альбрехт уже не стыдясь проклинал белых магов, карательные отряд и свою жизнь. У него ведь всё только начало налаживаться.

   Спустя несколько часов бега, Альбрехт оказался в какой-то деревне. Он носом чуял карательный отряд. Это приводило его в панику и замешательство, ведь он не был белым, да и черным магом тоже.

   Весь измученный, Альбрехт шёл с отрешенным видом даже не смотря по сторонам. Он понимал, что, если не будет двигаться быстрее, его настигнет карательный отряд.

   Юноша проходил как раз по базарной площади, когда увидел мужчину небольшого роста, он продавал своих лошадей.

   Альбрехт с детства боялся лошадей. Он давно уже зарекся, что не сядет никогда на них. Но пешим он долго не пройдёт.

   Подойдя к этому торговцу, Альбрехт с опаской посмотрел на них.

   – За сколько вы продаёте лошадь? – спросил он.

   – Двести серебряных! Выбирайте любую! Это отличные скакуны! – ответил мужчина.

   Альбрехт брезгливо посмотрел на лошадей, он боялся к ним даже прикоснуться, не то, что сесть в седло.

   – Мне нужна спокойная! Я никогда на них не ездил!

   – Я понял! – кивнул торговец и показал пальцем на кобылу вороной масти.

   Посмотрев на неё, Альбрехт не заметил, как к нему из-за загородки подошла гнедая лошадь с красивой гривой и крепкими ногами с прямыми копытами. Лошадь подошла и просунула к Альбрехту голову.

   Юноша испуганно от неё отпрянул. Лошадь же продолжала на него смотреть, будто его и ждала.

   – О, вы ей понравились! Советую вам брать её! За неё я возьму двести пятьдесят серебряных! Если этот конь вас выбрал, то только он сможет быть таким, как вам нужно! – приветливо ответил мужчина.

   Альбрехт с опаской посмотрел на коня и достал из мешочка два золотых и пятьдесят серебряных. Торговец ему продал ещё и седло. Но пока что в него садится Альбрехт боялся. Он купил себе еды и двинулся дальше.

   На выходе из города он вспомнил о поручении матери. Потому остановился, чтобы спросить дорогу.

   – Подскажите, пожалуйста, вы не знаете где живет Мерлин?

   Все, у кого он это спрашивал не знал ничего о таком человеке. О том, что он ещё и колдун, юноша решил умолчать. Мало ли, заинтересуются, чего это он волшебников всяких ищет?

   Держа лошадь под узды, юноша покинул эту деревню. Он не знал куда ему путь держать. У него не оставалось другого выхода как бежать из империи, там ему хоть будет не страшен карательный отряд.

   Теперь Альбрехт ненавидел магов. Но ему не хотелось, чтобы его убили свои же.

   Ближайшим городом на территории Роэна на его пути стал Вольфер. Альбрехт ещё никогда не видел таких больших городов. На холме стоял огромный замок с квадратными и круглыми башнями. Здесь же был просто громадный порт.

   Альбрехт снова решил спросить о Мерлине, но и здесь о нём никто ничего не знал.

   Альбрехт ещё с опаской садился в седло. Он боялся снова упасть с лошади. Юноша был измученный дорогой, потому решил сперва отдохнуть. Подходил вечер.

   Выложив ещё несколько серебряных, Альбрехт снял себе комнату на постоялом дворе. Он хотел лишь поесть и поспать. Его лошадь увели в конюшню. А сам он сразу пошёл наполнить свой желудок.

   Заказав себе еды, Альбрехт сел за первый попавшиеся столик. До него иногда долетали разговоры людей, которые тоже были в помещении. Атмосфера здесь была, как сказать, не праздничная. Все разговоры только о войне.

   Альбрехт прислушался к разговору трёх вояк за соседним столиком, он даже отложил ложку.

   – Война, братцы, опять пойдем на Катали! Если бы только это! В конце прошлого года во времени появилась Трещина! Через неё выходят невиданные ныне существа! Слышал, что они пополняют ряды армии империи и нашего королевства! Шутки со временем это плохо!

   – Ну, а, что король Колгари? Он что согласился на эту сделку? – удивился другой вояка.

   – Нет! Но если начнется война, наверное, возьмет их в своё войско!

   – Слышали, недавно принц Морл гостил в своём замке здесь в Вольфере! Так, люди боялись к нему несколько дней подходить! Наш принц сошёл с ума! Он приказал казнить четверых солдат из-за какой-то мелочи! Пока у него нет власти в руках, он нам не так страшен! Главное, не прогневить короля.

   Альбрехт слушал их разговор с интересом. Ведь он ничего толком не знал о политической ситуации в Роэне. Но эти слова его огорчили. Война, это всегда была кровь, боль, разрушенные семьи, изувеченные души.

   Доев, Альбрехт пошёл в отведенную ему комнату. Он проспал как убитый до самого утра. А наутро снова пустился на поиски мага Мерлина.

   Альбрехт уже несколько дней скакал в неизвестном ему направлении. Один раз он даже заметил небольшой отряд из четырёх человек. Командир этого отряда показался Альбрехту тогда странным. Он был одет полностью в белоснежные доспехи. На его голове находился шлем с прорезями для глаз, из-за чего невозможно было рассмотреть лицо. Сверху шлем украшался гребнем.

   Этот отряд Альбрехт встретил и спустя день. Они ехали в направлении востока по той же дороге что и Альбрехт.

   – Посторонись! – крикнул один из воинов.

   Альбрехт потянул за поводя увлекая лошадь в сторону чтобы его не сбили с седла. В это же мгновение он встретился глазами с командиром отряда. У него были темные глаза, и дерзкий взгляд. Альбрехт клялся, что такого взгляда он никогда не забудет. Отряд быстро умчался.

   Юноша удивленно посмотрел ему вслед. Больше не останавливаясь он поскакал на юго-восток, чтобы ещё раз не встретится с ними.

   Он уже ехал несколько дней. Деревень больше на его пути не попадалось. Потому ему пришлось спать на земле. Но Альбрехт не расстраивался из-за этого, он летом не раз спал на улице, когда ещё жил в Рамплуре. Воспоминания о сожженном городе причиняли ему боль. Ничего у него больше не осталось, ни семьи, ни дома. Альбрехт был совершенно один. Даже новость, что Мирта Шлиман оказалась не его родной матерью, Альбрехта ничуть не расстроило. Он любил её как родную и будет всегда любить.

   Ему долгое время было совсем не с кем поговорить. Потому он разговаривал с лошадью.

   – Понимаю, ты тоже устал, дружок! Но вот увидишь, мы скоро разыщем этого мага, и я тебя отпущу!

