Информационные технологии в социальной сфере

В учебном пособии дан теоретико-методологический анализ процесса информатизации социальной сферы, рассмотрены основные направления технологизации информационного пространства социальной сферы в современных условиях и опыт практического использования информационных технологий в различных областях социальной работы в России и за рубежом. Для студентов бакалавриата, обучающихся по направлениям подготовки «Социальная работа», «Организация работы с молодежью» и «Социология». Пособие является лауреатом конкурса на лучшую научную книгу, проводимого Фондом развития отечественного образования; лауреатом конкурса «Лучшее учебно-методическое издание в отрасли» из серии «Золотой фонд отечественной науки», проводимого Российской академией естествознания; обладателем «Национального сертификата качества Российской академии естествознания».
ISBN:
978-5-394-02236-4
Год издания:
2015

Информационные технологии в социальной сфере

ВВЕДЕНИЕ

   Дисциплина “Информационные технологии в социальной сфере” была введена в Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности 040101 “Социальная работа” с 2000 г. по рекомендации УМО вузов России по образованию в области социальной работы.

   Настоящее учебное пособие разработано в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования третьего поколения по направлениям подготовки бакалавриата.

   Целью изучения учебной дисциплины “Информационные технологии в социальной сфере” является формирование целостной системы знаний об информационных технологиях как составляющей процесса информатизации социальной сферы в контексте информационного характера развития современного общества, а также привитие навыков использования информационных технологий при решении практических задач в социальной сфере.

   Задачами учебной дисциплины “Информационные технологии в социальной сфере” являются:

   • овладение теоретико-методологической базой исследования и оценки процесса информатизации современного общества, проблем информатизации социальной сферы;

   • формирование представления о специфике основных теорий социальной информатики, влияющих на стратегии практического использования информационных технологий в социальной сфере;

   • формирование системного представления об особенностях применения информационных технологий при разработке и проведении социальной политики, прогнозировании социальных процессов, в управлении социальной сферой, в том числе системой социальной защиты населения, при подготовке персонала отрасли;

   • освоение программно-инструментальных средств для решения практических задач обработки информации в социальной сфере, ознакомление со структурой и содержанием информации в базах социальных данных, овладение технологией работы с ними;

   • обучение использованию в практической деятельности сетевых технологий для аккумулирования и генерации информационных ресурсов в контексте формирования единого информационного пространства социальной сферы;

   • формирование представления о наиболее важных характеристиках основных тенденций внедрения, использования и совершенствования информационных технологий в социальной сфере, развитие способности к критической оценке этих процессов;

   • методологическая подготовка к дальнейшему исследованию и применению информационных технологий с целью оптимизации процесса информатизации социальной сферы и повышения информационного потенциала современного общества.

   Место дисциплины в профессиональной подготовке выпускника. Учебная дисциплина “Информационные технологии в социальной сфере” является необходимым элементом в системе подготовки бакалавров социальной работы любого профиля в условиях информатизации современного общества. Полученные знания позволят выпускнику грамотно и квалифицированно использовать возможности стремительно развивающихся сегодня во всем мире информационных технологий в целях управления, планирования и социального развития.

   Учебная дисциплина направлена на формирование профессиональных компетенций, предусмотренных Федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по направлению подготовки “Социальная работа”.

   Требования к уровню освоения содержания курса. Об успешном освоении содержания учебного курса “Информационные технологии в социальной сфере” свидетельствует наличие следующих знаний и умений:

   • знание теоретико-методологических основ процесса информатизации социальной сферы современного общества и его особенностей в России;

   • умение оперировать такими научными категориями, как информационная технология, новая информационная технология, информатизация, информационное общество, информационная безопасность, информационные ресурсы, информационное пространство;

   • знание возможностей, особенностей и перспектив использования современных информационных технологий в социальной сфере при формировании социальной политики, прогнозировании социальных процессов, управлении системой социальной защиты и занятости населения;

   • знание отечественного и зарубежного опыта автоматизации процессов принятия решений в социальной сфере;

   • знание информационных технологий, повышающих эффективность образовательного процесса, и особенностей дистанционной подготовки персонала отрасли;

   • знание основ построения, структуры и содержания баз социальных данных, технологии их использования в социальной сфере;

   • умение осуществлять сбор и распространение социальной информации посредством локальных и глобальных компьютерных сетей;

   • умение работать с основными программно-инструментальными средствами, используемыми в органах и учреждениях социальной сферы;

   • умение применять полученные знания об информационных технологиях в социальной сфере в целях улучшения качества и повышения эффективности профессиональной деятельности, содействия социальному развитию общества.

   По дисциплине автором разработан дистанционный учебный курс, размещенный на сервере системы дистанционного обучения Пермского государственного национального исследовательского университета www.serv.cde.psu.ru. Дистанционный курс “Информационные технологии в социальной сфере” разработан в соответствии с требованиями Республиканского мультимедиацентра Министерства образования и науки Российской Федерации, при технической поддержке регионального центра дистанционного обучения ПГНИУ. Учебный модуль включает информационно-содержательный, контрольно-коммуникативный и коррекционно-обобщающий блоки. Учебные материалы, методическое обеспечение курса, электронная библиотека, блок контроля знаний представлены в формах, позволяющих использовать возможности современных средств аудиовизуальной поддержки учебного процесса и способствующих активизации познавательной деятельности обучаемых. Ресурсы электронной библиотеки включают демоверсии программных средств информатизации социальной сферы.

Раздел I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНФОРМАТИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Глава 1. Феномен информатизации современного общества

1.1. Концепции постиндустриального и информационного общества

   Социальная сфера современного общества стремительно изменяется под воздействием глобального процесса информатизации. В ней циркулируют огромные потоки информации, мощность и динамика которых такова, что справиться с ними человек может только при помощи новых информационных технологий. Новая информационная среда обитания человека формирует новые стереотипы социального поведения людей, качество их жизни, новые привычки. Новый образ жизни изменяет труд, быт и досуг людей, образование, науку, культуру, здравоохранение, возможности реализации гражданской активности индивидов. Эти изменения, кардинально преобразующие социальную сферу России на пороге информационного общества под влиянием процесса информатизации, требуют глубокого и системного научного анализа во избежание негативных социальных последствий.

   Человечество стремительно вступает в принципиально новую для него информационную эпоху. Как отмечает доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Института проблем информатики РАН К. К. Колин, “сегодня совершенно ясно, что доминирующей тенденцией дальнейшего развития современной цивилизации является переход от индустриального к информационному обществу”.

   Концепция информационного общества является модификацией теории постиндустриального общества.

   Первые версии теории постиндустриального общества появились в США в 60-х гг. XX в. Их разработчиками стали Збигнев Бжезинский, Даниэль Белл, Элвин Тоффлер и др. В тот период в ряде стран произошла структурная перестройка экономики, в результате которой на лидирующие позиции взамен тяжелой индустрии выдвинулись новые наукоемкие отрасли.

   В современной социологии и философии нынешний этап развития цивилизации определяется как период перехода от индустриального к постиндустриальному типу общества. Сам термин “постиндустриальное общество”, введенный американским социологом Д. Беллом в 1974 г., соответствует признакам общества, перешедшего на стадию тертиарных (от лат. tertius – третий) промыслов, т. е. маркетинга и услуг. Французский социолог Ж. Фурастье определил постиндустриальное общество как “цивилизацию услуг”. Можно сказать, что социум на этапе постиндустриального общества вступает в период перепроизводства аграрных и промышленных продуктов, намного превышая свои собственные потребности. В результате начинает максимально развиваться сервисное хозяйство, которое достигло своего расцвета в передовых странах к началу XXI в.

   Итак, основным признаком постиндустриального общества является переход на стадию сервисного хозяйства. Возрастает социальный спрос на разного рода услуги. Постиндустриальное общество – это общество оказания и потребления услуг. В сферу услуг входят финансовые, информационно-вычислительные и информационно-телекоммуникационные, торговые, образовательные, медицинские, культурно-досуговые, жилищнокоммунальные, бытовые, туристические, юридические, гостиничные, охранные, транспортные и иные услуги.

   По мнению профессора И. В. Соколовой, для характеристики постиндустриального общества важно использовать динамику соотношения производства и потребления в обществе, которая представлена на рис. 1.1.


   Рис. 1.1. Динамика соотношения производства и потребления в обществе


   Концепция информационного общества стала разрабатываться со второй половины 1960-х годов в ряде развитых стран как модификация теорий постиндустриального общества. Заметим, что наряду с понятием “информационное общество” часто использовались понятия “технотронное общество”, “общество знания” и др. Дело в том, что разные исследователи, разрабатывая собственные концепции, по-разному называли общество будущего. Среди менее известных формулировок – постбуржуазное (Дж. Лихтайм), посткапиталистическое, или общество сервисного класса (Р. Дарендорф), программируемое, или постиндустриальное (А. Турен), постмодернистское (А. Этциони), постцивилизационное (К. Боулдинг), постэкономическое (Г. Кан), пост-протестантское (С. Алстром), постисторическое (Р. Сейденберг), постпотребительское (Д. Рисман), пострыночное (Дж. Рифкин), интеллектуальное (П. Дракер), общество “третьей волны”, или супериндустриальное (Э. Тоффлер), коммуникативное общество (Н. Луман) и т. д. Впоследствии их формулировки заменились общим названием, отражающим сущность процесса постиндустриализации, – “информационное общество”.

   Если проследить генезис понятия, то сам термин “информационное общество” был употреблен в Японии в 1966 г. в докладе группы по научным, техническим и экономическим исследованиям. В нем утверждалось, что информационное общество представляет собой общество, в котором имеется в изобилии высокая по качеству информация, а также есть все необходимые средства ее распределения. По другим источникам понятие возникло в конце 50-х – начале 60-х гг., а его авторами разные исследователи называют Т. Умесао, Ф. Махлупа.

   В 1980-х гг. исследования проблем информационного общества за рубежом значительно расширились. Представители этого направления – А. Турен и М. Понятовский во Франции, Ю. Хабермас и Н. Луман в Германии, Д. Белл, Э. Тоффлер и М. Кастельс в США, И. Масуда в Японии. Среди наиболее известных во всем мире трудов о будущем обществе можно выделить “Грядущее постиндустриальное общество” Д. Белла и работы Э. Тоффлера, широко распространенные в России: “Третья волна”, “Шок будущего”, “Метаморфозы власти”.

   В дальнейшем понятие “информационное общество” закрепилось в иностранной лексике, на государственном уровне стало связываться с программами развития информационной сферы. Однако технологическая составляющая в определении сути информационного общества долго доминировала. Всегда подчеркивалось, что в этом типе общества информационные и телекоммуникационные технологии создают широкие возможности для передачи, хранения и обработки информации, ускоренными темпами развивается информационный сектор экономики. Социальным же аспектам долгое время не придавалось особого значения. Хотя довольно часто термин “информационное общество” носил элемент символизма. Подразумевалось, что информация является своего рода талисманом в создании общества нового типа, где царят разум и согласие, а не грубая сила и материализм.

   Отечественная наука обратилась к проблематике информационного общества гораздо позже зарубежной, что в значительной степени было обусловлено идеологией, насаждавшейся в СССР. В качестве объективной закономерности должно было рассматриваться формирование во всем мире социалистического и коммунистического общества, а не постиндустриального и информационного. В этих терминах, по мнению профессора И. В. Соколовой, бывшее политическое руководство страны “видело альтернативу и угрозу привычным для себя формационным терминам”. В результате вплоть до середины 1980-х гг. концепция информационного общества критиковалась и расценивалась как “буржуазная”.

