•  
    2010

    Припадок

    Классика , Рассказ , Проза , Русская литература
    Васильев лежал неподвижно на диване и смотрел в одну точку. Он уже не думал пи о женщинах, ни о мужчинах, ни об апостольстве. Все внимание его было обращено па душевную боль, которая мучила его. Это была боль тупая, беспредметная, неопределенная, похожая и на тоску, и на страх в высочайшей степени, и на отчаяние. Указать, где она, он мог: в груди, под сердцем; но сравнить ее нельзя было ни с чем. Раньше у него бывала сильная зубная боль, бывали плеврит и невралгии, но все это в сравнении с душевной болью было ничтожно. При этой боли жизнь представлялась отвратительной.

  •  
    2010

    Смерть чиновника

    Классика , Проза , Школьникам и абитуриентам , Русская литература
    - Я вчера походил беспокоить ваше-ство,- забормотал он, когда генерал поднял на него вопрошающие глаза- не для того, чтобы смеяться ,как вы изволили сказать, извинялся за то, что, чихая, брызнул-с... а смеяться я и не думал. Смею ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам... не будет... - Пошел вон!!! — гаркнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал.

  •  
    2009

    Слезы птеродактиля

    Проза
    Русский человек прост, доверчив и падок на ласку, как ребенок. Он быстро прощает, скоро увлекается, бывает жесток, любознателен... Любит начинать и ломать. И всегда ждет, что завтра будет лучше. Опасно править таким народом. Потому что чем больше любит, тем больше надежд возлагает...

  •  
    2009

    Слово предоставляется...

    Проза
    Как известно,человек культурный должен, по возможности, не иметь лица.То есть не то чтобы совсем не иметь,а так: будто лицо, а будто и не лицо - чтобы не бросалось в глаза,как не бросается в глаза платье,сшитое у хорошего портного.Нечего и говорить, что лицо культурного человека должно быть совершенно такое же, как и у других (культурных), и уж, конечно, не должно меняться ни в каких случаях жизни. Естественно, что тем же условиям должны удовлетворять и дома, и деревья, и улицы, и небо, и все прочее в мире, чтобы иметь честь называться культурными и порядочными.