   На что конь фыркнул. Альбрехт за несколько дней настолько привык к коню, что ему самому не хотелось с ним расставаться.

   – Знаешь, Бадди, я бы никогда не стал разыскивать его, если бы это не была последняя просьба мамы!

   Он назвал свою лошадь Бадди, что означало – друг.


   Глава 9. ВСТРЕЧА У РЕКИ

   Юноша ехал весь следующий день. Наконец, он увидел реку, где можно было напоить лошадь.

   Спрыгнув на землю, Альбрехт огляделся по сторонам. Вокруг не было ни души. Он собирался здесь сделать привал. Обойдя небольшую поляну, юноша собрал веток, ему повезло что дождя уже давно не было. Альбрехт хотел развести костер, чтобы на нём можно было приготовить еду. Скоро начнет уже смеркаться.

   Наконец, поужинав пойманной недавно уткой, юноша отпил из бурдюка воды. День выдался без приключений.

   Присев под деревом, Альбрехт обхватил голову руками. Только за несколько дней его жизнь кардинально изменилась. Он потерял всё что у него было. Хотел забыть всё и женится, но напали головорезы и разрушили его мечты.

   Ада Рей была прекрасной девушкой, но он её никогда не любил. Его сердце было теперь пустое. Раньше в нём была Клара, но она уже вышла замуж и теперь, наверное, стала графиней.

   Альбрехту стало грустно на душе. Единственный, кто был сейчас с ним рядом, это Бадди. Но конь не умел говорить, да и его гитары здесь не было. Юноша решил теперь навсегда покончить с музыкой. Нельзя быть романтиком, когда мир полон зла – злобных противных магов…

   Вдруг от реки послышался чей-то голос. Альбрехту показалось, что кто-то кричал.

   Юноша испуганно бросил взгляд на костер, он боялся, что это снова были головорезы, хотя он уже находился на территории Роэна.

   Прячась за деревьями, Альбрехт пошёл к реке. Здесь течение было сильное. А в пятисот метрах от него находился большой водопад Изганьё.

   Выбежав на берег, Альбрехт увидел, что в воде что-то плывет. Присмотревшись, он увидел девушку, она лежала на спине, потому и не захлебнулась ещё.

   – Чёрт возьми! Она же упадет в водопад! – подумал вслух Альбрехт.

   Перед тем как он успел тщательно всё обдумать, он быстро стал снимать с себя плащ и ботинки. На речке было много порогов. Потому Ал бросился на помощь. Течение его постоянно сносило. Ноги и руки налились свинцом, вода была ледяная.

   «Чего меня сюда понесло?» – промелькнула в его голове мысль, когда его чуть не унесло течением.

   Хватаясь за камни Альбрехт что было сил поплыл к девушке. Он боялся не успеть, а водопад тем временем приближался.

   Альбрехт с большим усилием доплыл к ней и ухватил за талию. Чтобы плыть назад у него уже не было сил. Тело юноши обмякло, он уже не чувствовал рук, течение стало сносить их к водопаду.

   Но вдруг случилось чудо. Приложив все усилия Альбрехт смог преодолеть течение и выбраться на берег.

   Наконец, весь измотанный он рухнул на траву, все мышцы болели, будто по ним били молотком. Охнув от боли, что прорезала его колено, Альбрехт открыл глаза.

   Он увидел удивительной красоты темноволосую девушку с длинными волосами.

   Ещё с детства мать научила его как лечить болезни и надавать медицинскую помощь. Альбрехту не нужны были чары, он, как и мать мог готовить отвары.

   Прошла минута, а девушка всё ещё не очнулась. Быстро сообразив, он перевернул её на живот, чтобы вода смогла выйти. Альбрехт только раз в жизни видел, как это делала мать.

   Юноша боялся, что она умрет. Ведь иначе то, что он рисковал своей жизнью было напрасно. Воды в легких уже не было, но девушка все равно не приходила в себя.

   – Этого мне только не хватало! – застонал он. – Ну откуда ты на меня свалилась?

   Перевернув её на спину, Альбрехт стал развязывать завязку на её на груди. Юноша нагнулся – девушка не дышала. Альбрехт вздохнув стал делать ей искусственное дыхание. Проходило время, но незнакомка всё не приходила в себя. Ал уже отчаялся её оживить.

   – Не умирай! Что я буду с тобой делать? – зажмурился юноша.

   Он не мог смотреть, как кто-то умирал, а он не может ничем помочь. Собравшись, Ал несколько раз нажал ей на грудь, а потом наклонился, чтобы вдохнуть воздух.

   И тут, вдруг, девушка открыла глаза. Они у неё были странного лазурного цвета. Увидев над собой незнакомое лицо, она вскрикнула и заехала ему пощечину.

   – Ты, что обалдел?! Тебе кто-то разрешал ко мне прикасаться?! – девушка откашлялась, а потом заметила, что у неё развязана шнуровка на корсаже. – Ишь, что вздумал!

   Альбрехт опешил, он не ожидал такой реакции. Но одно, он был рад, что она жива. Юноша подал ей руку, чтобы помочь встать, но девушка оттолкнула её.

   – Бандит! – взгляд девушки метался по берегу. – Куда ты дел мою книгу? – наконец, она заметила свою сумку, лежащую в стороне

   Девушка поднялась на ноги и подбежала к сумке. Но из содержимого там осталась только волшебная книга «Ала ин Рал». Деньги и еда утонули в реке, но девушка набросилась упреками на Альбрехта, который стоял молча. У него пропал дар речи от такой наглости. Он её спас, рисковал своей жизнью, а она даже «спасибо» не сказала.

   – Бандит! Ты украл мои деньги! – возмутилась она.

   – Хотя бы «спасибо» сказала, что я тебя спас, рисковал жизнью! – ответил Альбрехт, нахмурившись.

   – Не нужно было меня спасать! У меня всё под контролем! Даже если и так, ты мог воспользоваться магией!

   – Я не волшебник! Волшебство – это зло! – возразил Альбрехт. – А, ты что волшебница?

   Рада уже хотела ответить «Да», как вдруг опешила. Её испугал взгляд юноши. Потому она ответила, что «нет».

   – Ты кто такой, если не бандит? – спросила она.

   – Альбрехт… Теперь я никто. – сухо ответил он.

   – Как это? – удивилась Рада.

   – Неважно! Как зовут тебя?

   – Леди Вольфрам! Ну, спасибо, что спас меня! Я думаю, пойду! – сказала Рада, подняв с земли свою сумку.

   – Может, сначала обсохнешь? Так и заболеть не сложно! – крикнул ей вслед Альбрехт.

