•  
    2016

    По следам Дерсу Узала. Тропами Уссурийского края

    Литературоведение. Фольклор
    В нашем повседневном словаре имя Дерсу Узала в равной степени обозначает и таежного следопыта, с легкостью читающего "письмена" природы, и человека, сумевшего с ней слиться. Литературоведы, этнографы и краеведы долгое время ведут горячие споры о том, какова степень реальности образа Дерсу. Должный накал этой затянувшейся дискуссии обеспечивают две противоположные точки зрения. Согласно первой, Дерсу Узала - это исключительно плод писательского воображения В.К.Арсеньева. Приверженцы иного выдвигают тезис об абсолютной документальности образа Дерсу, в котором, по их мнению, нет ни капли выдумки или художественной деформации действительности. Так кем же он был на самом деле? На этот вопрос отвечает очередная книга серии.

  •  
    2016

    По следам Дерсу Узала. Тропами Уссурийского края

    Литературоведение. Фольклор
    В нашем повседневном словаре имя Дерсу Узала в равной степени обозначает и таежного следопыта, с легкостью читающего "письмена" природы, и человека, сумевшего с ней слиться. Литературоведы, этнографы и краеведы долгое время ведут горячие споры о том, какова степень реальности образа Дерсу. Должный накал этой затянувшейся дискуссии обеспечивают две противоположные точки зрения. Согласно первой, Дерсу Узала - это исключительно плод писательского воображения В.К.Арсеньева. Приверженцы иного выдвигают тезис об абсолютной документальности образа Дерсу, в котором, по их мнению, нет ни капли выдумки или художественной деформации действительности. Так кем же он был на самом деле? На этот вопрос отвечает очередная книга серии.

  •  
    2015

    Байкальское Переделкино

    Биографии и мемуары
    Байкал… Какая притягательная, вдохновенная сила заключена в этом слове, в этом наполненном таинственным смыслом звучании! Произносишь слово "Байкал" и сразу представляешь неохватную, будто бы разогнутую могучим великаном подкову, видишь священное море-озеро, слышишь пульсирующую живым прибоем волну, представляешь этот летящий через материк хрустально-голубой слиток, пытаешься постичь своим сознанием его невиданную протяженность, непередаваемую, пугающую глубину, ощутить его трепещущую вселенскую душу и животворную, как солнце, светоносность… Великому сибирскому морю, писателям-сибирякам, литературным и памятным встречам посвящает свою новую книгу известный иркутский поэт и литературовед Владимир Скиф.

  •  
    2014

    История Сибири. От Ермака до Екатерины II

    История
    Уникальный труд замечательного мыслителя Петра Андреевича Словцова (1767- 1843) "Историческое обозрение Сибири" по праву называют "энциклопедией сибирской жизни". Словцов всесторонне показал рачительное обживание Сибири россиянами на протяжении двух с лишним столетий после похода дружины Ермака. Ученый планировал довести исследование до времен правления Александра I, но в действительности подробное освещение событий заканчивается на первых годах правления Екатерины II (некоторые примечания, правда, касаются 1830-х и начала 1840-х гг.). Мудрый Словцов у Сибири один - так распорядилась сама История, - недаром его называют "сибирским Карамзиным". Однако до самого последнего времени имя П.А.Словцова оставалось современному читателю практически не известным. Настоящее издание публикуется под названием "История Сибири. От Ермака до Екатерины II".