Сто ночей меланхолии. Стихи

Никогда больше я не буду сочинять стихи. Кажется, всё, что только возможно, я выразил в этой книге. В книге, которую писал семь долгих лет. За это время я получил диплом, военный билет и водительское удостоверение. «Сто ночей меланхолии» подытоживают мои неполные тридцать и как бы говорят словами Пушкина: «Сердце в будущем живёт; настоящее уныло: всё мгновенно, всё пройдёт; что пройдёт, то будет мило».
ISBN:
9785005004734

Сто ночей меланхолии. Стихи

   МЕЛАНХОЛИЯ

   Меланхолия (melancholia; мелан— + греч. chole желчь)

   1) см. Депрессия эндогенная,

   2) (устар.) – состояние, характеризующееся подавленным настроением.

   Большой медицинский словарь (2000)

   © Александр Косачев, 2019


   ISBN 978-5-0050-0473-4

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

СТО НОЧЕЙ МЕЛАНХОЛИИ

НЕСКОНЧАЕМЫЙ

   Расколоться бы вдребезги, как то окно от капель дождя. Я знаю, ты честная, да. Но зря – это все бесконечное зря. Расколоться бы вдребезги и просто смотреть, как ты поднимаешь осколки. В этом вся ты – галимая честность и только. Расколоться бы вдребезги на молекулы, атомы и там чего-то еще – можно, конечно, простить и забыть, но я вечность стоял у метро, но я вечность ждал сигарет и терзался тоской. Можно, конечно, простить и забыть, но я, как и ты, «совсем не такой». Расколоться бы вдребезги от твоей нескончаемой питерской глупости, от вечно пьяной твоей псевдоюности, расколоться бы вдребезги и просто смотреть – капли дождя на целом стекле.

ВАЛЕНОК-ОДИНОЧКА

   Я тут с пустой головой, без дельных мыслей, без идеи толковой, один, гляжу, как быстро идет моя жизнь, не успел подняться с постели, а уже пролетела неделя, и снова – ничего нового, какой-то вялый бардак, привожу в порядок слова, но все как-то так, все потихоньку, и только вдогонку: «Ты ведь уже не ребенок», и правда – куда-то девалась бравада, я все больше говорю про зарплату и про то, что так надо, что я никогда не женюсь, и храни меня, небо, от сына и дочки, туповатый валенок-одиночка, и чего не придумаешь ночью? Я тут с пустой головой, без идеи и огонька, дожидаюсь утра – все изменится завтра, ну да.

ХМЕЛЕЯ ОТ ЗВЕЗД

   Я захмелел от звезд, и что тут скажешь? Исчезнет все однажды, и что же делать дальше? А дальше будет хуже, конечно же, я знаю, я, в общем, ни о чем и не мечтаю. Ну да, бывает. И даже то, что был, что в этом мире был, надеялся и верил, любил и как-то жил, здесь роли не играет, и звезды умирают, зубами молча цвета нэви капсулу кусают. Я захмелел от звезд, но это разве важно? Подумаешь, любил, когда кругом купля-продажа. Я бесконечно полюбил цвет фальши, и даже – я протрезвел от звезд и задвинул их подальше. Ну надо же, смотри, я настоящий альфа, врываюсь в это время и рву его на части, ну надо же, смотри, я настоящий альфа, а как мне надоело, знаешь?


   Я захмелел от звезд на этом свете, на этой маленькой дурной планете, где бесконечные дожди и ветер, где ничего и никогда не светит, и только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд на этом свете, где только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд – и все. Я захмелел от звезд на этом свете, на этой маленькой дурной планете, где бесконечные дожди и ветер, где ничего и никогда не светит, и только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд на этом свете, где только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд.


   Я бесконечно пьян, куда теперь деваться? Дешевый балаган, в котором ищут счастья. Я так давно тут прописался, вписался, надеялся проездом, но запросто остался. Пусть звезды куполом нависли, в чем смысл? Звезды просто числа, их считают быстро. Со свистом пролетели пустые наши дни, а мы – не дотянулись до звезды, увы. Скажи, что тоже ты захмелел от звезд, что ты теперь пойдешь и что-нибудь найдешь, что ты теперь герой и веришь в небеса, что ты теперь не я и не будешь никогда, что ты теперь хорош и что вообще все хорошо, что в лучшую на свете реальность мы живем, и что плохое было, то обязательно пройдет, что это ничего, что захмелел от звезд – и все.