   Рада оглянулась, её гордость не позволяла остаться.

   Девушка прошла ещё несколько шагов, но потом всё же остановилась. Впереди был темный лес, где могли водиться дикие звери. Да и денег у неё совершенно не осталось.

   Поджав губы, Рада вернулась к костру.

   «Ишь ты, не любишь волшебников!» – мысленно плюнула девушка.

   Она продолжала на него смотреть свысока. Раде стоило много усилий, чтобы победить гордыню и находится в обществе этого невоспитанного юноши.

   – Тебе нужно высушить одежду! Ты можешь заболеть! – сказал Альбрехт.

   «Если бы не ты, ненавистник магов, я бы сама её высушила!» – подумала Рада.

   – Ничего, сама высохнет! – заявила девушка.

   Альбрехт на неё скептически посмотрел. Рада стала растирать себе руки, сдерживая стучащие зубы. Она не могла признаться Альбрехту, что очень замерзла.

   – И откуда ты на меня свалилась такая гордая? Ты сейчас посидишь вот так, заболеешь! А ночи здесь холодные! А потом, не дай бог, умрешь! Что мне потом с тобой делать? Я тебе отдам свой плащ, посидишь, пока твоё платье не высохнет, Вольфрам! – гневно сказал Альбрехт.

   Он никогда ещё не встречал ни одну девушку похожую на эту. Все в его селении были добрые и отзывчивые, с ними было приятно общаться. А от этой хотелось пойти и утопиться в той речке, из которой он её вытащил.

   Рада несколько минут просто сидела молча, было уже слышно, как стучат её зубы.

   – Хорошо, только отвернись! – вздохнула Рада.

   Альбрехт подал ей свой плащ и отошёл в сторону, отвернувшись. Рада тем временем стала снимать с себя мокрое платье. Оно прилипло к телу, ощущения были не из приятных. Завернувшись в плащ, девушка подсела к костру, растирая руки. Альбрехту без плаща теперь было холодно. Подходила ночь, тогда ещё сильнее похолодает.

   – Как ты оказалась в реке? – спросил он немного спустя.

   – Напали разбойники! – без особого желания ответила Рада.

   – И всё? – юноша обеспокоенно обвёл его взглядом.

   Рада надула губы и гневно посмотрела на Альбрехта.

   – Они подожгли мою лодку, убили проводника, меня оглушило взрывной волной! Что-то ещё? Если ты меня спас это не значит, что я должна изливать перед тобой душу!

   Альбрехт молча посмотрел на неё, а потом отвел глаза. Плаща у него больше не было, потому подложив под голову руки, Альбрехт лег на траву и вскорости уснул.

   Рада ещё долго сидела возле костра. Увидев, что Альбрехт спит, она сняла своё платье и за несколько секунд его высушила магией. Одевшись, она крадучись прошла к его седельной сумке, что лежала рядом. Рада увидела там мешочек с деньгами, этого хватило бы ей на некоторое время. Девушка уже хотела взять деньги и сбежать, но на неё навалилась такая усталость, что она постыдилась своих мыслей и положив на землю плащ Альбрехта, легла спать.

   Некоторое время Рада ворочалась – не привычно ей было лежать на такой твёрдой земле.

   Поздно ночью Альбрехта разбудил еле слышный стон. Протерев глаза, он подошёл к девушке. Та, оказалось, не спала. Юноша присел и приложил ладонь к её лбу.

   – Только не это! У тебя жар! – ужаснулся он.

   Достав с кармана платок, Альбрехт побежал к реке, чтобы намочить его.

   «Откуда ты свалилась на мою голову?» – подумал он, положив ей компресс.

   Здесь Альбрехту пригодились уроки матери. Прихватив охотничий нож, он пошёл в лес. Юноша надеялся найти нужные травы, чтобы приготовить отвар, который снимет температуру.

   Отсутствовал он долго, часа полтора. В такой темноте было сложно что-то найти. Но спустя время Альбрехту улыбнулась удача. Вернувшись, он подкинул хвороста в костер и достал с седельной сумки тарелку и ложку, чтобы растолочь травы. Он использовал воду с реки. Руки его сами делали то, что было нужно.

   Приготовив отвар, Альбрехт помог девушке сесть и дал выпить его. Рада постоянно кривилась, пытаясь выплюнуть, но юноша знал, что делает. Когда весь отвар был выпит, Альбрехт сложил всё в седельную сумку и сел рядом с девушкой.

   – Если к утру жар не спадет, я отвезу тебя в ближайшее село! Там тебя вылечат! – сказал Альбрехт.

   – Нет! Мне нельзя в село! Я ищу… – сказала Рада, но Альбрехт её перебил.

   – Лучше не разговаривай, береги силы!

   Рада послушно замолчала, и повернула голову набок. Этот парень уже два раза её спасал, а он всё ещё был ей противен.

   К утру температура спала. Более того, девушка выглядела свежей и отдохнувшей, в отличие от Альбрехта, который просидел возле неё несколько часов.

   Оседлав Бадди, Альбрехт проверил, ничего ли он не забыл, собрался в путь. Рада, пока он работал, сидела, читая свою родовую книгу.

   – Садись! Я отвезу тебя в ближайшую деревню! – сказал он.

   – Ты хочешь от меня избавится? – сложила руки девушка.

   Несмотря на свою гордыню она понимала, что у неё совершенно нет денег, и если он её здесь бросит, то она навсегда останется в этом времени. Рада кусала себе губы от негодования. Ей даже встреча с пиратами казалась сейчас раем в сравнении с этой поездкой.

   Она лошадей очень любила, но девушка не привыкла, что её кто-то везет. Зная психологию лошадок, Рада понимала, что украсть её будет трудно. Животные чаще всего привязаны к своим хозяевам.

   – Альбрехт, может быть ты одолжишь мне немного денег? – спросила Рада, сидя впереди его.

   – А, за что я буду путешествовать? Тем более я не знаю куда еду! – ответил Альбрехт, смотря вперед. – Продай свою книгу!

   Рада хмыкнула и убрав его руку, чтобы не мешала, соскользнула с лошади. Она ловко спрыгнула на землю и снизу-вверх презрительно посмотрела на юношу.

   – Эта книга дороже всех богатств! Это моя родовая книга! – рассерженно сказала Рада и пошла вперед по лесной дороге.

   Альбрехт на лошади подъехал к ней.

   – Ну, извини! Я не знал, что она тебе такая дорогая!

   – В следующий раз будешь думать, что говоришь!

   Альбрехт закатил глаза, девушку с таким характером он ещё не встречал. Ему хотелось от неё поскорей избавиться.