   Объективно становление информационного общества связано с доминированием информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. Капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знаниям. Производство информационных продуктов и оказание информационных услуг преобладают над всеми другими видами социально-экономической активности людей.

   По определению профессора А. И. Ракитова, информационное общество – это общество, в котором главным продуктом производства являются знания.

   Понятие “информационное общество” нашло отражение в российском законодательстве. Оно было разработано ФГУП “Московский научно-исследовательский центр Минсвязи России” и приведено в руководящем документе РД 115.005-2002. Информационное общество определялось как общество, в котором информационные процессы осуществляются главным образом на основе использования инфокоммуникационных технологий и информационные ресурсы доступны всем слоям населения. В Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной в 2008 г., дается также некая сущностная характеристика информационного общества.

   По мнению законодателя, оно характеризуется высоким уровнем развития информационных и телекоммуникационных технологий и их интенсивным использованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти.

   Основной смысл концепции информационного общества, сформулированный учеными этого направления, может быть представлен следующими тезисами:

   • бóльшая часть населения в информационном обществе занята информационной деятельностью;

   • одной из главных социальных ценностей, объединяющих общество, главным продуктом производства и основным товаром становится информация;

   • власть в обществе переходит в руки информационной элиты (“датократов”, “инфократов”);

   • классовая структура общества лишается смысла, постепенно нивелируется, уступает место элитарно-массовой структуре; исчезает пролетариат, а с ним и все противоречия; появляется “когнитариат” и новое компьютерное поколение свободных людей – “хомо интеллектус”;

   • классы сменяются социально недифференцированными “информационными сообществами”;

   • развиваются малые экономические формы занятости – индивидуальная деятельность на дому;

   • “электронный коттедж” становится моделью человеческого существования в будущем.

1.2. Критерии перехода общества к постиндустриальной и информационной стадиям развития

   С точки зрения классификации стадий общественного развития, включающей доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное и информационное общество, в настоящее время большая часть развитых стран мира находятся на индустриальной либо постиндустриальной стадии развития. Постиндустриальное общество начало формироваться в середине XX в. Лишь наиболее развитые страны сегодня уже осуществляют переход от постиндустриального к информационному обществу.

   Профессор И. В. Соколова выделяет критерии перехода общества к постиндустриальной и информационной стадиям развития: социально-экономический, технический и космический.

   Социально-экономический критерий (критерий занятости). Оценивается процент экономически активного населения, занятого в сфере услуг (рис. 1.2):

   • если в обществе более 50 % населения занято в сфере услуг, наступила постиндустриальная фаза его развития;

   • если в обществе более 50 % населения занято в сфере информационно-интеллектуальных услуг, общество становится информационным.

   По данному критерию США вступили в постиндустриальный период своего развития в 1956–1960 гг. (штат Калифорния – “силиконовая или кремниевая долина” – преодолел этот рубеж еще в 1910 г.), а информационным обществом США стали в 1974 г. Финляндия вступила в постиндустриальное общество в 1980 г. Россия по данному критерию, как и большинство развитых стран, в настоящее время находится на постиндустриальном этапе развития. Это подтверждается и данными исследований зарубежных организаций. Любопытно, что, даже по оценкам ЦРУ США, доля занятых в сфере услуг в России в 2010 г. составляла уже 62,7%.


   1 – в производстве продуктов питания (аграрное общество);

   2 – в материальном производстве (индустриальное общество);

   3 – в сфере услуг (постиндустриальное общество);

   4 – в сфере информационных услуг (информационное общество);

   5 – в сфере интеллектуальной деятельности (ноосферное общество)

   Рис. 1.2. Эволюция социальных систем – диаграмма Порэта


   Однако, признавая несомненность достижений США и других стран в области информатизации, необходимо четко понимать, что значительная доля “информационности” этих стран обусловлена двумя причинами. Во-первых, выносом материальных, часто экологически вредных производств, за пределы этих стран – в другие государства (так называемый экологический колониализм). Во-вторых, привлечением на работу в эти страны ученых со всего мира (“приток мозгов”).

   Так, по официальной статистике из России на постоянное место жительства в ведущие страны мира за период с 1990 г. по 2004 г. выехали около 25 тыс. научных работников, а еще около 40 тыс. практически постоянно работают за границей по контрактам и лишь формально числятся в штате российских институтов. Однако по неофициальным данным, эти цифры в 2 и даже в 3 раза выше. К сожалению, опросы показывают, что подавляющее большинство российских ученых, уехавших за рубеж, пока не стремятся вернуться на родину и прикладывают все усилия, чтобы там остаться. Наибольшим спросом пользуются россияне, занимающиеся математикой, физикой, генетикой и др. Экономические потери российской экономики в 2005 г. от эмиграции только одного специалиста, по разным оценкам, достигали 200–250 тыс. долларов.

   Технический критерий. Оценивается уровень технической оснащенности общества, позволяющий удовлетворять любые информационные потребности каждого человека. Этот критерий был предложен академиком А. П. Ершовым еще в 1988 г. Оценке подлежит удельная информационная вооруженность общества, которая определяется как отношение суммарной вычислительной мощности той или иной страны к численности ее населения. Этот критерий позволяет на основе статистических данных о росте населения различных стран мира и уровня их вычислительного потенциала не только количественно оценивать текущий уровень их информатизации, но и прогнозировать ожидаемый уровень его развития.

   По оценке А. П. Ершова, информационная вооруженность общества в передовых странах увеличивается в десять раз каждые 8–10 лет. При этом ранняя фаза информатизации общества наступает по достижении удельной информационной вооруженности примерно 10 операций в секунду на человека (оп/с/чел.), завершающая фаза соответствует достижению значения 10–20 млн оп/с/чел., что обеспечивает беспроблемное удовлетворение любых информационных потребностей каждого человека в любое время суток и в любой точке пространства. По этому критерию на рубеже XXI в. Россия находилась в начальной фазе информатизации (и по прогнозам достигнет завершающей фазы в 30–40 гг. XXI в.), в то время как США уже тогда начали переход к завершающей фазе информатизации.

   Считается, что период информатизации общества по данному критерию должен составлять не менее шести десятилетий. Оценке подлежит удельная информационная вооруженность, которая возрастает в 10 раз каждые 8–10 лет. При этом ранняя фаза информатизации общества наступает по достижении удельной информационной вооруженности примерно 10 оп/с/чел., что соответствует развертыванию достаточно надежной междугородней телефонной сети. Завершающая фаза соответствует достижению значения 10 млн оп/с/чел., что обеспечивает беспроблемное удовлетворение любых информационных потребностей каждого человека в любое время суток и в любой точке пространства.

   Космический критерий стало возможным выделить в связи с освоением человечеством космоса. При наблюдении за нашей планетой из космоса становится очевидной разная мощность, интенсивность радиоизлучений с разных точек Земли. Там, откуда исходят наиболее мощные потоки радиоизлучений, находятся страны с наиболее развитой информационной техносферой. Под информационной техносферой понимается инструментально-технологическая среда общества, представляющая собой совокупность технических средств информатизации общества и информационных технологий, обеспечивающих возможности их социального использования.

   Профессор А.И. Ракитов сформулировал главные отличительные черты информационного общества, которые также можно рассматривать в качестве критериев:

   1) каждый член информационного общества в любое время суток и в любой точке страны имеет доступ к нужной ему информации;

   2) общество способно обеспечить каждого члена информационной технологией (компьютерами и средствами связи);

   3) общество само способно производить всю необходимую для его жизнедеятельности информацию.

   В целом важно подчеркнуть, что успехи отдельно взятой страны в информатизации не могут быть оценены только по одному из критериев. Более того, не преуменьшая значимости приведенных выше критериев, следует подчеркнуть, что для определения фаз и стадий развития общества необходима оценка по достаточно сложной системе критериев социального прогресса. Как отмечает профессор И. В. Соколова, лидирование в области техники, занятости в информационном секторе при господстве “общества потребления” в целом не может соответствовать представлению о развитии информационного общества как атрибута прогресса.

1.3. Государственная политика и деятельность неправительственных организаций по формированию и развитию информационного общества

   На пороге нового тысячелетия значение формирования информационного общества и решения связанных с этим проблем было осознано всеми развитыми странами. 22 июля 2000 г. на международном саммите в Окинаве главами государств и правительств “Группы восьми” с участием России была принята Окинавская хартия глобального информационного общества (с которой можно ознакомиться в сети Интернет на официальном сайте Президента России http://archive.kremlin.ru/ text/docs/2000/07/123786.shtml). В этом документе определены ориентиры развития общества XXI столетия в соответствии с новыми ценностями информационной эпохи. Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) признаются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование нового общества. Отмечается их революционное воздействие на образ жизни людей, их образование и работу, а также на взаимодействие правительства и гражданского общества. Они дают возможность более эффективно и творчески решать экономические и социальные проблемы.

   В Хартии отмечается, что суть стимулируемой информационно-коммуникационными технологиями экономической и социальной трансформации заключается в ее способности содействовать людям и обществу в использовании знаний и идей. Информационное общество позволяет людям шире использовать свой потенциал и реализовывать свои устремления. Достижение этих целей и решение возникающих проблем потребует разработки эффективных национальных и международных стратегий. Все люди повсеместно, без исключения, должны иметь возможность пользоваться преимуществами глобального информационного общества. Устойчивость глобального информационного общества основывается на стимулирующих развитие человека демократических ценностях, таких как свободный обмен информацией и знаниями, взаимная терпимость и уважение к особенностям других людей.

   Окинавская хартия глобального информационного общества содержит следующие разделы:

   • Использование возможностей цифровых технологий.

   • Преодоление электронно-цифрового разрыва.

   • Содействие всеобщему участию.

   • Дальнейшее развитие.

   По решению Генеральной Ассамблеи ООН в 2003 и в 2005 гг. в два этапа прошла Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (в Женеве и в Тунисе). В ней приняли участие делегации из 175 стран мира, включая Россию. Итогом саммита стали одобренные мировыми лидерами ряд документов:

   Женевская Декларация принципов (http://www.un.org/ russian/ conferen/wsis/ geneva.htm), озаглавленная “Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии”, была принята в ходе женевского этапа Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества 12 декабря 2003 г. В ней был заложен фундамент зарождающегося информационного общества. В Плане действий, также получившем поддержку женевского этапа Встречи на высшем уровне, установлены ограниченные временными рамками цели, достижение которых будет способствовать претворению в реальность концепции открытого для всех и справедливого информационного общества.

   18 ноября 2005 г. в Тунисе мировыми лидерами были одобрены два главных документа: Тунисское обязательство (на русском языке – http://www.itu.int/wsis/docs2/tunis/off/7ru.doc), в котором подчеркнута значимость ИКТ в преодолении “цифрового разрыва” в мире и необходимость эффективного сотрудничества в целях построения глобального информационного общества, и Тунисская программа для информационного общества (на русском языке – http://www.itu.int/wsis/docs2/ tunis/off/6rev1-ru.doc), содержащая положения по ключевым вопросам саммита и последующим шагам, которые необходимо предпринять для ее выполнения.