   Я захмелел от звезд на этом свете, на этой маленькой дурной планете, где бесконечные дожди и ветер, где ничего и никогда не светит, и только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд на этом свете, где только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд – и все. Я захмелел от звезд на этом свете, на этой маленькой дурной планете, где бесконечные дожди и ветер, где ничего и никогда не светит, и только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд на этом свете, где только в звезды мне остается верить, я захмелел от звезд.

МОЕ ВСЕ

   Побеги, мое все, в далекие дали, как когда-то бежало ты в армию, побеги мимо слабости, неуверенных слов и здорового сна по восемь часов, побеги в эти дали – мимо уставших водителей из Средней Азии, мимо вечной тоски и пошлой печали, шестидневной работы и уютных сериалов, побеги, мое все, и уже не смотри – на такого, каким я только что был, побегиутониисгори, разорви на клочки себя самое, мое все, и я буду гордиться тобой.

ВЗОРВАТЬ ТВОЕ СЕРДЦЕ

   Взорвать твое сердце, эй, как это сделать, ты видишь – я туповат и только полупустое место, так скажи, чем поджечь и взорвать, дай мне подсказку, всего пару слов, мне не хочется ждать: пока там, чего там и как, давай уже сразу – нам немного осталось, всего пару лет, и чертова старость, о да, тридцать два – супермаркет и дети, и так хочется этого, конечно же, нет, ну давай, не томи, взорвать твое сердце, как это сделать, ахах, да ну тебя к черту, если быть честным – жди-ожидай, пока джинсы не станут дьявольски тесными.

МЕЧТАЕШЬ ПРО ПИТЕР

   Ну давай, скажи, что бла-бла-бла, и мы не подходим, что мы разные, что у тебя две головы, а моя только одна, и что она всегда мрачная, а твои такие радостные, ну давай, еще одну чушь о том, как ты мечтаешь про Питер, а я тут, в Екб и вечной грязи, расскажи, какие там классные татуировщики с большой бородой, расскажи, ты говоришь об этом недостаточно часто, и, о боже ты мой, ты никогда не вырастешь, правда? Ты будешь делить все на черное/белое (и почему я все еще жив?) и никогда не поймешь, что ты и сама, увы, моя милая, что ты и сама – только серая мышь.

НЕ ТАКИМ

   Моложе бы стать лет на десять, хотя бы на пять и даже на три. Впереди только старые песни и длинные дни, впереди – только мы, не нашедшие, не имевшие пыл, те, кто и не был никогда молодым. Ни один. На пару годков бы вернуться и не пить, не курить, не лежать, лишь одно – распинать свои яркие, свежие чувства и разом отдать, целиком, не жалея, себя и всего. И такого тащить до пятидесятой зимы, незаплывшим, красивым, здоровым и жившим. Помереть где-то там, но только не тут, не сейчас, не таким. Моложе бы стать – хотя бы на десять минут, на секунду, на миг.

СИЛЬНЫЕ ДУХОМ УМРУТ

   Сильные духом умрут. Слабые духом не умирают – они погибают, другим начищая до блеска мечты. И если вдруг ты духом слаб, и если мечтаешь ты невпопад, то просто прими: обслуга мечтателей – ты. Сильные духом погибнут, и лучше им, право, погибнуть, и прямо с утра, под шипение гимна, и прямо тогда им сгинуть навек. У сильных другого пути просто нет. А я не такой. Я каждый день доживаю до вечерухи. Испуганный, злой и, конечно же, без подруги. Я все еще жив и все так же до блеска начищаю мечты – не свои. И этого я так и не смог изменить. Сильные духом умрут, а я буду жить.