   Некоторое время Рада продолжала идти пешком, не обращая внимания на Альбрехта. Но спустя час ноги у неё устали, и она согласилась снова сесть в седло.

   На счастье Рады, им по пути не попадалось ни одного селения.

   – Леди Вольфрам, может это и не моё дело, но не хотела бы ты что-то рассказать о себе?

   Рада молча посмотрела перед собой и вздохнула.

   – Что именно?

   – Где ты жила? Куда ехала? – задумался Альбрехт.

   Рада сперва даже не услышала его вопрос, она думала о своём.

   – Я родилась в двадцатом веке на Земле! – ответила она.

   – На Земле? А, это что? – удивился юноша.

   – Это такая планета!

   – Ты из другой планеты? А, что есть ещё какая-то?

   – Тебя что несколько не колышет, что я из другого времени? – хмыкнула Рада.

   Альбрехт остановился.

   – Ты, что вампирша? – глаза его расширились.

   – Ты, что идиот? Я наполовину серена! – обиженно оглянулась на него Рада. – Меня телепорт занес в это время! Кому я этого говорю? Ты же не знаешь даже, что такое телепорт!

   – Представь себе не знаю! Меня такому не учили!

   – А чему учили? Как целовать незнакомых девушек? – поинтересовалась Рада, припомнив случай у реки.

   – Больно ты мне нужна! Я делал тебе искусственное дыхание!

   – Как там, тебя? Альбрехт? А почему ты носишь длинные волосы? – ещё раз оглянулась Рада.

   – Хочу и ношу! Ты имеешь какие-то претензии? – равнодушно ответил Альбрехт. – Когда ты ехала молча, было намного лучше! – пробурчал он.

   Они уже ехали несколько часов, а лес всё не кончался. Услышав такое заявление от Альбрехта, Рада замолчала, надувшись.

   Ещё несколько часов они ехали молча. Наконец, Альбрехт решил нарушить молчание.

   –Так, ты не сказала куда едешь!

   – Я с тобой не говорю! – равнодушно ответила Рада.

   – Хорошо, не говори! Как только появится первое селение, я там тебя высажу! – ответил Альбрехт.

   Рада испугалась остаться одной в незнакомом месте.

   – Хорошо, я еду в Зарганс! – ответила она спустя минуту.

   – Это где? – спросил Альбрехт.

   Рада закатила глаза, она дивилась его незнанию географии.

   – Это герцогство Фероманское! Там живет колдун Мерлин, который поможет мне вернуться в моё время!

   Услышав в её ответе имя Мерлин, Альбрехт остановил лошадь. Рада удивленно на него посмотрела.

   – Это тот Мерлин о ком я думаю?

   – Я откуда знаю, о ком ты думаешь!

   – Ты, значит, знаешь, где он живет? Я тоже еду к нему!

   – К магу Мерлину? Зачем? Ведь ты же ненавидишь магов! Неужто мстить собрался? – скептически посмотрела на него девушка.

   – Нет, отдам ему одну вещь, а потом уеду куда-то!

   Во время поездки, Рада иногда смотрела по сторонам. После того, как она узнала, что он едет туда же ей захотелось скорей найти деньги и раньше него приехать в Зарганс.

   Приближался вечер, нужно было уже готовится к ночлегу. Так, что селения на их пути так и не попалось, им пришлось ночевать снова под открытым небом. Альбрехт привык к этому и не возмущался, с Радой всё было наоборот.

   В отличии от девушки он половину пути шёл пешком, потому, что лошадь не могла везти двоих так долго.

   С приходом вечера к Раде вернулся жар и головная боль. Все её тело ломило и очень хотелось пить. Альбрехт снова приготовил отвар из тех растений, что насобирал прошлой ночью.

   Юноша практически не знал географию. Тем более он находился в чужой не знакомой стране. Одна часть его мозга говорила ему, что он не сможет найти Зарганс; вторая же часть, кричала, что он выяснит сам дорогу. Пока Альбрехт разрывался, не зная, что делать.

   Больше Рада не стала ему ничего рассказывать о себе. Она скептически относилась к его попыткам вылечить её. Говорила, что он ничего не понимает в медицине. Будто она что-то понимала.

   Альбрехту пришлось всю ночь поддерживать костер, чтобы тот не потух. На следующий день снова продолжили свой путь. Ближе к обеду они добрались к городу Аденгол.

   Рада сама толком не знала географию Роэна. Она помнила только большие города, как Голден и Вольфер.

   Аденгол был небольшим городишком на северо-востоке от водопада Изганьё. Там развевалось ремесло и животноводство. Так, что рядом находилась река, урожаи у них были всегда хорошие. Поэтому они и платили налоги больше, чем остальные.

   Въехав в город Альбрехт с Радой остановились. На этом их пути могли бы разойтись. Денег Альбрехта для двоих было маловато.

   – Вольфрам! – окликнул Раду юноша. – В этом городе мы должны расстаться! Уверен, что ты найдешь возможность приехать в Зарганс!

   Рада сначала удивилась, а потом рассерженно на него посмотрела.

   – Неужто ты собрался меня здесь бросить? Ты забыл, что я из другого времени и страны? Совесть тебя не замучает?

   Альбрехт потупил взгляд.

   – Чем я могу тебе помочь? Моих денег хватает только на одного! Иначе я не доеду до Зарганса! Ты, красивая, тебе кто-то поможет!

   – Я это знаю! Если я знала, что ты такой, я бы пожелала утонуть тогда в реке! – воскликнула Рада.

   Когда она сердитая ускорила шаг, Альбрехт остался стоять возле лошади и смотрел ей вслед. Конечно, его мучила бы совесть. Альбрехт понимал, то, что он оказался тогда возле реки это чудо. Юноше вправду было очень тяжело. Ещё совсем недавно он потерял свою семью. Ему больше не о ком было заботиться. Но тут на него свалилась эта девушка из будущего.

   Альбрехт может и продолжил путь с ней, если б она не была такой гордячкой. Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась в потоке людей.

   На базарной площади было многолюдно. Привязав лошадь, Альбрехт пошёл покупать себе еду. Юноша умел торговаться, вот тут ему пригодился опыт с ярмарки. Он немного владел языком, на котором разговаривали в Роэне. Ведь известно, что роэнцы ненавидят имперцев, а Альбрехт сам был из Катали.

   Купив мясо, воды, несколько буханок хлеба, юноша поспешил вернуться к своей лошади. Залез в седло, Альбрехт, посмотрел по сторонам.

   Вздохнув, юноша спрыгнул на землю.

   «К совести моей взывает!» – подумал он.

