Когда правит страсть

Детство и юность Аланы были похожи на сказку. Маленькая принцесса имела все: роскошь, дорогие украшения, платья и прекрасное образование.
Издательство:
Харьков, Клуб семейного досуга
ISBN:
978-617-12-5734-4;978-617-12-5031-4;978-1-4516-2837-1;978-617-12-5086-4;978-617-12-5735-1
Год издания:
2018

Когда правит страсть

* * *

   Электронная версия создана по изданию:

   First published by Gallery Books, a Division of Simon&Schuster, Inc.


   Переведено по изданию:

   Lindsey J. When Passion Rulеs / Johanna Lindsey. – New York, 2011.


   Дизайнер обложки Андрей Цепотан


   © Johanna Lindsey, 2011

   © Jon Paul, обложка, 2018

   © Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2018

   © Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2018

   © Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2018

Пролог

   Леонард Кастнер давно подумывал о том, чтобы окончательно отойти от дел. Настал час претворить намерения в жизнь. Самое подходящее время. Благодаря своим способностям, Кастнер сколотил состояние, о котором в молодости и мечтать не мог. Он находился на пике своей карьеры, имел безупречную репутацию, ни разу не отказавшись от работы. Его клиенты знали это. Детали не имели значения. В половине случаев они не оглашались, пока он не давал согласия на выполнение работы. Но этот человек находил свое занятие все более и более неприятным и постепенно терял хватку. Когда тебе на все наплевать – ничего не имеет значения. И лишь стоит задуматься о том, что делаешь, как сразу возникают сомнения.

   Накопленное состояние уже давно превысило его потребности, больше не было необходимости рисковать, а значит, и выполнять эту работу. Но ему предложили столько денег, что невозможно было отказаться, – больше, чем он заработал за последние три года, причем половину суммы выплатили вперед. И неудивительно, что гонорар был столь щедрым! Это один из тех редких случаев, когда посредник, нанявший его, сначала потребовал от Леонарда полного согласия, а потом уже изложил суть дела.

   Прежде ему никогда не доводилось убивать женщину. Однако завершить карьеру ему предстояло более гнусным преступлением – убийством ребенка. И не просто ребенка, а наследницы трона. Политическое убийство? Месть королю Фредерику? Леонарду не объяснили, да и не волновало его это: где-то на жизненном пути он утратил человечность. Это всего лишь очередная работа. Нужно просто повторять это про себя. И почаще. Он ведь не собирается закончить карьеру провалом. Если Леонард и находил это поручение омерзительным, то лишь потому, что любил короля и свою страну. Но у Фредерика наверняка появятся новые наследники, как только окончится траур и он снова женится. Он был еще достаточно молод.

   Пробраться во дворец среди бела дня не составляло труда. Ворота дворца, расположенного во дворе старой крепости, возвышавшейся посреди столицы Лубинии, редко бывали закрыты. Они, разумеется, охранялись, но мало кому запрещался вход, даже когда король находился в своей резиденции. Сейчас его там не было. Четыре месяца назад, сразу после похорон королевы, он уехал оплакивать ее в уединении в своем зимнем замке в горах. Она умерла всего несколько дней спустя после того, как родила ему наследницу, которую кто-то желал видеть мертвой.

   Леонарда остановили бы у ворот, если бы он хоть чем-то выдал себя, но этого не случилось. У него была скверная биография, от которой он скрывался под фальшивым именем Растибон. За его голову была назначена награда и в его стране, и в нескольких соседних. Однако никто не знал, как выглядит Растибон. Он был очень осторожен в этом отношении – всегда надевал капюшон, встречаясь с нужными людьми в темных переулках, и менял голос при необходимости. Леонард мечтал прожить остаток дней на родине, и чтобы никто не заподозрил, каким образом приобретено его богатство.

   Кастнер обитал в зажиточном квартале столицы. Хозяин его квартиры и соседи не были людьми чересчур любопытными, а если и спрашивали, кем он работает, то туманный ответ, что он занимается экспортом вин, вполне их устраивал и объяснял его частые отлучки из страны. В винах он разбирался. О винах он мог говорить часами. Но давал понять, что у него нет времени на пустые разговоры, поэтому прослыл неприветливым типом, которого лучше оставить в покое, чего он, собственно, и добивался. Человек его профессии не может позволить себе заводить друзей, занимающихся другим делом. Но и среди коллег непременно возникает конкуренция, что в свою очередь также препятствует сближению.

   Проникнуть в то крыло, где размещалась детская, было нелегко, но Леонард все предусмотрел. Он разузнал, кто именно из женщин присматривает за наследницей Фредерика, и выбрал своей мишенью ночную няню.

   Ее звали Хельгой. Это была непривлекательная молодая вдова, недавно родившая ребенка, которого до сих пор кормила грудью, поэтому и получила работу во дворце.

   Кастнеру потребовалась всего неделя, чтобы затащить ее в постель во время одного из ее непродолжительных выходов в город, где жила ее семья. Леонард был приятным молодым человеком лет тридцати, довольно красивым, с темно-каштановыми волосами и голубыми глазами, он еще сохранил обаяние, которым обладал до того, как стал хладнокровным убийцей. Разумеется, он знал, что ему придется убить и Хельгу тоже, чтобы потом без опасений жить на родине. Если сохранить ей жизнь, то впоследствии она могла бы его узнать.

   Леонарду потребовалось еще три недели, чтобы договориться с Хельгой о свидании в ее комнате, расположенной в том же крыле дворца, где размещалась детская. В ту ночь вторая няня должна была отсутствовать, поскольку взяла выходной. Хельга заверила Леонарда, что после заката никто не заходит на детскую половину, кроме двух стражников, совершающих обходы дважды за ночь, хотя сама все равно боялась потерять работу, если кто-нибудь обнаружит там ее ухажера. Кроме того, по ночам количество стражников, охраняющих дворец, удваивалось. Но в конечном итоге возобладала страсть, и необходимые двери были оставлены открытыми для Кастнера. Ему пришлось лишь ненадолго спрятаться, пока два стражника не покинут детские покои.

   Но все-таки он не убил ту женщину, хотя это было бы самым логичным поступком. Он представился ей очередным фальшивым именем не для того, чтобы скрыть готовящееся преступление, но чтобы помешать ей или кому-нибудь еще установить связь между Леонардом Кастнером и Растибоном. Скрывать преступление он и не собирался. Тот, кто заказал убийство, должен был о нем услышать. И не было никакой необходимости убивать няньку, если можно просто на время отключить ее, подсыпав сонного зелья в вино. Но даже об этом он пожалел на мгновение.

   Мужчина успел привязаться к Хельге за месяц их знакомства, что в корне изменило его первоначальный план. Это означало, что Леонард больше не сможет жить в родной стране, где велика вероятность быть узнанным ею. Но сегодня он поспешно принял такое решение, а единственный снотворный порошок, который сумел раздобыть в срочном порядке, был ему незнаком, так что он не знал, сколько будет продолжаться его действие, и должен был торопиться. В последнюю минуту он решил связать Хельге руки за спиной, чтобы никто не заподозрил ее в причастности к преступлению. Но хуже всего, что он не смог заставить себя убить дитя в детской, где женщина, проснувшись, увидела бы мертвого ребенка. Она обожала королевскую дочку и говорила, что любит ее как родную.

   Сперва Леонард намеревался закончить работу на месте  – так гораздо меньше риска. Но, взглянув на лежавшую на кровати Хельгу, которой предстояло вскоре пробудиться ото сна, он принялся искать мешок. В комнате такового не нашлось. Королевское дитя растили в роскоши и кормили с золотых ложек, ее колыбелька, стоившая целое состояние, была застлана атласом и тончайшими кружевами, усыпанными жемчугами. Полки в детской заставлены замысловатыми игрушками, для которых малышка была еще слишком мала. Вдоль стены размещались комоды с огромным количеством одежды, большую часть которой девочка просто не успела бы надеть, поскольку быстро выросла бы из нее.

   В детской не было коек для нянь. Им не полагалось спать на работе, и именно по этой причине о принцессе заботились две женщины. Каждая имела маленькую комнатушку, смежную с детской, где можно было спать в свободное время и нянчить собственных детей. В углу детской Леонард увидел гору подушек всевозможных размеров, которые, вероятно, использовались, когда малютке позволяли резвиться на полу. Леонард вытащил снизу самую большую, распорол наволочку по шву и вытряхнул набивку. Потом он проделал в наволочке три маленьких отверстия для воздуха – это требовалось для осуществления его замысла.

   Не теряя времени даром, он уложил девочку в наволочку, правда, очень бережно, чтобы не разбудить. Ей было четыре месяца и, если бы она проснулась, то наверняка заплакала. А Кастнеру еще нужно было пройти через большой холл и узкий коридор, чтобы достичь лестницы, ведущей к боковой двери, сквозь которую он проник в покои, а потом проскользнуть мимо двух стражников. Ничего сложного, если малышка не закричит.

   Прошлой ночью он закрепил веревку на задней крепостной стене, которая выходила на противоположную от города сторону. Свою лошадь оставил неподалеку в тени деревьев. Леонард продумал все это заранее, поскольку на ночь ворота крепости запирались на прочные засовы и тщательно охранялись, так что требовался иной путь отступления. Но была на крепостных стенах еще одна опасность. Хотя Лубиния и не воевала, несколько стражников по ночам обходили укрепления.

   К счастью, ночь выдалась безлунная. Внутренний двор освещался фонарями, что было кстати – они создавали тени, в которых Леонард мог прятаться, пока торопливо пересекал открытое пространство. Без приключений добравшись до крепостной стены, он вскарабкался наверх по узкой лестнице. Стражники находились на противоположной стене. Малышка по-прежнему спала. Еще несколько секунд, и Леонард покинет крепость. Пришлось привязать импровизированный мешок к поясу, потому что требовалось задействовать обе руки, чтобы спуститься по веревке. Во время спуска наволочка качнулась, слегка коснувшись стены. Изнутри раздалось попискивание, но негромкое, так что никто, кроме самого похитителя, ничего не услышал.

   Наконец он был в безопасности, усевшись в седло на лошади. Мужчина сунул мешок за пазуху. Оттуда больше не раздавалось ни звука. Кастнер во весь опор помчался по Альпийским предгорьям и скакал, пока не рассвело. Остановился он только на открытой лужайке, вдали от селений, недосягаемый для посторонних глаз и преследователей. Время пришло: он сделает свое дело быстро и чисто. Каждый день после того, как ему сказали, в чем будет заключаться его работа, он точил нож, которым собирался воспользоваться.

   Вытащил сверток из-под куртки, достал ребенка, сбросив наволочку на землю. Одной рукой он держал спящую малышку, другой – вынул кинжал из-за голенища и приставил лезвие к тонкой нежной шейке. Смерти заслуживало не это невинное дитя, а тот, кто заплатил Леонарду. Но у Кастнера не было выбора. Он всего лишь орудие в чужих руках. Если не он, то кто-то другой сделает это. По крайней мере, он сумеет проделать это как можно безболезненней.

   Леонард колебался секундой дольше, чем следовало.

   Девочка, лежащая на сгибе его локтя, проснулась. Она посмотрела ему прямо в глаза… и улыбнулась.

Глава первая

   Длинное лезвие рапиры согнулось, когда Алана с силой вдавила его кончик в грудь стоявшего перед ней человека. Удар мог быть смертельным, если бы не защитные куртки на толстой подкладке, в которые были одеты оба фехтовальщика.

   – Тебе следовало сделать этот выпад еще три минуты назад, – проворчал Паппи, снимая маску, что позволило девушке увидеть неодобрение в глубине его холодных голубых глаз. – Что так отвлекает тебя сегодня, Алана?

   «Выбор пути», – подумала она. Разумеется, она рассеянна. Как она может сосредоточиться на тренировке, когда мысли заняты совсем другим? Ей предстоит принять жизненно важное решение. Из трех совершенно разных направлений, стоявших перед ней, каждое имело свое особое преимущество. А время почти истекло. Сегодня ей исполнилось восемнадцать. Откладывать решение больше нельзя.

   Дядя всегда серьезно относился к урокам фехтования. Сейчас был неподходящий момент говорить о выборе, с которым она столкнулась. Так или иначе, ей необходимо обсудить все с Паппи, она сделала бы это гораздо раньше, но в последнее время он казался чем-то очень озабоченным. Это на него не похоже. Когда Алана спрашивала, что случилось, он только улыбался и отвечал, что все хорошо. И это тоже было не в его характере.

   Ей удавалось скрывать собственную обеспокоенность до сегодняшнего дня. Правда, дядя научил ее сдерживать эмоции. Все минувшие годы он учил ее многим странным вещам…

   Подруги Аланы называли ее дядю чудаком: подумать только, он учит племянницу пользоваться оружием! Но девушка всегда защищала его право быть другим. В конце концов, он ведь не англичанин. Так что подругам не стоило сравнивать его со своими соотечественниками! Она даже лишилась нескольких приятельниц из-за того, что Паппи настаивал на ее разностороннем образовании. Но эта потеря была для нее несерьезной. Та заносчивая девушка, которая жила по соседству, была прекрасным примером легкомыслия. При первой встрече с ней Алана упомянула о своих недавних открытиях и о своем восхищении математикой.

   – Вы рассуждаете, как мой старший брат, – пренебрежительно произнесла девица. – Что вам и мне нужно знать о мире? Нам достаточно уметь вести хозяйство. Известно ли вам, как это делается?

   – Нет, но я могу пронзить рапирой подброшенное яблоко прежде, чем оно упадет на землю.

   Они так и не подружились. Невелика потеря. У Аланы было множество других подруг, восхищающихся ее необычайной образованностью и не придающих значения тому, что она, как и Паппи, иностранка, хотя всю жизнь прожила в Англии и считала себя англичанкой.

   Паппи – не настоящее имя дяди, так звала его Алана в детстве, потому что представляла себе, будто он ее отец, а не дядя. Сама она была среднего роста, и он был не намного выше нее. И хотя ему перевалило далеко за сорок, на его лице не появилось морщин, свидетельствующих об этом, а его каштановые волосы оставались такими же темными, какими были всегда.

   В действительности его звали Мэтью Фармер, это чисто английское имя, что было довольно странно из-за его сильного иностранного акцента. Он был одним из многих европейских аристократов, которым пришлось покинуть континент с началом Наполеоновских войн, чтобы начать новую жизнь в Англии. Он привез с собой племянницу, а других родственников у него не было.

   Ее родители умерли, когда она была совсем маленькой. Трагически погибли на войне, в которой сами не участвовали. Решили навестить в Пруссии бабушку Аланы по материнской линии, получив известие, что она умирает. Но по дороге туда их застрелили фанатичные приверженцы Франции, принявшие их за врагов Наполеона. Паппи полагал, что это произошло из-за их аристократической внешности, а крестьяне считали всех аристократов врагами Франции. Он не знал подробностей, и его печалили разговоры на эту тему. Когда она была маленькой, он так много рассказывал о ее родителях, что у нее появилось чувство, будто она сохранила о них настоящие, живые воспоминания.

   Сколько Алана себя помнила, брат ее отца всегда был ее опекуном, учителем, компаньоном, другом. В нем было все то, что она хотела бы видеть в отце, и она любила его как родного. То, что произошло с ее родителями, ужасно, но она всегда была благодарна Паппи за то, что именно он ее вырастил.

   Благодаря дядиному богатству жизнь Аланы была полна привилегий и невероятных возможностей. Список ее учителей был настолько длинным, что девушка давно потеряла им счет. Каждый учил ее чему-то одному и оставался в доме всего несколько месяцев. Леди Аннетт была единственной, кто задержался дольше. Обедневшая молодая вдова, вынужденная искать работу, была нанята Паппи, дабы обучать Алану всему тому, что должна знать и уметь леди. Позже он продлил ее пребывание в качестве дуэньи, так что Аннетт была частью семьи вот уже девять лет.

   Занятия Аланы стали еще более интересными, когда ей исполнилось десять и началось обучение боевым искусствам. Паппи сам учил ее, как обращаться с различным оружием. В тот день, когда он привел ее в комнату, полностью освобожденную от мебели, со стенами, увешанными рапирами, кинжалами и пистолетами, она вспомнила слова, сказанные им очень давно. Он полагал, что девочка еще маленькая и все равно их не запомнит:

   – Раньше я убивал людей. Больше я этим не занимаюсь.

   Алана знала, что дядя сражался в войнах, которые Наполеон развязал по всей Европе; тех самых, из-за которых им пришлось бежать в Англию. Но как-то странно это прозвучало. В тот день, когда он вложил рапиру в ее руку, она спросила:

   – Вот этим оружием ты убивал?

   – Нет, но я тренировался, чтобы овладеть всеми видами оружия. То, что у тебя в руках, требует немалых упражнений, большой ловкости, быстроты реакции, сообразительности и хитрости, так что владение им дает огромное преимущество. А тебе лично рапира позволит держать на расстоянии мужчин, которые посчитают, что могут схватить тебя и подчинить своей силе. Очень важно соблюдать дистанцию, вне зависимости от того, какое оружие есть под рукой.

   – Но, возможно, мне никогда не придется защищаться?

   – Нет, чтобы защищаться, ты будешь носить не шпагу. Для этого ты освоишь пистолет.

   Фехтование было просто упражнением, нужным для того, чтобы сохранять форму. Это она понимала. И стала с нетерпением ожидать тренировок с Паппи, которые приобрели для нее особое значение. В отличие от некоторых других наставников, он всегда был спокоен и терпелив с ней.