ПОСЛЕДНИЙ ЧИТАТЕЛЬ

   Стань последним читателем моей ненаписанной книги. Последним посетителем моей скромной могилы. И единственным свидетелем моей бездарно прожитой жизни. Стань им, и я тебя отпущу. Ты, конечно, уйдешь, ты скоро уйдешь, но потрать еще пару минут. Стань последней, кого я увижу – и будь прекрасной, как и всегда. Не просыпайся во сне, если вдруг вспомнишь меня – все, что могла, ты попыталась. И пусть не была, но ты стала – последней, кому я смог рассказать о своей ненаписанной книге, своей скромной могиле и о бездарно прожитой жизни.

ЗАВТРА БУДЕТ ПЛОХОЙ ДЕНЬ

   Завтра будет опять плохой день. Но сегодня пока еще ночь. Мало мыслей в моей голове. Зато о тебе – они все о тебе. На улице дождь, хотя вчера падал снег. Чего-то и что-то не смог и для тебя я исчез. Как-то так. По-простому, без лишнего слова. Попросту – не был и нет. А завтра лучше не будет. Может быть, будет и хуже. Бесконечные тянутся будни. Выходных я не жду – мне не на что тратить часы и минуты. До завтра совсем ничего. Вставать через пару часов. Если бы ты осталась со мной – это все, это все. Сейчас мне тепло. Плохо будет потом. Бесконечно и невыразимо. Плохо как никогда. Ночь. Дождаться утра, слушая дождь. Как хорошо, что ты не придешь – я этого не вынес бы вновь. Завтра будет еще один плохой день. Но ты не узнаешь, насколько. И после дождя выпадет снег.

ВИКТОРИЯ

   Ты отвергнешь меня… и на этом кончится наша история, такая простая, с недобитым финалом, как будто бы море, берегов не достигнув, упало, а берега превратились в скалы – именно так ты отвергнешь меня, чтобы закончить эту историю, и я не поспорю, не стоит – пустое, ведь если от меня ты уходишь, значит, так надо, другого не будет финала, об этом ты знала с начала начатой тобою истории, Виктория… ты видишь, какое предательство есть в разговоре, оборванном на полуслове? и больше не твой я, а ты не моя, и такою, наверно, не была никогда, хотя… Невозможно уснуть. Ты отвергла меня, и пусть так и будет, пусть.

САМАЯ-САМАЯ

   Ты все это не слушай и уходя уходи – мой потерянный лучик, моя надежда на лучшую жизнь. Все это так просто, ты моя сложная, у тебя всегда все серьезно, а я тут непрошеный. Тебе уже не интересно и слишком легко. Надежды на вместе – глупости все. Видишь, я на диване, я обычный, на дне, ну а ты, моя самая-самая, не такая, как все. Поэтому – просто не слушай и уходя уходи – мой потерянный лучик, моя надежда на лучшую жизнь.

ВСЕ УМРЕТ

   все умрет, и природа умрет, и я помру следом за нею, когда осень придет, все умрет, и урбана небо стемнеет, кто пойдет, тот найдет – не могилу, но скромную память и веру, и, я надеюсь, рядом там с нею найдется и чек из сабвея, моя скромная летопись, моя жизнь и просто идея, что скоро умрет, все умрет, наша мысль и тело, этот маленький я, мое существо, моя личная смесь железной дороги и универа, и надо терпеть, когда все пройдет, только осень уйдет, и станет зима – на века, так надо терпеть, чтобы вдруг не очнуться, чтобы вдруг не понять, чтобы вдруг – а уже полдевятого, и потом – опоздал помереть, не стерпеть, все уже умерло, а ты здесь, и кругом никого, никого рядом нет, а ты как-то все-таки есть.

ЕСЛИ ТЫ МЕНЯ ПОМНИШЬ

   Вечером я почему-то снова все вспомнил. Я так не люблю вечера. В конце концов, ты мне ничего не должна. Великое дело – подождать обещала. Я и сам обещал много чего. Но если б ты знала, как тебя не хватало. Оставалось так мало, а потом… вот и все. Никому ничего никогда – все кругом шелуха. Я один, ты одна, и большего нам не дано – вот и все. Не дано и не надо. Но, правда, с чего вдруг все поменялось, с чего так круто пошло сверху вниз? Я очень тоскую по нам, да. И зачем ты призналась? Лучше сладкая ложь, чем моя жизнь. Да, в общем-то, ладно. Ты только помни меня, хотя бы чуть-чуть. Разозлись, рассердись, но только не будь равнодушной. Холодной не будь. Если ты меня вообще еще помнишь.