   В 2009 г. в рамках Программы ЮНЕСКО “Информация для всех” (IFAP), направленной на развитие международного взаимодействия и сотрудничества в построении информационного общества, а также обеспечение всеобщего доступа к информации, был разработан документ Национальная информационная политика: базовая модель. Этот документ предназначен для содействия государствам – членам ЮНЕСКО в формировании рамок национальной информационной политики, разработке, расширении и обновлении всеобъемлющих, перспективных и последовательных национальных электронных стратегий. Так, в документе сформулированы три основополагающие цели национальной информационной политики:

   1) демократизация доступа – предоставить всем средства доступа к информации и ИКТ и их использования, обеспечивая реализацию прав граждан, способствуя образованию, местному развитию, искоренению бедности, равенству полов, цифровой инклюзивности, всеобщему доступу, общественной прозрачности и эффективности, а также партисипативному правлению;

   2) развитие способностей – разрабатывать, поддерживать и внедрять стратегии, средства и методики развития способностей и навыков использования информации и ИКТ во всех секторах и слоях общества, на всех уровнях формального и неформального образования, способствуя распространению возможностей, которые обеспечивают различные модели управления информацией;

   3) обеспечение соответствующих законодательных и нормативных рамок – создать необходимые нормы и предписания, гарантирующие право на информацию; способствовать использованию информации и ИКТ за счет деятельности соответствующих законодательных органов, создавая надлежащую стабильную правовую среду.

   Концепция формирования информационного общества в России была разработана еще в 1999 г. и одобрена решением Государственной комиссии по информатизации при Государственном комитете РФ по связи и информатизации. Целью этой Концепции было определение российского пути построения информационного общества, основных условий, положений и приоритетов государственной информационной политики, обеспечивающих его реализацию. В ней были сформулированы предпосылки, особенности и возможные пути перехода России к информационному обществу, социально-культурное обоснование выбранного пути, основные направления реализации перехода к информационному обществу и первоочередные задачи государственной политики.

   На федеральном уровне в России был принят документ – Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации. В Стратегии не только сформулированы цели развития информационного общества в России и перечислены конкретные мероприятия для реализации каждой из них, но также спрогнозированы определенные контрольные значения показателей развития информационного общества, достижения которых Россия должна добиться к 2015 г.

   В результате реализации Стратегии должны быть достигнуты следующие контрольные значения показателей:

   • место Российской Федерации в международных рейтингах в области развития информационного общества – в числе 20 ведущих стран мира; по уровню доступности национальной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры для субъектов информационной сферы – не ниже 10-го;

   • уровень доступности для населения базовых услуг в сфере информационных и телекоммуникационных технологий – 100 %;

   • наличие персональных компьютеров, в том числе подключенных к сети Интернет, – не менее чем в 75 % домашних хозяйств (отметим, кстати, что по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в 2007 г. персональный компьютер или ноутбук имелся только в 33 % российских семей);

   • доля государственных услуг, которые население может получить с использованием информационных и телекоммуникационных технологий, в общем объеме государственных услуг в Российской Федерации – 100 %;

   • доля библиотечных фондов, переведенных в электронную форму, в общем объеме фондов общедоступных библиотек – не менее 50 %, в том числе библиотечных каталогов – 100 %;

   • доля электронных каталогов в общем объеме каталогов Музейного фонда Российской Федерации – 100 % и др.

   Стоит отметить, что Россия уже занимает неплохие позиции в международных рейтингах информатизации. По данным аналитической компании comScore, которые были опубликованы 14 ноября 2011 г., в сентябре 2011 г. Россия обогнала Германию по числу интернет-пользователей и впервые заняла первое место в Европе. Российская веб-аудитория увеличивается ежегодно. По оценкам Минкомсвязи РФ на начало 2012 г. количество пользователей Интернета в нашей стране составляло 70 млн. человек. По этому показателю Россия вышла не только на первое место в Европе, но и на шестое место в мире. Первое место в мире занимает Китай, где веб-пользователей более 500 млн. человек, далее идут США, Япония, Индия и Бразилия.

   С 2011 г. в Российской Федерации начала действовать государственная программа “Информационное общество (2011–2020 годы)”. Ее целью заявлено получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе.

   В апреле 2012 г. в структуре Министерства связи и массовых коммуникаций РФ был образован Департамент создания и развития Информационного общества. К основным задачам Департамента отнесено обеспечение функции Министерства по выработке и реализации государственной политики и подготовке предложений по нормативно-правовому регулированию в сфере создания и развития информационного общества, в том числе в рамках обеспечения реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, развития и управления реализацией государственной программы Российской Федерации “Информационное общество (2011–2020 годы)”, развития цифрового содержания, использования, а также управления информационно-телекоммуникационной сетью Интернет (кроме вопросов доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет посредством сети электросвязи, а также вопросов, затрагивающих сферы электронных средств массовой информации и дистанционного образования), информационной безопасности и защиты персональных данных, а также в части научно-технического развития отрасли и решения вопросов инновационного развития подведомственных Министерству федеральных государственных унитарных предприятий.

   В качестве примера для регионов России можно рассматривать Концепцию движения Москвы в информационное общество. В ней отмечается, что, осознавая все преимущества информационного общества, нельзя не учитывать, что оно несет с собой не только новые решения и возможности, но и новые проблемы и риски. Как и любое другое, информационное общество несовершенно, а ИКТ нейтральны. Последствия их применения целиком зависят от ценностных установок и политических решений. Реализация возможностей информационного общества – вопрос адекватной политики и своевременных управленческих решений.

   В связи с этим Концепция движения Москвы в информационное общество предусматривает целый ряд мер, направленных на формирование предпосылок информатизации в регионе, в том числе в социальной сфере. Например, сформулированы принципы и приоритеты политики по стимулированию и организации использования ИКТ в таких областях социальной сферы, как образование, здравоохранение, культура, городское управление и хозяйство, общественная жизнь, быт и досуг, обеспечение возможностей использования ИКТ всеми жителями города, готовность москвичей к использованию ИКТ для жизни и работы, преодоление социального неравенства в “информационном городе”, домашняя компьютеризация. Среди первоочередных мероприятий выделены социально значимые направления – обеспечение общественной поддержки идеи информационного общества и разработка и реализация демонстрационно-просветительских программ и проектов. Подобный подход, несомненно, заслуживает высокой оценки.

   В России созданы и действуют ряд общественных организаций, деятельность которых вносит определенный вклад в развитие информационного общества в нашей стране. Наиболее известные из них – Институт развития информационного общества (с 1998 г.) и Партнерство для развития информационного общества в России (с 2000 г.). С материалами об их деятельности можно ознакомиться в сети Интернет на сайтах: http:// www.iis.ru/ и http://www.russia-gateway.ru/. Целями этих организаций являются формирование и развитие информационного общества в нашей стране и интеграция России в глобальное информационное общество. Институт развития информационного общества выпускает научно-аналитический журнал “Информационное общество”, в котором рассматриваются самые разные проблемы становления информационного общества во всем мире и в России, а также анализируется процесс информатизации в различных сферах жизнедеятельности общества. Так, № 2 журнала за 2005 г. был посвящен теме “Информационнокоммуникационные технологии в социальной сфере”. С 2006 г. Институт развития информационного общества ведет сайт в сети Интернет “Электронный регион” по адресу http://www. eregion.ru/, посвященный вопросам электронного развития регионов России. На нем собраны основные материалы, касающиеся стратегий и программ развития информационного общества, результаты мониторинга по основным направлениям электронного развития, приведены рейтинги регионов в соответствии с международно-сопоставимыми методиками.

   При Партнерстве для развития информационного общества в России” с 2002 г. учрежден Фонд развития информационного общества – некоммерческая организация, созданная в Москве юридическими лицами Российской Федерации на основании добровольных имущественных взносов. Целями деятельности Фонда являются содействие решению задач “Партнерства”, а также стимулирование инновационной деятельности в сфере использования информационно-коммуникационных технологий. Так, гранты Фонда направляются на финансирование:

   • научно-исследовательской, информационно-аналитической, просветительской и практической деятельности, связанной с развитием информационного общества;

   • развития российских информационных ресурсов, доступных через Интернет;

   • разработки новых и совершенствование применяемых информационных технологий;

   • электронного ведения бизнеса, дистанционного обучения, создания онлайновых сообществ и других значимых приложений ИКТ.

   Определенный интерес представляет также объединение “Российская сеть информационного общества” (Russian Information Society Network; http://www.isn.ru/), с 1999 г. занимающееся проблемами развития экономики, политики, образования и общества в целом на базе сетевых и информационных технологий, а также исследования психологических, социальных и философских вопросов интернет-коммуникаций. Основными задачами сети являются организация обмена информацией и идеями по проблематике информационного общества, подготовка и реализация проектов, направленных на построение информационного общества в России, интеграцию страны в глобальное информационное общество.

   Кроме того, с 2000 г. в России функционирует Международный экспертный совет по преодолению информационного неравенства (Digital Opportunity Task Force, DOT Force; http:// www.iis.ru/dotforce/), основной целью которого является разработка комплекса конкретных мер по решению проблемы информационного неравенства.

   С 2008 г. начало действовать Российское Агентство развития информационного общества (РАРИО; http://www.rario. ru/). Организаторы связывают его создание с тем, что возникло значительное количество информационных ресурсов и услуг в сети Интернет, а также электронных административных регламентов, делающих прозрачной работу государственных институтов и обеспечивающих оказание электронных услуг гражданам, однако знания граждан Российской Федерации об использовании этих благ являются крайне слабыми, а навыки их получения не сформированы. В условиях быстро развивающегося информационного общества сложилась неприемлемая ситуация, когда интересы граждан – членов этого общества – фактически не учитываются органами власти, проводящими в стране политику информатизации. Жители крупных городов, лица с высоким уровнем образования составляют основную аудиторию российского сегмента информационного общества. Социально незащищенные группы, граждане с низким уровнем доходов, лица старшего поколения, жители небольших населенных пунктов все более отдаляются от преимуществ, которые предоставляет единое информационное пространство.

   Цель деятельности Агентства позиционируется как содействие развитию информационного общества и гражданских инициатив в среде пользователей информационных услуг, распространение “лучших практик” создания элементов информационного общества, повышение информационной грамотности и формирование информационной культуры в обществе. РАРИО реализует такие проекты, как международный фестиваль “Электронное будущее!” (серия мероприятий по пропаганде идей эффективного использования сетевых информационных ресурсов и электронных услуг среди различных слоев общества, а также активизации гражданских и общественных инициатив в этой сфере); Всероссийская программа обучения компьютерной грамотности “КиберЛИКБЕЗ” (обучение лиц старшего поколения навыкам использования ИКТ силами школьников и студентов); Всероссийское детско-юношеское и молодежное движение “Тимуровцы информационного общества” (также обучение лиц старшего поколения навыкам использования ИКТ силами школьников); “Информационные ресурсы – информационному обществу” (распространение организационно-методических материалов, обучающих компакт-дисков, учебных фильмов, цифровых коллекций и материалов и др., направленных на формирование элементов информационного общества и доступа к социально значимой информации); Национальная премия за вклад в развитие информационного общества в Российской Федерации (Всероссийский конкурс на присуждение премии лучшим проектам и персоналиям в области развития информационного общества); Международный конкурс интернет-проектов “Золотая паутина” (направлен на привлечение граждан к активной жизни в информационном обществе) и др.

1.4. Понятие информатизации социальной сферы общества

   Термин “информатизация” появился сравнительно недавно в связи с возникновением в обществе социальной потребности во все более широком использовании средств информатики для формирования, хранения и использования различных видов социально значимой информации. Этот термин был впервые применен в докладе “Информатизация общества”, подготовленном в 1978 г. группой специалистов по заказу Президента Франции Валери Жискар д’Эстена.

   В отечественной литературе одним из первых термин “информатизация” применил в 1987 г. А. И. Ракитов, опубликовав в периодической печати статью “Информатизация общества и стратегия ускорения” (Правда. 1987. 23 янв.). В дальнейшем информатизация была определена им как процесс, в котором социальные, технологические, экономические, политические и культурные механизмы не просто связаны, а буквально сплавлены, слиты воедино. Вместе с тем это процесс прогрессивно нарастающего использования информационных технологий для производства, переработки, хранения и распространения информации.