   Аннетт рисковала лишиться работы, осмелившись спорить с Паппи о новом увлечении подопечной. Алана уловила только конец беседы, однажды проходя мимо кабинета Паппи.

   – Оружие? Господи боже, она уже и без того дерзка и своевольна, а теперь еще и оружие будет у нее в руках?! Вы воспитываете ее, как мужчину. И как, по-вашему, я буду это исправлять?

   – Я и не прошу вас ничего исправлять, – холодно возразил Паппи. – Я хочу, чтобы вы учили ее, как вести себя в присутствии тех или иных людей. А то, что вы считаете излишней дерзостью и мужским характером, станет ее преимуществом.

   – Но это не подобает леди, ни в малейшей степени!

   Паппи усмехнулся:

   – Достаточно того, что вы научите ее хорошим манерам и прочему, что должна знать леди. И имейте в виду: от вас не требуется превращать в леди неизвестно кого. Она и так является леди самого высокого уровня. И я не собираюсь лишать ее надлежащего образования только на том основании, что она женщина.

   – Но она подвергает сомнению все, чему я пытаюсь ее научить! Совсем как мужчина.

   – Я рад это слышать. Я учил ее подходить обстоятельно, даже скрупулезно к анализу любой ситуации. Если что-то кажется ей непонятным, она не отмахивается, а старается разобраться в сути дела. Я хотел бы надеяться, что вы преуспеете в воспитании Аланы, не отвергая того, чему ее уже научили.

   На этой реплике, прозвучавшей как предостережение, дискуссия завершилась.

   Алана отступила от Паппи и приблизилась к стене, чтобы повесить шпагу. Настало время рассказать о том, что ее беспокоило. Она не могла больше откладывать этот разговор.

   – Паппи, мне нужно принять несколько важных решений. Не могли бы мы обсудить их сегодня за ужином или как только я вернусь из приюта?

   Не оглядываясь, она знала, что он хмурится. Запрещать ей он не запрещал, но ему не нравилось, когда она ходила в приют, даже если это его приют. В прошлом году она была потрясена, узнав, что Паппи основал это учреждение вскоре после их приезда в Лондон и продолжает поддерживать его. Алана не понимала, почему он никогда не рассказывал ей об этом. Не потому ли, что ее нынешнее обучение должно было превратить ее в леди? Ведь леди не пристало якшаться с оборванцами из трущоб, не так ли?

   Но его объяснение прозвучало просто:

   – Здесь мне дали новую жизнь, второй шанс. Я чувствовал, что не оправдал доверия. Нужно было вернуть долг, предоставить другим возможность получить такой же шанс на новую жизнь, какой выпал мне. Несколько лет ушло на то, чтобы уяснить для себя, что больше всего в моей помощи нуждаются самые отчаявшиеся – уличные беспризорники.

   Что ж, достойная цель. Разве могла она остаться в стороне? Ее решение преподавать в приюте казалось совершенно естественным. Она получила столь разностороннее образование, что была квалифицированнее многих учителей. Кроме того, ей это нравилось. Одно из решений, которое она должна принять, относилось к преподаванию в приюте, поскольку эта работа никак не совмещалась с двумя другими направлениями, из которых следовало выбирать.

   – Я тоже принял решение, – объявил дядя, стоя за ее спиной. – Никогда не думал, что именно этот день станет столь памятным для тебя, но откладывать разговор больше нельзя. Пойдем в мой кабинет.

   Боже правый! Неужели ей придется выбирать из еще большего количества вариантов, чем прежде? Она стремительно обернулась и увидела, каким смущенным выглядел дядя. А вот он не мог видеть настороженности в ее серо-голубых глазах, блестевших в прорезях фехтовальной маски, которую она до сих пор не сняла. Памятный, он сказал? Это означало, что есть вещи важнее ее собственного выбора.

   Он направился к двери, рассчитывая, что она последует за ним.

   – Погоди, Паппи! – окликнула Алана. – Дети приготовили праздник по случаю моего дня рождения. Они огорчатся, если я не приду в приют сегодня.

   Дядя заговорил не сразу. Ему пришлось обдумывать свой ответ? Притом что он любит детей не меньше, чем она?

   Наконец он сказал:

   – Хорошо, но не задерживайся.

   И вышел из комнаты прежде, чем она нерешительно кивнула.

   Алана машинально сняла маску, защитный жилет и ленту, которой перевязывала свои длинные черные волосы. Смутная тревога охватила ее.

Глава вторая

   Праздник в приюте не помог Алане расслабиться и перестать думать о том, что ей предстоит дома. Мало того, детские проказы раздражали ее сегодня настолько, что она даже прикрикнула на Генри Мэтьюса:

   – Может, тебе уши надрать?

   Генри был одним из ее любимцев. Многие дети в приюте, не знавшие своих настоящих родителей, брали себе фамилию Паппи, с его разрешения, конечно. Генри, который хотел выделяться во всем, выбрал вместо этого имя Паппи.

   Генри был не таким, как остальные. Он не просто отличался очень острым умом, быстро схватывая все, чему его учили, но также проявлял и развивал талант, который должен был сослужить ему добрую службу, когда настанет время покидать приют. Он умел вырезать из дерева замечательные вещицы: украшения, людей, животных. Алане он подарил ее собственное изображение. Она так растрогалась в тот день, когда он сунул ей в руки фигурку и убежал в смущении! Позже она отблагодарила Генри прогулкой в Гайд-парке и предложила захватить с собой некоторые из его поделок. Один из уличных торговцев заплатил за них Генри несколько фунтов, и этих денег оказалось больше, чем он когда-либо носил в карманах. Тот случай окончательно убедил паренька в том, что его талант чего-то стоит.

   Сейчас она поймала его на том, что он сцепился с мальчиками помладше из-за своей резной поделки. Но на ее угрозу он только нахально улыбнулся:

   – Не надерете вы мне уши! Вы слишком добрая.

   Да, она была не способна на это. Но у нее имелся метод получше. Она бросила на него разочарованный взгляд.

   – Я думала, ты умеешь щедро делиться с теми, кому не так повезло, как тебе.

   – И вовсе мне не повезло…

   – Ведь ты обещал быть великодушным, – напомнила она.

   Генри насупился, но сунул своего игрушечного солдатика маленькому мальчику, который немедленно убежал с подарком.

   – Ежели сломает, то я ему шею сверну, – пробормотал Генри.

   Алана укоризненно цокнула языком.

   – Похоже, нам не мешало бы поработать над твоим отношением к подаркам. Щедрость согреет тебе душу, тем более что ты легко можешь вырезать другую игрушку.

   Генри возмущенно взглянул на нее:

   – У меня четыре часа ушло на резьбу. Я работал допоздна, а наутро заснул в классе и получил за это нагоняй. А этот поганец спер солдатика из моего сундука. Может, вам стоит научить его не воровать, вместо того чтобы учить меня раздавать свои работы?

   Алана удивленно воскликнула и попыталась помешать ему убежать, но Генри был слишком проворен. А она была слишком строга с ним. Стремление помочь не оправдывает ее поведения. Завтра она извинится перед ним, а сейчас пора домой.

   Но Генри встретил ее у двери, когда она завязывала свой плащ, и крепко обхватил руками за талию.

   – Я не хотел вас обидеть, не хотел! – воскликнул он с отчаянием.

   Она погладила его по голове.

   – Знаю, и это я должна извиниться перед тобой. Подарок не является подарком, если отдан не по своему желанию. Завтра я верну тебе игрушку.

   – Тот малец уже вернул, – отмахнулся Генри, отпуская ее. – Ему просто хотелось позлить меня. Потом он сразу пошел в спальню и бросил солдатика на мою кровать. А это был подарок вам, учительница, к вашему дню рождения. Чтобы та, другая поделка не скучала одна, а?

   Она взяла фигурку, которую он ей протягивал. Солдатик был искусно вырезан вплоть до мельчайших деталей. Она усмехнулась:

   – Ты видишь меня в паре с солдатом?

   – Они отважные. А мужчине нужно много отваги, чтобы…

   Она поняла, к чему он клонит, и перебила со смехом:

   – Неужели я такая некрасивая, что только отважный мужчина может на мне жениться?

   – Дело не в этом, а в том, что у вас вот туточки. – Он похлопал себя по голове. – Женщинам не пристало быть такими умными, как вы.

   – Мой дядя считает иначе, настаивает, чтобы я получила всестороннее образование. Ведь мы живем в просвещенный век, Генри. Мужчины уже не такие варвары, какими были раньше. У них открылись глаза.

   Немного обдумав услышанное, мальчик сказал:

   – Ежели Мэтью Фармер так считает, то, значит, так оно и есть.

   Алана подняла бровь:

   – И никаких аргументов в поддержку собственного мнения?

   – Нет, мэм.

   Его уверенный ответ заставил ее рассмеяться. Дети боготворили ее дядю. Они никогда не ставили под сомнение то, что он говорил или делал.

   Алана взъерошила волосы Генри.

   – Я все равно поставлю солдатика рядом с фигуркой девушки. Он будет ее защитником. Ей это понравится.

   Мальчик просиял, прежде чем убежать. Похоже, он принял решение за нее, поняла Алана. Как она может бросить преподавание?

   Порыв холодного ветра едва не сорвал с нее шляпку, когда она вышла наружу и поспешила к ожидавшему ее экипажу. Хотелось надеяться, что Мэри растопила в нем жаровню. Она была няней Аланы до того, как стала горничной, иногда исполняла обязанности дуэньи, но время шло, и Мэри старела. Она могла бы ждать свою подопечную в здании приюта, но предпочитала тишину экипажа, где можно было без помех заниматься вязанием.

   Алана считала, что глупо оставлять экипаж ждать ее у входа. Доставив ее, он мог бы уехать и вернуться к назначенному времени. Но он стоял здесь по настоянию Паппи. Алане никогда не приходилось дожидаться экипажа и не дозволялось покидать дом без сопровождения одного из двух лакеев и какой-нибудь женщины, составлявшей ей компанию.

   На протяжении первых шести месяцев преподавания в приюте Алану сопровождала леди Аннетт. Хотя леди Аннетт поддерживала различные благотворительные начинания, она была решительно против того, чтобы Алана давала здесь ежедневные уроки, потому что тогда это была бы уже «работа». Но сама Аннетт привязалась к детям так же сильно, как и Алана, и даже начала проводить занятия в нескольких классах. Похоже, это доставляло ей искреннее удовольствие, пока однажды, выходя из приюта, они не столкнулись с лордом Адамом Чапменом…

   – Алана?

   «Легок на помине», – подумала она весело.

   Лакей, уже открывший дверь экипажа, снова закрыл ее, чтобы Мэри не простудилась, когда Алана обернулась на оклик.

   Адам снял перед ней шляпу. Она приветливо улыбнулась. Она всегда чувствовала себя легко в его присутствии и относила это на счет его дружелюбия и прекрасного чувства юмора.

   – Я не забыл, какой сегодня день, – продолжал лорд Чапмен, протягивая ей букет желтых цветов. – Знаменательный день для многих юных леди.

   Она предпочла бы, чтобы он не употреблял слово «знаменательный». Это напомнило ей о том, что предстоит дома.

   – Спасибо, – улыбнулась она. – Но, скажите на милость, где вы нашли цветы в это время года?

   – У меня есть свои места. – Он загадочно улыбнулся, но тут же рассмеялся и признался: – Моя матушка содержит теплицу, точнее, ее садовники содержат. Ее саму не заставишь ковыряться в грязи даже ради самых прекрасных плодов.

   Его родители жили в Мейфейре, но Адам как-то сказал ей, что у него есть своя квартира совсем недалеко от приюта, и раза два в неделю они случайно встречались на улице. Он всегда останавливался, чтобы поболтать с ней, с интересом выслушивал истории о проделках детворы и рассказывал кое-что о своей собственной жизни.

   Алана познакомилась с Адамом благодаря тому, что Аннетт знала его еще до своего замужества с лордом Хенсеном. Однажды он шел мимо приюта, когда Алана и Аннетт выходили оттуда, и тепло поприветствовал Аннетт. После Адам постоянно возникал перед ними, стремясь возобновить общение, но, хотя Аннетт была вежлива, ее тон становился холодным и официальным всякий раз, когда они встречались. Она никогда не объясняла, почему ведет себя таким образом, несмотря на расспросы Аланы. А вскоре и вовсе перестала сопровождать Алану во время ее визитов в приют. Впрочем, это обстоятельство не помешало Адаму все равно появляться там.

   Алана была польщена, что он обратил на нее внимание. Могло ли быть иначе, если он был так красив и обаятелен?! Ему было тридцать с небольшим, как и Аннетт, но выглядел он намного моложе.

   Алана подумала, что как-нибудь стоит пригласить Адама на обед, чтобы познакомить с Паппи… Но только не сегодня. Она уже несколько раз приглашала его прежде, однако всегда выбирала неудачное время, потому что он уже был куда-нибудь приглашен. Но когда-нибудь, когда-нибудь…

   Сейчас же было довольно холодно для беседы на тротуаре, и Мэри, должно быть, тоже подумала об этом, потому что открыла дверцу экипажа, чтобы напомнить Алане:

   – Пора ехать, моя дорогая.

   – И в самом деле, – согласился Адам и протянул руку, чтобы помочь ей сесть в экипаж, после чего промолвил с беспечной улыбкой: – До следующего раза, когда наши пути пересекутся.

   Алана, смеясь, захлопнула дверь. Их встречи всегда казались случайными, однако не являлись таковыми. Он точно знал, в котором часу она покидает приют, и оказывался поблизости именно в это время, чтобы немного поболтать с ней на улице.

   Графский сын, выходец из богатой семьи, Адам был молодым человеком того сорта, который, несомненно, вызвал бы одобрение Паппи. И сегодня он подарил ей цветы! Явный знак того, что он готов перевести их отношения на новый уровень. Неужели он просто ждал, пока ей исполнится восемнадцать, чтобы начать ухаживать за ней? Вполне возможно. В прошлом месяце он даже упомянул о женитьбе, хотя, скорее всего, речь шла лишь о том, что для него настало время обзавестись семьей. Алана даже не помнила, почему он заговорил об этом, однако именно тогда он стал поводом для ее третьего решения. Или же станет таковым, если начнет ухаживать за ней подобающим образом.

Глава третья

   Алана редко нервничала. Случалось, она немного волновалась, когда наступал срок появления нового наставника, но все это было чепухой по сравнению с тем, что она испытывала сейчас, следуя по коридору в кабинет Паппи. Что, если Паппи станет настаивать, чтобы Алана продолжала заниматься с леди Аннетт тем, к чему они приступили еще два года назад? Аннетт готовила Алану к появлению в высшем свете Лондона. Она полагала, что Алане будет интересно все то, к чему стремились остальные юные леди ее возраста. Что ж, в свое время Алана действительно предвкушала бесконечные балы и званые обеды, где можно познакомиться с потенциальными кавалерами, – но лишь до тех пор, пока не поняла, сколько радости сулят другие возможности, которые прежде не принимались в расчет. У нее в голове не укладывалось, как можно оставить работу в приюте.

   Однако она понимала, что эти два мира несовместимы.

   – Знаешь, тебе придется прекратить преподавание, – предупредила Аннетт недавно. – Ты провела здесь целый год, что очень благородно с твоей стороны, но это не имеет ничего общего с твоим будущим.

   И ее подруга Харриет, младшая сестра одной из приятельниц Аннетт, эхом повторяла то же самое:

   – Не думай, что твой муж позволит тебе столь расточительно тратить свое время. Он потребует, чтобы ты находилась дома и занималась воспитанием собственных детей.

   Для Аланы это было сложным выбором. Вот почему она обратила внимание на Адама и хотела, чтобы он заявил о своих намерениях более отчетливо. Не потому, что она полюбила его, а потому, что ценила то понимание, с которым он относился к ее привязанности к детям. Он неоднократно выражал свою поддержку. Он не стал бы запрещать ей преподавать и дальше, если бы стал ее мужем.

   По мере того как она приближалась к кабинету Паппи, ее ноги двигались все быстрее. Генри помог ей принять решение. Да, она нервничала, но только из-за того, что задумал Паппи, а не из-за собственного выбора. Она надеялась, что он не собирается положить конец ее поездкам в приют по причине ее скорого выхода в свет и начала взрослой жизни. Это было единственное, что могло его беспокоить, как считала Алана.

   Кабинет Паппи был одной из ее любимых комнат в огромном трехэтажном особняке городского типа. Там было уютно, особенно зимой, когда горел огонь в камине. А еще там было очень светло, потому что комната была угловая, с двумя рядами окон и светлыми обоями кремового цвета, которые контрастировали с более темной мебелью. Алана проводила здесь много вечеров, читая вместе с Паппи книги, иногда вслух. Или же они беседовали. Ему всегда было интересно, насколько она продвинулась в своем обучении.

   Паппи ничего не сказал, когда она тихо вошла в комнату. Он сидел не за письменным столом, а в кресле перед камином и хранил молчание, пока она усаживалась в кресло напротив. Взглянув на него, она с изумлением осознала, что он нервничает еще сильнее, чем она сама!

   Никогда еще она не видела его в таком состоянии. Что же могло пошатнуть этот незыблемый оплот ее жизни?

   Пальцы его рук крепко сжимали колени. Похоже, он не осознавал этого. И избегал встречаться с ней взглядом; его темно-голубые глаза были устремлены в ковер. В его позе и выражении лица ощущалось огромное напряжение. Алана заметила, что его зубы стиснуты. Вероятно, он пытался выглядеть погруженным в свои мысли, но ее было не провести. Испытывая к дяде любовь, она отбросила свои страхи и попыталась успокоить его, начав с меньшей из своих забот:

   – Один молодой человек, который мне нравится, возможно, скоро придет, чтобы просить твоего разрешения ухаживать за мной. Но в этом случае мне пришлось бы отказаться от услуг Аннетт, занятой подготовкой моего выхода в свет. Я все ломаю голову, пытаясь решить, как это уладить, но…

   Она осеклась.