ПОГОРЮЙ

   Ты с горем своим один на один – расскажи мне немного о нем. Мы с тобой посидим, покутим, я и ты, и потом – еще позовем пару здравых веселых ребят. В одиночестве так не тоскуй некрасиво, на секунду забудь, что ты эгоист. Она, конечно, любила, она, быть может, и любит, но ты – возьми и проснись, открестись от этого жуткого сна. И пусть оно будет печально, печально везде и всегда и вообще все, что есть!.. Но ты здесь и я здесь – и надеюсь, нам этого хватит пока. Погорюй, но слегка. В мире столько всего, и ты только представь, что все это для нас, для тебя и меня, для того, для кого ты захочешь!.. Мне пора. А ты с горем своим один на один – потерпи, иначе нельзя. Если легче не станет, зови – мы с тобой посидим, мы с тобой покутим, мы с тобой – я и ты, ты и я.

НАЙДИ НАС

   Найди нас, не дай нам заглохнуть в суете дней, не дай нам любить нас такими, какие мы есть, помоги нам, помоги делать больно друг другу, помоги нам рвать нервы, истязать себя глупыми вопросами и непониманием очевидных вещей, сделай так, чтобы эти двое знали, как дороги они друг другу, но чтобы они никогда не признались, чтобы их глаза видели, а губы не могли об этом сказать, и чтобы их жизнь была вся – только боль в груди, только раскаяние, осознание, но непринятие истин, помоги в этом им, помоги нам, чтобы работа не была вторым домом, а дом – тихим пристанищем, чтобы мы были чужие, всегда и везде, чтобы нас никто не любил, но все восхищались, помоги нам, утопи нас в мириаде проблем и залей алкоголем наши тела, сделай нас падшими, смелыми и красивыми, найди нас, не дай нам заглохнуть, найди нас, не дай нам заглохнуть, найди нас, пока все это не стало привычным.

ПУТАИНДЕБОРДЕЛЬ

ДАЛЕКАЯ ДАНИЯ

   Там дождь и ветер.

   Дым уходит в окно.

   Мои сомнения,

   забери их с собой.

   От сигареты потушенной

   дым, все забирай.

   И ожидания худшего,

   ничего не оставь.

   В далекую Данию

   иди, не дойдешь.

   Опоздание за опозданием,

   там ветер и дождь.

ТЫ

   Ты всегда где-то там, о своем,

   правда.

   Ты всегда где-то выше

   и как будто бы вне.

   Вроде все то же:

   ресницы, помада,

   но как-то другое,

   на недосягаемой такой высоте.

   Ты постоянно не здесь:

   не уже, не еще.

   И ты вроде бы рядом,

   но обязательно мимо.

   И хотя рассказать можно

   столько всего,

   с тобой обязательно тихо…

   …но так хорошо.

НЕИЗМЕРИМОЕ БЕГСТВО

   Удачи мне

   в моем неизмеримом бегстве

   от неоплаченных счетов

   и неотвечающих друзей.

   Ото всего того,

   чего хотелось в детстве,

   от дней тоски,

   обид, разлуки дней.

   Удачи мне

   в моей прекрасной новой жизни,

   наперекор всему

   когда-то должной быть.

   Удачи мне

   во всем, что я замыслил,

   пусть только в двадцать пять

   я начинаю жить.

ПЕПЕЛ ПЕЧАЛИ

   вот сознание —

   в нем уже нет ничего:

   нет образов, узоров и линий,

   нет картинок из детства,

   лишь одинокая белая точка

   и только безмолвные моря облаков.

КРИЧАЩИЕ

   Недоученные, недоделанные

   Незнающие, непонимающие

   и ничего не желающие


   В черном пальто

   и в кедах на белой подошве

   бежим за самым последним автобусом

   и в самый последний момент


   Мы – ни о чем не жалеющее поколение

   Без войны, без денег и цели

   Просто так – все как-то так.