   Особенно широко термин “информатизация” стал обсуждаться в нашей стране в 1988-1990 гг. в связи с разработкой концепции информатизации общества. Определенный вклад в трактовку понятия внесли А. П. Ершов, В. С. Михалевич, Ю. Н. Каныгин, А. Д. Урсул и другие исследователи. Например, академик А. П. Ершов считал, что информатизация – это комплекс мер, направленных на обеспечение полного использования достоверного, исчерпывающего знания во всех общественно значимых видах человеческой деятельности.

   В дальнейшем в российской науке так и не сложилось единого понимания термина “информатизация”. Ведущими учеными предложены сотни его трактовок: это процесс повышения эффективности использования информационных ресурсов при помощи информационных технологий в жизнедеятельности общества (А. Б. Антопольский); это процесс совершенствования технологий информационного производства (Г. Т. Артамонов); это распространение информационной культуры, необходимой каждому, кто прямо или косвенно имеет дело с информацией, создание необходимых предпосылок для компьютеризации (Г. Г. Воробьев); это создание условий в обществе, при которых “выгоднее” все принимаемые на различных уровнях решения базировать на максимально полной, своевременной, адекватной информации (Б.М. Герасимов); это процесс внедрения современных средств и методов обработки и передачи информации в какой-либо области (Н.Е. Каленов); это внедрение информационных технологий, обеспечивающих повышение потребления обществом информации (Б.В. Кристальный); это создание и использование механизированных и автоматизированных технологий, систем и средств передачи, сбора, хранения, обработки и отображения информации в процессах управления производственной и другими видами деятельности (В.К. Попов); это процесс удовлетворения информационных потребностей в обществе посредством современных информационных технологий, процесс формирования, распространения и использования информационных ресурсов в обществе посредством современных информационных технологий (Г. Л. Смолян) и др. Многозначность термина “информатизация” обусловлена сложностью и многоаспектностью самого процесса информатизации, который охватывает практически всех членов общества.

   В связи с проблемой поиска единого, конкретного определения термина “информатизация” в 1994 г. В. А. Копыловым под руководством академика АЕН РФ Г. Т. Артамонова был проведен анализ различных определений, представленных ведущими отечественными учеными. Проанализировав их, исследователь пришел к любопытным заключениям, на наш взгляд, наиболее полно характеризующим рассматриваемое понятие. Оказалось, что, несмотря на внешнее различие трактовок, они укладываются в одну общую модель, состоящую из трех элементов (рис. 1.3). Причем в одних определениях присутствуют все три элемента, в других – два или один. Нет полного терминологического совпадения по каждому элементу, однако очевидна семантическая близость.

   В российском законодательстве определение термина “информатизация” было сформулировано в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ “Об информации, информатизации и защите информации”. В настоящее время он утратил силу с введением в действие Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”.


   Рис. 1.3. Модель определения термина “информатизация”


   Информатизация – это организационный социально-экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов. Данное определение продолжает широко применяться в научной литературе и позитивно оценивается большинством исследователей. Считается крайне важным, что информатизация рассматривается как процесс развития всего общества, имеющий общегосударственное значение.

   Чтобы сформулировать, что мы будем понимать под конкретной предметной областью сферы информатизации, необходимо раскрыть понятие “социальная сфера”.

   Прежде всего отметим, что разделение жизни общества на различные сферы является основанием для функциональной структуры социологического знания. В соответствии с таким подходом общественная жизнь имеет экономическую, социальную, политическую и духовную сферы. Функциональная роль социальной сферы в жизни общества заключается в том, что в ее рамках происходят воспроизводство и изменения социальных связей между людьми, условий и образа их жизнедеятельности, условий формирования и удовлетворения их жизненных потребностей.

   В теории информационного общества чаще всего выделяются четыре сферы общественного воспроизводства: социальная, информационная, организационная и техническая (материальная, экономическая). Сокращенные названия обозначенных сфер широко используются при анализе процесса информатизации общества: социосфера, инфосфера, оргсфера, техносфера. Эти структуры как “сферы общества” выделялись Тоффлером (только “оргсфера” у него “властная сфера”), они фактически исследуются Беллом, который, правда, объединяет социальную и экономическую сферы в одну, а также Кастельсом, но под другими названиями; высший приоритет среди обозначенных сфер имеет социальная (гуманитарная) сфера, поскольку она воспроизводит продукт/ресурс высшего приоритета – людей.

   Не только в теории информационного общества, но и в непосредственно связанных с феноменом информатизации концепциях постиндустриального общества (Д. Белл), глобального общества (И. Валлерштайн) и коммуникативного общества (Н. Луман) логика размышлений о современности строится, исходя из признания автономности развития разных сфер общества.

   Вообще категория “социальное” в социологии выражает ее предмет и предназначена для отделения социальных явлений от несоциальных. Социальная сфера в социологической теории чаще всего понимается как “одна из основных сфер общественной жизни, основой которой выступает система социальных отношений между людьми и их объединениями”.

   Приведем две точки зрения на эту систему социальных отношений. Одна из них, наиболее распространенная, характеризует социальные отношения как отношения между группами, классами, нациями, народностями, иногда сюда включаются отношения в семье и в трудовых коллективах. Другая точка зрения рассматривает социальные отношения как отношения по обеспечению жизненными средствами; по воспроизводству природных данных человека; по приобщению к производству; по приобщению к общению. Все они могут и должны подвергнуться глубокому социологическому анализу.

   Именно вторая точка зрения отражена в определении понятия “социальная сфера”, сформулированном Г. И. Осадчей – одним из разработчиков основ методологии социологического анализа социальной сферы. Социальная сфера – это целостная, постоянно изменяющаяся подсистема общества, порожденная его объективной потребностью в непрерывном воспроизводстве субъектов социального процесса. Это устойчивая область человеческой деятельности по воспроизводству своей жизни, пространство реализации социальной функции общества. Именно в ней обретает смысл социальная политика государства, реализуются социальные и гражданские права человека.

   Опираясь на обозначенный подход, в качестве основного выберем определение, разработанное специально для рассмотрения проблем информатизации социальной сферы профессором И. В. Соколовой, которая сегодня развивает новое направление в социологии – социологию информатизации. Социальная сфера – это пространство и процесс расширенного воспроизводства человека как личности, как субъекта исторического процесса. “При этом важно помнить, – подчеркивает И. В. Соколова, – что имеется в виду как физическое, так и культурно-духовное формирование личности. Это очень важный методологический момент, так как развитие интеллектуальной и культурно-духовной деятельности как стержня информатизации невозможно без соответствующего прогресса в физическом развитии человека”.

   Таким образом, рассмотрев понятия “информатизация” и “социальная сфера”, можно сформулировать определение информатизации социальной сферы как социального процесса. Под ней мы будем понимать повышение эффективности применения информации в процессе и пространстве расширенного воспроизводства человека как личности, как субъекта исторического процесса с помощью перспективных информационных технологий.

   На необходимость исследования особенностей процесса информатизации в социальной сфере обращают внимание многие ученые. Они признают, что тенденция актуализации именно социальных характеристик нынешнего этапа научно-технического прогресса четко обозначилась, целенаправленно выдвинув человека в центр современных научных исследований. Возникла необходимость рассматривать научный прогресс в области информатики и вычислительной техники в контексте социального бытия как особой части жизни общества, детерминируемой на каждом этапе своего развития общим состоянием культуры данной исторической эпохи, ее ценностными ориентациями и мировоззренческими установками.

   Для понимания сущности процесса информатизации социальной сферы целесообразно использовать подход к структуре процесса информатизации, разработанный профессором И. В. Соколовой. Структура процесса информатизации включает три диалектически взаимосвязанных процесса:

   1) медиатизацию – процесс совершенствования средств сбора, хранения и распространения информации;

   2) компьютеризацию – процесс совершенствования средств поиска и обработки информации;

   3) интеллектуализацию – процесс развития знаний и способностей людей к восприятию и порождению информации.

   “Нетрудно заметить, – отмечает профессор К. К. Колин, – что все эти три составляющих процесса информатизации общества заключают в себе не только инструментальнотехнологические, но главным образом социальные, “человеческие” компоненты”.

   В идеале на лидирующем месте должна находиться интеллектуализация, далее – медиатизация и компьютеризация. Информатизация должна иметь своей целью сохранение и развитие национального способа мышления, ментальности, позволяющей эффективно познавать и моделировать социальные процессы в том или ином конкретном объекте на базе возможностей, предоставляемых новыми информационными технологиями.

   Однако, оценивая современное расположение слагаемых информатизации, И. В. Соколова отмечает его прямую противоположность идеальному и делает вывод о реализации не диалектического, а антагонистического варианта их взаимосвязи. Компьютеризация, существенно опережая по темпам процессы медиатизации и тем более интеллектуализации, развивается за их счет, привнося в общество соответствующие социальные издержки.

   Необходимо отметить, что глобальный характер процесса информатизации социальной сферы, как и общества в целом, его стратегическое значение для дальнейшего развития цивилизации в настоящее время еще должным образом не осознаны. Зачастую пропагандируется лишь технократическая сторона этого процесса, его влияние на развитие производства и новых технологий. В гораздо меньшей степени воспринимаются социальные, культурологические и геополитические аспекты процесса информатизации. Практически совсем не учитываются цивилизационные аспекты, хотя именно они являются наиболее важными по своим последствиям.

   Обозначенная проблема получила научную интерпретацию. Условно выделяют два основных теоретико-методологических подхода к пониманию сущности процесса информатизации: технократический и гуманитарный.

   При технократическом подходе информационные технологии считаются средством повышения производительности труда и их использование ограничивается в основном сферами производства и управления. Именно в рамках такого подхода отождествляются понятия “информатизация” и “компьютеризация”.

   Гуманитарный подход подразумевает рассмотрение информационной технологии как важной части человеческой жизни, имеющей значение не только для производства и управления, но и для развития социокультурной сферы.

   Соответственно в российской науке выделились и два подхода к социологическому анализу проблем информатизации: социокультурный и социотехнический. Сторонники первого подхода (А. П. Ершов, А. Д. Урсул, А. И. Ракитов, Д. М. Гвишиани, Э. П. Семенюк, В. С. Михалевич, В. А. Виноградов, Ю. А. Шрейдер, Н. П. Ващекин, В. Ф. Сухина, Ф. Н. Цырдя, В. Г. Воробьев, О. Н. Вершинская и др.) рассматривают, в основном, какое влияние информация и знание оказывают на социум и человека. Они утверждают, что информационное общество – это общество людей, а не сочетание технических устройств. Сторонники другого подхода (В. Б. Симоненко, А. Н. Чураков, В. А. Копылов, К. И. Курбаков и другие) близки к теории технологического детерминизма. Они представляют информатизацию как изменения в различных сферах общественной жизни в результате внедрения новой техники и технологии.

   Приходится констатировать, что гуманитарный подход к сущности информатизации до сих пор не получил должного развития в науке и внимания со стороны государства и общества. Принципиально важно рассмотреть причины превалирующего распространения на практике технократического подхода. Технократический подход сформировался первым хронологически. Первоначально, в 70-х гг. XX в., процесс информатизации был очевиден главным образом в сфере производства и управления. Соответственно, информатизация рассматривалась чаще всего с позиции этого подхода – исключительно как средство повышения производительности труда. Однако уже тогда сторонники гуманитарного подхода призывали взглянуть на процесс информатизации с другой точки зрения: они прогнозировали определяющее влияние информационных технологий на человеческую жизнь и кардинальные изменения вследствие информатизации в социально-культурной сфере. Сегодня эти изменения столь масштабны и глубоки, а их влияние на жизнедеятельность общества столь значительно, что можно вполне обоснованно говорить о формировании на нашей планете принципиально новой информационной среды обитания.