   Альбрехт глазами искал Раду, за это время она не могла далеко уйти. Он обошёл всю базарную площадь, побродил по окрестным улочкам. Но нигде её не нашел.

   Юноше не хотелось возвращаться, не найдя её. Он думал, что она подуется и вернётся, но уже прошло полтора полчаса, а её ещё не было. Альбрехт уже стал волноваться.

   Вдруг за деревянным домиком, на окраине города он заметил сидящую женскую фигуру. Альбрехт очень обрадовался, подойдя ближе, ведь по приметам, это была именно та, которую он искал.

   Подойдя к ней, юноша увидел, что девушка плачет. Опешив, он сел на бревно рядом с ней.

   – Извини, Вольфрам! Возвращайся, нам нужно уже в путь!

   Рада вытерла рукой слезы и глаза её взблеснули.

   – Уходи! Мне от тебя ничего не нужно!

   Альбрехт не смог выдержать её гневного взгляда и опустил глаза.

   – Что мне сделать, чтобы ты меня простила?

   – Убирайся вон! – сказала Рада, отвернувшись.

   – А, как же ты?

   – Не переживай! Я не буду больше сидеть на твоей шее и объедать тебя! Я найду способ добраться до Зарганса!

   – Поехали вместе! Я не могу тебя здесь оставить без гроша! Поехали!

   Альбрехту совесть бы не позволила спокойно уехать и бросить её здесь.

   – Твоя лошадь нас не увезет! Езжай сам! Забудь обо мне! – ответила Рада. – Ты меня никогда не видел! И никогда не увидишь больше!

   Альбрехт несколько минут растерянно на неё смотрел. Встав на ноги, он поправил жилетку и ещё раз посмотрел на девушку.

   – Подожди здесь! Я скоро! – сказал он и ушел.

   Когда его шаги стали не слышны, Рада обернулась и слезы снова покатились у неё из глаз.

   – Что я наделала? Как же я без него доберусь до Зарганса?

   Его не было очень долго, поэтому Рада уже начала волноваться.

   «А, вдруг, он после этого меня бросит? Эх, Рада, Рада, останешься ты в этом времени навсегда!»

   Спустя полчаса Альбрехт действительно вернулся. Он вел под узды две гнедые лошади, одну его, а вторую только что купленную.

   – Держи, она теперь твоя! – сказал Альбрехт, подавая ей уздечку.

   – Но лошадь же стоит дорого! Ты потратил свои деньги на меня? – Рада растерянно на него посмотрела, она такого не ожидала.

   – Ты была права! Бадди не может вести нас двоих! Поэтому я купил тебе этого жеребца! Конечно, теперь денег осталось совсем мало! Ничего, справимся!

   – Но, Альбрехт! Я же могла уйти! Спасибо! – улыбнулась краешком губ Рада.

   Девушка подошла к лошади и погладила её по гриве. Она ей очень понравилась.

   – Ален! – заулыбалась девушка. – Я назову тебя так!

   Альбрехт облегченно вздохнул. Они не спеша выехали из города. Когда дома остались далеко позади, Рада погрустнела. Она ехала, опустив глаза. Её удивил поступок Альбрехта. Тот тоже ехал молча, размышляя: что ему делать дальше?

   Вскоре они увидели мост, через который можно было переправиться.

   Глава 10

   . ТЯЖЕСТИ ПУТИ

   Не прошло и несколько часов как они увидели впереди город. Рада с Альбрехтом сильно обрадовались, ведь уже приближалась ночь, и им нужно было где-то остановится на ночлег. Хорошая погода была на руку путешественникам.

   Юноша и девушка долго блуждали по городу в поисках постоялого двора. Но такой оказался лишь один. И снова Рада столкнулась с тараканами и антисанитарией. Девушка возмущалась очень долго на смешанном английском и французском языке. В итоге в её номере убрали. Альбрехт возмущался меньше, он не очень владел языком роэнцев, потому ему пришлось убраться в комнате самому.

   Ночь пролетела незаметно. Рано утром позавтракав, они двинулись путь. Но здесь перед ними предстал ещё один вопрос: в каком направлении находится Зарганс?

   Рада с Альбрехтом долго плелись пешком по городу, пока не увидели кого-то с горожан.

   – Вы не подскажите, в какой стороне находится Зарганс? – поинтересовалась Рада, так как она хорошо владела языком.

   – Зарганс? Впервые о таком слышу! Наверное, вам на север! – ответил пожилой мужчина.

   Рада перевела удивленный взгляд на Альбрехта. Она раньше думала, что Зарганс находится в другом направлении. Но так, как она сказала Альбрехту, что знает куда идти, потому не могла показать, что это неправда.

   Они ехали на север целый день, за это время им не попалось ни одного селения. Юноша и девушка сильно измучились, но останавливаться не хотели. Они ждали, что скоро появиться хоть какая-то деревушка. Но уже наступила ночь, а таких не было.

   Когда небо было всё усеяно звездами они подъехали к болотам, за ними сразу находилась деревушка под названием «Хис». Ночевать на болоте было страшно, но и искать способ, как перейти его, было практически невозможно.

   Пустив лошадей рысью, Рада и Альбрехт стали осторожно продвигаться вдоль болота. Никакого мостика им по пути не попалось.

   На болоте стояла пугающая тишина, так, что было слышно дыхание и шепот. Ночью заметно похолодало.

   Рада с опаской посмотрела на Альбрехта. Если бы не этот противник магии она могла сейчас наколдовать свет, а так должна себя сдерживать и ехать в темноте. Проехав ещё несколько метров, Рада почувствовала, что лошадь во тьме обо что-то споткнулась. Девушка притормозила её и стала всматриваться вниз.

   Лунного света ей хватило, чтобы разглядеть на земле человеческую фигуру. Рада без слов указала Альбрехту на неё. Юношу пробрало в дрожь, когда он увидел мертвого человека. Его лицо сильно побледнело. Рада отвернулась, чтобы он не увидел, что ей хочется вырвать.

   Они проехали ещё немного, и вдруг услышали, как что-то рассекло воздух совсем рядом. Это повторялось несколько раз.

   Одна из появившейся из темноты стрел попала Альбрехту в ногу, она выпала из стремени, и юноша чуть не оказался на земле. Ему чудом удалось удержать равновесие. Теперь стрелы на них посыпались градом.

   Девушка закричала и погнала свою лошадь галопом через болото. В темноте она его не разглядела. Альбрехт бросился за ней следом. Юноша и девушка чувствовали рядом чье-то присутствие. И когда они прошли болото и оказались в пролеску это чувство усилилось.