   Не хорошие и не плохие,

   Не герои и не предатели


   Простые и чуть-чуть туповатые.


   Говорим то, что слышим,

   и хотим то, что увидели.

   Делаем так, как получится,

   да и черт с ним.

СРАЗУ И ВСЕ

   кому бы отдать свое сердце

   кто возьмет его без всего

   не в залог и не в долг и не вместо

   а просто чтоб было оно

   не желая кажется много

   просишь сразу, сразу и все

   одинаково всем одиноко.

   одиноко и очень давно

   кому бы отдать свое сердце

   кто возьмет его без всего

   кто в просто сумеет поверить

   кто поверит в любовь ни за что

СЛУШАЙ

   Не уезжай из города

   На месяц, на неделю

   Пусть даже на минуту

   О чем еще не знаешь ты

   Об этом я уже забуду


   Не уезжай из города

   На вечность, на мгновенье

   Пусть даже на чуть-чуть

   Не думай, что «наверное»

   А только стань и будь


   Не уезжай из города

   И да – совсем-совсем

   Пусть даже будет очень нужно

   Пожалуйста, услышь меня

   и слушай, слушай, слушай.

ПОКОЛЕНИЕ Y

   Где-то там поколение Y —

   я за ними уже не успел.

   Каждое утро слышу я: «Прыгай»,

   и каждое утро остаюсь не у дел.


   Где-то там непонятный миллениум

   на чужой для меня совершенно волне.

   Что не так с моим поколением?

   Что такого в большой бороде?


   Где-то там суета и безволие

   под предлогом наивной мечты.

   Ну я, как всегда, ничем не доволен

   и, как всегда, я пою от тоски.

ПРЕКРАСНЫЙ МОМЕНТ

   Остановить жизнь

   на этом прекрасном моменте.

   За всю жизнь – он один,

   и мы встретили его с нею вместе.

   Пусть больше не будет восходов

   и даже пустых мест на парковке.

   Все свои юные годы

   я отдам за одно лишь сегодня.

   Так хорошо, невыносимо,

   пусть даже это и все.

   Я теперь самый счастливый:

   ни дать и ни взять – ничего.

СТУДЕНТ

   Ты уедешь на лето в свой родной город.

   Вслед за тобою, но будто случайно,

   уеду и я.

   Впервые за долгие годы останемся двое.

   Останемся двое —

   как просто друзья.

   Вспомним за чаем о наших ребятах,

   вспомним про то,

   что захочешь ты вспоминать.

   Правда, не жил никогда я в общаге…

   мы так далеко,

   и ближе не стать.

   Побродим немного по улицам красным

   от самого теплого в жизни заката.

   Наверное, приехал напрасно,

   но чувствовал, знал я – так надо.

   Сделаю вид, будто бы безразлично,

   когда прикоснешься случайно ко мне.

   Это так просто и так необычно —

   как и все

   в этом в лучшем из прожитых дней.

   Потом я уеду

   и долго, и долго, и долго

   буду смотреть из окна на поля.

   Но видеть я буду только и только, и только —

   видеть я буду тебя.

   Мы так далеко.

   И как не хотел бы,

   ближе не станем никак.

   Это наше последнее лето,

   а дальше,

   а дальше – зима.

МНЕ ЭТО НРАВИТСЯ

   Что было – неплохо,

   и пусть таким и останется.

   Ну да, теперь одиноко,

   и пусть даже это мне нравится,

   вы знайте, ребята,

   я о нас совсем жалею —

   пусть это даже когда-то

   и пусть это прошедшее время.

   Что было – неплохо,

   таким это все и оставим.

   Хорошего было так много,

   и так много воспоминаний.

   Распустим обиды

   и возможные непонимания.

   Мы будем друг другу открыты

   даже в минуты прощания.

   Что было – неплохо,

   и пусть таким и останется.

   Ну да, без вас одиноко,

   но мне это, право же, нравится.