1.5. Предпосылки информатизации

   Условно можно выделить два подхода к анализу предпосылок информатизации.

   В широком смысле (или на макроуровне) предпосылками информатизации является готовность всех сфер жизни общества воспринимать и развивать информатизацию. С точки зрения этого похода выделяют следующие предпосылки информатизации:

   1. Технические предпосылки, в том числе уровень телефонизации, распространенности радио и телевидения, компьютеризации, развития программного обеспечения компьютерных средств, технологическую мощь государства в целом.

   2. Экономические предпосылки, основной из которых является демонополизация экономики, означающая не разрушение монополий, в рамках которых рождаются все наукоемкие технологии, а создание так называемых фирм-посредников, главная функция которых должна заключаться в согласовании потребностей общества с деятельностью монополий.

   3. Политические предпосылки, главной из которых является демократизация, поскольку только в демократическом обществе нужна совершенная информационная среда, позволяющая информированному и компетентному человеку принимать участие в народовластии, а органам власти быть уверенными в поддержке народом их политического курса.

   4. Культурно-духовные предпосылки, среди которых информационный образ жизни как норма во всех слоях общества, высокая социальная ценность информации, высокая мотивационная готовность населения к использованию новых информационных технологий, достаточный уровень компьютерной грамотности. Кроме того, в обществе должны быть решены проблемы защиты общественного и индивидуального сознания от негативного, разрушительного воздействия информационных технологий. Необходимо развивать информационную экологию, призванную способствовать формированию нравственной основы духовной жизни людей в социальной и природной среде. Соблюдение правил информационной гигиены должно приводить к сознательной самоорганизации информационного потребления и оптимизации духовной жизни.

   5. Предпосылки информатизации в социальной сфере заключаются в том, чтобы используемые информационные технологии способствовали повышению качества жизни, улучшению условий расширенного воспроизводства духовного и нравственного потенциала личности. Для этого необходим свободный доступ каждого человека к политической, экономической, культурно-духовной, социально-бытовой и любой иной информации, затрагивающей его интересы, права и свободы. Например, свободный доступ населения к социально-бытовой информации можно обеспечить посредством создания информационно-консультативных центров при муниципальных органах управления. Особое социальное значение в современных условиях приобретает сам факт наличия компьютеров с сетевым выходом в каждой семье и в учреждениях социальной сферы (в детских садах, больницах, образовательных учреждениях и др.).

   В узком смысле (или на микроуровне) в качестве предпосылок информатизации рассматриваются информационные потребности и ожидания различных социальных групп, их готовность к процессу информатизации. Особое значение имеет обеспечение необходимого уровня доступности информации для тех или иных групп и слоев населения.

   Например, общество можно подразделить на группы в зависимости от готовности овладевать и пользоваться новыми информационными технологиями. Очевидно, что в среде молодежи наблюдается более позитивное и активное отношение к информатизации по сравнению с людьми старшего возраста. Например, данные исследований Интернета в России фондом “Общественное мнение” за 2011 г. свидетельствовали о том, что начиная с возрастной группы 35–44 года и старше шло резкое снижение доли пользователей сети Интернет. Так, в более молодых группах 18–24 года и 25–34 года этот показатель был 83 и 72 % соответственно. В группе же 35–44 года доля интернет-пользователей составила только 59 %; в возрастной группе 45–54 года – 35 %; 55 лет и старше – всего лишь 10 %. Характерна и корреляция с уровнем образования. Чем выше образование, тем больше представителей этой группы являются интернет-пользователями.

   По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в сентябре 2011 г., 70 % самых активных пользователей всемирной паутины (те, кто пользовались Интернетом ежедневно) были 18–24-летние молодые люди. Вместе с тем в последние годы все же отмечается большой рост интереса к Интернету со стороны пожилого населения. Агентство MASMI исследовало модель поведения россиян 50 лет и старше в Интернете в рамках проекта “Онлайн-монитор” весной 2011 г. Было установлено, что представители этой возрастной группы являются активными пользователями услуг электронной почты – 85 % респондентов, они реже пользуются социальными сетями (известно, что лишь 16 % пользователей “Одноклассников” – люди старше 45 лет) и чаще читают новости. Также был зафиксирован интерес к блогам, интернет-магазинам и сайтам знакомств. Вообще было замечено, что многие пожилые люди демонстрируют более лояльное отношение именно к онлайн-шоппингу.

   Однако более детально особенности информационных потребностей малых социальных групп сегодня все еще недостаточно изучены. Необходимы специальные социологические исследования причин активного и пассивного участия населения в процессе информатизации. Без подобных знаний невозможно эффективное вовлечение в процесс информатизации различных социальных общностей.

   Стихийное развитие информатизации, без учета информационных потребностей каждого члена общества, может повлечь негативные социальные последствия.

   Формирование предпосылок для успешного процесса информатизации всех перечисленных сфер является неотъемлемой задачей современного государства. От эффективности политики в этой области и реально осуществляемых мероприятий, от полноты видения проблемы органами государственной власти зависит, насколько России удастся избежать негативных последствий и трудностей, связанных с вхождением в информационное общество.

1.6. Государственная политика России в области информатизации

   Впервые в российской практике по решению Политбюро ЦК КПСС от 15.06.1988 на конкурсной основе был разработан проект Концепции информатизации общества. В конкурсе приняли участие ряд институтов Академии наук СССР и Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике (ГКВТИ). Концепция определила основные цели и направления работ по решению задач информатизации не только народного хозяйства, но и социальной сферы, науки, образования и культуры, системы здравоохранения, решения проблем демократизации общества. Это был первый общегосударственный программный документ, в котором давалась оценка стратегической роли информатизации в дальнейшем развитии общества. Для проведения в жизнь государственной политики в области информатизации был образован специальный правительственный орган управления – Государственный комитет по вычислительной технике и информатизации. Однако в 90-е гг. влияние централизованной составляющей в государственной политике в сфере информатизации существенно снизилось. Был ликвидирован ГКВТИ, а затем и созданный ему на смену Комитет при Президенте РФ по политике информатизации.

   Сегодня вопросы информатизации в России отнесены к ведению Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (до 2008 г. – Министерство информационных технологий и связи, до 2004 г. – Министерство связи и информатизации). В структуре Министерства функционирует Департамент координации информатизации.

   Считается, что определенный импульс государственная политика в области информатизации получила с принятием Указа Президента РФ от 20.01.1994 № 170 “Об основах государственной политики в сфере информатизации”. В нем отмечалась важность информатизации для формирования и развития качественно новых социально-экономических отношений в России и устанавливались основные направления государственной политики в сфере информатизации. Бóльшая часть положений Указа впоследствии утратила силу.

   С 1995 по 2006 г. законодательной базой информатизации в России служил федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации” и изданные на его основе иные нормативные правовые акты. В указанном законе были сформулированы основные направления государственной политики России в сфере информатизации. Среди них – формирование и защита государственных информационных ресурсов; создание и развитие федеральных и региональных информационных систем и сетей, обеспечение их совместимости и взаимодействия в едином информационном пространстве Российской Федерации; создание условий для качественного и эффективного информационного обеспечения граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и общественных объединений на основе государственных информационных ресурсов; обеспечение национальной безопасности в сфере информатизации, а также обеспечение реализации прав граждан, организаций в условиях информатизации; содействие формированию рынка информационных ресурсов, услуг, информационных систем, технологий, средств их обеспечения; поддержка проектов и программ информатизации; развитие законодательства в сфере информационных процессов, информатизации и защиты информации и др.

   Указанный закон утратил силу с введением в действие Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации”. В действующем законе провозглашается, что правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на следующих принципах: свобода поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом; установление ограничений доступа к информации только федеральными законами; открытость информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами; равноправие языков народов Российской Федерации при создании информационных систем и их эксплуатации; обеспечение безопасности Российской Федерации при создании информационных систем, их эксплуатации и защите содержащейся в них информации; достоверность информации и своевременность ее предоставления; неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия; недопустимость установления нормативными правовыми актами каких-либо преимуществ применения одних информационных технологий перед другими, если только обязательность применения определенных информационных технологий для создания и эксплуатации государственных информационных систем не установлена федеральными законами.

   Предпосылки процесса информатизации в российском обществе были сформированы государством в рамках федеральной целевой программы “Электронная Россия (2002–2010 годы)”. Система программных мероприятий предусматривала: совершенствование законодательства и системы государственного регулирования в сфере ИКТ, обеспечение открытости в деятельности органов государственной власти и общедоступности государственных информационных ресурсов, создание условий для эффективного взаимодействия между органами государственной власти и гражданами на основе использования ИКТ, развитие системы подготовки специалистов по ИКТ и квалифицированных пользователей, содействие развитию независимых средств массовой информации посредством внедрения ИКТ и др.

   Для социальной сферы одним из наиболее важных мероприятий программы было развитие телекоммуникационной инфраструктуры и создание пунктов подключения к открытым информационным системам (т. е. пунктов доступа в Интернет).

   Это было обусловлено отсутствием в ряде районов России необходимой телекоммуникационной инфраструктуры и высокими тарифами на подключение к сети Интернет.

   В целом реализация Программы в определенной мере способствовала росту качества жизни граждан, сокращению отставания от развитых стран мира, что позволило избежать информационной и экономической изоляции от мировой экономики и мирового сообщества и обеспечило развитие процессов международной интеграции.

   На смену “Электронной России” с 2011 г. в Российской Федерации начала действовать новая государственная программа “Информационное общество (2011–2020 годы)”. Она включает следующие подпрограммы: “Качество жизни граждан и условия развития бизнеса в информационном обществе”; “Электронное государство и эффективность государственного управления”; “Российский рынок информационных и телекоммуникационных технологий”; “Базовая инфраструктура информационного общества”; “Безопасность в информационном обществе; “Цифровой контент и культурное наследие”.

   К задачам программы “Информационное общество”, в частности, отнесены:

   • развитие сервисов для упрощения процедур взаимодействия общества и государства с использованием информационных и телекоммуникационных технологий;

   • перевод государственных и муниципальных услуг в электронный вид;

   • развитие инфраструктуры доступа к сервисам электронного государства;

   • повышение открытости деятельности органов государственной власти;

   • создание и развитие электронных сервисов в области здравоохранения;

   • создание и развитие электронных сервисов в области жилищно-коммунального хозяйства;

   • создание и развитие электронных сервисов в области образования и науки;

   • создание и развитие электронных сервисов в области культуры и спорта;

   • подготовка квалифицированных кадров в сфере информационных и телекоммуникационных технологий;

   • популяризация возможностей и преимуществ информационного общества;

   • повышение готовности населения и бизнеса к возможностям информационного общества, в том числе обучение использованию современных информационных и телекоммуникационных технологий;

   • оцифровка объектов культурного наследия;

   • развитие средств обработки и предоставления удаленного доступа к цифровому контенту и др.

   Итоговым результатом Программы должно стать наличие широкого спектра возможностей использования информационных технологий в производственных, научных, образовательных и социальных целях. По замыслу разработчиков эти возможности будут доступны для любого гражданина вне зависимости от его возраста, состояния здоровья, региона проживания и любых других характеристик. Возможности использования информационных технологий обеспечиваются за счет создания соответствующей инфраструктуры, обеспечения цифрового контента и подготовки пользователей.

   Кроме того, планируется, что выполнение Программы должно создать условия для повышения качества образования, медицинского обслуживания, социальной защиты населения на основе развития и использования информационных технологий.