   Заметив недалеко человеческий силуэт, двое путников испугались каждый за себя. Из-за деревьев появилось двое всадников. Как приведения, бесшумно, они пронеслись рядом.

   И тут Рада с Альбрехтом поняли, что они попали в засаду. Бежать было некуда, пришлось защищаться. Мысленно ругая Альбрехта, Рада достала из-за пояса нож. Ей самой стало смешно от такого оружия. Она ещё не знала, что юноша был сильно ранен в ногу.

   Но девушке удалось втайне от него всё-таки нагреть нож огненным заклинанием. Этим оружием она смогла одолеть двоих всадников, из-за деревьев появлялись новые. Для Родового мага это было не проблемой.

   Рада не понимала, почему Альбрехт не защищается. Он растерянно сидел на лошади. При нём больше не было оружия. Девушка уловила его бледное как мел лицо. Это её испугало.

   Воспользовавшись тем, что он на неё не смотрел, Рада пустила в ход магию. Действовать нужно было быстро, потому она не побрезговала смертельным заклинанием.

   Девушка скинула с лошадей ещё пятерых всадников и, наконец, снова пустила лошадь галопом. Она не понимала, почему Альбрехт от неё отстает.

   Рада испугалась погони, ведь тогда придётся выбирать: его спокойствие, что она не ведьма, или жизнь. Альбрехта она любила меньше, если сказать, что вообще не любила.

   Юноша совсем перестал чувствовать ногу. Вдруг испуганная лошадь перестала его слушаться. Несчастия для него только начались. Где-то рядом произошел взрыв. Бадди встал на дыбы. Альбрехт со всех сил хватался за поводья, но они выскользнули из его мокрых от пота рук.

   Лошадь скинула юношу с себя, но его простреленная нога осталась в стремени. Бадди понесся по пролеску, через кустарники. Альбрехт отчаянно закрывая лицо руками от колючих веток, пытался высвободить ногу. Лошадь его протащила по земле несколько метров.

   Видя, что самому ему не управиться, Альбрехт закричал:

   – Вольфрам, помоги!

   Рада отбившись от бандита, помчалась на его голос. Заехав наперед, она ухватила за поводья Бадди и затормозила его.

   Альбрехт приподнялся с земли и высвободил ногу. Кряхтя он выпрямился во весь рост.

   – Здесь нельзя долго находиться! Возвращайся в седло! – сказала ему Рада, в её взгляде промелькнуло недовольство.

   Альбрехт осторожно подошёл к лошади и кое-как залез в седло. Как только он это сделал они помчались прочь от деревни Хис, о которой ходила дурная слава.

   Отъехав на большое расстояние от болот, Рада и Альбрехт, наконец, решили отдохнуть. Они уже и так ехали день и ночь. Оба были сильно измучены дорогой и нападением.

   К счастью на их пути попалась пещера. Она была не большая и имела только один вход. Начал накрапывать дождь. Чтобы не намокнуть, они решили укрыться в ней. Дальше дождь усилился.

   Злой на весь мир Альбрехт сидел у костра и перевязывал себе раненную ногу. Он ненавидел эту поездку, Мерлина и людей, кто помогает этому магу.

   После посещения тех страшных болот Рада чувствовала себя неважно. Сорится, просто у неё не было сил. Она просто сидела рядом у костра и грелась.

   – Настолько мир был бы лучше, если бы не было магов! Они, как большая заноза в нашем мире! – процедил Альбрехт. – Наглые, самодовольные, думают, что им позволено все!

   – Альбрехт, успокойся! На нас напали не маги! – заметила Рада.

   – Какая разница! Я не хочу умирать! У меня, кстати, невеста есть! – ответил Альбрехт.

   – Да? – удивилась Рада.

   – Была! – тихо добавил Альбрехт, палкой помешав угли.

   – То есть, вы расстались?

   – Нет, она погибла, вместе со всеми! Если было в моих силах я бы проклял тех магов, что это сделали! – процедил сквозь зубы юноша.

   Рада с пониманием посмотрела на него, но последние слова её расстроили.

   – Почему, ты думаешь, что все маги такие плохие?

   – Я это знаю! – лаконично ответил Альбрехт.

   Девушка ещё что-то хотела у него спросить, но он увидел это и перебил её:

   – Я устал! Мне надоело то, что ты защищаешь магов! Видимо, тебе они ничего не сделали! А мне они жизнь сломали! Теперь у меня ничего не осталось от дома, только это кольцо, и то я его отдам! – Альбрехт нервно достал из-за пазухи кольцо с хризолитом. – У нас еды осталось на день, денег уже нет! Ты же такая умная! Подскажи, что нам делать? Или твои маги нам помогут?

   Рада поджала губы, если бы она не была всё время с ним, то подумала, что он пьян. Девушку разозлили его слова. Он практически оскорбил её род.

   Встав от костра, Рада молча, подошла к седельной сумке, где она положила свой плащ. Расстелив его, девушка легла на него и отвернулась к стене. Так, что она уже много часов не спала, сон сморил её несмотря ни на что.

   Альбрехт ещё некоторое время сидел у костра и о чем-то думал, потом он тоже решил пойти спать.

   Эта ночь была короткая. В отличие от Рады, Альбрехт долго ворочался. Он не мог уснуть, ему было неудобно лежать. Лег на спину юноша посмотрел вверх и вспомнил ярмарку. Он вспомнил белокурую красавицу Клару – дочь барона. Она была для него той несбыточной мечтой. Альбрехт понимал, что девушка уже давно вышла замуж и сейчас счастлива. Он же лежит в какой-то пещере, и скитается по дорогах.

   На глаза ему выступили слезы. Юноша горько заплакал, вспомнив последние минуты своей матери, он не считал её за приемную. Ему было жаль маленькую сестренку, ни в чём не повинную девочку.

   Альбрехту так хотелось оказаться в тепле, рядом с человеком, которому он будет нужен. Но всё было наоборот. Он никому не показывал свои слезы, никому это не нужно. Альбрехт вспомнил народную мудрость: пусть твои слезы видят только те, кто сможет их осушить.

   На этой грустной ноте он задремал. Но сон так и не пришёл к нему. Вскорости его разбудил крик Рады. Альбрехт вскочил на ноги.

   Девушка вся горела, ей было опять плохо. Видимо, болезнь вернулась. Приоткрыв глаза, Рада посмотрела на него, а потом очень тихо прошептала.

   – Меня сглазили! Я никогда не болела!

   – Молчи! Тебе сейчас нельзя говорить! – перебил её Альбрехт.

   Он уже забыл их ночную сору и снова возился над лекарствами. Градусника у них не было, потому Альбрехту оставался только один способ, чтобы понять, какая у неё температура.