   Теперь его сузившиеся глаза смотрели на нее, но выражали они вовсе не то, что она ожидала.

   – Кто посмел приблизиться к тебе без моего разрешения, да еще до твоего совершеннолетия?

   – Все совершенно благопристойно, – поспешила заверить она. – Мы так часто сталкивались у входа в приют, что стали товарищами – собеседниками на тротуаре, если так можно выразиться. Но недавно он обмолвился, что достиг возраста, когда пора подумать о женитьбе, и у меня создалось впечатление… ну, скорее, предположение… что, говоря это, он думал обо мне.

   Паппи вздохнул.

   – Значит, ты испытываешь к нему чувства?

   – Пока нет, – призналась она. – Он действительно мне нравится, но причина, по которой я могла бы выбрать его, другая. Несмотря на то, что он английский лорд, он не стал бы препятствовать моему преподаванию в приюте. Он даже высказывал свое восхищение моей работой. А я действительно хочу работать там и дальше, Паппи.

   Ну вот она и призналась. И затаила дыхание, ожидая дядиной реакции. Но тот лишь снова вздохнул, прежде чем сказать:

   – Ты вполне могла бы заниматься этим.

   Она возразила:

   – Аннетт говорит, что мне придется оставить это занятие, поскольку ни один муж не потерпит этого. Если это правда, то я лучше никогда не выйду замуж.

   Она с облегчением услышала его смешок.

   – А ты уж и заупрямилась, принцесса? Из-за таких пустяков?

   Алана обожала, когда он обращался к ней так ласково. Это позволяло чувствовать себя особенной. Она была рада, что напряжение покинуло ее наставника, хотя она вовсе не считала, что речь идет о пустяках. Они ведь обсуждали переломный момент ее жизни.

   Но дядя еще не закончил.

   – Полагаю, я должен выразиться яснее, а не просто констатировать тот факт, что ты не обязана следовать примеру большинства, если тебе не хочется. Алана, я пока не намерена отдавать тебя замуж. Плевать на общепринятое мнение. Ты молода, торопиться некуда. И я не готов…

   – Потерять меня? – предположила она, когда он внезапно замолчал. – Этого не случится. Но мне очень жаль, что мы раньше не касались этого вопроса. У меня такое чувство, словно нам предстоит принять важное решение, причем именно сегодня.

   Она хихикнула, испытывая облегчение, но лишь на мгновение. Паппи снова нахмурился. И тут Алана осознала два момента, которые до этого ускользали от ее внимания. Он сказал, что она могла бы продолжать преподавание, а не может продолжать. А она просто проявила самонадеянность, хотя дядя учил ее никогда так не поступать. Очевидно, он не стал сразу рассеивать ее заблуждение по той простой причине, что оттягивал время, прежде чем сообщить ей нечто важное. Свое собственное решение.

   Неуверенно, надеясь, что он ее разубедит, она спросила:

   – Но все это может подождать, верно?

   – Нет.

   – Почему нет?

   – Я всегда знал, что настанет день, когда мне придется сказать тебе правду. Однако я полагал, что у меня будет больше времени, несколько лет, по крайней мере. Я думал, ты просто выйдешь в свет и будешь развлекаться с подругами, не помышляя о браке. Ты так усердно занималась обучением, и я хотел, чтобы наградой тебе были развлечения и свобода. Я считал, что ты заслужила это. Но я пошел на большой риск, допустив это.

   – Какой может быть риск в развлечениях? Они же просто…

   – Нет, риск есть и заключается он в том, что, несмотря на мои заверения, что тебе пока еще рано думать о замужестве, какой-нибудь молодой человек может запросто вскружить тебе голову на одном из многочисленных балов. Это поставило бы меня в затруднительное положение, поскольку твой брак слишком важен, чтобы без толку прозябать здесь.

   – Здесь? Но ты ведь любишь Англию! Ты растил меня англичанкой. Я всю свою жизнь провела здесь, так где же еще мне выходить замуж? – Она осеклась и охнула: – Не в Лубинии же?

   С его стороны возражений не последовало, и это потрясло ее настолько, что она не преминула напомнить:

   – Когда я спрашивала тебя о нашей родине, ты уверял, что это отсталая страна с чуть ли не средневековыми обычаями и что нам повезло сбежать оттуда. Ты учил меня никогда никому не рассказывать, откуда мы родом, а говорить, что мы приехали из Австрии, например, так как люди будут смотреть на нас свысока, если узнают, что мы лубинийцы. И я никому не открывала правду, потому что даже тот преподаватель, который рассказывал мне о Лубинии, полностью подтверждал твои слова. Он заверял меня, что это отсталая страна, дальнейшее развитие которой невозможно из-за ее изоляции. Не станешь же ты настаивать на том, чтобы я вышла замуж там, – закончила Алана презрительно.

   Паппи покачал головой, но она сразу поняла, что это лишь потому, что он разочарован высказанным ею пренебрежением.

   – Это весьма маловероятно, но не нам решать… – Он умолк и взмахнул рукой, словно отмахиваясь от высказанного ею предположения. – Ты меня удивляешь. Неужели твое отношение к родине могло сложиться из-за нескольких пустых фраз?

   – Это нечестно! Ты сам не хотел, чтобы я считала ее своей страной. Как же еще я могла относиться к ней?

   – На то была причина, правда, не та, которую я тебе называл. Но я рассчитывал, что в будущем у тебя сформируется собственное мнение, когда ты узнаешь больше фактов, когда прочитаешь о красоте этой страны и ее культуре, которые с лихвой покрывают некоторые недостатки. Очевидно, я ошибся, не привив тебе некоторую гордость к родине, которой, право, стоит гордиться.

   – Наверное… я погорячилась, – пробормотала она, смутившись.

   Он улыбнулся ей с легкой укоризной.

   – Да, по поводу того, что пока не является предметом обсуждения. Тебе нет необходимости думать о замужестве, которое еще даже на горизонте не маячит. Я упомянул о нем только потому, что предполагал заранее поговорить на эту тему. Но недавно произошло нечто такое, что требует немедленного обсуждения.

   Ей не хотелось слушать дальше, поскольку она вдруг инстинктивно поняла, что заставило его изменить решение – ему сообщили, что он умирает. Выходя на улицу, дядя никогда не одевался достаточно тепло, а выходил он весьма часто – в приют, в винную лавку, которой владел; а раз в неделю, в жару или в холод, непременно брал одного из сирот на особую прогулку. О боже, что за болезнь он подхватил, которая теперь его убивает? Он не выглядит изнуренным, но…

   – Я люблю тебя, принцесса. Никогда не сомневайся в этом. Но мы с тобой не семья. И даже не родственники.

   Она с облегчением вздохнула. Конечно, новость была обескураживающая, даже шокирующая. Но все оказалось не настолько плохо, как она себе вообразила. Может, она была первой сиротой, которую он приютил? Он помогал очень многим, и нет ничего удивительного в том, что все началось с его желания вырастить ее одну.

   – Мне обязательно это знать? – спросила она.

   – Это лишь малая часть того, что я собираюсь тебе сказать.

   О боже, что-то еще?

   – Почему бы нам сначала не пообедать? – поспешно предложила Алана.

   Он бросил на нее понимающий взгляд.

   – Успокойся и не делай поспешных выводов. Ты же у меня умница.

   Она вспыхнула. Дядя всегда учил ее этому. Сначала факты. Интуиция лишь напоследок. А факты он ей предоставил. Просто она не захотела услышать!

   Очевидно, он был погружен в свои собственные мысли, потому что заметил:

   – На самом деле я решил уединиться, став фермером, еще до того, как мы приехали сюда.

   Это признание было настолько неожиданным, что Алана потеряла дар речи. Но, может, он намеренно сбивает ее с толку, чтобы привести в чувство? Это сработало – в определенной степени. Но потом в ее мозгу что-то щелкнуло.

   – Ты хочешь сказать, что Фармер – не твоя настоящая фамилия, верно?

   – Да. Но когда мы приехали в этот многолюдный город, я понял, что лучший способ спрятаться – это остаться здесь, на виду у всех, так что я отбросил мысли о фермерстве. А вот фамилия Фармер подошла: она была солидной и не звучала на иностранный манер. Она прижилась, как и мы прижились в этом городе. – Он улыбнулся и добавил: – Я честно пытался заняться садоводством и несколько месяцев был вполне доволен такой безмятежной жизнью, а потом бросил.

   – Слишком скучно по сравнению с тем, что ты привык делать?

   Она подумала о военных действиях, в которых он участвовал на континенте. Алана читала о множестве войн, когда изучала историю Европы.

   – Как проницательно с твоей стороны! Что ж, прекрасно. – Он немного помолчал, снова устремив взгляд в пол. – Когда-то я признался тебе, что убивал людей. Тогда ты была еще совсем маленькая. Возможно, ты не запомнила этого, а повторять мне не хотелось.

   – Я помню. Зачем ты вообще рассказал мне об этом?

   – Ты была прелестным ребенком. Такой милой, любознательной, что я привязался к тебе слишком сильно. То признание должно было послужить преградой, отложиться у тебя в мозгу и заставить побаиваться меня. Но это не сработало. Барьера между нами не получилось. Ты была очень доверчива, а я успел прикипеть к тебе душой. Я люблю тебя так, как если бы ты была моей родной дочерью, которой у меня никогда не было.

   – Я испытываю то же самое, Паппи. Ты знаешь.

   – Да, но сегодня все изменится.

   Тревога вернулась к ней, сделавшись в сто раз сильней. Боже правый, что он может сказать ей такого, чтобы она перестала любить его? У нее не находилось слов, чтобы спросить напрямик, и мысли лихорадочно неслись по кругу, но она никак не могла взять в толк, что подразумевал дядя.

   Он же не спешил с объяснениями. Лишь сделался еще более задумчивым.

   – Знаешь, я не собирался растить тебя таким образом. Для твоей же безопасности я бы предпочел изоляцию, где ты бы научилась быть независимой от окружающих. Но в конечном итоге я не смог лишить тебя нормальной жизни. Ведь это могло оказаться ошибкой, с которой мне пришлось бы жить. Но и теперь крайне важно, чтобы ты никому не доверяла.

   – Даже тебе?

   – Полагаю, я единственное исключение. Я бы никогда не смог причинить тебе вреда, принцесса. Вот почему ты здесь.

   – Что ты имеешь в виду?

   Он на мгновение закрыл глаза. Она вспомнила, что он не собирался говорить с ней об этом, но его вынудили какие-то обстоятельства.

   Он посмотрел на нее в упор:

   – Я говорил тебе, что убивал людей. Я был…

   – Ты сам только что сказал, что это ложь, – оборвала его она. – Что ты говорил это только для того, чтобы установить между нами дистанцию, хотя это не сработало.

   – Нет. Я не сказал, что это ложь, ты просто поняла мои слова так, как тебе было удобно. Но правда заключается в том, Алана, что я убивал людей за деньги. Это было прибыльное занятие, и я преуспел в нем, поскольку не дорожил своей собственной жизнью. Я стал орудием убийства, направленным против других людей, и я никогда не проваливал полученное задание. Моя репутация была безупречной. Немногие наемные убийцы были так же безотказны, как я.

   Сознание Аланы не воспринимало услышанное. Он говорит о ком-то другом! Уж не ушибся ли он головой и не повредился ли рассудком? Как можно позабыть свое настоящее прошлое?

   – По какой бы причине ты ни старался убедить меня, что действительно занимался этим, это не может быть правдой!

   – Почему же?

   – Потому что ты добрый, заботливый человек. Ты взял на воспитание сироту. Ты дал другим сиротам шанс на нормальную жизнь, которой они не достигли бы без твоей помощи. Ты не убийца. То, что ты разбираешься в оружии, еще не делает тебя убийцей!

   Он досадливо поморщился.

   – Воспользуйся разумом, который нам для этого и дан. Я был тем, кем я был. Теперь я не такой. Я бы рад все исправить, но прошлого не вернуть. Жаль, что никто не прикончил меня давным-давно, но я был слишком хорош в своем деле. Хотел бы я не помнить своей прежней жизни, но я ее помню.

   Из ее горла вырвался рыдающий звук.

   – Ты в самом деле убивал людей?

   – Будет правильно, если ты возненавидишь меня с этой минуты, – произнес он с болью. – Этого я и ожидал.

   – Я… я пытаюсь понять, как ты пошел на это. Помоги же мне!

   Он вздохнул.

   – Я не собирался посвящать тебя в подробности, но, возможно, тебе не помешает знать, как это все начиналось. Мое настоящее имя – Леонард Кастнер. Моя семья занималась виноделием. Мы выращивали виноград в плодородных горных долинах Лубинии. Семейство было большим, но многие родственники уже были старыми и умерли еще до того, как я вырос. А потом снежная лавина накрыла отца, и той же зимой смертельно заболела мать. Скорбь и отчаяние охватили нас, но мы с братом продолжали дело родителей, вернее, пытались. Ему было всего пять лет, так что помощи от него было мало. И природа снова ополчилась против нас. Мы потеряли весь годовой урожай винограда, а потом и свой дом, потому что не могли платить аренду дворянину, которому принадлежала земля. Он бы поверил на слово моему отцу, но не мне.

   – То, что ты рассказываешь, ужасно, но…

   Он подождал, пока она закончит мысль, однако она не смогла. Ей не хотелось осуждать его, но как же она могла не осуждать? Так что она откинулась на спинку своего кресла и попросила:

   – Продолжай, пожалуйста.

   Дядя кивнул, но по-прежнему хранил молчание. Не дыша, он снова уставился в пол, обуреваемый тягостными воспоминаниями, и страдания были столь явственно написаны на его лице, что у Аланы слезы выступили на глазах.

   Она вскочила на ноги.

   – Достаточно! Я приложу все силы, чтобы…

   – Сядь, – проговорил он, не глядя на нее.

   Она не подчинилась. Ее единственной мыслью было бежать, потому что она знала, к чему клонит дядя. Он собирался сообщить ей, что убил ее семью. Ему заплатили за это, и она заранее боялась того, о чем он ее попросит!

   Жаль, что никто не прикончил меня давным-давно.

   Так вот зачем он растил ее и учил обращаться с оружием.

   Не для того ли, чтобы она могла отомстить за родителей и наконец разделаться с ним?

Глава четвертая

   – Сядь, Алана, – уже спокойнее попросил Паппи. – Это только половина истории, и больше мы не будем о ней вспоминать. Ты помогла мне похоронить воспоминания. Ты прогнала мои кошмары. Ты вернула мне человечность. Так что ты имеешь право знать, от чего ты меня спасла.

   Алана медленно опустилась в свое кресло снова, но только потому, что почувствовала слабость. К горлу подкатила тошнота… О боже! Она ведь намеревалась разрешить сегодня свою собственную проблему и не думала, что ей предстоит испытать такие потрясения, узнав вещи слишком ужасные, чтобы примириться с ними.

   – Когда мы с братом потеряли дом, мы вынуждены были бороться за выживание. Мы перебрались в город, где было достаточно работы, но только никто не хотел меня нанимать, поскольку я был еще подростком. Нам пришлось добывать пропитание, подрабатывая где придется, пока меня не взял к себе подмастерьем один часовщик. Эта работа требовала внимания и точности. Она нравилась мне даже больше, чем выращивание винограда. Того, что я зарабатывал, нам вполне хватало на жизнь. Часовщик был добрым человеком; жил один с дочерью, девочкой чуть младше меня. В нее невозможно было не влюбиться. Через несколько лет она согласилась стать моей женой. Я был счастлив: моя жена – самая красивая женщина на свете, и она подарила мне сына. Они были для меня всем, они были смыслом моей жизни. А потом бессмысленный несчастный случай отнял их у меня вместе с братом.

   – Мне очень жаль, – прошептала Алана.

   Но Паппи, казалось, не слышал ее, полностью погруженный в свои воспоминания.

   – Я был охвачен яростью… и, возможно, легким помешательством, вызванным мыслями о том, какой мучительной была их гибель. Они сгорели заживо, запертые в карете, налетевшей на один из тех уличных костров, которые разводят, чтобы растопить лед. Если бы карета, опрокинувшись, накрыла пламя полностью, она бы его погасила. Если бы фургон, врезавшийся в карету, не был перегружен, волы смогли бы оттащить его вовремя и не стали бы мешать спасению пассажиров. Это был несчастный случай, но кучер грузового фургона был пьян, так что столкновения было не избежать. Вот почему мой гнев не проходил, и вот почему я потом нашел того старого пропойцу и убил его. Но и это не убавило моей ярости и страдания. Пропало все, что составляло смысл моей жизни. Не зная, зачем жить дальше, я хотел умереть. Разыскав владельца компании, на которого работал пьяный возница, я убил и его тоже. Надеялся, что меня поймают, но этого не случилось. Не в состоянии видеть тестя, постоянно напоминающего мне о жене, я бросил работу в его мастерской. Я голодал и тратил все до последней монеты на выпивку, чтобы не вспоминать о том, что потерял. А потом до меня дошли слухи о человеке, который был готов платить за то, что я и так последнее время делал.

   «Вот, значит, как рождаются наемные убийцы?» – подумала Алана. Но Паппи был не такой. Она прожила с ним всю жизнь. И была совершенно не готова услышать эту историю.