   Так, увеличение скорости доступа учреждений образования к сети Интернет, обучение преподавательского состава использованию информационных технологий, внедрение в школах отечественного программного обеспечения с правом на его использование, копирование, изменение его исходных текстов и распространение, оснащение рабочих мест детей-инвалидов, обучающихся на дому, современной компьютерной техникой и подключением к сети Интернет позволят обеспечить эффективное использование обучаемыми и обучающими информационных образовательных ресурсов не только России, но и мирового сообщества.

   В сфере здравоохранения и социальной помощи населению расширение использования информационных технологий должно позволить повысить качество диагностики и реабилитации и, как следствие, обеспечить снижение смертности, инвалидности, увеличение доли активного трудоспособного населения страны и продолжительности жизни. Телекоммуникационные средства позволяют организовать оказание высокотехнологичной медицинской помощи людям, живущим далеко от научных и лечебных центров. В Российской Федерации будет создана новая система отношений и программно-технических решений, основанная на электронной технологии записи на лечение, бронирования времени приема специалистами, определения бюджета лечения, ведения электронных историй болезни, автоматического расчета вознаграждения специалистов и лечебных учреждений в зависимости от комплексной объективной оценки результата их деятельности.

   В Программе заявлено, что в сфере социальной защиты возможности информационных технологий будут активно использоваться для поддержки социально незащищенных групп населения, лиц с ограниченными физическими возможностями, а также для популяризации здорового образа жизни.

   Кроме того, объективный, точный и оперативный учет и контроль деятельности в сфере здравоохранения и социальной помощи населению, осуществляемый при помощи средств вычислительной техники, приведет к укреплению доверия и сокращению традиционной проблемы обратной связи гражданина и системы здравоохранения.

   И, наконец, существенным результатом реализации государственной программы “Информационное общество” должно будет стать повышение трудовой мобильности и обеспечение занятости населения. Использование современных информационных технологий позволяет не только информировать население о существующих вакансиях, но и вести информационно-аналитические системы для экспертизы и прогноза социально-экономических процессов в сфере труда и занятости, формировать на основе этих прогнозов программы поддержки процессов внутренней миграции.

Вопросы для самостоятельной работы

   1. Каковы основные характеристики постиндустриального и информационного общества? Как изменяется образ жизни людей в информационном обществе?

   2. По каким критериям можно судить о том, перешло ли общество на информационную стадию развития? Какие из этих критериев характеризуют социальную сферу общества?

   3. Каково, на ваш взгляд, значение таких международных документов, как Окинавская хартия глобального информационного общества, Тунисское обязательство, Тунисская программа для информационного общества?

   4. Уделяется ли внимание социальной сфере в Концепции формирования информационного общества в России и Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации?

   5. Какие российские общественные организации, участвующие в процессе формирования и развития информационного общества в нашей стране, вы знаете?

   6. В чем заключается специфика процесса информатизации в социальной сфере? Как проходит формирование предпосылок этого процесса в России и почему?

   7. Оцените эффективность развития государственной политики в области информатизации в России. Какие программные мероприятия ФЦП “Электронная Россия (2002–2010 годы)” затрагивали социальную сферу? Можно ли утверждать, что государственная программа РФ “Информационное общество (2011–2020 годы)” включает значительно больше социально значимых мероприятий?

Глава 2. Этические и социальные проблемы информатизации

2.1. Этические проблемы внедрения новых информационных технологий в социальную сферу

   Этика [гр. нрав, обычай] – совокупность принципов и норм поведения, принятых в определенной общественной среде или профессиональной группе.

   Этическая оценка использования информационных технологий совершенно необходима. На пороге информационного общества каждый человек должен стать квалифицированным менеджером информации, так как ответственность за ее использование по мере совершенствования информационных технологий, увеличения доступа к информации, повышения ее точности и оперативности неуклонно растет. Люди, создающие и использующие информацию, являются причиной изменений, происходящих в обществе. Следовательно, они будут подвергнуты общественному порицанию либо одобрению в зависимости от социальных результатов, достигнутых в процессе использования информации. Это и приводит к необходимости рассматривать информацию и информационные технологии с этических позиций.

   Этической оценке подлежат ценности, принципы и нормы поведения в новом информационном обществе. В индустриальном обществе экономистами классической школы (начиная с Адама Смита) была сформулирована концепция человека экономического, т. е. человека, руководствующегося экономическими мотивами и здравым смыслом. Движущей силой индустриального общества, по П. А. Сорокину, была погоня за приятными физическими ощущениями.

   Информационная революция породила новые социальные ценности. В настоящее время они более связаны с мышлением и сознанием, чем с физическим телом. Материалистичные ценности прошлой эпохи заменяются ценностями, производными от способности получать и владеть информацией. Эрик Фромм в книге “To Have or to Be” (“Иметь или быть”) писал: “Современные ценности сдвигаются с “обладать чем-то” физически на “быть кем-то” психологически и духовно”. Таким образом, в информационном обществе необходима новая концептуализация человечества. Современные исследователи предлагают назвать представителя такого общества человеком информационным. Человек информационный обладает новым моральным видением. Если человек экономический был занят решением проблем материального характера, то человек информационный решает вопросы, связанные с обретением, хранением и распределением информации, причем принимаемые им решения потенциально несут этическую нагрузку.

   Вообще, необходимость возникновения информационного общества можно рассматривать с точки зрения того, что человечество всегда имело несколько основных целей, достижение которых связано информацией. К таким целям относятся:

   • богатство;

   • безопасность;

   • развлечения;

   • контроль.

   Богатство всегда было одной из главных целей человечества. В информационном обществе получение прибыли связано с владением необходимой информацией, использованием информационных технологий в управлении. Элита общества, владевшая материальными ценностями, замещается новой элитой, обладающей информационными ресурсами.

   Безопасность означает выживание во враждебном и неизвестном мире. Информация используется для борьбы с неизвестностью и неопределенностью. Древнего человека пугало все неизвестное и новое, так что информация – это своего рода противоядие от страха и тревоги. Риск при принятии решений снижается за счет использования знаний и информационных технологий. Информационные технологии позволяют бороться и со стихийными бедствиями. Например, чтобы обеспечить безопасность людей, проживающих в зонах возможных стихийных бедствий, в США создана система спутниковой связи по наблюдению за изменениями погоды.

   С развлечением и проведением свободного времени также связано множество информационных технологий. Широкая сеть информационных услуг, таких как музыка, книги, шоу, фильмы, компьютерные игры, социальные сети и т. п., используется для расширения кругозора и поддержания настроения, для выражения людьми своих артистических наклонностей. Так называемая инфоразвлекательная индустрия стала значительным фактором экономики многих стран.

   Контроль является не менее важной потребностью людей. Человечество ищет пути контроля над событиями, которые могут повлиять на его судьбу. Информация играет ключевую роль в этом процессе. Однако следует отметить, что по мере развития науки и техники, а следовательно, и информационных технологий увеличивается и скорость социальных и индустриальных процессов. Темп экономического роста и социального прогресса неизменно опережает способность человечества контролировать ход мировой истории и собственной жизни, порождая целую серию проблем и непредвиденных обстоятельств в различных областях.

   Важной этической проблемой является само внедрение новых информационных технологий в социальную систему. Общество изменяется под воздействием информационных технологий. Но возникают вопросы: “Улучшают ли новые информационные технологии жизнь?”, “Становится ли человечество духовно богаче или же, потребляя все больше, чувствует себя обделенным и обессиленным?” В мире есть много развитых обществ, где качество жизни весьма низко, так как люди не получают морального удовлетворения от жизни.

   Существуют два подхода к решению этой проблемы:

   I. Сторонники первого подхода полагают, что введение новых технологий является неотъемлемой частью прогресса. Новые технологии должны внедряться независимо от того, какое влияние они оказывают на работу и жизнь людей. Этические ценности являются препятствием на пути развития и внедрения новейших технологий. Подобное мнение в современном обществе широко распространено. Это приводит к тому, что исследованию проблем влияния новых информационных технологий и средств их реализации на здоровье и качество жизни людей практически не уделяется внимания. К тому же результаты подобных исследований противоречат требованиям современной экономики и производительности труда.

   II. Сторонники противоположного подхода утверждают, что повышение качества жизни должно доминировать над техническим прогрессом. Необходимо избегать технологий, которые приводят к социальным потрясениям, безработице, связанной с технологическими инновациями. Успех информационных технологий, как бы они не были совершенны в техническом плане, зависит от того, насколько хорошо они соответствуют потребностям людей, для которых предназначены. От того, насколько успешно человечество сможет развить способность мудро использовать знания и новые технологии, зависит не только экономический прогресс, но и само выживание человека.

   Известна фраза Г. Маркузе (1898–1979): “Общество мчится в новый мир технологии только затем, чтобы найти там пустоту: мы маниакальные потребители, знающие цену всему, ничего не ценящие”.

   По мнению представителей этого подхода, сегодня основная проблема, связанная с применением новых информационных технологий, заключается в том, что сам термин “технология” используется в узком, ограниченном значении. Технология рассматривается как инструмент, используемый для достижения цели и не несущий никакой этической нагрузки. Вследствие этого человеческие потребности становятся незначимыми при разработке новых информационных технологий. Сегодня необходимо расширить значение слова “технология” и разработать концепцию применения технологий на практике. Ученые считают, что практика введения новых технологий должна обсуждаться и находиться под контролем общества.

   Этическим проблемам в обществах с рыночной экономикой зачастую не уделяется достаточного внимания, и это отражается в первую очередь на психическом здоровье людей – растет уровень невротических заболеваний, повышается интерес к религии и мистицизму.

2.2. Проблема адаптации людей с ограниченными физическими возможностями в современной информационной среде

   К лицам с ограниченными физическими возможностями в социальном смысле относят:

   • лиц с физическими недостатками, являющихся инвалидами;

   • лиц с физическими недостатками, не являющихся инвалидами, но испытывающих различного рода физические ограничения;

   • физически полноценных лиц, но испытывающих определенные физические ограничения в процессе жизнедеятельности (женщины с малолетними детьми, ограниченные в возможности передвижения, пенсионеры, дети и подростки, не имеющие права быть принятыми на работу, лица, занимающиеся уходом за больными, жители отдаленных районов и др.).

   В условиях развития информатизации в обществе необходим точный учет специфики физического начала каждой личности – лишь в этом случае новая информационная среда может снять проблему отклонения отдельно взятого человека от нормы. Современные информационные технологии предоставляют неограниченные возможности для свободной социализации и адаптации всех перечисленных социальных групп. Например, с целью трудовой адаптации в перспективе социальные службы могут устанавливать компьютеры на дому инвалидам, женщинам с малолетними детьми, пенсионерам. Ограниченным в передвижении инвалидам можно обеспечить полноценное общение с помощью установки компьютеров с выходом в Интернет; в определенных случаях это потребует разработки специфических устройств ввода и вывода компьютерной информации.

   По статистике лишь 20 % российских инвалидов в трудоспособном возрасте имеют работу. А между тем по данным Министерства труда и социальной защиты РФ на конец 2012 г. в России насчитывается 13 млн лиц с инвалидностью, что составляет 9,1 % в общей численности населения, из них в трудоспособном возрасте – 30,5%. Высокий показатель незанятости среди инвалидов (80 %) во многом объясняется неразвитостью в России системы инклюзивного среднего и профессионального образования. Только 2,5 % региональных и муниципальных образовательных учреждений и 32 вуза в стране в настоящее время приспособлены для обучения инвалидов. ООН настоятельно рекомендует обучать детей с ограниченными возможностями не в специнтернатах, а в так называемых интегрированных школах. В развитых странах это давно стало нормой, однако в России подобная практика пока отсутствует.

