•  
    2008

    Когда, где и кто

    Проза
    Данное издание представляет собой сборник рассказов Александра Каптаренко.

  •  
    2007

    Адское пламя

    Публицистика
    Фантастика - удивительный литературный жанр. Описывая события, в настоящее время невозможные, она умудряется, тем не менее, непонятным образом соответствовать своим содержанием запросам "текущего момента". Поэтому размышления автора о том, как могла бы выглядеть антология советской фантастики, есть размышления и о советской истории вообще. Что же было самым важным в этой истории в те или иные годы? И тут возникают вопросы...

  •  
    2006

    Риск прямого восхождения. Земные истории астронома Язева

    Биографии и мемуары , Проза
    Замира Ибрагимова - новосибирский писатель и журналист. В ее документальной повести рассказывается о судьбе сибирского астронома И.Н.Язева, о том, как нелегко приходилось человеку с оригинальными творческими идеями в эпоху жестких идеологических разборок в советской науке. "Обвинения в ереси характеризуют обвиняемого не больше, чем самих обвинителей и их время".

  •  
    2006

    Дело об архиве Уильяма Шекспира

    Биографии и мемуары , Фантастика , Русская литература
    Алексей Калугин - известный московский писатель-фантаст, лауреат премии "Бронзовая улитка" (2004). Предлагаемая книга может быть интересна не только любителям фантастики, но и тем читателям, кто интересуется "шекспировским вопросом" в истории мировой литературы. Автор дает свою, разумеется, фантастическую версию происхождения произведений, вышедших из-под пера великого драматурга.

  •  
    2006

    Витающий в облаках

    Проза
    Александр Рубан - томский писатель. Лучше всего основную мысль повести характеризуют слова самого автора в письме коллеге-фантасту: "Это повесть о летающих людях... Основная фантастическая посылка: человек способен летать в состоянии счастья. Вот только бы знать, что это такое - счастье... Но ведь летают! Не надо делать вид, будто вы этого не знаете..."

  •  
    2006

    Несколько записок из жизни человечества

    Проза
    В книге собраны рассказы Рауфа Гасана-Заде.

  •  
    2006

    Простые события на грешной земле

    Проза
    Рассказы, предложенные в этой книге о любви, о сложности и странности этого чувства.

  •  
    2005

    Ким Цын Сон. Пылающие листья

    Научная фантастика , Поэзия
    Чтобы кормить семью, поэт устроился завхозом в столовую. Тогда это не было исключением. Тогда это было бытом. Все продолжали жить, делая вид, что ничего особенного не произошло. Только мы с В.Горбенко продолжали переводить стихи Ким Цын Сона, изредка печатая их в журналах «Дальний восток» (Хабаровск), «Байкал» (Улан-Удэ), «Сибирские огни» (Новосибирск) – подальше от Сахалина. Однажды стихи Ким Цын Сона напечатал даже софроновский «Огонек». А сам Ким Цын Сон продолжал работать завхозом. Время от времени мы встречались в его небогатом, но радушном доме. «Хозяин пришел!»

  •  
    2005

    Вести дневник на фронте запрещалось

    История , Военное дело, оружие, спецслужбы , Биографии и мемуары
    Книга Г.Ф.Токарева настолько необычна, что пересказывать ее нет смысла. Была проза "генеральская",была "солдатская". По этому поводу спорили разные писатели - от Константина Симонова до Виктора Астафьева! Но спорили, как правило, профессионалы, и налет профессионализма - искусственного происхождения налет - вольно или невольно ложился на их произведения. А Геннадий Федорович не профессионал, не писатель. "В Карповке, - вспоминает он, - я впервые увидел в работе наши "Катюши" - гвардейские минометы, стрелявшие реактивными снарядами - ракетами. Зрелище было впечатляющим. "Катюши" стояли на площади села, возле церкви, и посылали свои "гостинцы" далеко в расположение немецких войск. Оттуда приглушенно слышалась дробь частых разрывов. Послекаждого залпа, сопровождавшегося страшным шумом, напоминавшим выпуск излишков пара мощной ТЭЦ, все вокруг окутывалось дымом, а вдаль летели огненные стрелы ракет. "Катюши", чтобы их местонахождение не определил враг, после залпа меняли позицию или мчались в тыл. Смонтированы они были на автомашинах... А перед Карповкой я впервые увидел немецкое кладбище - ряды березовых крестов. Кресты эти, как их владельцы когда-то, стояли шеренгами. Десятки рядов с сотнями крестов в ряду. Если учесть, что под каждым крестом было не менее десятка гитлеровцев, то получается, что захоронено на этом кладбище было несколько тысяч солдат и офицеров..." Так Г.Ф.Токарев пишет о великой войне, в которой участвовал. "Вести дневники на фронте запрещалось из соображений сохранения военной тайны: дневник мог попасть в руки врага". Но запретить помнить человеку никто не может.