Я ВМЕСТО МЫ

   сначала мирился

   потом все равно

   теперь ни к чему

   все-таки мне уже неполные тридцать.

   и теперь потихоньку

   по одному

   отсекаю всех тех

   кто не пригодился

   сначала: да ладно

   потом: ну пускай

   теперь же: к чертям

   жаль только годы обид и тоски.

   и теперь без истерик

   совсем невзначай

   делаю так

   чтобы «я»

   чтобы я

   навсегда

   вместо «мы».

МЯГКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

   Ты снова не знаешь,

   чего тебе хочется.

   Просто осколки

   мягкого одиночества.

   Ты снова не знаешь,

   куда и зачем

   девать и потратить

   выходной день.

   Ты снова не знаешь,

   чего тебе хочется,

   а выходной день

   скоро закончится.

   Ты просто не знаешь,

   чего тебе хочется.

   Это все мягкое

   твое одиночество.


   Бесконечный бардак твоих мыслей,

   неуютный такой образ всей жизни,

   непонимание, чего тебе хочется,

   спаси, небо, нас от одиночества.

ЧУДОВИЩЕ ИЗ ПОДОХШЕГО МОРЯ

   Это просто такое,

   непонятное, эгоистичное, злое,

   пожирает оно без разбора,

   чудовище из подохшего моря.


   Одиноодинокое,

   с потрескавшимся боком оно,

   с залихватским хипстер-пробором,

   чудовище из подохшего моря.


   Оно просто такое,

   ни для чего, вот и все.

   И всегда ложится с отбоем —

   чудовище из подохшего моря.

ТАК ТИХО

   Отсекайся.

   У меня тут разлук ветра,

   и тебя унесло с остальными.

   Отсекайся.

   Я себя еще никогда

   не чувствовал настолько счастливым.

   Отсекайся.

   Как ты, кто ты и где —

   знать не хочу и не знаю.

   Ты можешь забрать с собой всех —

   я по ним давно не скучаю.

   Отсекайся.

   Ты, ты и ты —

   всем скопом давайте на выход.

   Отсекайтесь.

   Когда я один,

   так хорошо и так тихо.

ОТ ТОСКИ

   Хоть смейся, хоть плачь от тоски —

   лучше, понятно, не будет.

   Я прошлое рву на куски —

   я лучшее сумею придумать.

   Хоть смейся, хоть плачь – а чего?

   Что ни оставь, то впустую.

   Я снова стою у метро,

   но она не идет ни в какую.

   Посмейся, поплачь и вперед —

   на улицы двигать пространство.

   Из прошлого вырван кусок

   безвозвратно ушедшего счастья.

ПОСЛЕДНЕЕ

   последнее,

   да, последнее мое ощущение,

   мое желание не пытаться,

   больше не стоять у метро под дождем,

   не проситься,

   так унизительно, боже,

   эта кровь никогда не уймется,

   а так надо не стать,

   так надо не здесь, не сейчас,

   так мучительно и не нужно,

   нужнее было бы и не быть,

   и это последнее,

   да, это последнее мое ощущение.

ПОДНЯТЬСЯ

   просто подняться бы нам

   просто подняться сейчас

   просто увидеть бы нам

   этот последний рассвет

   просто подняться бы нам

   просто подняться сейчас

   просто увидеть бы нам

   этот последний, но нет


   увидеть рассвет

   в этот самый момент

   увидеть рассвет

   которого нет

   просто подняться бы нам

   просто подняться сейчас

   просто увидеть бы нам

   этот последний рассвет

ВСЕГДА СНОВА

   Я все это уже переживал,

   и ничего никогда не изменится.

   За провалом будет снова провал,

   и снова обманывать будут изменницы.

   Я все это уже переживал,

   и ничего никогда не меняется.

   Они приходят не навсегда,

   ведь они всегда снова влюбляются.

Я ПОСТАРЕЛ

   Но ты представь:

   я постарел —

   в свои неполные тридцать.

   И уже (и уже!)

   ничего не успел,

   хотя не вчера я на свет появился.

   И ты представь:

   я теперь не кричу —

   не пытаюсь даже стараться.

