•  
    2015

    Русский след Коко Шанель

    Изобразительное искусство , Биографии и мемуары
    Впервые русский язык в Доме Шанель зазвучал в начале двадцатых годов прошлого века. И сразу по обе стороны подиума - одни эмигрантки создавали или демонстрировали наряды великой Мадемуазель, а другие становились подругами кутюрье и верными клиентками. Главная героиня этой книги - не Шанель и не приехавшие в Париж эмигранты из бывшей Российской империи, а Эпоха, которую они создавали вместе. Среди действующих лиц повествования - граф Сергей Кутузов и великий князь Дмитрий Павлович; парфюмеры Эрнест Бо и Константин Веригин; княжна Натали Палей и княгиня Мери Шарвашидзе; поэт Илья Зданевич и режиссер Георгий Питоев; Лидия Кудеярова, в замужестве леди Детердинг, и Ия Ге, в замужестве леди Абди. Задача этой книги вспомнить о судьбах гордых и достойных людей, оказавшихся волею судьбы в ближнем круге самого знаменитого кутюрье XX столетия - Габриэль Шанель.

  •  
    2014

    Моя свекровь Рахиль, отец и другие…

    Биографии и мемуары
    Татьяна Вирта – переводчица, автор книги «Родом из Переделкино», дочь знаменитого советского писателя Николая Вирты. Ее воспоминания – бесценный источник информации о том, «как жили, как любили, как верили» люди советской эпохи. Удивительная история любви, полная тяжелых испытаний и все же приведшая к счастью – это рассказ о свекрови Рахиль. Трагедия, пережитая в ранней юности и наложившая отпечаток на всю дальнейшую жизнь – это судьба отца Николая Вирты. А также рассказы о дружбе с интересными знаменитыми людьми; общество шестидесятников – лирики и физики: Елена Ржевская и Исаак Крамов, Борис Каган и Зоя Богуславская, Яков Смородинский, академик Гинзбург и многие другие… Историю страны лучше всего понимаешь через истории ее людей.

  •  
    2013

    Я пытаюсь восстановить черты. О Бабеле – и не только о нем

    Биографии и мемуары
    Антонину Николаевну Пирожкову (1909–2010) еще при жизни называли одной из великих вдов. Сорок лет она сначала ждала возвращения Исаака Бабеля, арестованного органами НКВД в 1939 году, потом первой после смерти диктатора добилась посмертной реабилитации мужа, «пробивала» сочинения, собирала воспоминания о нем и написала свои.

  •  
    2013

    Я пытаюсь восстановить черты

    Биографии и мемуары
    Антонину Николаевну Пирожкову еще при жизни называли одной из великих вдов. Сорок лет она сначала ждала возвращения Исаака Бабеля, арестованного органами НКВД в 1939 году, потом первой после смерти диктатора добилась посмертной реабилитации мужа, "пробивала" сочинения, собирала воспоминания о нем и написала свои. В них она попыталась "восстановить черты человека, наделенного великой душевной добротой, страстным интересом к людям и чудесным даром их изображения..." Чудесный дар был дан и самой А.Н.Пирожковой. Она имела прямое отношение к созданию "большого стиля", ее инженерному перу принадлежат шедевры московского метро - станции "Площадь Революции", "Павелецкая", две "Киевские". Эта книга-- тоже своего рода "большой стиль". Сибирь, Москва, Кавказ, Европа - и, по сути, весь XX век. Герои мемуаров - вместе с Бабелем, рядом с Бабелем, после Бабеля: С.Эйзенштейн, С.Михозлс, Н.Эрдман, Ю.Олеша, Е.Пешкова, И.Эренбург, коллеги - известные инженеры-метростроевцы, политические деятели Авель Енукидзе и Бегал Калмыков. И рядом - просто люди независимо от их ранга и звания - совсем по-бабелевски.

  •  
    2012

    Зеленая лампа (сборник)

    Культурология , Биографии и мемуары
    «Зеленая лампа» – воспоминания прозаика и литературоведа Лидии Либединской (1921–2006) о своем детстве, родителях, супруге Юрии Либединском, друзьях и времени, в котором жила. Оптимизм был главным в ее восприятии жизни, благородство и демократичность – главными в отношениях с людьми. Это история незаурядной личности, которая всю жизнь притягивала интересных людей.

  •  

    Рожденная в гетто

    Биографии и мемуары
    Книга Ариелы Сеф - уникальное документальное свидетельство. Девочка, рожденная в каунасском гетто, чудом спасшаяся в приютившей ее семье. Страшный приговор врачей и ежедневная борьба с болезнью. А дальше - брак с известнейшим детским поэтом Романом Сефом, дружба с Аллой Демидовой, Камой Гинкасом, Кареном Шахназаровым и многими другими. Если бы беллетрист взялся выдумать историю жизни героини романа, вряд ли он сумел придумать столь драматичный и захватывающий сюжет. Слог Ариелы завораживает - только очень легкий и по-настоящему великий человек может с такой простотой и юмором писать и про ужасы Второй Мировой, и про Париж 20 века, и про жизнь советской богемы.