   Наклонившись, он прикоснулся губами к её горячему лбу. Несмотря на жар, он почувствовал, что её начинает морозить. Сняв с себя плащ, юноша отдал его девушке.

   Больше ему не удалось уснуть. Альбрехту пришлось всю оставшуюся ночь сидеть возле неё, ведь он опасался, что ей станет хуже. Но нет, как только рассвело, температура исчезла, как будто её и не было.

   Рада с Альбрехтом позавтракали, им ещё осталось на один раз. Дело чуть опять не дошло до ссоры из-за отсутствия денег. Так они ехали ещё пол дня на север. Когда последняя еда закончилась, ссоры было не избежать. Альбрехт снова уговаривал её продать родовую книгу, а она сердилась на него и говорила то же самое о кольце его матери. Спустя два часа езды через лес Рада с Альбрехтом решили сделать привал.

   Спрыгнув на землю, девушка обошла свою лошадь, и погладила её по гриве. Альбрехт стал снимать с Бадди седло, девушка удивленно на него посмотрела.

   – Ты, мне, что не поможешь? Или я должна сама это делать?

   Закатив глаза, Альбрехт подошёл и стал развязывать ремни. Он за всё время их путешествия чувствовал себя посыльным.

   Бросив взгляд на юношу, Рада подошла к седельной сумке, она оказалась совершенно пуста. Поняв, что последняя еда закончилась, девушка обиженно поджала губы.

   Они должны были остановиться на привал на несколько часов, пока солнце не перестанет так палить. Сев под деревом, Рада, достала из сумки вложенную в «Ала ин Рал» тетрадь, и открыла её на первой странице.

   Пока девушка что-то писала, Альбрехт пошел искать им еду. Животных, видимо в этом лесу не водилось. Он их не нашёл. Принесенные им ягоды и грибы Рада не стала есть. Она посчитала это меньше её достоинства.

   Когда температура воздуха спала, они снова отправились в путь. Незаметно подошёл вечер с ним пошёл дождь. Двоим путешественникам пришлось искать укрытие. В лесу они нашли заброшенную землянку. Здесь можно было переждать непогоду.

   У обоих к ночи уже урчало в животах, а еды всё ещё не было. Сонная, уставшая Рада прислонилась спиной к стене и тихо стала напевать песенку на русском языке. Услышав знакомые слова, Альбрехт обернулся и прислушался.

   Под сосною, под зеленою,

   спать положите вы меня.

   Ай, люли, люли, ай, люли, люли

   Спать положите вы меня

   Девушка даже не заметила, как юноша подошёл и сел недалеко, прислушавшись. Она пела знакомую народную песенку. Но здесь на Аладее её не знал никто.

   Девушка подняла свои уставшие лазурного цвета глаза. В животе снова заурчало и настроение упало. Ей ни с кем не хотелось разговаривать.

   – Ты не говорила, что умеешь петь! – тихо произнес Альбрехт.

   – А, ты и не спрашивал! – ответила Рада, опустив голову. – Там еды уже не осталось?

   Альбрехт покачал головой. Прикусив губу, Рада достала снова свою тетрадь и стала в ней, что-то писать. Её рука вывела лишь две корявые строчки.

   Пусть весна закружит в танце

   Не уйду, останусь в танце.

   Лег на землю, Рада полежала так несколько минут, а потом встала. Нахохлившись, она обиженно посмотрела на Альбрехта.

   – Чего ты сидишь? Разве я какая-то крестьянка, чтобы спать на холодной земле? Я Леди Вольфрам! Я хочу нормальные условия!

   Альбрехт посмотрел на неё, не промолвив ни слова. Девушку это только разозлило.

   – Ты, что меня не хочешь слушать? Да, как ты смеешь меня игнорировать! Я Вольфрам, а ты лишь обычный крестьянин!

   Альбрехт знал, где его место, потому он не отреагировал, так как этого хотела девушка.

   – Что ты от меня хочешь? Тебе, что мало, что я составляю тебе компанию?

   – Это ты составляешь? Для тебя выпала честь сопровождать леди знатного рода! – сложила руки Рада.

   – Скажи, ты всегда такая, или только со мной? Что я тебе такого сделал, что ты достаешь меня своими упреками? Я ведь не гоню тебя, купил тебе лошадь и еду, всё время выслушиваю, какая ты хорошая, а я плохой! Мне ведь тоже неприятно! Я просто прошу нормального ко мне отношения! Да, может ты знатного рода, а я обычный парень. Я никогда не задирал нос, я знаю, кто я! И будь я стану выше статусом я останусь собой! Твоя гордыня тебя когда-то погубит.

   Рада сидела и слушала его длинный монолог. Она больше не перебивала его. Открыв тетрадку, девушка написала там карандашом еще несколько строчек.

   Ты меня так быстро бросил

   Ты мою не видишь боль

   Ночь. Звучат мои вопросы

   А ответов нет и нет.

   Отложив тетрадь, Рада подняла глаза на Альбрехта.

   – Я не хотела тебя обидеть! Просто мне очень тяжело!

   – Как будто мне не тяжело! Леди Вольфрам, здесь все в равных условиях! – ответил Альбрехт, серьезно посмотрев на неё.

   Рада усмехнулась, он её называл не настоящим именем, а кличкой, которую она себе придумала. Девушка пожелала, чтобы все в этом времени знали её только под таким именем.

   За то время, что Рада находилась без еды, ей показалось, что она сильно похудела. Мурлыкая какую-то очередную народную песенку, девушка смотрела, как идет дождь.

   Вдруг в её голову пришла отличная идея. От этой мысли у неё загорелись глаза.

   – Я придумала, как нам раздобыть денег! Я буду петь на людях!

   Альбрехт скептически на неё посмотрел.

   – И, что твоя гордость позволит?

   – Позволит! Таким образом, мы не только раздобудем денег, а люди запомнят меня! Может быть, через сотню лет меня вспомнят в истории, как девушку, которая своим божественным голосом привнесла в это серое время немного красок! – ответила Рада.

   – Конечно! – хмыкнул Альбрехт. – И много ты собираешься так заработать?

   Рада не стала отвечать, она уже была поглощена мыслями о незапланированном концерте и славе.

   Эта ночь была для неё самая длинная. Девушка долго ворочалась, ей хотелось поговорить. Альбрехт начинал уже злиться, ему очень хотелось спать.

   – Ты хоть когда-то закроешь рот, Леди Вольфрам! Я в отличие от тебя хочу хоть раз выспаться! – повысил голос юноша.