   Решением проблемы получения школьного образования для российских детей-инвалидов, ограниченных в передвижении, во многих случаях может стать применение новых информационных технологий обучения на дому. Правовую основу организации дистанционного обучения детей-инвалидов, нуждающихся в обучении на дому, составляют прежде всего закон РФ “Об образовании” от 10.07.1992 № 3266-1, Федеральный закон от 24.11.1995 № 181-ФЗ “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации” и приказ Минобрнауки России от 06.05.2005 № 137 “Об использовании дистанционных образовательных технологий” .

   Так, на основании ст. 18 Федерального закона “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации” детям-инвалидам, по состоянию здоровья временно или постоянно не имеющим возможности посещать образовательные учреждения, с согласия их родителей должны быть созданы необходимые условия для получения образования по полной общеобразовательной или индивидуальной программе на дому. Порядок воспитания и обучения детей-инвалидов на дому, а также размеры компенсации затрат родителей на эти цели определяются законами и иными нормативными актами субъектов РФ и являются расходными обязательствами бюджетов субъектов.

   Например, Пермском крае в 2005 г. был утвержден Порядок воспитания и обучения детей-инвалидов на дому. Так, детяминвалидам, которые по состоянию здоровья временно или постоянно не могут посещать общеобразовательные и специальные (коррекционные) учреждения, должно обеспечиваться обучение на дому, в том числе по решению образовательного учреждения – с использованием технологий дистанционного обучения. Данная форма обучения детям-инвалидам предоставляется государственными и муниципальными органами управления образования с согласия родителей (законных представителей) и на основании медицинских показаний. Основанием для организации обучения ребенка-инвалида на дому является наличие у него заболевания, отнесенного к перечню медицинских заболеваний, наличие которых дает право на освобождение ребенка-инвалида от посещения образовательного учреждения. Как правило, обучение ребенка-инвалида организуется муниципальным, государственным (областным) образовательным учреждением, ближайшим к постоянному месту жительства ребенка.

   Общеобразовательные и специальные (коррекционные) образовательные учреждения выделяют безвозмездно на период обучения на дому компьютерную технику тем детям-инвалидам, обучающимся на дому, которые по решению образовательного учреждения обучаются с использованием технологий дистанционного обучения. При этом расходы за электроэнергию и ремонт компьютерной техники оплачиваются за счет средств родителей (законных представителей). Компьютерная техника передается на основании договора. Родители (законные представители) обеспечивают сохранность выделенной техники и оборудования, гарантируют его возврат в сроки, установленные договором. Финансирование при организации обучения детей-инвалидов на дому осуществляется за счет фонда компенсации из областного бюджета, предусмотренного для реализации государственного стандарта общего образования.

   Кроме того, в России программа приоритетного национального проекта “Образование” на 2009–2012 годы включала реализацию мероприятия “Развитие дистанционного образования детей-инвалидов”. В 2009 г. Министерством образования и науки РФ были разработаны “Рекомендации по организации деятельности по созданию условий для дистанционного обучения детей-инвалидов, нуждающихся в обучении на дому, в субъекте Российской Федерации”, в соответствии с которыми в каждом субъекте РФ предполагалось создать Центр дистанционного образования детей-инвалидов.

   Нужно сказать, что подобная деятельность в регионах уже итак осуществлялась довольно давно. В последнее десятилетие были созданы “виртуальные школы” для детей-инвалидов в рамках различных похожих по содержанию проектов. Например, в Москве такой проект “Виртуальная школа”, еще с 2003 г. финансировавшийся столичным правительством, позволил детям с тяжелыми проблемами развития получать полный комплект оборудования для надомного обучения – компьютер, сканер, цифровую камеру, телескоп и домашнюю естественно-научную лабораторию. Занятия проводились через сеть Интернет.

   В Тверской области обучение детей-инвалидов ведется на сайте “Виртуальная школа Тверской области” в рамках проекта “Развитие дистанционного образования детей-инвалидов” с 2008 г. В 2012 г. участниками проекта стали уже более 300 детей-инвалидов. Урок по “Скайпу” проходит 45 минут. Кроме компьютера в комплект для ученика входят сканер, принтер, электронный микроскоп и цифровая камера.

   Интересный опыт, достойный распространения, появился еще в 2006 г. в Свердловской области. Там один из ведущих сотовых операторов разработал специальный тариф на СМСсообщения для инвалидов по слуху. Предъявив в офисе оператора удостоверение инвалида по слуху и справку МСЭ, глухие или слабослышащие люди могли отправлять сообщения по цене 0,3 руб., что было в 3–6 раз дешевле, чем в других тарифных планах. Входящие СМС в этом тарифе бесплатны, абонентской платы не предусмотрено. По мнению начальника отдела реабилитации Всероссийского общества глухих В. Антипова, СМС-пейджинг – практически идеальное средство связи для глухих и слабослышащих людей.

2.3. Социально-психологические и соматические проблемы информатизации

   Психологическая устойчивость к процессам информатизации у людей различна. Необходимо точное определение предельно допустимых нагрузок на психику у различных социальных групп в условиях стремительно возрастающих потоков информации.

   Рассмотрим проблемы социальных групп, выделенных только по двум критериям – полу и возрасту.

   При анализе по половому критерию особого внимания заслуживают социально-психологические проблемы женщин, так как именно они приняли на себя сегодня во всем мире основной груз в области практической компьютерной работы. Это объясняется тем, что в постиндустриальном обществе основная занятость приходится на сектор услуг (личных, деловых, образовательных, досуговых) и информационный сектор. Оба этих сектора рождают огромный спрос на женскую рабочую силу, поскольку женщинам присущи бóльшая склонность к рутинному труду, потребность в особом моральном климате на рабочем месте, общая культура и коммуникабельность. Множество функций по обработке информации можно выполнять дома или в любом другом месте и в любое удобное время суток, что позволяет женщине успешно сочетать семейную и производственную роли. Все это в современных условиях может сделать женский труд более предпочтительным и востребованным, однако потребует введения ряда ограничений в условиях труда для защиты психологического и репродуктивного здоровья на законодательном уровне.

   В 2000 г. вышло указание Минсвязи РФ от 26.06.2000 № 55-у “О рекомендациях по организации работы с компьютерной техникой”, в котором описаны проведенные научные исследования по использованию компьютерной техники при организации управленческого труда. Их результаты свидетельствуют о том, что неправильная расстановка и эксплуатация компьютерной техники, особенно в неприспособленных для этого помещениях, меняют условия и характер труда специалистов, ведут к неблагоприятному воздействию на функциональное состояние и здоровье работающих.

   Так, компьютерные технологии обработки информации являются источником целого ряда неблагоприятных физических факторов воздействия на функциональное состояние и здоровье пользователей. Компьютерная техника при неправильной эксплуатации и расстановке ее, особенно в не приспособленных для этого помещениях, принципиально меняет условия и характер труда специалистов не в лучшую сторону. Анализ результатов научно-исследовательских работ позволяет выделить следующие наиболее важные возможные последствия неблагоприятного воздействия на здоровье пользователей:

   • нарушения, связанные со стрессом;

   • заболевания глаз и зрительный дискомфорт;

   • изменения костно-мышечной системы;

   • кожные заболевания;

   • неблагоприятные исходы беременности.

   Установлено, что пользователи персональных компьютеров подвержены стрессам в значительно большей степени, чем работники любых других профессиональных групп, когда-либо проходивших аналогичные обследования, включая диспетчеров воздушных линий. Они жалуются на “пелену перед глазами”, хронические головные боли, тошноту, головокружения, возбудимость и депрессии, быструю утомляемость, невозможность долго концентрировать внимание, снижение трудоспособности и нарушения сна.

   К числу факторов, ухудшающих состояние здоровья пользователей компьютерной техники, следует отнести электромагнитное и электростатическое поля, акустический шум, изменение ионного состава воздуха и параметров микроклимата в помещении.

   На состояние пользователей оказывают влияние и эргономические параметры расположения экрана монитора (дисплея), которые ведут, в частности, к изменению контрастности изображения в условиях интенсивной засветки, появлению зеркальных бликов от передней поверхности экрана монитора и т. д. Немаловажную роль играет и состояние освещенности на рабочем месте, параметры мебели и характеристики помещения, где расположена компьютерная техника.

   Оценка условий труда пользователей персональных компьютеров, проведенная Минсвязи России в ряде структур управления, показывает, что размещение компьютерной и оргтехники, как правило, осуществляется исходя из стремления установить максимальное количество средств механизации конторского труда и производится в зданиях и помещениях, изначально не приспособленных для этих целей. Использование компьютерной техники в таких условиях, с учетом сочетания действия комплекса производственных факторов с интеллектуальной, эмоциональной и сенсорной нагрузками, обычно ведет к нарушению санитарно-гигиенических требований и ухудшает организацию труда работающих.

   Согласно нормативному документу “Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда” Р 2.2.2006-05, утвержденному Роспотребнадзором 29 июля 2005 г., к примеру широкополосные электромагнитные поля, создаваемые ПЭВМ, являются вредным фактором рабочей среды. А воздействие такого фактора на работника может вызывать профессиональное заболевание или другое нарушение состояния здоровья, повреждение здоровья потомства. При превышении нормативов действия электромагнитных полей на рабочем месте пользователя ПЭВМ такие условия труда относят к 3 классу вредности.

   Своевременное выявление нарушений в организации работы с компьютерной техникой позволяет устранить неблагоприятное воздействие физических факторов на здоровье пользователей. В связи с этим Минтруда России были подготовлены рекомендации по использованию компьютерной техники для применения в практической деятельности и использования при проведении аттестации рабочих мест по условиям труда при работе с компьютерной техникой.

   С 2003 г. в России действуют Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы (СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03), утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 03.06.2003 № 118. Они содержат санитарные правила и нормативы, действующие на всей территории Российской Федерации. Требования санитарных правил направлены на предотвращение неблагоприятного влияния на здоровье человека вредных факторов производственной среды и трудового процесса при работе с ПЭВМ. Кроме того, санитарные правила определяют требования к эксплуатации ПЭВМ в обучении, в быту, в игровых комплексах (автоматах).

   Документ содержит целый ряд технических требований к самим ПЭВМ, к помещениям для работы с ПЭВМ, к уровням шума, вибрации, электромагнитных полей и освещению на рабочих местах, оборудованных ПЭВМ. Особый интерес представляет раздел “Общие требования к организации рабочих мест пользователей ПЭВМ”. Например, при размещении рабочих мест расстояние между рабочими столами с видеомониторами должно быть не менее 2 м, а расстояние между боковыми поверхностями видеомониторов – не менее 1,2 м. При выполнении творческой работы, требующей значительного умственного напряжения или высокой концентрации внимания, рабочие места рекомендуется изолировать друг от друга перегородками высотой 1,5–2 м. Экран видеомонитора должен находиться от глаз пользователя на расстоянии 60–70 см, но не ближе 50 см. Конструкция рабочего стула должна позволять изменять позу с целью снижения статического напряжения мышц для предупреждения развития утомления. Тип рабочего стула (кресла) должен соответствовать росту пользователя, характеру и продолжительности работы с ПЭВМ. Он должен быть подъемно-поворотным, регулируемым по высоте и углам наклона сиденья и спинки, а также расстоянию спинки от переднего края сиденья и др.

   Гигиенические требования содержат отдельные разделы по организации и оборудованию рабочих мест с ПЭВМ, посвященные конкретным параметрам для различных возрастных категорий пользователей:

   • взрослых пользователей;

   • обучающихся в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и высшего профессионального образования;

   • детей дошкольного возраста.