   – Они хотя бы заслуживали смерти, те, кого ты убивал?

   – Разве кто-нибудь ее, вообще, заслуживает?

   – Ты сейчас так рассуждаешь, а тогда?

   – Нет, тогда я бездумно выполнял свою работу и получал за это деньги. Мне было все равно. Хотя ты права, были действительно заслуживавшие смерти. Иногда мне хотелось убить тех, кто платил за убийство. Свою жизнь я ценил не больше, чем те жизни, которые забирал. Существовало множество причин, чтобы нанимать людей вроде меня: политика, месть, устранение конкурентов или врагов. И я вовсе не был одинок на этом поприще, вовсе нет. Если бы я не взял заказ, то всегда нашелся бы кто-то другой.

   – Это тебя не оправдывает, – сказала Алана. – Судьба могла распорядиться иначе.

   – Верно, – согласился Паппи. – И все же в глубине души я себя оправдывал. Я делал свое дело хорошо. Я умел убивать без лишней боли. Так лучше пусть буду я, а не какой-нибудь мясник, который получает удовольствие от этой работы. Я был известен как Растибон, и слава Растибона постоянно росла.

   – Еще одно фальшивое имя?

   – Да, которое никак нельзя было связать со мной. И со временем я действительно начал ценить свою репутацию человека, ни разу не провалившего задание. Не знаю почему. Я гордился своим талантом, наверное, хотя талант этот был самым отвратительным. Спустя семь лет я стал подумывать о том, что хорошо бы Растибону отойти от дел с этой незапятнанной репутацией, прежде чем она будет испорчена неудачным покушением.

   – Была ли это единственная причина, по которой ты решил уйти? – спросила она.

   – Нет. Ярость иссякла и больше не управляла мной. Исчезло и желание быть пойманным, чтобы кто-то оборвал и мою жизнь тоже.

   – А сам ты не мог с этим справиться?

   Паппи бросил на нее косой взгляд.

   – Я неоднократно пробовал покончить с собой, дойдя до отчаяния, но всякий раз убеждался, что инстинкт самосохранения не умер во мне вместе с совестью. А потом и совесть стала постепенно оживать, заставляя меня задумываться над тем, чем я занимаюсь, и все сильнее ненавидеть свою работу. Так созрело решение уйти.

   Алана не могла не спросить:

   – Ты тренировал меня, чтобы сделать наемной убийцей, как ты сам, не так ли? Иначе зачем было обучать меня владеть почти всеми видами оружия?

   – Не говори глупостей. Я тренировал тебя, чтобы ты могла защищать себя и была неуязвимой.

   – Почему это могло мне понадобиться?

   – Из-за твоего происхождения, Алана.

   – И кто я такая?

   – Ты из рода Стиндалов.

   Фамилия показалась Алане знакомой, но она не могла припомнить, откуда ее знает, – ужас отуманил ее сознание. Может, ее семья до сих пор жива или…

   – Как ты нашел меня? И пожалуйста, Паппи, прошу тебя, не говори, что ты убил моих родителей. Не думаю, что я смогу…

   – Нет, принцесса, – поспешно заверил он. – Мне не поручали их убивать. Я никогда не убивал женщин, хотя думал, что и на это способен. И даже полагал, что сумею убить младенца.

   К этому моменту Алана уже ничему не удивлялась.

   – Тебя наняли убить меня, верно? – предположила она.

   – Да.

   – Тогда почему я жива?

   – Потому что ты улыбнулась мне. Моя рука с кинжалом была у твоего горла, но ты улыбнулась, и я ничего не смог сделать. Я решил завершить карьеру с пятном на репутации, хотя до сегодняшнего дня только один человек знал, что я не убил тебя.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Мне заплатили, чтобы избавиться от тебя. Половину суммы вперед, золотом. «Избавиться» могло означать только одно. У меня не было сомнений, в чем заключается моя работа. И все же тут можно было допустить разные толкования. Я не вернулся за второй половиной денег, предоставив заказчикам сделать вывод, что погиб при выполнении задания. Ведь твое исчезновение говорило само за себя. Работа была выполнена буквально, как того от меня требовали. От тебя избавились. То, что заказчики посчитали тебя мертвой, оставило меня безнаказанным и сыграло в твою пользу. Я имею в виду, что больше они не посылали кого-нибудь другого убить тебя.

   – И мои родители тоже считали меня мертвой?

   – Нет, вообще-то я не допустил этого. Ты быстро научила меня состраданию, и в моей душе возродились родительские чувства. Не ожидал, что когда-нибудь испытаю их вновь. Твоя мать уже умерла тогда, но я пожалел твоего отца и несколько месяцев спустя послал ему письмо, в котором сообщал, что ты будешь жить под моим покровительством, пока он не выяснит, кто хотел твоей смерти.

   – Он жив? – тихо спросила Алана.

   – Да.

   – Это он тот самый человек, которого ты упомянул, сказав, что он единственный знает, что ты не выполнил задание?

   – Да, я признался только ему.

   – Спасибо, что дал ему знать.

   – Не благодари меня. Я не уверен, что он получил мое послание. А новость о твоем исчезновении разлетелась столь быстро, что я услышал о ней еще до того, как отъехал от Лубинии достаточно далеко, – я вынужден был задержаться, чтобы найти тебе кормилицу, готовую отправиться в путешествие вместе с нами. Твой отец решил, что тебя похитили. Вне всякого сомнения, он надеялся, что тебя вернут, как только он выплатит соответствующую сумму. Мое послание должно было привести его в отчаяние, поскольку оно свидетельствовало о том, что он не сможет увидеть тебя, пока не расправится с врагами, которые желали причинить ему боль, убив его дочь.

   – Так моя смерть была лишь способом причинить ему боль? – догадалась Алана.

   – Разумеется.

   – Но с тех пор прошло восемнадцать лет, Паппи. И за это время он так и не выяснил, кто это сделал?

   – Он славный человек, но доказал свою полную несостоятельность в дворцовых интригах, – пояснил Паппи с некоторым пренебрежением. – Ему еще тогда следовало обнаружить своих врагов, а он не добился ни одного признания.

   – Откуда это известно тебе? Ты знаешь, кто они такие?

   – Нет, иначе я бы ему сообщил. Но я редко имел дело со своими заказчиками напрямую. Как правило, они опасались, что кто-нибудь впоследствии укажет на них, обвинив в том, что убийство организовано ими. Некоторые клиенты закутывались в плащи, меняли голос. Большинство просто посылали слуг, которые вели со мной переговоры и передавали деньги. Несколько раз ко мне обращались шепотом из темноты, после чего к моим ногам летел кошелек с золотом. Кто именно платил, мне было все равно. Я вел бессмысленное существование; лишенный счастья, не испытывая человеческих чувств ни к кому… пока в моей жизни не появилась ты.

   – Как тебе удалось выяснить, что делал, а чего не делал мой настоящий отец? Или же он англичанин? Нет, это глупый вопрос. Конечно же, я не англичанка. Ты бы не стал прятать меня в той стране, где меня похитил.

   Он вскинул бровь.

   – Опять предположения, Алана?

   Она вспыхнула.

   – Пропусти последние вопросы и ответь на первый, пожалуйста.

   – Я негласно следил за тем, что происходит в нашей стране. Вступил в джентльменский клуб, посещаемый эмигрантами из Европы. Общался со знакомыми из министерства иностранных дел, которые владеют последней информацией о событиях за рубежом. Они всегда были готовы поделиться свежими новостями и незасекреченными сведениями.

   – И это единственные источники твоей информации? – спросила она недоверчиво.

   – Это был самый безопасный способ выяснять, что происходит в Лубинии, не привлекая к себе внимания. И это принесло результаты. Прошло четыре года, прежде чем прозвучало имя твоего отца, правда, это оказались не те новости, которых я ожидал, а лишь сообщение о том, что он женился вторично. Когда тебе было семь, до меня дошли новые слухи о том, что по прошествии столь длительного времени ты признана умершей.

   Сразу две истины открылись Алане одновременно. Паппи на самом деле вовсе не хотел отдавать ее, а родной отец, обзаведясь новой женой, не горел желанием разыскивать дочь.

   – Как же ты ухитрялся проявлять полное безразличие к тому, что происходит у нас на родине? – воскликнула она. – Как мог пустить все на самотек? Почему не вернулся и не разузнал все наверняка?

   – Я не хотел оставлять тебя надолго или брать с собой. Наша родина находится далековато от Англии.

   – Я не верю тебе! Признайся, ты просто слишком меня любишь. Вот почему ты не предпринимал серьезных попыток возвратить меня отцу.

   Он не стал разубеждать ее. Его ласковая улыбка шла из самой глубины сердца.

   – Ты права, я слишком сильно тебя люблю. Но я действительно не ожидал, что мне придется заботиться о тебе так долго. Рассчитывал, всего лишь несколько лет, не больше. А потом ежегодно говорил себе, что уж этот год точно будет последним. Через десять лет я начал всерьез учить тебя владению оружием, поскольку думал, что ты пробудешь под моей опекой еще совсем недолго. Но больше не полагался на волю случая. Меня встревожило признание тебя умершей. Хотел даже послать твоему отцу еще одну весточку, заверив его в том, что ты до сих пор жива. Но, как и в прошлый раз, не был уверен, будет ли письмо доставлено по назначению. И я решил, соблюдая осторожность, нанять человека, который не знал, кто я такой, не видел моего лица, никоим образом не мог проследить за мной, зато определенно имел возможность разузнать то, что я хотел знать.

   – Он разузнал?

   Паппи кивнул:

   – Твой отец устроил фальшивые похороны. Не особо стараясь выдать их за настоящие. Это была лишь формальность, чтобы все могли забыть о тебе.

   – Но это… отвратительно!

   – Это было недвусмысленным заявлением о том, что все надежды отыскать тебя иссякли. Но расследование не закончилось, фактически оно возобновилось с новым пылом, как если бы тебя только что убили. Потеряв надежду, твой отец возжелал мести. К сожалению, было слишком поздно. И все же мне сообщили, что поиски злоумышленников ведутся по сей день.

   – Ты мог бы отвезти меня назад. Предоставить отцу позаботиться о моей защите. Это нужно было сделать давно, когда я была еще маленькой, до того как…

   – Он не уберег тебя от меня, Алана, – резко перебил Паппи, напоминая ей о произошедшем. – До тебя было слишком легко добраться. Я не мог снова подвергать риску твою жизнь, которая мне намного дороже собственной.

   В его тоне прозвучало столько затаенной обиды, что она промолчала. Он казался совершенно искренним, и все же как ему теперь верить? Коварные заговоры, убийцы, похищенные младенцы… Если все это правда, неужели он не понимает, что слишком долго ждал, чтобы рассказать ей? Она давно уже взрослая. И дом ее здесь, а не в какой-то чужеземной стране, которая для нее ничего не значит. Ей совершенно не интересен родной отец, которого Паппи считает некомпетентным и неспособным защитить ее.

   – Почему ты ждал так долго, чтобы рассказать мне правду? – спросила она.

   – Я не мог рассказать тебе раньше. Я не хотел, чтобы ты росла, зная о своем истинном происхождении и считая себя слишком важной особой, чтобы учиться чему-нибудь у других. Я бы и сейчас не признался, если бы не…

   – Важная особа? Кто же я такая?

   – Я уже сказал. Стиндал.

   – Это имя ничего для меня не значит, – раздраженно произнесла она. – Нельзя ли подробнее?

   Он взглянул на нее с укором.

   – Все ты знаешь. Тебя этому учили. Твой отец – Фредерик Стиндал, правящий монарх Лубинии.

   После всех потрясений, свалившихся на нее, эти слова пролились целебным бальзамом на душу, потому что они доказывали нереальность происходящего. Алана даже расхохоталась:

   – Все это было глупой шуткой, верно? Ты испытываешь мою стойкость, мою доверчивость? Похоже, я не выдержала проверку, поверив в красивую ложь. Господи, какое же это облегчение! Ты просто… разыграл… меня…

   Ее речь постепенно оборвалась. Паппи не смеялся вместе с ней, и выражение его лица было более серьезным, чем когда-либо.

   – Это было для меня непростым решением, – сказал он. – Я вынашивал его на протяжении нескольких недель. Я всегда знал, что однажды мне придется возвратить тебя на родину и объявить о твоем происхождении, но не раньше, чем сочту это безопасным. И меня приводит в ярость, что ты по-прежнему не находишься в безопасности! Однако полученные мной новости требуют твоего немедленного возвращения в Лубинию.

   Она вскочила.

   – Нет! Я не собираюсь отказываться от жизни, которую люблю!

   – Алана, сторонники старого режима и покойного короля Эрнеста стремятся низвергнуть твоего отца. Они подстрекают недовольных на мятеж, распространяя лживые слухи о том, что король болен и вскоре может умереть, не оставив законного наследника. Это приведет к войне, если…

   – Прекрати! – сердито воскликнула она, обливаясь слезами. – Я больше ничего не желаю слышать! Как ты можешь просить меня о таком, если эта страна безразлична тебе, как и мне? Какое тебе дело? Ты ведь просто… просто наемный убийца! О боже!

Глава пятая

   Алана выбежала из кабинета Паппи и заперлась в своей комнате. Паппи пошел за ней, но девушка рыдала слишком громко, чтобы услышать просьбы впустить его, и со временем стук в дверь прекратился.

   Ей хотелось проснуться и снова беспокоиться только насчет лорда Адама Чапмена и его намерений, а также о предстоящем выходе в свет, что представлялось таким ничтожным теперь, когда она твердо решила посвятить жизнь преподаванию…

   Слезы не прекращали литься. Проснуться не удавалось – кошмар был реальностью.

   Паппи лгал ей всю жизнь. Как же после этого он мог подумать, что она поверит всему, что он ей наговорил? Принцесса? Лучше бы сказал правду, чем городить всякую чушь! Но ведь она поверила, что он был наемным убийцей. Это тоже она пыталась отрицать. Изо всех сил пыталась! Но он не сказал бы ей столь ужасных вещей, не будь это правдой. И все же должна быть иная причина, по которой он хочет отправить ее в Лубинию. Может быть, дело просто в давней помолвке, и будущий муж Аланы потребовал, чтобы невеста предстала перед ним. А Паппи, наверное, специально изменил свою историю по ходу дела, когда она высказала пренебрежение к их родине и нежелание выходить замуж за тамошнего жителя. Но принцесса? Ему следовало предвидеть, что она не поверит в такое!

   – Алана, открой мне дверь, – окликнула ее Аннетт. – Я принесла тебе ужин.

   Алана молча уставилась на дверь, после чего приблизилась и прижалась к ней мокрой щекой.

   – Ты одна?

   – Конечно, с кем же еще?

   Алана поспешно вытерла щеки рукавом и открыла дверь. И немедленно бросилась оттуда к бюро. Она не успела убрать пистолет. Теперь она незаметно вытащила его из кармана и уронила в ящик. Как глупо, что Паппи требует от нее постоянно держать пистолет при себе только потому, что она умеет им пользоваться!

   И все же карман был по-прежнему тяжелым. Она совсем забыла о поделке, подаренной Генри. Казалось, с тех пор прошло так много времени, а это было всего лишь этим днем.

   Она поставила солдатика на бюро рядом с фигуркой юной леди. Генри был настолько искусен, что деревянная статуэтка в точности походила на Алану в одном из ее зимних платьев, только без шляпки. Генри…

   Глаза Аланы снова наполнились слезами. Увидит ли она когда-нибудь этого милого мальчугана снова? Или отныне Паппи запретит ей посещать приют?

   – Вы поссорились? – спросила Аннетт, ставя поднос на низкий столик подле дивана. – Я еще никогда не видела твоего дядю таким расстроенным. Должно быть, все очень серьезно.

   Голос Аннетт звучал озабоченно. Но Алана решила держать язык за зубами. Она никому не собиралась рассказывать об ужасных признаниях Паппи. Никому и никогда.

   – Иди сюда, я и свой ужин принесла, так что можем поесть вместе. Тарелки будем держать в руках. Отличная практика перед посещением балов, где гостей угощают, но не усаживают за стол.

   Зачем Аннетт старается говорить веселым тоном? Не будет никаких балов. Алане, скорее всего, придется покинуть этот дом. Она не сможет оставаться, зная правду о прошлом Паппи. Нужно будет отыскать лорда Чапмена. Если она не ошибается насчет его намерений, то, пожалуй, стоит поторопить его с ухаживаниями. Ей наверняка удастся придумать какой-то подходящий предлог, чтобы не медлить.

   – Алана, пожалуйста, поговори со мной, – подала голос Аннетт. – Я постараюсь помирить тебя с дядей, и ситуация уладится. Вы еще оба посмеетесь над тем, как глупо себя вели.

   – Не думаю, что я когда-нибудь буду смеяться снова.

   Она произнесла это для себя, не оборачиваясь к Аннетт. Та не должна была ее услышать. Но Аннетт ахнула.

   – Надеюсь, дело не в Адаме?

   Алана резко повернулась.

   – С чего ты взяла?

   Аннетт вспыхнула. Она была такой красивой в этот момент. Кто-нибудь обязательно добьется ее расположения, и она снова выйдет замуж – ну, разумеется, после того как закончится срок траура по ее первому мужу.

   – Потому что я знаю, что у него на уме, – призналась Аннетт. – Он делает вид, будто добивается тебя, в стремлении возбудить во мне ревность. Я надеялась, что он прекратит эти глупости, чтобы мне не пришлось открыть тебе правду.

   – Это Паппи просил тебя рассказать мне об этом? – подозрительно спросила Алана.