  •  
    2005

    Белый мамонт

    Научная фантастика , Проза
    Школа переводов с неандертальского еще не создана. Существуют только попытки. Их немного. Давно замечено, что история мирового искусства похожа не столько на гигантскую лестницу, непрестанно уходящую ввысь, где каждая ступень все более и более совершенна, сколько на горную цепь, отдельные вершины которой, всегда недостижимые, образуют единую, невероятную по красоте и необычности панораму. Не все вершины пощажены временем. Силы природы и социальные катаклизмы всегда вмешивались и продолжают вмешиваться в жизнь искусства. Некоторые из вершин известны нам теперь только по позднейшим перерисовкам, по отголоскам архаичных мифов, другие забыты безвозвратно, что же касается неандертальских шедевров, то они сохранились фрагментами. Полную картину уже никогда не воссоздать. Но мы до сих пор находим пещеры с наскальной живописью, изучаем следы доисторических сооружений, обломки странных орудий. Там, где единый каменный рассказ разорван, где нет никакой возможности восстановить утерянное, мы пытаемся заполнять лакуны более поздними фрагментами мирового искусства, совпадающими с первоосновой по интонации. Это, в общем-то, в природе человека. Это очищает от скверны и подчеркивает скрытую суть.

  •  
    2005

    Мифология детства

    Проза
    Жанров в литературе много. Каждый писатель ищет свой жанр, часто не находит. Но есть писатели, которым ничего искать не надо. Им не до этого. Они сразу знают, о чем хотят рассказать. Их книги, как бесконечное приключение. Им все рамки тесны, поэтому они изобретают жанр сами. Татьяна Янушевич - писатель, никогда не ограничивавший себя чисто литературными интересами. Ее сюжет - ее жизнь. Она живет, и разворачивается сюжет. Какие могут быть варианты? Ну да, конечно, можно заглянуть в будущее, построить вымышленные модели, но зачем? Все равно ни одна не совпадет с той единственной, настоящей, которая рождается только из твоих собственных слов, из твоих движений. Поэма? Роман? Бесхитростное повествование? Да какая разница, если со страницбесконечной чудесной книги встает узнаваемый всеми город, узнаваемые всеми люди. Художественная ткань - как морозный узор на стекле. Затаив дыхание, рассматриваешь прихотливые детали. Ты осторожен, но нежный рисунок тает. Перед глазами возникают бездонные проталины...

  •  
    2005

    Второе июля четвертого года. Новейшие материалы к биографии Антона П. Чехова

    Фантастика , Русская литература
    Борис Штерн родился 14 февраля 1947 года в Киеве. Но лучшие годы жизни он провел в Одессе. Там закончил университет, женился, начал писать. На Пролетарском бульваре (ныне снова Французском) собрал воедино больные вопросы, мучившие наших современников. Кто прав? Кто виноват? Доколе? Чего тебе надо? Камо грядеши? Что делать? Что ж это делается, граждане? Кто там? Ой, а кто к нам пришел? За что боролись? Как дальше жить? Веруешь? Куда прешь с кувшинным рылом в калашный ряд? Третьим будешь?Что с нами происходит? Кто крайний? А ты записался добровольцем? Ты за кого? Откуда есть пошла всеруська земля? Куда ж нам плыть? Стой, кто идет? А не еврей ли вы? Зачем пришел я в этот мир? За что? А ты кто такой? Кому это выгодно? Почем пуд соли? Куда все подевалось? Кому на Руси жить хорошо? Кто написал "Тихий Дон"? Кто сочиняет анекдоты? Как нам обустроить Россию? В 1971 году Борис Штерн показал свои рассказы Борису Стругацкому. Мэтр принял рассказы благосклонно. Дыхание классиков (особенно Чехова) накладывало на тексты Штерна волшебный узор. Но печататься было трудно. К 1976 году (ко времени нашей первой встречи) публикаций у него было кот наплакал. Лишь в 1987 году вышла первая книга "Чья планета?" За нею в 1991 году - сборник рассказов "Рыба любви". Только в последние годы (умер писатель в Киеве 7 ноября 1998 года) книги Бориса Штерна начали выходить более или менее регулярно. Парадоксальность стиля заставила, наконец, обратить на себя внимание. Писал он неторопливо. Страдал, когда торопили. "Все равно пишу медленно. Так уж лучше писать страницу в день, но хорошую, чем ту же страницу, но дурную". Тем не менее, за недолгую жизнь Борис Штерн создал цикл рассказов о приключениях бесшабашного космического инспектора Бел Амора, "Сказки Змея Горыныча", роман "Эфиоп" (об украинском хлопчике Сашке Гайдамаке, которого некий шкипер вывез в страну Офир, чтобы получить в четвертом поколении великого национального поэта - африканского Пушкина), наконец, повести "Записки динозавра". "Вперед, конюшня", "Безумный король", "Шестая глава "Дон Кихота"". В 1994 году на Европейском конгрессе любителей фантастики Борису Штерну было присуждено звание "Лучший фантаст Европы". Таким он и остался.