   Утро наступило не спеша, как будто издеваясь над путниками. Рада с Альбрехтом так и не успели обзавестись картой, но, по рассказам людей, которые им встречались, впереди было много селений. Это обрадовало Раду – значит, там она сможет испробовать свой вокальный талант.

   Рада с Альбрехтом уже давно спешились и не спеша шли по глиняной дороге, ведя под узды своих лошадей. Первая деревня, что попалась на их пути, была небольшая, в ней росло много деревьев. Площадь была тоже маленькая.

   Привязав лошадей, юноша с девушкой огляделись. Утром людей на площади было не много. Рада некоторое время просто стояла и смотрела по сторонам. Она не представляла, как будет петь и воспримут ли её?

   Видя, что никто из прохожих на неё внимание не обращает, Рада глубоко вздохнула, вспомнив, что у неё уже почти два дня во рту не было ни крошки.

   В данный момент она благодарила себя за то, что в школе учила языки. Потому она решила переложить русскую народную песню «Калинка» на английский язык.

   Набрав в легкие побольше воздуха, Рада запела, да, так, чтобы её услышали все. Предусмотрительно она положила на землю шляпу.

   Под сосною, под зеленою,

   спать положите вы меня.

   Ай, люли, люли, ай, люли, люли

   Спать положите вы меня

   Калинка, калинка, калинка моя

   В саду ягода малинка, калинка моя

   Песня в её исполнении вышла неплохо, так, что никто не заметил, что она поется не в оригинале. Когда на неё, наконец, обратили внимание, Рада очень обрадовалась. Она ловила на себе много заинтересованных взглядов, кто-то даже начал ей подпевать. Но несмотря на это, в шляпу упало лишь несколько серебряных монет.

   Девушку, конечно, это расстроило. Идя по дороге к другой деревушке, она размышляла, как можно раздобыть больше денег. Альбрехт с любопытством на неё иногда посматривал. Увлекшись песнями, она совершенно забыла о своей любимой привычке – переговариваться с ним.

   В следующей деревне её приняли ещё радушнее. Теперь она не только пела, а и плясала. Девушка чувствовала восторг на лицах людей.

   Альбрехт стоял в стороне и отчетливо слышал, о чём разговаривает народ. Кто-то обсуждал прекрасный голос девушки, под странным именем Леди Вольфрам; кто-то о её красоте.

   Под конец песни Альбрехт прошёлся со шляпой, и в неё посыпалось много серебряников.

   Такой же успех ждал молодую волшебницу и дальше. Она старалась, чтобы как больше людей запомнили её имя – Леди Вольфрам. За день девушка настолько разошлась, что уже не чувствовала голода. Песня пошла за песней, деревня за деревней.

   Под конец дня, уставшая от пения и плясок, Рада присела на деревянную лавочку в деревне, где она только что пела. У них собралось достаточно денег, чтобы на первое время купить себе еды. На этом девушка решила не останавливаться.

   Запасшись провизией, они впервые за неделю ночевали не на холодной земле, а на кроватях. Хоть не на мягкой перине, но и не на досках.

   После стольких событий этот вечер был самым лучшим. Вымывшись дочиста, Рада распустила волосы, сев на свою кровать. Впервые за время их знакомства им пришлось жить на постоялом дворе в одной комнате.

   Расчесывая длинные волосы, девушка тихо напевала песенку, что принесла им деньги и кров на эту ночь. Альбрехт сидел на соседней кровати и чистил свою обувь. Рада присмотрелась к нему повнимательнее и увидела, как губы его шевелятся, будто он что-то напевал. Девушка уловила знакомый мотив. Это оказалась сегодняшняя песня.

   Отложив гребень на подушку, Рада посмотрела в окно. Там уже садилось солнце.

   – Альбрехт, а ты умеешь петь? – поинтересовалась она, взглянув ему в глаза.

   – Нет! – лаконично ответил он, отведя взгляд.

   – Врешь? – усмехнулась Рада, снова словив его взгляд.

   Альбрехт сидел, сцепив пальцы, и бросал по сторонам растерянные взгляды. Рада не отводила от него своих сине-зеленых глаз, как будто всё зная. Наконец, юноша не смог больше выдерживать её выжидающего взгляда.

   – Да, вру! Как ты узнала об этом?

   – Ты только, что мне рассказал! – рассмеялась девушка. – Спой что-то!

   Альбрехт понял, что его обвели вокруг пальца. Вздохнув, он отвернулся от неё.

   – Я не пою больше!

   – Почему? – растерянно посмотрела на него Рада.

   – Леди Вольфрам, я не пою больше и никогда петь не буду! У меня действительно есть голос, но не такой как у тебя! Я не хочу позориться! И это не только из-за этого…

   – Расскажи! – попросила Рада, наклонившись.

   – Что тут рассказывать? Всё, что было дорого мне, сгорело тогда в огне! Мне тяжело. – ответил юноша, опустив глаза.

   – Альбрехт, увы, мне тяжело тебя понять! Я выросла без родителей в детском доме! Меня потом воспитывала тетя, которую я не любила! Мне не жаль расставанию с ней! Меня бросили друзья, когда была нужна их помощь, моя мать оказалась пиратом! Я, как и ты несчастна, у меня кроме этих песен нет ничего родного!

   Альбрехт поднял на неё глаза, его удивила откровенность девушки.

   – Что такое детский дом? – переспросил он.

   – Это, то место, куда попадают дети, которых бросают их родители! Они там живут всё время, пока им не исполняется восемнадцать лет. Судьба этих детей очень тяжелая, не все из них выбирают нужную дорогу, половина сходят с неё. Если повезет и их усыновит хорошая семья они, может быть, будут счастливы! – ответила девушка. – Альбрехт, у тебя была такая мать! Ты её любил, она тебя любила! Может быть, ты когда-то узнаешь о судьбе своей родной матери, но ты никогда не узнаешь, как это быть брошенным в лесу, никому не нужным! Тебя любили, меня нет!

   – Но как? Ты же Леди Вольфрам! Твой род богатый и знаменитый у тебя во времени! Ты же сама мне это говорила! Как же так, что они тебя бросили? – растерялся юноша.

   – Я не знаю! Когда я нашла свою мать, она сказала, что над нашим родом лежит проклятие, что родители не могут видеть детство своих детей! Но я не верю этому, это всего лишь отговорки! – сказала Рада.

   – У тебя довольно странное имя, Леди Вольфрам! – вдруг произнес Альбрехт.

   Рада рассмеялась и встала со своей кровати.

   – Ты сначала сделай то, что я тебя попросила, а потом я отвечу тебе!

   – Ты, о чём? Я не буду петь! – запротестовал Альбрехт.

   Конец ознакомительного фрагмента.