   – Разумеется, нет. Но твой дядя в курсе событий. Я вынуждена была рассказать ему то, что тебе следовало узнать раньше. Сядь, пожалуйста. Позволь мне объясниться.

   Новые откровения, когда она и так уже не знает, как со всем этим справиться? И все же Алана села рядом с Аннетт. И даже взяла свою тарелку. Поесть совсем не мешало, но она не была уверена, что это удастся ей при таком смятении чувств. Неужели придется отказаться от варианта с лордом Чапменом?

   – Ты знаешь, что я потеряла родителей, – начала Аннетт. – Моей кузине пришлось взять меня к себе, но ей это ужасно не нравилось, и она едва терпела меня на протяжении тех нескольких лет, которые оставались до моего совершеннолетия. Она устраивала приемы в мою честь – хотела, чтобы я поскорее нашла мужа и покинула ее дом. С Адамом я познакомилась на одном из таких вечеров. Я быстро в него влюбилась. И он испытывал ко мне то же самое.

   – Почему же вы не поженились?

   – Я думала, что поженимся. Я была такой счастливой. Но потом он признался, что считает себя слишком молодым для брака. Что он еще не вкусил жизни, что бы под этим ни подразумевалось. Я была в ярости. У нас произошла ужасная ссора. Он разбил мне сердце, поскольку не пожелал брать на себя ответственность. Но я тоже не могла дожидаться его, даже если бы и хотела, так как моя кузина настаивала, чтобы я приняла первое же предложение.

   – И ты вышла за лорда Хенсена?

   – Да, за мужчину, который мне даже не нравился. Но он хотя бы был добрым. Причиной моих страданий было лишь то, что я все еще любила другого. Мой муж умер всего через год после свадьбы, и его родственники указали мне на дверь, когда явились, чтобы поделить его поместье. Кузина отказалась принимать меня обратно. Мне пришлось искать работу, но у меня ничего не вышло: кто-то считал меня слишком молоденькой, кто-то – слишком хорошенькой. Мне пришлось продать все ценное, что у меня было, и перебиваться с хлеба на воду. Твой дядя увидел меня, когда я плакала в парке. Я только что продала последнюю одежду, и у меня больше ничего не оставалось, кроме того, что было надето на мне. Меня ждала нищета, а может быть, и кое-что похуже. Паппи ласково заговорил со мной, чтобы разузнать, в чем дело. И предложил мне эту работу. Он вернул мне чувство достоинства и присутствие духа. Спас меня, и я всегда буду благодарна ему безмерно.

   Алана не желала слушать истории о благородстве Паппи. Все это было сплошное притворство! Аннетт не имела представления, с кем имеет дело – и ей незачем знать. Алана никому не осмелится рассказать, что ее вырастил наемный убийца. Основатель сиротского приюта, покровитель несчастных леди, человек, изменивший свою жизнь, чтобы спасти младенца от смерти? Нет! Ложь, ложь и еще раз ложь. Как можно теперь ему верить?

   Слезы снова заструились по щекам Аланы. Аннетт увидела их и не поняла, чем они вызваны.

   – О, дорогая, этот прощелыга играл твоими чувствами, верно? Это моя вина. Мне следовало…

   – Что? О, вовсе нет! Лорд Чапмен всегда был сдержан и учтив. Просто он упомянул, что теперь созрел для женитьбы, но, возможно, он надеялся, что я передам это тебе? Почему ты решила, что он стремится заставить тебя ревновать?

   – Потому что он приходил сюда, чтобы повидаться со мной. Он умолял меня простить его за прошлую ошибку. Просил выйти за него замуж теперь. Но уже слишком поздно, я ему так и сказала. Нельзя разбить мне сердце, а годы спустя появиться снова и ожидать приема с распростертыми объятиями. Тогда он отправился прямиком к твоему дяде, чтобы попросить разрешения ухаживать за тобой. Я последовала за ним. Он пытался задеть меня за живое. Я видела это по выражению его лица. И он своего добился, только закончилось это не так, как он ожидал. Я вошла к твоему дяде и рассказала ему все то, что ты сейчас от меня услышала. Он указал Адаму на дверь и запретил встречаться с тобой. Но Адам не послушался. Мэри рассказала мне, как часто он останавливает тебя на улице.

   – Что заставляло тебя ревновать? – догадалась Алана. – И продолжать злиться?

   – Нет, я… – Аннетт замолчала. Она выглядела смущенной, растерянной и виноватой.

   Алана окончательно поняла – лорд Чапмен вовсе не собирался ухаживать за ней. Но по сравнению со всем остальным, что она узнала сегодня, это ее не слишком огорчило. Зато Алана видела, что Чапмен по-прежнему много значит для Аннетт, которая была не только ее наставницей и опекуншей, но также хорошей подругой.

   – Ты должна его простить, – сказала Алана. – Он уже не тот, что раньше. Теперь он готов принять на себя ответственность за семью. И готов сделать тебя счастливой в браке, которого ты желала. Не отказывайся от всего этого, раз он любит тебя, а ты по-прежнему любишь… его.

   Алана побледнела. Ты должна простить его… он уже не тот, что раньше… он любит тебя… Господи, что же она наделала?

   Она выбежала из комнаты и бросилась вниз по лестнице. Паппи по-прежнему находился в кабинете, но теперь стоял посреди комнаты. Он выглядел таким сломленным, таким несчастным, словно разом потерял всех, кто что-то значил для него в этом мире. И он действительно потерял. Алана осудила Паппи за прошлые грехи, вместо того чтобы помнить, каким человеком он стал. Человеком, во многих отношениях искупившим свое прошлое.

   – Прости меня! – воскликнула она, бросившись в его объятия. – Я не хотела вести себя так… так…

   Она не смогла продолжать из-за рыданий. Встревоженная Аннетт, следовавшая за Аланой по пятам, осторожно закрыла за собой дверь, в то время как Паппи прижал Алану к себе и стал ласково утешать, помогая избавиться от эмоций, кипящих внутри.

   – Ш-ш-ш, – молвил он наконец. – Моя вина в том, что я рассказал тебе все сразу. Это чересчур. Должно быть, ты меня теперь возненавидишь.

   – Нет! Ни за что! Я люблю тебя, Паппи. И это никогда не изменится.

   – Значит, ты сможешь простить меня?

   Было трудно ответить «да», но не так трудно, как сказать:

   – Я знаю, что теперь ты не такой, как раньше. Ты честный и добрый, и ты помогаешь стольким людям.

   Алана почувствовала его облегчение, когда он обнял ее еще крепче. Она отклонилась назад, чтобы он мог увидеть, насколько она искренна. Его глаза тоже были влажными, когда он нежно вытер ее щеки тыльной стороной ладони. И все же ей было не по себе из-за того, что она услышала от него. Как сказать ему, что она готова ехать в Лубинию, если это вовсе не так?

   – Паппи, прошу, скажи, что хотя бы часть сказанного тобой было ложью, – взмолилась она. – Пожалуйста, скажи, что я не королевская дочь.

   – Я не могу сделать этого, – молвил он печально.

   Алана закрыла глаза.

   – Все, что я люблю, находится здесь, в Лондоне. Я не хочу уезжать! Я хочу учить детей. Хочу помогать людям, как помогаешь ты.

   – В таком случае помоги своей стране избежать войны, принцесса. Только ты можешь сделать это, ты же понимаешь. Я бы ни за что не отвез тебя обратно, если бы на кону не находилось столько человеческих жизней – жизней, которые ты можешь спасти, представ рядом с отцом и доказав, что у него есть законная наследница.

Глава шестая

   Итак, Паппи увезет ее домой, в Лубинию. Ее отец вовсе не умирал. Согласно информации, полученной Паппи, он постоянно появлялся на людях, доказывая, что жив. Но это не помогало, поскольку враги распускали слухи, что у короля слабое сердце, которое долго не выдержит. Некоторые люди даже обвиняли слабое сердце короля в том, что он за столько лет не сумел произвести на свет другого наследника. Большинство простолюдинов, которых подстрекали к бунту, были так тупы, что верили в эту ложь. Так что лишь Алана могла рассеять их опасения.

   Конечно, она обязана отправиться в Лубинию – в этом нет сомнений. Ее надежды и мечты теперь казались такими пустяками в сравнении со спасением человеческих жизней. Но даже после того, как бунтовщики отступятся и народ успокоится, Алана все равно обречена остаться с отцом, которого не хочет видеть, и жить новой жизнью, чего хочется ей еще меньше.

   Ничто не мешало им немедленно покинуть Англию. Благодаря многолетним стараниям Паппи приют обзавелся множеством попечителей, которые теперь содержали его и должны были продолжать свою благотворительность в будущем. А Алана уже успела обзавестись новым гардеробом для появления в высшем свете Лондона, и эти наряды вполне годились для принцессы. Настоящая принцесса – и это было не просто домашним прозвищем. А она ни разу ничего не заподозрила! Да и как она могла подумать, что это не обычное ласковое обращение, если ей до сих трудно свыкнуться с правдой?

   Она понимала, что Паппи не планирует возвращение в Англию, поскольку уверен, что у Аланы это не получится, а он хочет и должен находиться рядом с ней. Он ясно дал понять, что возвращение не предвидится, передал дом Аннетт с наказом жить в нем или продать, как она пожелает. Однако, обнимая подругу на прощание, Алана прошептала:

   – Я вернусь.

   И она вернется! Сделает все, чтобы устранить угрозу войны у себя на родине. Потом даст понять отцу, что она не останется в Лубинии и он должен срочно подумать о другом наследнике. Она не делилась этими смелыми мыслями с Паппи, но лелеяла их в своем сердце. Иначе она не просто нервничала бы по поводу предстоящего путешествия, а была бы в ужасе от мыслей о нем.

   Единственным светлым пятном при расставании с любимым домом было появление Генри Мэтьюса, забравшегося к Алане в экипаж в день отъезда. Радостно улыбаясь, он объявил:

   – Я еду с вами! Представляете, а? Я путешествую по чертову континенту. Кто бы мог подумать?

   Все, что ей пришло в голову в тот момент, это порывисто обнять мальчика. Позже, на пристани, улучив момент, когда они с Паппи остались вдвоем, он пояснил:

   – Я знаю, как ты любишь этого парнишку. Вот и подумал, что он может немного облегчить тебе путешествие. А после твоего воссоединения с отцом я сделаю его своим доверенным лицом, и он будет передавать тебе письма от меня.

   Алана подумала, что Паппи привык растить и воспитывать детей, и Генри может стать для него великолепной заменой ее самой. Это в равной степени опечалило и обрадовало ее. Но в любом случае Генри помогал Алане забывать о том, что ждет ее в конце путешествия, особенно в те часы, когда она чему-нибудь учила его, в том числе и лубинийскому языку.

   Сама она выучилась двум основным языкам, наиболее часто встречавшимся во время поездки, и получила поверхностное представление об остальных. Хорошо зная немецкий, она понимала Паппи, когда он говорил по-лубинийски, поскольку оба языка были очень похожи. Она не подозревала, что он делает это намеренно, подготавливая ее к нерадостному будущему.

   Паппи продолжал напоминать Алане о предстоящей миссии, стараясь смягчить ее отношение к стране, которую сам очень любил.

   – Лубиния не совершенна, но может стать таковой, – твердил он. – А в совершенном мире можно добиться всего, чего захочешь. Я не вижу причин, которые помешали бы тебе заняться преподаванием во дворце. Детей будут к тебе приводить. Ничто не помешает тебе преподавать и после замужества.

   – Которое произойдет не по моей воле, не так ли? – спросила она с горечью.

   Он вздохнул, молчаливо признавая то, о чем она уже догадалась.

   – Поскольку ты королевского рода, то мужа выберут за тебя, и ваш брак будет скорее политическим альянсом, который послужит на пользу стране. Но ты воссоединишься с отцом. Он вряд ли будет склонен сразу выдать тебя замуж. И хотя членам королевской семьи с детства прививают чувство долга и ответственности, но ты к замужеству не готова. Король должен принять это к сведению.

   – И он предоставит мне право выбора? – фыркнула Алана, не веря в такую возможность ни на минуту.

   – Я улавливаю негодование в твоем тоне. Ты действительно не хочешь…

   – Я пока здесь, не так ли? – оборвала она Паппи и тут же постаралась сгладить невольную горячность: – Я просто нервничаю. Боюсь, что невзлюблю отца или, хуже того, оскорблю его своим пренебрежением.

   – Это моя вина. Тебе не стоит перенимать мое отношение к королю. Заговор, целью которого было убить тебя, – единственный случай, когда правление Фредерика продемонстрировало слабину. Но я убежден, что существуют причины, по которым виновных не покарали, и очень скоро мы о них узнаем. Твой отец хороший человек, Алана. Я был на улицах города в день твоего рождения, когда наследницу короля показывали народу. Несмотря на то, что это была девочка, восторженный рев толпы был оглушительным. Народ очень почитал твоего отца.

   – Тогда почему теперь его хотят свергнуть?

   – Страх. Людей заставили поверить, что он скоро умрет, оставив страну без правителя. Большинство готово подождать и посмотреть, что будет дальше. Протестовать подбивают молодых – тех, кто не помнит, почему была свергнута прежняя власть. Но с твоим возвращением эти козни быстро прекратятся. Не волнуйся, ты полюбишь короля. Как же иначе? Он ведь твой отец.

   А если так и будет? Что, если отец настолько понравится ей, что она с готовностью исполнит все, о чем он ее попросит, лишь бы угодить ему? Опять сплошные проблемы.

   – Я готовил тебя к тому, – продолжал Паппи, – чтобы ты заняла свое законное место и могла себя защитить. Но я не знал, как научить тебя править страной. Я сделал все, чтобы дать тебе самое разностороннее образование, достойное королевской особы.

   – Я думаю, ты дал мне гораздо больше. Дипломатия, искусство ведения переговоров, сведения обо всех правящих домах Европы, включая мой собственный. Уроки о Лубинии я выслушивала с особым вниманием. Род Брасланов правил на протяжении многих столетий, но последний из Брасланов, взошедший на трон, король Эрнест, издавал столь плохие указы для собственного народа, что люди поднялись на гражданскую войну, в которой он сам был убит. После него правили Стиндалы, отец и сын. Я все верно запомнила?

   – Совершенно верно, но тебе не сказали, почему народ предпочел Стиндалов одному из наследников Браслана, а ведь наследников было много, так что было из кого выбирать. Ты сама связана с ними отдаленным родством, хотя обе родовые ветви разъединились давным-давно и никогда больше не соединялись. Таким образом, поскольку в жилах Стиндалов текла королевская кровь, их посчитали достойными преемниками Брасланов, которым люди больше не доверяли. Вот почему выбрали Стиндала. Традиция была соблюдена, а люди избавились от ненавистного рода, который занимал трон слишком долго.

   – Похоже, Брасланы много выиграли бы, избавившись от Стиндалов.

   – Да, это так, а ты и твой отец – двое последних в роду. Логично предположить, что это Брасланы задумали убить тебя, но, хотя твой отец не мог не осознавать этого, он ничего не предпринял против них. Почему именно, я пока не знаю, поэтому прихожу к выводу, что у короля имеются другие враги, неизвестные мне. А теперь хватит истории. Ты получила хорошее образование, и все же этого недостаточно. Твой отец еще не стар, и у тебя впереди много лет, чтобы научиться всему, что должен уметь и знать монарх.

   Монарх… Королева… С чего он взял, что она хочет занять трон? Хотя ей уже хотелось познакомиться с отцом. Она не могла сдержать невольного любопытства, которое было гораздо более сильным, чем Алана ожидала. Однако она совершенно не хотела брать на себя ту ответственность, которая возникнет после предстоящей встречи. Мысль о том, что когда-нибудь целая страна будет зависеть от ее решений, была для Аланы почти невыносимой. Да и хочет ли она ограничений, сопутствующих ее новому положению? К тому же она была совершенно не готова к разлуке с Паппи, которого, в отличие от нее, никто не встретит с распростертыми объятиями. Алана тревожилась за него. Он собирался полностью посвятить себя тому, что должен был сделать ее отец много лет назад – найти тех, кто нанял его, и убить их. Пока эти люди оставались на свободе, жизнь Аланы была в опасности.

   – Ты когда-нибудь убивал после того, как привез меня в Англию? – спросила она Паппи однажды вечером.

   Они находились в Париже и ехали в театр. До того они путешествовали без остановок, так что он выделил им день, чтобы отдохнуть и посмотреть что-нибудь в прекрасном городе. Потрясение от того, кем она оказалась, было пустяком по сравнению с потрясением, вызванным тем, что она узнала о Паппи. Но теперь, по крайней мере, она могла обсуждать это без тошноты, подступающей к горлу.

   – Нет, хотя был момент, когда мне чуть не пришлось сделать это, – признался Паппи. – Это случилось всего через несколько месяцев после того, как я отправил послание твоему отцу. Я услышал, что пара мужчин, с виду иностранцы, бродили по эмигрантским кварталам Лондона, расспрашивая, знает ли кто-нибудь человека из Лубинии с ребенком или с детьми, недавно приехавшего. Лондонцы общались с ними неохотно. Я только слышал об этом, и в наш дом никто не приходил.

   – Значит, возможно, они искали вовсе не меня?

   – Это могло быть совпадением, но я никогда не сомневался, что тебя будут искать, несмотря на то, что я предупредил твоего отца. Он мог посчитать, что способен защитить тебя лучше, чем я.

   Она пристально посмотрела на Паппи:

   – И ты действительно мог бы убить людей моего отца?