   Что ни делай,

   уже не вернуть

   мои воспетые в песне семнадцать.

   И ты представь:

   я напрочь забыл —

   как не спать до последнего часа.

   Студент и солдат —

   это был,

   а стал – покупатель у кассы.

ПУСТЬ

   Успокоился голос и стих —

   как это все надоело.

   Кто-то поет про других,

   мне до себя-то нет дела.

   Успокоился голос и сел —

   ничего, что еще слишком рано.

   Кто-то за ЗОЖ и за сквер,

   а я падаю в синюю яму.

   Успокоился голос и пусть —

   таких еще много-премного.

   Кто-то сказал: «Наплюй и забудь»,

   но я помню

   до последнего

   слова.

НА ЗАБЫТЫХ БИТАХ

   На растраченных мыслях

   и впустую пропавших словах

   строю текст, из которого вышли

   все, кто хоть как-то стоял на ногах.

   На слабых и порванных струнах

   и поколением Y забытых битах

   я держу ритм доброго друга,

   что опять потерялся в мечтах.

   На всем безнадежном, печальном

   и таком, что всегда невпопад,

   ставлю метку: «Ничего не случайно»,

   я все еще тут и этому рад.

   мы останемся сейчас


   Плывет по небу теплоход

   И город за собой зовет,

   Но город не идет,

   Он просится назад.


   Течет река над головой,

   И город моется водой,

   Он кажется совсем большой,

   Но только не для нас.


   Плывет по небу теплоход,

   Вот-вот уйдет за горизонт,

   Но все когда-нибудь пройдет,

   Лишь мы останемся сейчас.

ТО МОРЕ

   То море я выдумал сам,

   чтобы просто его подарить.

   Как всегда – пустой мой карман,

   и настоящее море мне не купить.

   Теперь на том море пора —

   самый жаркий уральский июнь.

   Но ты выбираешь сама

   путевку на турецкий маршрут.

   То море я выдумал так,

   невзначай, на случайное «вдруг»:

   если в мертвых погрязнет песках

   все, что было и будет вокруг.

ДЖИНСЫ И КЕДЫ

   пару браслетов мне на руку

   и дурацкий магнитик на холодильник,

   старые джинсы и давние кеды,

   и видит небо: мне хватит и этого.

   двадцать восемь рублей, чтоб не тащиться пешком,

   ну а если чего, то, в общем-то, идти и не так далеко.

   возвращаясь домой, взять кофе с собой

   и сигарет еще пачку, желательно с кнопкой,

   и чего-нибудь закинуть бы в топку,

   чего-то попроще, на что хватит денег,

   я все, что было,

   все, что было,

   потратил на велик.

   мои друзья в фитнес-залах

   и уже не шляются как раньше по барам,

   я за их здоровье поднимаю стаканы.

   ну а чего же еще нам?

   только пару браслетов и дурацкий магнитик,

   старые джинсы и давние кеды:

   мне хватит и этого.

ТЕРЯТЬ

   Понемногу теряю во всем.

   Понемногу – сразу и не поймешь.

   Я тоскую всегда обо одном:

   моя юность, как ты мало живешь.

   Понемногу всего и опять.

   Понемногу – чтобы было не жаль.

   Я хочу все вот это вот взять,

   унести в свою зрелую даль.

   Понемногу прощаюсь со всем.

   Понемногу – я, быть может, вернусь.

   День за днем и изо дня в день

   я надеюсь, что снова проснусь.

ТОТ ЖЕ

   Пока я все тот же болван,

   мечтаю о пятнице:

   в будние ночи

   выходные лишь снятся мне.

   Пока я все тот же болван,

   сигареты и книжки,

   без денег, конечно,

   но с правами и вышкой.

   Пока я все тот же болван,

   и изо дня в день.

   Пью и лежу,

   будто пьяный тюлень.

   Пока я все тот же болван,

   и третий десяток подряд.

   Остановиться бы

   и отмотать все назад.

   Но пока я все тот же болван

   и мечтаю о пятнице.

   Опять понедельник —

   выходные лишь снятся мне.