   Огромное значение имеет раздел “Требования к организации медицинского обслуживания пользователей”. Лица, работающие с ПЭВМ более 50 % рабочего времени (профессионально связанные с использованием ПЭВМ), должны проходить обязательные предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры в установленном порядке. Женщины со времени установления беременности переводятся на работы, не связанные с использованием ПЭВМ, или для них ограничивается время работы с ПЭВМ до 3 часов за рабочую смену. Кроме того, должно проводиться медицинское освидетельствование студентов вузов, учащихся средних специальных учебных заведений, детей дошкольного и школьного возраста на предмет установления противопоказаний к работе с ПЭВМ.

   Сегодня широко известно, что вредное облучение головного мозга происходит также при пользовании мобильным телефоном, особенно у детей (рис. 2.1). По данным исследований шведского ученого Л. Харделла, если ребенок начинает пользоваться сотовым телефоном с 8–12 лет, то уже к 21 году у него в 5 раз чаще развивается опухоль мозга.

   При анализе социально-психологических проблем социальных групп по возрастному критерию большое значение приобретает проблема эмоционально-психологической устойчивости в условиях информатизации молодежи и людей старшего возраста. Известно, что именно они наиболее подвержены “зомбированию” по телевидению и посредством других СМИ.


   Рис. 2.1. Последствия воздействия электромагнитных полей мобильных телефонов на мозг ребенка


   Еще в 2004 г. главный врач-психиатр Минздрава В. Волошин заявил, что подробные описания в средствах массовой информации, например, трагических обстоятельств терактов травмируют более всего психику детей и пожилых людей, поскольку это самые уязвимые и незащищенные группы населения. В результате 3 млн детей и подростков в России нуждаются в диспансерной и консультативно-лечебной психиатрической помощи. Треть людей, которые подверглись стрессу, испытывают его последствия постоянно. Их настроение становится пессимистическим, их преследуют слова, запахи, напоминающие об испытанном страхе. У 30 % таких людей развиваются острые психозы.

   По данным Российской академии медицинских наук, около 70 % российских граждан, уделяющих в день не менее 2 часов просмотру телевизора, испытывают постоянное чувство страха, тревоги и склонны без всяких на то видимых внешних причин к депрессии. Медики не сомневаются, что эти психологические отклонения вызваны потоком негативной информации, на который делает акцент большинство отечественных телеканалов.

   Опасность негативного воздействия средств массовой информации на население, в особенности на подростков, заключается также в формировании девиантных форм поведения под влиянием пропаганды насилия. Психологи утверждают, что у большинства людей мораль ориентирована на окружающую социальную норму, а не на безусловное сочувствие человеку. Для многих сам факт показа по телевидению актов насилия, извращений и тому подобного означает допустимость собственных подавленных устремлений.

   Отсюда возникает принципиальная необходимость правовых ограничений объема и содержания воздействия СМИ на различные возрастные группы. Такие ограничения должны основываться на базе глубоких научных исследований социологов и психологов. Подобные ограничения в российском законодательстве есть. Они будут подробно описаны в параграфе 2.5.

   Еще одна проблема – бесконтрольное распространение порнографии в Интернете. В европейских странах с ней пытаются бороться на техническом уровне. Большой популярностью пользуются специальные программы, установив которые, родители могут заблокировать вход на сайты с непристойностями и поставить “фильтр” на рекламу подобных ресурсов. В России сегодня аналогичные “фильтры” используются в школах, однако с технической точки зрения они могут блокировать пока только прямой выход на предосудительные сайты, поэтому их эффективность, по оценкам специалистов, невысока.

   В целом необходимо отметить, что изучение социально-психологических проблем информатизации находится в стадии становления. Уже сегодня можно с уверенностью говорить о рождении таких девиаций, как компьютеромания, компьютерофобия, киберболезни и т. п. Компьютерофобия предполагает патологическую боязнь использования компьютерных технологий. Киберболезни рассматриваются как новые виды заболеваний людей, вызванные вредным воздействием на их психику и физиологические функции технологий виртуальной реальности. Под компьютероманией понимают патологическую потребность человека в регулярном использовании компьютерных систем, вызванная привыканием к воздействию на его психику компьютерных игр и технологий виртуальной реальности. В России растет число психических заболеваний, в развитии которых повинны мобильные телефоны, Интернет, различные электронные устройства и компьютерные игры.

   Формирование подобных девиаций зависит от особенностей личности. Например, по данным психологических исследований, к интернет-зависимости более предрасположены люди, имеющие повышенную чувствительность к ограничениям реального социального мира (допустим, к необходимости учиться, работать, вести здоровый образ жизни, соблюдать иные социальные и правовые нормы современного общества). Среди несовершеннолетних в России их столько же, сколько в зарубежных странах, – не более 2–5 %. Выделяют определенные симптомы интернет-зависимости:

   • пользователь выходит в Интернет тогда, когда у него плохое настроение;

   • пользователь чувствует себя подавленно, когда проводит в сети Интернет меньше времени, чем обычно;

   • пользователь чувствует, что Интернет-зависимость мешает работе (учебе) или отношениям с людьми вне Интернета;

   • пользователь скрывает от родных и знакомых, сколько времени на самом деле проводит в сети Интернет и что там делает;

   • пользователь пытается проводить в Интернете меньше времени, но безуспешно;

   • пользователь, находясь в оффлайне, часто думает о том, что сейчас происходит в Интернете;

   • пользователь предпочитает общаться с людьми или искать информацию через Интернет.

   Интернет-зависимость можно диагностировать, если имеются не менее 6–7 из перечисленных симптомов. Если их от 1 до 5, считается, что это не более чем увлеченность сетью Интернет.

   В 2005 г. в Екатеринбурге зафиксирован летальный исход в результате острого нарушения кровообращения, т. е. инсульта, у четырнадцатилетнего подростка после проведения 12 часов подряд перед экраном компьютера в компьютерном клубе. По заключению врачей, смерть произошла в результате декомпенсаторной реакции на фоне скрытого процесса – общего переутомления и стресса. Мерцание компьютерного экрана в темной комнате клуба спровоцировало именно такую реакцию головного мозга.

2.4. Проблема языковой коммуникации в условиях информатизации

   Языковая (вербальная) коммуникация составляет ядро информатизации, поэтому ее электронные средства должны органически встраиваться в естественно сложившуюся для человека языковую среду. Общественное мнение о нормальности широкого распространения нерусифицированных программных средств в России является тяжелой по перспективным последствиям социальной проблемой.

   Многие отечественные ученые отмечают необходимость глубокого анализа роли русского языка в сохранении единого информационно-интеллектуального пространства России и СНГ. Русский язык обладает неоспоримыми достоинствами: он поддержан развитием определенной нации (является “живым”), следовательно, он адекватен для перевода сложной культурно-духовной проблематики. Русский является языком нации диалогового типа культуры, поэтому для него характерна интерлингвистичность.

   Сегодня русский является родным языком для 288 млн человек в мире, причем самых разных национальностей. По словам В.В. Путина, это уникальный русский мир, для которого российская культура и народные традиции являются великими объединяющими ценностями. Русский язык – это надежная гарантия успешного развития гуманитарных и экономических отношений с другими странами и в первую очередь – с государствами СНГ.

   В России 2007 год был объявлен Годом русского языка. Мероприятия, проведенные по всему миру в течение года, должны были поддержать его статус как мирового.

   В настоящее время реализуется федеральная целевая программа “Русский язык (2011–2015 годы)”, это уже третья подобная программа. Ее целями являются поддержка, сохранение и распространение русского языка, в том числе среди соотечественников, проживающих за рубежом. Задачи – обеспечение реализации функции русского языка как государственного языка Российской Федерации; создание условий для функционирования русского языка как средства межнационального общения народов Российской Федерации; поддержка русского языка как основы развития интеграционных процессов в государствах – участниках Содружества Независимых Государств; удовлетворение языковых и культурных потребностей соотечественников, проживающих за рубежом.

   В Федеральном законе “Об информации, информационных технологиях и защите информации” равноправие языков народов Российской Федерации при создании информационных систем и их эксплуатации закреплено как один из принципов правового регулирования отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации.

   Исследователи проблемы межнационального языкового обмена в условиях информатизации предлагают выбрать какой-либо язык в качестве посредника. В этом случае возможны два варианта его использования:

   1) признать этот язык вспомогательным вторым языком и на нем осуществлять процессы познания, образования и профессионального общения;

   2) считать этот вспомогательный язык только внутренним языком – посредником для технических устройств. Неадекватность перевода в этом случае легко преодолевается, если взять в этом качестве международный искусственный язык эсперанто, который обладает интерлингвистическими свойствами (плановость, апостериорность, автономность, нейтральность).

   Сегодня официальным языком сети Интернет признан английский язык. Вероятно, именно он в будущем будет избран в качестве языка-посредника, на нем будут осуществляться процессы познания, образования и профессионального общения.

   По убеждению профессора К. К. Колина, в XXI веке каждый культурный человек должен достаточно свободно владеть тремя-четырьмя языками: национальным государственным, “информационным” (на котором представлено наибольшее количество информации в мире – в настоящее время английский), языком для научного и художественного творчества и, наконец, этническим языком (если он не совпадает с государственным).

2.5. Проблема информационной безопасности личности, общества, государства

   Под информационной безопасностью РФ в соответствии с Доктриной информационной безопасности Российской Федерации понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства.

   Интересы личности в информационной сфере заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность.

   Интересы общества в информационной сфере заключаются в обеспечении интересов личности в этой сфере, упрочении демократии, создании правового социального государства, достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России.

   Интересы государства в информационной сфере заключаются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

   Угрозами информационной безопасности сегодня выступают:

   1) противоправное применение специальных средств воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание;

   2) неправомерное ограничение доступа граждан к открытым информационным ресурсам;

   3) девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих принятым в российском обществе;

   4) снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России;

   5) манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации);

   6) нарушение законных ограничений на распространение информации; и др.

   Учеными установлено, что пользователи в виртуальном мире гораздо в большей степени подвержены внушению и гипнозу. Запрограммировать распространенные сегодня игровые программы на определенную установку не представляет труда. Виртуальную систему можно заразить вирусом, который будет кодировать человека на определенные слова (приказы), что позволит в дальнейшем получить эффект “зомби”.

   В Японии – одной из лидирующих стран в области информатизации – еще более десяти лет назад появилось множество интернет-сайтов, объединяющих потенциальных самоубийц: “Умрем вместе”, “Подпольное самоубийство”, “К смертной черте”. С их помощью молодые японцы, решившие свести счеты с жизнью, начали находить единомышленников. Все чаще стали происходить случаи коллективного ухода из жизни отчаявшихся людей, нашедших себе “сообщников” во Всемирной Паутине. Лишь за полгода в 2003 г. полиция расследовала 32 таких случая, жертвами которых стали 20 юношей и 12 девушек в возрасте от 16 до 26 лет. Сейчас это явление, к сожалению, проявилось и в России.

   За рубежом наблюдение за соблюдением прав граждан в условиях информатизации – компетенция специальных уполномоченных по защите прав граждан в информационных системах.

   В России вопросам информационной безопасности граждан, особенно детей и подростков, в последние годы также начинает уделяться существенное внимание как в рамках института Уполномоченного по правам человека, так и общественными организациями (рис. 2.2–2.5).


   Рис. 2.2. Коврики для компьютерной мыши, распространявшиеся в Пермском крае Уполномоченным по правам ребенка в 2010 г.


   Рис. 2.3. Информационный материал (листовка), распространявшаяся в Пермском крае общественной организацией “Центр помощи пострадавшим от насилия и торговли людьми” в 2007– 2010 гг.