   – Ты плохо понимаешь ситуацию, Алана, – сухо произнес он. – Я допускал, что мой наниматель уверен в твоей смерти, но никогда не отвергал возможность того, что могу ошибаться.

   Они проехали пол-Европы, и время года не слишком располагало к путешествию. Зима шла за ними по пятам. Приближались снегопады и снежные заносы на дорогах, и это ощущалось тем сильнее, чем выше они поднимались в горы. Алана много знала о краях, которые они проезжали: Франция, Рейнская долина, куда они попали из Великого герцогства Баден, чтобы уже оттуда попасть в Вюртемберг.

   Проезжая по Королевству Бавария, они сделали последнюю остановку в Мюнхене. Там Паппи предложил Алане переодеться мальчиком и проделать завершающий отрезок пути в таком одеянии. Сначала она решила, что это шутка, но он был абсолютно серьезен.

   – Ты слишком красива, – сказал он. – Этим ты привлечешь к нам нежелательное внимание. К тому же я подозреваю, что ты сильно похожа на свою мать. Не хотелось бы, чтобы тебя узнали прежде, чем мы доберемся до дворца.

   – А если я на нее не похожа? Как докажу, кто я такая?

   – Правдивой историей. И вот этим.

   Он достал из кармана крохотный браслет и вложил ей в руку. Сделанный из золота и украшенный драгоценными камушками, он имел гравировку на внутренней стороне. Алана сумела разобрать только половину надписи – свое имя.

   – Буквы такие маленькие, что я не могу прочитать первое слово. Что оно означает?

   – Это лубинийское слово, означающее «принцесса». Здесь написано «Принцесса Алана».

   Она положила безделушку в маленькую, обитую шелком шкатулку, где находились ее драгоценности и поделки Генри, она хранила ее на дне одного из своих сундуков. Этот маленький кусочек прошлого доказывал лучше, чем что-либо другое, что она действительно Алана, дочь Фредерика, нынешнего правителя Лубинии. В ту ночь она плакала. Больше никогда не будет так, как раньше.

Глава седьмая

   Сегодня им предстояло прибыть в Лубинию. Хотя путешествие было долгим, Алане все равно казалось, что они достигли места назначения слишком быстро.

   Они находились высоко в горах, окруженные девственным снежным пейзажем. Потом налетел свирепый буран, обрушившийся на них совершенно неожиданно. Дорога на горном склоне, по мере того как они поднимались вверх, становилась все у́же.

   Наконец она сделалась такой крутой, что всем, даже кучеру, пришлось выбраться из экипажа и идти пешком. Внезапный снегопад сделал и без того скользкий путь поистине смертельно опасным.

   – Это древняя тропа, которой теперь редко пользуются, – прокричал Паппи, перекрывая вой ветра, швырявшего снег им в лица.

   Он шел прямо перед Аланой, и все же ему приходилось кричать. За их спинами кучер осторожно вел лошадей, запряженных в экипаж.

   – Не много путников идет в этом направлении, – добавил Паппи.

   – Тем не менее дорогу следовало бы сделать менее опасной, – пожаловалась Алана, прижимаясь к скалистому уступу подальше от края. – Поставили хотя бы какую-то ограду или…

   – Тебе стоит только приказать, когда ты станешь королевой, – заметил Паппи.

   Она уловила в его голосе насмешку.

   – Лучше я попрошу об этом отца, – заявила она.

   Паппи рассмеялся.

   Стоял страшный холод, и Алана радовалась, что не надела платье, которое было бы только помехой на этом ветру. Волосы, заплетенные в тугую косу, она спрятала под поднятый воротник шубки. Меховая кепка была надвинута на лоб, скрывая остальные волосы. Жаль только, что она не достала из дорожного сундука шарф, которым можно было укутать лицо. Алана чувствовала, как по ее щекам хлещут снежинки, больше похожие на ледяную крупу. К счастью, ее штаны как нельзя лучше подходили для подобной погоды – они были такие толстые, что казались подбитыми ватой. На руки Алана надела перчатки.

   Одной рукой она продолжала придерживаться за камни, а другой крепко сжимала ладонь Генри. Ей показалось, что она слышит, как он что-то насвистывает, а может, это был просто ветер. Но она знала, что парнишка относится к происходящему как к захватывающему приключению. Он наслаждался каждой минутой путешествия, задавая вопросы и выражая восторг по поводу всего увиденного. Она и Паппи, разумеется, рассказали ему о цели поездки, правда, опустив некоторые детали и не упоминая о королевском происхождении Аланы. Просто объяснили, что она едет к отцу, которого никогда прежде не видела.

   А еще для Генри приобрели новую зимнюю одежду в Мюнхене. Ничего броского, как и на Паппи с Аланой. Они выглядели как деревенские жители, над чем поначалу даже подшучивали.

   На очередном повороте дороги их едва не сбили. Встречные лошади, вынырнувшие из слепящей снежной круговерти, встали на дыбы, столкнувшись с экипажем, преграждающим им путь. Одна лошадь едва не соскользнула с утеса. Алана принялась кричать, увидев, как бедное животное пытается ногами удержаться на склоне, пока ее саму не прижала к скале другая лошадь, да так, что дыхание перехватило. Остальные кони с всадниками тоже поднялись на дыбы, попятившись, чтобы не врезаться в передних, что вынудило всех остановиться.

   Алана испугалась, когда Генри вырвал руку, но он всего лишь вскарабкался на каменный уступ, чтобы не стоять на дороге и лучше видеть столпотворение. Правда, много увидеть ему не довелось из-за густо валившего снега. Ну а Алана вообще ничего не видела, поскольку была все еще прижата лошадью к скале. Ей удалось протиснуться боком и пробраться поближе к своей упряжке, где было больше свободного места. Паппи последовал за ней и бережно обнял за плечи.

   – Ничего не говори, – предостерег он, – твой голос слишком звонок.

   В результате вынужденной остановки лошади встречных всадников полностью перегородили узкую дорогу. Алана затаила дыхание. В этой сутолоке люди или животные по-прежнему могли свалиться вниз.

   Лошадей было так много, что она не могла их сосчитать, а мужчины, сидевшие на них, носили одинаковые длинные шинели, черные, отороченные мехом шапки и плотные шарфы, повязанные так высоко, что на виду оставались только глаза. Алане подумалось, что они выглядят как разбойники, хотя с какой стати разбойникам одеваться одинаково? Значит, они солдаты? Или, может быть, даже мятежники?

   Но тут она увидела, что мужчины направили свои винтовки на нее, Паппи и кучера. Ее руки инстинктивно нырнули в карманы, чтобы схватить лежащие там пистолеты. Правда, в таких толстых перчатках стрелять она бы не смогла. Даже выхватить пистолеты вряд ли б успела. Ее попросту пристрелили бы на месте.

   Некоторые из мужчин спешивались и отводили своих коней назад. Один приблизился к экипажу, открыл дверь и заглянул внутрь. Алана не видела, как он обогнул повозку, но неожиданно он схватил ее сзади. Некоторое время он держал ее за подбородок, разглядывая, но отпустил прежде, чем она отдернула голову. То же самое мужчина проделал с Генри, который успел подойти поближе к Алане. Потом он доложил человеку, спрыгнувшему с лошади возле них:

   – Двое взрослых мужчин и двое детей. В карете никого.

   Еще несколько лошадей отступили назад, туда, откуда они появились. Небольшое пространство перед ними освободилось, но большую часть его занял человек, спешившийся перед Аланой. Он был высоким, крепкого телосложения и обладал военной выправкой. Она почти не различала его лица. Из-за снега, по-прежнему клубящегося вокруг них, смотреть приходилось как будто сквозь белую вуаль. Все, что Алана видела, это пряди светлых волос, облепленные снегом, и глаза, скрытые меховым козырьком. Он стащил перчатку с правой руки и оттянул шарф, открывая нижнюю часть лица. Стал виден прямой нос и плотно сжатые губы, скривившиеся еще более жестко, когда он устремил прищуренные глаза на Паппи.

   – Если вы мятежники, вербующие детей, я пристрелю вас на месте.

   У Аланы перехватило дыхание, но Паппи поспешил добродушно рассмеяться:

   – Мы не мятежники.

   – Тогда какого черта вы делаете здесь зимой, если вы не из лагеря, который, по слухам, расположился дальше по дороге? Лагерь мятежников. Слишком опасное место, чтобы находиться здесь по здравом размышлении.

   – Мы пытаемся добраться до семьи нашей госпожи раньше, чем она туда попадет. Она с охранниками поехала по более длинной дороге, той, что ведет на северо-восток. У нее не хватило терпения дожидаться нас, когда у нас отвалилось колесо. Но с моей стороны это было ошибочное решение. Мне сказали, что этот путь короче, но не предупредили о его ужасном состоянии.

   Солдат некоторое время молча смотрел на них, и его молчание не предвещало ничего хорошего, но наконец буркнул с недовольной миной:

   – Здесь всегда полно снега в это время года. Как зовут вашу госпожу?

   – Ее фамилия Нейман.

   Ответ вызвал бурю негодования:

   – Единственная женщина, оставшаяся в роду Нейманов, слишком стара, чтобы путешествовать. Ты лжешь!

   О боже, Паппи угораздило выбрать имя, известное собеседнику! Как минимум пять винтовок были направлены в их сторону, но у Паппи не было иного выхода, кроме того, чтобы стоять на своем, и он проделал это с должным усердием:

   – Нет, милорд, она не единственная. Наша госпожа – троюродная кузина, которая тридцать лет провела за границей. На моей памяти это всего лишь второй случай, когда она приехала в Лубинию, чтобы навестить свою дальнюю родню.

   – Значит, вы всего лишь слуги? Даже дети? – пренебрежительно осведомился командир, но тут же резко выкрикнул приказ: – Поищите в экипаже оружие.

   Неужели он по-прежнему думает, что Паппи лжет? Или просто выполняет свои обязанности? Солдаты оставались настороже и не опускали винтовки.

   Алане хотелось проследить за солдатом, забравшимся на крышу кареты и переворачивающим содержимое ее сундуков ружейным стволом, но ее внимание отвлек Паппи, который объявил:

   – Мои племянники не находятся в услужении у госпожи, но она великодушно позволяет им жить вместе со мной в своих владениях.

   Командир солдат, на которого завороженно взирал Генри, приблизился к мальчику, чтобы потрепать его по подбородку, и заметил:

   – Ты не похож на дядю.

   Алана не думала, что Генри настолько преуспел в изучении языка, что сможет понять эту фразу, однако мальчик пробормотал:

   – Похож, еще как.

   Стоящая рядом с Генри Алана отчетливо услышала его ответ. Он заговорил на английском! Но, очевидно, командир не расслышал ответа из-за ветра, потому что оттолкнул Генри с дороги и остановился перед девушкой.

   Когда он приблизился к ней, она оцепенела и надменно вскинула подбородок, чтобы он не вздумал трогать ее, как трогал Генри. Теперь она видела его лицо лучше. У него были невероятно синие глаза, а жесткая линия рта изогнулась по краям в полуулыбке.

   Он снова повернулся к Паппи:

   – А этому следовало бы носить юбки, не так ли? Слишком хорошенький для мальчишки.

   Солдаты, стоящие за его спиной, разразились грубым гоготом, но он еще не закончил свою шутку. Он повернул Алану к себе спиной, и, прежде чем она осознала, для чего он это сделал, его рука схватила ее между ног. Она была так потрясена, что почти не почувствовала, как он ущипнул ее за щеку.

   – Такой маленький или скукожился от холода?

   Паппи оттащил ее за мгновение до того, как она собиралась отвесить ему пощечину. Она не поняла, что имел в виду командир, но он и его люди покатывались со смеху.

   – Что этот хам имел в виду, когда сказал «скукожился»? – прошипела она, когда Паппи отводил ее к скале.

   – Ничего особенного, просто способ развеселить солдат.

   Похоже, командиру это удалось, потому что его люди веселились от души, пока Алана пылала от возмущения. Этот тип посмел прикоснуться к ней! Даже не верится!

   – Держись от него подальше, – предупредил Паппи, прежде чем повернуться к предводителю.

   И даже изобразил улыбку, давая понять, что воспринял с юмором выходку, так разозлившую Алану.

   – Мальчик это знает и с нетерпением ждет, когда волосы начнут расти на его лице.

   – Вот как? – сказал командир, но он уже явно утратил интерес к путникам.

   Солдат, которого он отправил обыскивать поклажу, спрыгнул с экипажа и отрапортовал:

   – По большей части модная женская одежда. Никакого оружия.

   Разумеется, там его и быть не могло. Паппи и Алана держали оружие при себе, и девушке еще никогда так сильно не хотелось пустить его в ход, как сейчас. Но солдат, очевидно, интересовали только ружья, иначе они обыскали бы путников на предмет оружия меньших размеров.

   Алана отвернулась, чтобы этот скот не заметил, как она испепеляет его взглядом, но услышала, как он пролаял солдатам очередной приказ:

   – Эй, вы! Откатите экипаж с дороги на тот широкий карниз, который мы только что миновали, и осторожнее! Столкнете кого-нибудь со скалы, сами отправитесь следом! – После этого он опять обратился к Паппи: – Ты видел лагерь мятежников по пути сюда?

   – Я не видел ничего подозрительного ни по пути к перевалу, ни во время подъема. Если лагерь и есть где-нибудь поблизости, то с дороги он не виден.

   – Ну что ж, в любом случае нам необходимо проверить слухи. Можете продолжать свой путь. Заснеженный участок вот-вот закончится.

   Вскоре после этого они были отпущены и последовали за своим экипажем, начав спуск с горы. Алана расслабилась и немного успокоилась, но все еще кипела от негодования при воспоминании о грубой мужской шутке, значения которой так и не поняла.

   Солдаты длинной вереницей тянулись мимо них, когда они продолжили путь. Алана не могла не заметить, что все они очень высокие, после чего задумалась: таких специально набирают в лубинийскую армию или все население ее родной страны – гиганты?

Глава восьмая

   Их столкновение с военными благополучно завершилось, но снегопад продолжался. Как только последний солдат исчез в белом крутящемся мареве, Алана отвела Паппи в сторону и спросила его:

   – Почему ты назвал этого подонка милордом?

   – Лишь для того, чтобы соответствовать своей роли угодливого слуги.

   – Он блефовал или же действительно существуют некие Нейманы, которых он мог знать?

   – Есть такие землевладельцы, – ответил Паппи. – Та богатая семья, у которой мы арендовали землю, и первая знатная фамилия, которая пришла мне на ум.

   – А! – воскликнула она, хотя на самом деле ее больше волновал другой вопрос: – Неужели все здешние солдаты такие грубые и наглые?

   – Лубиния слишком мала, чтобы содержать профессиональную армию, но дворцовая гвардия многочисленна, и я не сомневаюсь, что им пришлось провести дополнительный набор рекрутов для противодействия бунтовщикам.

   – Так это были гвардейцы из дворца?! – ахнула она. – Но ведь это еще хуже! Можно подумать, они появились прямиком из прошлого века или даже позапрошлого! Неужели наша страна настолько отсталая?

   – Когда я уезжал, в столице даже не было своей газеты, – признался Паппи.

   Это говорило о многом. Слишком о многом. А что, если отец Аланы окажется таким же дикарем?

   Но тут Паппи добавил:

   – Подобная грубость нравов свойственна любому военному формированию где бы то ни было, Алана. Но, вероятно, большинство этих гвардейцев призваны из среды простолюдинов. Это мужланы от земли, люди, которые с трудом принимают перемены. Большая часть здешнего населения относится к образованию как к пустой трате времени, подумай об этом. Даже в Англии образование не является обязательным и бедняки там воспринимают обучение точно так же. Но в некоторых аристократических домах Лубинии царят весьма утонченные нравы.

   – Но не во всех?

   Вместо ответа Паппи коротко качнул головой, что дало Алане пищу для размышлений. Она сравнивала этих солдат с англичанами, которые воспитывались так же, как воспитывалась она, в привилегированном мире лондонской аристократии, где преобладали изысканность и хорошие манеры. Пора было отвыкать от прежнего пренебрежения к своей родине, которое привил Алане Паппи. Ведь он признался, что делал это умышленно, чтобы она никому не говорила, откуда родом.

   Снег прекратился так же неожиданно, как начался, и их взорам открылось прекрасное зрелище. Зеленые долины, не тронутые снегом, были усеяны фермами и деревушками. Вдалеке Алана смогла впервые разглядеть столицу, носившую такое же название, как и это маленькое горное королевство.

   Паппи объявил об этом, обняв ее за плечи и довольно улыбнувшись:

   – Вот и главный город твоих владений, принцесса. Наш дом.

   «Его дом», – подумала Алана. Она не воспринимала эту страну как свою и была уверена, что никогда и не воспримет.

   Они въехали в город до сумерек, но все же было слишком поздно, чтобы сразу отправиться во дворец. Алана обрадовалась этому обстоятельству, хотя понимала – это лишь короткая отсрочка. Теперь, когда встреча с отцом должна была произойти сразу по истечении ночи, опасения нахлынули на нее с новой силой.

   Они сняли комнаты на постоялом дворе на окраине. Не посвящая Генри во все подробности, Паппи объяснил ему, что тому придется держаться подальше, когда они с Аланой отправятся в город. Генри, похоже, понял необходимость соблюдения конспирации и особенно восхитился, что за ним могут следить, когда он станет проносить записки Алане, перебравшейся во дворец. Паппи даже свозил мальчика в город, чтобы подыскать людное местечко, где они могли бы тайно встречаться, не подавая виду, что знакомы. Генри был в восторге от такой таинственности.