СТАТЬ

   Стать бы

   таким мечтательным и рассеянным,

   таким хотящим остаться,

   из всего самого лучшего сделанным —

   стать бы

   и таким оставаться.

   Стать бы

   таким все понимающим,

   таким безгранично своим,

   все свое открывающим,

   стать бы

   и оставаться таким.

   Стать бы

   и быть

   до последнего друга,

   последнего слова,

   быть чудом,

   быть снова и снова,

   стать бы

   приятным и нужным,

   хорошим и добрым,

   стать бы

   остаться

   стать бы

   и быть

   обязательно лучшим.


   Но хуже,

   все хуже и хуже.

ТАКАЯ ТОСКА

   Растосковаться бы – как дьявол,

   и в это потускневшее небо

   запустить дым.

   Мой придурочный пес

   меня снова отлаял,

   и я снова полюбил никотин.

   Растосковаться бы – ну прям в не могу,

   и курить

   до последнего самого волоса.

   Я пою про тоску, про такую тоску,

   но за лаем

   не слышу я голоса.

   Растосковаться бы – и к лешему это,

   и в далекие

   последние

   дали.

   Я курил бы,

   курил

   и курил.

   Только все мои сигареты пропали.

ТАК МНОГО СНЕГА

   Все еще так много снега

   (не трогать, только не трогать)

   Район высоток до неба

   (так много, так много)

   Все еще вечер и тихо

   (облака снова поплыли)

   И как легко теперь дышат

   (жить бы да жить в этом мире)

   Все еще так много снега

   (не трогай, только не трогай)

   Новая начнется неделя

   (их много, так много)

ЗАНИМАТЬ ПРОСТРАНСТВО

   До конца и до самого талого

   (до самой что ни на есть бесконечности)

   обо всем, что в душу запало мне,

   буду говорить только песнями.

   Обо всем, что еще только будет

   (обязано быть в мои неполные тридцать),

   буду орать полною грудью,

   пространство топтать и веселиться.

   Главное самое, чтоб не зря это было

   (хотя зря, как обычно, это все и вообще),

   чтобы тело мое и душа не поплыли,

   тоскуя о когда-то там мне.

НЕ ТО ЧТОБЫ МОЛОД

   Я уже не то чтобы молод,

   мне уже третий десяток,

   но снова и снова

   я думаю про лучшее завтра.

   Я уже не то чтобы молод,

   просто мне очень смешно,

   что надеждами полон

   навсегда и на все.

   Я уже не то чтобы молод,

   но, как и прежде, дурак дураком:

   мне дай только повод,

   и я проору серенаду в окно.

   Я уже не то чтобы молод,

   просто назад не пойдешь,

   это все – ряды бензоколонок:

   чтоб не встать, любой дряни нальешь.

   Я уже не то чтобы молод,

   просто снова не в ту степь полез.

   Пустыми надеждами скован —

   двадцатипятилетний старик и балбес.

НЕ ДАТЬ БЫТЬ

   все попытается возвратиться,

   и как бы не дать этому быть.

   пусть невысокого полета я птица,

   но мне только вперед, во всю самую прыть.

   все попытается снова вернуться,

   как будто я снова все начал по новой.

   прошлые годы с тоскою беснуются,

   но за словом последним новое слово.

   все попытается опять не исчезнуть,

   не быть утрамбованным в старом шкафу.

   но я позабуду ту давнюю песню,

   и если новой не будет, то вообще не спою.

ФИОЛЕТОВЫЙ ФИЛИП МОРРИС

   Такие печальные сторис,

   молодежь не знает, что их ожидает.

   Я курю фиолетовый Филип Моррис,

   все так быстро сгорает.

   И эти печальные перемены,

   ничего не случается к лучшему.

   Какой-то меланхоличный дарк-эмбиент,

   все – что нам нужно.

   Вся эта печальная сущность,

   все эти разлук и печали ветра.

   Жить, конечно, не скучно,

   но тоска, такая тоска.

ТАКОЙ

   И я такой —

   по типу всего самого глупого,

   по типу всего бестолкового.

   И вродебыкактобыбудтобы,

   но опять – без всего нового.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Понравился отрывок?