   Все сундуки Аланы были занесены в гостиницу, где им предстояло находиться, пока она не займет покои во дворце. Поскольку Паппи желал, чтобы утром она выглядела наилучшим образом, он отправил ее в постель пораньше.

   Спать? В ее взвинченном состоянии? И все же у нее каким-то образом это получилось.

   Правда, утро настало слишком быстро. Ее руки подрагивали, когда она надевала бархатное платье бледно-голубого цвета. Вместо теплого пальто Алана выбрала темно-синюю накидку, отделанную белым пушистым мехом, и такую же шапку. Она решила, что, по крайней мере, накидку можно будет приспустить с плеч, если во дворце окажется слишком жарко. Ей даже удалось заколоть свои длинные черные волосы в некое подобие прически. Конечно, не такой изящной, как получалось у Мэри; но шапка делала недостатки не столь очевидными.

   – Алана?

   Она открыла дверь Паппи, который сказал:

   – Не забудь браслет. – Он помолчал, разглядывая ее. – Ты прекрасна, впрочем, как всегда. Твой отец будет гордиться тем, что сможет называть тебя дочерью.

   – Я предпочла бы, чтобы моим отцом был ты.

   Он обнял ее так крепко, что Алана встревожилась. А вдруг он считает, что обнимает ее в последний раз?

   – Я бы тоже этого хотел, принцесса, но не сомневайся, в моем сердце ты всегда будешь мне дочерью. А теперь пойдем. – Он отстранил ее от себя. – Достань браслет. Отныне храни его в сумочке, чтобы постоянно был под рукой. И, возможно, тебе стоит надеть жемчужную брошь, которую я подарил в прошлом году, она прекрасно подойдет к твоему наряду.

   Алана кивнула и подошла к своим сундукам. Сумочка сильно потяжелела после того, как Паппи сунул туда деньги и маленький пистолет, но браслет казался почти невесомым, настолько он был тонок. Она достала маленькую шкатулку для драгоценностей и тут же ахнула, заметив, что защелка погнута и полностью отстает от дерева.

   Алана резко повернулась.

   – Я… по-моему, меня обворовали.

   Паппи приблизился и встал рядом.

   – Обворовали? Когда?

   – Должно быть, вчера. Обычно я проверяла шкатулку каждое утро перед тем, как мои сундуки загружались в экипаж. Содержимое слишком ценно, чтобы не делать этого. Вот, взгляни, – попросила она, не в силах открыть коробочку самостоятельно.

   Он открыл. Увидев, как он нахмурился, Алана выхватила шкатулку из его рук. Шкатулка была пуста, если не считать двух деревянных фигурок Генри. Тот солдат, что вчера обыскивал сундуки, похитил украшения! Одно утешение: он оказался слишком туп, чтобы разглядеть ценность статуэток, и не взял их.

   Паппи подумал о том же самом.

   – Тот человек слишком долго пробыл наверху экипажа. Мне следовало позаботиться о том, чтобы ты проверила свои вещи, прежде чем солдаты уехали. Их командир, похоже, умеет добиваться повиновения и не позволяет себя дурачить. Он бы быстро вернул тебе украшения.

   – Если только они нас самих не одурачили и не действовали заодно!

   Он хмыкнул:

   – Рассматриваешь все возможности? Отлично, Алана. Я об этом не подумал. Сомнительно, хотя вполне вероятно. И все же будем надеяться, что нет, поскольку твой отец сможет легко выяснить, кто из его людей был послан проверить слухи о лагере мятежников, и тогда твои драгоценности будут возвращены. А вот обнаружить шайку грабителей будет не так просто. С другой стороны, мы, скорее всего, были бы мертвы, если бы столкнулись с грабителями. Во время метели ничего не стоит скрыть следы преступления, сбросив жертв в пропасть. Но в любом случае никто из них не догадается, что представляет собой пропавший браслет.

   Алану сердила уже не только утрата браслета, но и всех драгоценных украшений, которые дарил ей Паппи на протяжении многих лет.

   – Из-за их глупости? – спросила она.

   – Нет, вор может быть умен, но это ему не поможет, если он, как большинство лубинийцев, не умеет читать, и надпись ничего ему не скажет, даже если он ее заметит. И вряд ли он сразу продаст драгоценности. Сперва захочет убедиться, что ни один палец не укажет на него, когда хозяйка обнаружит пропажу.

   – Еще как укажут. Мы ведь точно знаем, кто похититель.

   – Да, – согласился Паппи. – Но он уверен, что поверят его слову, а не нашему, поскольку мы изобразили из себя слуг, а слуги в отсутствие хозяев порой поддаются разным искушениям… ну, ты понимаешь.

   Алана фыркнула, положила почти пустую шкатулку в сундук, защелкнула замок и сказала:

   – Это было доказательство моего происхождения.

   – Принцесса, ты сама доказательство. Ты знаешь факты и способна описать браслет до мельчайших деталей. По всей видимости, столь дорогая безделушка была подарена тебе отцом до того, как он удалился скорбеть по своей покойной супруге, так что должен помнить, как выглядел браслет. Кроме того, может сыграть роль твое внешнее сходство с матерью. Помни, мое настоящее имя упоминать нельзя, но ты должна сказать, что тебя похитил Растибон, поскольку это имя здесь знакомо и придаст убедительности твоей истории. Имей в виду, что король и его советники захотят поверить тебе, потому что твое появление положит конец проискам мятежников, которых ищут так долго и так безуспешно.

Глава девятая

   Направляясь во дворец, они проехали по главной улице, которая была намного шире прилегающих. С обеих сторон ее окаймляли магазины и одно- или двухэтажные дома, среди которых не было одинаковых. Магазины не казались столь же процветающими или изысканными, как в других городах, встречавшихся на их пути, да и дома не выглядели такими уж грандиозными. Но, по крайней мере, столица оказалась не настолько примитивной, какой ее опасалась увидеть Алана.

   Заметив один из костров, горевших на обочине дороги, в каменной яме, накрытой металлической решеткой, она вспомнила трагический рассказ Паппи. И почти воочию увидела, как произошла та трагедия, столь драматически изменившая его жизнь и предопределившая ее собственную судьбу.

   – Теперь костры защищены лучше и расположены не так близко к дороге, – бесстрастно отметил Паппи, поняв, куда она смотрит. – Раньше железных решеток не было.

   И тут Алана заплакала, ощутив боль, которую он сдерживал. Она отвернулась и сидела так, пока слезы на ее глазах не высохли. Это сняло ее напряжение – но лишь до тех пор, пока экипаж не остановился. Тогда Паппи помог ей немного расслабиться, дав понять, что тоже нервничает.

   – Как я выгляжу – нормально? – спросил он Алану.

   «Не как убийца?» – так должен был прозвучать его вопрос, сообразила она.

   – Очень щеголевато, – заверила она с улыбкой. – Как истинный английский дворянин.

   – Не слишком ли я выделяюсь?

   – Вовсе нет. Разве ты не заметил во время нашего путешествия, что по всей Европе мода почти такая же, как та, которой следуем мы?

   Этим наблюдением Алана не помогла Паппи расслабиться, но она и не представляла, как это можно сделать. Ее собственное напряжение вызвано не угрозой для жизни. Ему же было чего опасаться. Он очень рисковал, сопровождая ее во дворец, но она так и не смогла его отговорить. Понятно, что в любом человеке, находящемся рядом с ней, непременно заподозрят похитителя, как только узнают, кто она такая. У него имелся план, как скрыться перед аудиенцией у короля, однако что-то может пойти не так. Алана знала это, и Паппи тоже знал.

   Девушка хотела его переубедить, но он отказался оставлять ее одну, пока обстоятельства не вынудят его сделать это.

   Перед воротами выстроилась длинная вереница людей и повозок. Вскоре стало ясно, что всю эту толпу еще не пропускают во дворец. Некоторые из собравшихся начали расходиться, когда вдоль очереди двинулся стражник, говоря что-то на ходу.

   Поравнявшись с их экипажем, он бесцеремонно объявил:

   – Сегодня принимают только городских чиновников.

   – А если нам нужно не к королю?

   – Тогда приезжайте на следующей неделе. Все более или менее значительные лица королевства привлечены сейчас развлекать иностранных дипломатов.

   Стражник не ответил больше ни на какие вопросы и прошел дальше. Алана поделилась своим предположением:

   – Не стоит ли нам обратиться к городским чиновникам, раз только их сейчас пропускают?

   – Нет, – отрезал Паппи, – мы можем открыться только придворным, да и то в самом крайнем случае, как и решили ранее. Ни одна душа не должна знать, кто ты такая, пока мы не окажемся за этими воротами.

   Вынужденная задержка в их действиях оказала успокаивающее воздействие на Алану, но не на Паппи. На обратном пути в гостиницу он объяснил, почему считает рискованным оставаться в городе дольше, чем предполагалось вначале.

   Бывшие соседи могут увидеть его и вспомнить, что он исчез в ту самую ночь, когда пропала принцесса. Да и Алану узнают, если она похожа на свою мать. Сходство пригодится, но не раньше, чем девушка окажется в безопасности за дворцовыми стенами.

   – Ты же все равно намеревался жить в городе, – напомнила она Паппи.

   – Да, но я не могу воспользоваться приемами моей былой профессии: держаться в тени, носить неприметную одежду, если рядом будет столь прекрасная девушка. Я успокоюсь, только когда ты окажешься под опекой своего отца. А до той поры опасность угрожает нам обоим.

   Это означало, что Алана не должна покидать гостиницу. Но сам Паппи по ночам несколько раз выбирался в город, о чем рассказывал ей только после возвращения, чтобы она не волновалась понапрасну.

   Во время одной из таких вылазок он проверил охрану дворца и сообщил Алане:

   – Патрулей на стенах стало куда больше, чем раньше. Возможно, из-за приезда иностранного посольства, или из-за угрозы мятежа, или же так повелось еще с той поры, когда тебя похитили.

   – А если бы их не было, ты незаметно проник бы внутрь? – рассердилась она.

   Он не стал отрицать это.

   – Мы сэкономили бы много времени, если бы я смог добраться до покоев Фредерика и объяснить, что привел тебя назад. Но это невозможно.

   В другую ночь, вернувшись, он рассказал ей следующее:

   – Я навестил своего тестя. Был удивлен оказанным мне теплым приемом, поскольку избегал всяких контактов с ним на протяжении многих лет. Он согласился взять Генри к себе. Я отведу туда парня перед тем, как дворец снова откроют для посетителей. В мастерской нам будет проще встречаться тайком, чем на городских улицах.

   Всю неделю Алана отдыхала. Паппи раздобыл ей книги, чтобы не скучала. Как прежде в Лондоне, они играли в разные игры. Порой к ним присоединялся Генри, и девушка продолжала его обучение. Словом, время проходило незаметно и оно работало на Алану, потому что в конце концов ей удалось убедить Паппи, что провожать ее во дворец было бы неоправданным риском с его стороны.

   И все же на следующий день после того, как гостившие во дворце дипломаты покинули город, он лично отвез ее к воротам. Возможно, им следовало выждать еще пару дней, но они этого не сделали. Ранним утром Паппи проверил, что творится у ворот, и оказалось, что очередь еще длиннее, чем в прошлый раз, из-за накопившихся за неделю дел, поэтому было решено ехать во дворец не раньше полудня. К тому времени очередь уменьшилась, и Алана надеялась, что не все, явившиеся раньше, хотели попасть к королю.

   Паппи положил ладонь на ее руки и ласково произнес:

   – Мы расстанемся здесь, как ты предложила.

   Он уступил ей только потому, что сам учил ее самостоятельности и знал, что она справится без посторонней помощи. И еще потому, что во дворце защищать Алану предстояло другим людям.

   – Попытайся добиться аудиенции у отца, не объясняя никому, кто ты такая, – продолжал Паппи. – Помни мое предостережение: никому не верь.

   Он твердил об этом много раз. Неужели он полагал, что она слишком расстроена, чтобы принять во внимание его предыдущие наставления?

   – А если мне не позволят увидеться с ним, пока я не скажу, кто я такая, придется поискать высокопоставленного чиновника, который выслушает меня и сумеет устроить мне встречу с отцом, – закончила она за него.

   – Или же подкупить такового. Твой кошелек набит золотом, используй его для своих целей.

   Алана кивнула. Расставаться с Паппи было куда тяжелее, чем она предполагала. Хотя сама настаивала, что так будет безопаснее, все равно слезы душили ее. Ей с трудом удалось выдавить из себя вопрос:

   – Когда я увижу тебя снова?

   – Я всегда буду неподалеку. Если… когда ты окажешься в безопасности, рядом с отцом, отправь это в ремонт. – Он протянул ей сломанные часы. – В этом городе только один часовой мастер. Присланные часы будут означать – все получилось. А если мне понадобится сообщить что-нибудь тебе, я пришлю к тебе Генри.

   Внезапно Паппи крепко обнял ее.

   – Я очень горжусь тобой, принцесса. Ты превзошла все мои ожидания. А теперь соберись с силами. В твоих жилах течет королевская кровь. Никогда не забывай об этом.

   Потом он исчез, оставив ее одну. У нее еще было несколько минут поплакать от горечи разлуки, пока экипаж катился сквозь сторожевые ворота к дворцу – и к будущему Аланы.

Глава десятая

   Кристоф Бекер смотрел на пламя в камине, недостаточно обогревавшем главную комнату его покоев. Он мог разжечь жаровни, стоявшие у противоположной стены, если бы не хотел, чтобы его гостья удалилась. Но придется дождаться, пока это произойдет. А она все не уходила, раздраженно расхаживая перед ним. Из уважения к их былым отношениям он не желал выталкивать ее силой. Но она того заслужила, докучая ему бессмысленными просьбами, которым не суждено было осуществиться.

   Кристоф снова отказал ей. Это не подействовало. Уже далеко не первый раз Надя Браун пыталась возродить их детскую дружбу, обольстить мужчину и заманить в сети брака. Обладая несносным характером, она переходила к оскорблениям, когда не могла добиться своего. Эта встреча – не исключение. Кристофу пришлось повернуться к ней спиной, стараясь разозлить еще сильнее. Обычно его пренебрежение приводило женщину в такое бешенство, что она вихрем вылетала из комнаты. Но пока она не дошла до этой стадии.

   – Почему бы тебе не подать в отставку и не начать новую жизнь? – допытывалась она. – Ты ведь уже добился, чего хотел. Доказал, что вы, Бекеры, преданы власти.

   – Тебе никогда не приходило в голову, что я люблю свою работу? – парировал он.

   – Не смеши меня! Любой простолюдин способен делать то же самое.

   У него пока что хватило выдержки проигнорировать оскорбление и напомнить ей:

   – У тебя бесчисленное множество поклонников. Большинство из них я знаю. Выбери одного и начни новую жизнь с ним, как предлагаешь мне.

   – Среди них нет таких красивых, как ты.

   – Большинство женщин выходят замуж ради богатства, титула или статуса. Ты не в том положении, чтобы поступить иначе. Все поклонники, делавшие тебе предложение, обладают хотя бы двумя из трех важнейших качеств, иначе они никогда не осмелились бы приблизиться к тебе. Хочешь, помогу выбрать? Буду счастлив оказать тебе эту услугу, лишь бы не приходилось терпеть твои визиты.

   – Как ты можешь быть таким жестоким, зная, что я тебя люблю?! – Говоря это, она постаралась показать, какую сильную боль причиняют ей его слова.

   – Ты не способна испытывать подобных чувств. Ты просто не желаешь довольствоваться двумя из трех критериев, которые устроили бы твою семью. Но я еще десять лет назад предупреждал тебя: не вини меня, если останешься незамужней, а поток предложений руки и сердца иссякнет. Или мне нужно жениться на другой, доказав этим, что никогда не женюсь на тебе?

   – Ты этого не сделаешь!

   – Поезжай домой, Надя.

   Она не была бы так уверена, что сумеет заставить его передумать, если бы ей не сказали, что задолго до ее рождения их семьи обсуждали возможность обручить детей и породниться. Но гражданская война в Лубинии нарушила планы родителей, предоставив Кристофу самому выбирать себе жену. И конечно, это была не Надя. Ее семья попала в немилость во время войны и, учитывая связи со старым режимом, вряд ли имела шансы вернуть себе прежнее положение. Они входили в число приближенных, которые советовали старому королю принимать столь неверные решения, что это в конечном итоге подняло людей на восстание.

   Семья Кристофа тоже была верна короне, хотя и выступала против многих указов короля Эрнеста, едва не разоривших страну. Вот почему Бекеры были теперь в почете. И вот почему Кристофер считал себя обязанным еще более укреплять их положение.

   Но Надя помнила, как близка была к помолвке с Кристофом, и отказывалась признать, что этому не бывать. А ведь в юности он тоже хотел этого, поскольку она обещала стать настоящей красавицей – блондинка с карими глазами и безупречной кожей, несколько более смуглой его собственной из-за восточных корней девушки.

   Да, в свое время он подумывал, что однажды они поженятся. Пока не проболтался об этом отцу и не узнал, почему отныне Надя неподходящая для него партия. Это знание и понимание того, как сильно встревожен отец, побудило Кристофа посвятить себя делу завоевания абсолютного доверия короля. И к тому времени, когда пришлось покинуть дом, он уже начал тяготиться раздраженными капризами Нади, которые становились все невыносимее по мере ее взросления. В шестнадцать лет ее красота затмевала все недостатки, побуждая Кристофа искренне радоваться политическим разногласиям, мешающим ему поддаться искушению. Теперь она вообще перестала привлекать его, потому что сделалась слишком навязчивой.

   – Знаешь, я устала ждать, пока ты надумаешь, – желчно произнесла она.

   – Так не жди, – сказал он.

   – В этом месяце мне исполнится двадцать два года! Кто еще из благородных семей захотел бы принять тебя, невзирая на то, что ты взялся за работу простолюдина? Кто еще так подходит тебе, как не я? Не такой-то у тебя богатый выбор, Кристоф.

   Он скрипнул зубами, ощущая поднимающееся раздражение.

   – Кто сказал, что я должен жениться непременно на лубинийке? Или жениться вообще?

   Она задохнулась от возмущения:

   – Ну почему ты такой упрямый?

   Он круто развернулся, давая понять, что его терпение на пределе.

   – Мы прекрасно проводили время в детстве. Будучи соседями, мы были друзьями, но и только. А теперь ты омрачаешь даже эти воспоминания своими настойчивыми и бессмысленными притязаниями, не имеющими никаких оснований.

   Молодая горничная Нади жалась в углу, стараясь оставаться незаметной. В прежние времена он не заметил бы ее, как не замечала сейчас Надя, но теперь его профессия выработала в нем редкостную наблюдательность.

   – Они не бессмысленные. Ты же знаешь, что, если бы ты не перебрался сюда, когда я была еще совсем юной, наша дружба постепенно переросла бы в любовь. Вернись домой, Кристоф. Твоей семье вернули все земли и титулы. Чего ты еще хочешь добиться, оставаясь в столице?

   Она никогда не могла понять его, потому что ей было все равно. Ее род потерял почти все владения, но сохранил богатство. Поэтому ее растили в той же роскоши, как если бы их не лишили знатных титулов. Но Кристоф не собирался ставить под удар положение своей семьи, породнившись с Браунами, до сих пор находящимися в опале. И он не сомневался, что последнее обстоятельство немало способствовало упорству Нади и, возможно, даже поощрялось ее отцом. В ее семье и раньше совершались браки по расчету, и она была единственной, кто мог проделать это снова.

   Однажды он уже высказал ей эту мысль, заметив:

   – Я восстанавливаю честь своей семьи, так не ожидай, что сделаю то же самое для вас.

   Она не возразила и не призналась, зато не преминула снова оскорбить его, презрительно обронив:

   – Но ты делаешь это таким унизительным образом.

   Фиаско короля привело к гражданской войне, так разительно и так прискорбно изменившей их жизни. А ведь был и иной выход, тот самый, которым воспользовались другие маленькие королевства и герцогства, когда Наполеон требовал давать ему деньги или войска для ведения войны на Европейском континенте.

   Лубинии следовало отправить деньги. Она никогда не содержала армию. Было слишком сложно создавать ее с нуля. Но аристократы не желали отдавать свои деньги французу, стремившемуся контролировать всю Европу. И отец Нади громче всех требовал послать войска вместо денег. Не то чтобы Брауны были единственной знатной семьей, до сих пор вымаливающей прощение за то решение, но как простить глупость, едва не уничтожившую страну?

   А Надя по-прежнему упрямо торчала на месте, отказываясь признавать поражение. К черту уважение к прошлому, решил Кристоф. Они уже не дети, и она давно заслуживает только презрения.

   – Прискорбно, что ты никак не хочешь меня услышать. По-моему, я достаточно ясно дал понять, что не хочу тебя. Или я должен высказаться более резко? Мы никогда не поженимся, ты и я, потому что через месяц я бы попросту прикончил тебя… или отрезал тебе язык. То или другое было бы неизбежно. А сейчас убирайся.

   Она лишь злобно уставилась на него. Неужели даже сейчас не поняла? Его терпение лопнуло. Он шагнул к ней, чтобы вышвырнуть ее, но замер на полпути при виде торжествующего блеска в ее глазах. Ага, так она хочет, чтобы он схватил ее? Ну конечно! Вообразила, что это закончится постелью, а потом она побежит домой и расскажет папаше свою версию случившегося, и тогда Брауны будут вправе требовать от него жениться в качестве компенсации. Глупцы, какие же они глупцы! Неужели они действительно считают, что его можно заманить в эту ловушку?

   Вместо того чтобы поступить так, Кристоф прошествовал к двери и приказал двум стражникам вывести Надю из дворца. С ними она препираться не станет: ведь это ниже ее достоинства. Ей останется лишь сделать вид, будто она уходит по собственной воле.

Глава одиннадцатая

   Алану проводили в большую приемную дворца, обставленную лишь несколькими неудобными с виду стульями. Никто не сидел на этих стульях, и она тоже не стала. Она была слишком взвинчена, чтобы расслабиться, и ее подташнивало от волнения. Сегодня она встретится со своим отцом, королем Лубинии! Алана понимала, что король будет потрясен и невероятно рад, узнав, что его дочь все еще жива и у него теперь есть законная наследница. Она надеялась, что сможет сохранить дистанцию между ними, чтобы потом без сожаления вернуться в Лондон, как только восстание будет подавлено. Но что, если она и отец испытают родственное влечение и сразу привяжутся друг к другу? Это было бы прекрасно – при условии, что ей не придется жить в этой отсталой горной стране.

   Она не могла не сравнивать дворец с тем, который однажды посетила в Англии. Этот был намного меньше, но убранство его было куда экзотичнее. Частью крыши был великолепный позолоченный купол. В коридорах высились белые резные колонны, а потолки украшала вычурная лепнина.

   Стены сами по себе являлись произведениями искусства: одни покрыты мозаикой, блистающей золотом, другие отделаны розовыми или ярко-синими изразцами и камнями. Как и многие другие здания, увиденные Аланой в городе, дворец был странным сочетанием западного и восточного стилей.

   Осмотревшись в комнате, она расстроилась, увидев, что приема у короля дожидаются человек двадцать! Она устала ждать. Ей надоело скрывать свое происхождение. Она хотела поскорее избавиться от волнения, измучившего ее.

   Нервной походкой она прошлась по комнате. Это оказалось ошибкой. Алана слишком близко подошла к человеку, рассказывавшему компании огромных грубых мужчин непристойную историю, над которой все дружно смеялись. Поспешно отпрянув, она едва не наткнулась на козопаса, сидевшего со скрещенными ногами на полу и обгладывавшего какую-то кость, которую держал обеими руками. И с ним была коза! Возможно, подарок для короля, но разве козам место во дворце?!

   Когда Алана прошла вглубь комнаты, высматривая безопасное место, где можно было спокойно стоять и ждать, она заметила среди собравшихся других женщин. Большинство почтительно поглядывали на мужчин, которых сопровождали, и все они были одеты совершенно иначе, чем Алана. Она была наряжена по последней английской моде в длинную элегантную накидку и зимнюю меховую шапку. Представляя собой полный контраст, одна лубинийка была закутана во что-то вроде тоги, а другая надела длинную косматую безрукавку, сшитую из толстой не выдубленной шкуры. Какая-то пожилая женщина была одета в европейском стиле, но так кричаще, с наполовину обнаженной грудью, что, по-видимому, не отличалась высокой моралью и бесстыдно демонстрировала это мужчинам. Помимо этого Алана отметила, что не все здешние мужчины такие гиганты, как показалось, когда ее, Паппи и Генри остановили в горах те громадные наглые вояки, не сразу пропустившие их в страну.

   Разглядывая ярко окрашенные стены, она едва не пропустила небольшой портрет человека в короне. Она застыла перед ним. Может ли быть такое? Поколебавшись, она попросила подтвердить свою догадку у стоявшего рядом человека, и тот с гордостью ответил:

   – Конечно, это наш Фредерик!

   О господи, ее отец! Неужели он действительно настолько красив, или художник польстил ему, чтобы заслужить королевскую милость? Завороженная, она не сводила глаз с портрета. Слезы так и просились на глаза. Ее отец… который до сих пор не знает, что его дочь жива. С сожалением девушка отметила: у них не было ни малейшего фамильного сходства. Он был светловолосым и голубоглазым, тогда как ее волосы были черными, как деготь, а глаза были серые. Не осложнит ли это ее задачу?

   Время от времени человек важного вида открывал двойные двери в дальнем конце комнаты, ведущей, как предполагала Алана, прямиком в приемную короля, и впускал туда просителя или группу просителей. Но новые люди все продолжали прибывать, отчего помещение оставалось заполненным.

   Все сильнее сгорая от нетерпения поскорее увидеть отца, Алана приблизилась к одному из двух стражников, стоявших возле вожделенных дверей, ведущих во внутренние покои, и спросила:

   – Скажите, когда меня примет король? Я провела здесь уже целый час.

   Стражник ничего ей не ответил. Он даже не взглянул на нее! Она задала тот же вопрос второму стражнику, повторив его на всех известных ей языках, но и он воспринял ее как невидимку! Неужели это было вызвано тем, что она была женщиной без сопровождения, или же здесь существовал какой-то неизвестный ей обычай?

   Возмущенная таким обращением – она ведь была принцессой! – Алана направилась к одному из стульев и села. Через некоторое время к ней приблизился тот самый грубый здоровяк, на которого она обратила внимание ранее. Не произнеся ни слова, он нагло пощупал мех ее накидки. Охваченная гневом, она вскочила на ноги, но здоровяк не сдвинулся с места, а просто расхохотался в ответ на ее возмущенный взгляд. Стражники, стоящие неподалеку, ничего не предприняли. К счастью, вмешалась какая-то старая дама, прогнавшая нахала прочь.

   – Держись подальше от мужчин! – вот и все, что сказала она Алане.

   Вспыхнув до корней волос, потому что вовсе не она приближалась к тому хаму, она снова принялась вышагивать по комнате, еще больше укрепившись во мнении, что у всех лубинийских мужчин есть что-то дикарское в крови.

   По истечении еще одного часа Алана неожиданно забыла об усталости, голоде и раздражении, потому что в приемную вошел новый дворцовый стражник. К ее удивлению, остальные сразу заговорили с ним, хотя до этого не обменялись ни единым словом даже между собой, не говоря уже о ней. Этот новый гвардеец носил такой же черный узкий двубортный мундир с золотыми пуговицами, коротко обрезанный спереди на талии. Задняя часть мундира была гораздо более длинной и раздвоенной, чтобы не сковывать движения, так что фалды доходили до колен. Контрастируя с цветом одежды, резко выделялись белоснежные манжеты и высокий стоячий воротник мундира, украшенные золотым шитьем. Облегающие лосины тоже были белыми.

   Отделанные золоченой бахромой эполеты делали плечи вновь прибывшего необычайно широкими. Кроме того, он был выше остальных стражников, футов примерно шести. И что-то еще выделяло его на фоне окружающих. Он был красив. Казалось бы, какое Алане дело, но это заставило ее смотреть на него гораздо дольше, чем следовало. Девушка все еще разглядывала вошедшего, заметив, что один из стражников указал на нее.

   Алана слегка напряглась, когда он взглянул в ее сторону и немедленно направился к ней. Пусть только попробует сказать, что ей пора уходить, после того как она провела здесь полдня, так и не получив аудиенции у короля.

   При этой мысли Алану охватило такое сильное негодование, что она поспешила отвести глаза и овладеть собой. Но совсем не смотреть на него так и не удалось. Ох, и красив же он был!

   У него были темно-золотистые волосы, едва доходившие до затылка, но зато падавшие на лоб мягкими волнами и наполовину прикрывавшие уши. Когда он остановился перед ней и отвесил короткий военный полупоклон, она увидела, что глаза у него темно-синие. Ей пришлось смотреть на него снизу-вверх еще до того, как он выпрямился. Все-таки он был выше шести футов и очень молод, лет двадцати пяти, не больше. Весьма мужественное лицо с густыми бровями, квадратным подбородком и прямым ровным носом безупречной формы. Вблизи он совершенно не походил на обычного солдата. Нет, в его внешности вообще не было ничего обычного.

   – Какие-то проблемы? – спросила она, поскольку он не заговорил сразу. Она едва не обратилась к нему по-английски, но вовремя спохватилась и перешла на лубинийский язык.

   – Нет. – На его лице медленно расплывалась усмешка, пока его взгляд откровенно скользил по ее лицу… а потом и ниже! – Просто мои люди удивляются, что делает здесь такая красивая леди.

   Неужели он… флиртует с ней? Какое-то чувство, которое нельзя было назвать неприятным, шевельнулось у нее внутри при этой мысли. Она так смутилась, что была вынуждена опустить глаза, чтобы собраться с мыслями.

   – Ваши люди? – переспросила она наконец.

   Его военная выправка стала более наглядной.

   – Я граф Бекер, их капитан.

   Алана почувствовала облегчение. Ей было гораздо проще довериться этому человеку, официальному представителю власти, губы которого были сжаты в жесткую прямую линию. Но как вышло, что столь молодой человек облечен такой властью? Только лишь потому, что принадлежит знатному роду? Или же он старше, чем она предполагала? Низкий тембр его голоса подтверждал эту догадку. И этот голос показался Алане почти знакомым, хотя сегодня она успела наслушаться множество голосов самых разных лубинийцев.

   – Я тоже хотел бы знать, почему вы здесь, – добавил он все тем же официальным тоном.

   – Меня привел в эту комнату один из стражников у входа во дворец. Разве эти люди не ждут королевской аудиенции, как и я?

   Он кивнул:

   – Совершенно верно. Но есть другая приемная, где ожидают люди благородного происхождения. Там значительно удобней. Судя по вашему богатому убранству, вас следовало проводить именно туда. Что же такого вы сказали стражнику, что он указал вам на приемную для простолюдинов?

Глава двенадцатая

   «Вот так номер!» – подумала Алана. – Неужели она потратила столько времени из-за излишней осторожности? Но разве у нее был выбор? Паппи велел никому не говорить, зачем ей понадобилось увидеть короля, если только это не будет какой-нибудь высокопоставленный придворный.

   Алана пожалела, что капитан не появился раньше, поскольку он явно был способен ускорить процесс и, по крайней мере, распознал в ней знатную даму.

   – Я всего лишь сказала стражнику, что хочу поговорить с королем, – смущенно призналась она. – Я не собираюсь обсуждать свои дела с кем попало.

   – Что ж, отлично. Значит, тут кроется какая-то тайна!

   – Какая еще тайна? Можете ли вы сказать, сколько мне еще ждать?

   – Если вы не изложите суть вашего дела, то далеко не продвинетесь, – просто сказал он.

   – Но я слышала, что король Фредерик открыт для своих подданных.

   – Вы не его подданная.

   – О, я значу гораздо больше.

   – Вот как?

   Как капитан дворцовой стражи и к тому же титулованный дворянин, он идеально подходил на роль человека, способного помочь Алане. Ей хотелось ему доверять. Она лишь надеялась, что не находится под воздействием сильного влечения к нему. Но он был представителем власти, и это окончательно ее убедило.

   Она слегка подалась к нему, чтобы он мог услышать ее приглушенный вопрос:

   – Мы можем где-нибудь поговорить с глазу на глаз?

   Его поведение снова резко изменилось. Золотистые брови поднялись, словно она его приятно удивила, а взгляд синих глаз потеплел. Когда жесткая линия его рта смягчилась до улыбки, в ее животе что-то снова шевельнулось, но на этот раз гораздо сильнее. Боже правый, как же он был хорош собой! Неужели его влечет к ней так же непреодолимо, как влечет ее? Или он просто расслабился, позабыв о своих обязанностях? Она пожалела, что была слишком замкнута в Лондоне и теперь мало разбиралась в подобных вещах.

   – Идемте со мной, – сказал он.

   С этими словами он схватил Алану за руку, удивив ее этим. Ей это совершенно не понравилось. Англичанин не стал бы вести себя так при первом знакомстве с леди. Но они находились не в Англии, напомнила себе она. Лубинийцы, должно быть, не видят ничего предосудительного в том, что мужчина обращается с женщиной подобным образом. Тут мог даже существовать варварский обычай таскать женщин за волосы. Она чуть не застонала при этой мысли. Ведь у нее было такое чувство, что этот капитан ее действительно тащит за собой, потому что его слишком широкие шаги вынуждали ее почти бежать за ним, чтобы не отставать.

   Он вывел ее из приемной и увлекал все дальше во дворец, пока они не добрались до бокового выхода, который привел их на просторный двор. Это было вовсе не уединенное местечко, где они могли бы поговорить, а широкое пространство между дворцом и старыми крепостными стенами, окружающими его. Мимо ходили солдаты и даже пышно одетые придворные. Торговец с маленькой тележкой продавал стражникам мясные пироги.

   Было все еще светло, хотя солнце клонилось к горным грядам на западе. Алана попыталась замедлить шаг, но не смогла. Куда же ведет ее капитан?

   Когда он остановился у входа в здание, напоминавшее элегантный городской особняк, правда, прилепившийся к стене древней крепости, Алана воспользовалась этой возможностью, чтобы высвободить руку из ладони капитана, хотя для этого пришлось сделать довольно сильный рывок. Он посмотрел на нее и был готов рассмеяться, но тут же ошеломленно умолк, когда какая-то рассерженная женщина выскочила из двери и набросилась на него, колотя его кулаками в грудь.

   Алана поспешила отступить подальше. Капитан даже не попытался сделать это. Женщина, оказавшаяся молодой хорошо одетой блондинкой, колотила его довольно сильно, но он не подавал виду, что чувствует ее удары.

   – Как ты посмел вышвырнуть меня? – вопила она.

   Он сжал руками ее запястья и отбросил от себя, вынудив попятиться. Не слишком джентльменское поведение, подумала Алана, но ведь эта особа набросилась на него сама

   Конец ознакомительного фрагмента.